Тайна семи звезд, которые ты видел в деснице Моей, и семи золотых светильников [есть сия]: семь звезд суть Ангелы семи церквей; а семь светильников, которые ты видел, суть семь церквей.

Откровение 1:20

Мартин Лютер

10 ноября 1483 — 18 февраля 1546
Христианский теолог, реформатор, переводчик Библии на немецкий язык.
Его именем названо одно из направлений протестантизма.


Весной 1501 г. он поступил учиться в Эрфуртский университет — один из старейших и лучших университетов, существовавших тогда в Германии. Там он прославился умением говорить долго и серьезно (за что получил прозвище “Философ”) и игрой на лютне. Он прошел обычный курс обучения и окончил университет в 1502 г. со степенью бакалавра. Степень магистра он получил в 1505 г., заняв второе место из числа 17 кандидатов. В том возрасте, когда это удается лишь немногим студентам, он уже успел оправдать надежды отца и матери. В 1503 г. Лютер получил степень бакалавра и с нею право читать лекции по философии. Подобно многим другим родителям в то время, Ганс Лютер мечтал о том, что его сын станет юристом, и с радостью платил немалые деньги за дорогие учебники, когда Мартин по его желанию начал изучать юриспруденцию, хотя его самого гораздо больше влекло богословие. Следуя призванию, он самостоятельно изучил труды многих отцов церкви. Однако наибольшее впечатление произвела на него Библия, на которую он случайно наткнулся в университетской библиотеке.

Монашество

В 1505 г. Лютер получил степень магистра, но затем сразу неожиданно для всех оставил университет и, не посоветовавшись с родителями, решил стать монахом. Говорят, что на такой шаг подвигла его внезапная смерть одного друга, погибшего от удара молнии. Мысль о том, что он сам может так же внезапно уйти из жизни и предстать перед Богом со множеством неискупленных грехов, до глубины души поразила Лютера. В своем труде “Относительно монашеских обетов” Лютер говорит: “Не по свободной воле или из желания я стал монахом, но укрепленный пережитым мной ужасом и агонией внезапной смерти. Я дал тогда вынужденный, но и необходимый обет”. Он продал большую часть своих книг, оставив себе только Вергилия и Плавта, и 17 июля 1505 г ушел в монастырь в Эрфурте.
          Монахи августинского монастыря наложили на Мартина Лютера много обязанностей. Он должен был прислуживать старшим, исполнять обязанности привратника, заводить башенные часы и подметать церковь. А когда у него выдавалась свободная минута, монахи немедленно отсылали его в город собирать милостыню. Впрочем, Лютер не только исполнял все, что предписывалось ему уставом, но наложил на себя еще множество аскетических ограничений в еде, одежде и сне. Позже Лютер признавался, что хотел в те годы «приступом взять царство небесное». Через год его постригли под именем брата Августина, а в начале 1507 г. он принял священство.

Он изучил трактат по канону мессы, написанный знаменитым тюбингенским номиналистом Габриэлем Билем. По этому случаю отец Лютера примирился с сыном и сам с группой друзей приехал на торжество. Лютер впервые получил возможность лично объяснить отцу настоятельную необходимость своего призвания. Сердитое возражение “Не читал ли ты в Писании, что должно воздавать честь отцу и матери?” глубоко запало в его память.
          Монашество не положило конец его ученой карьере. В 1508 г., по рекомендации генерального викария ордена Св. Августина Штаупица, саксонский курфюрст Фридрих Мудрый пригласил Лютера в незадолго до того основанный им Виттенбергский университет. Сначала Лютер преподавал здесь диалектику и физику Аристотеля, но уже в 1509 г., получив степень библейского бакалавра, был допущен к чтению лекций о Священном Писании. Чтобы лучше вникнуть в смысл Писания, он всерьез занялся греческим и еврейским языками. Лютер получил степень доктора теологии с правом толкования Библии 19 октября 1512 г. Степень была важна для Лютера, так как кроме всего прочего означала и перемену в общественном положении. С 1516 г. он начал проповедовать для народа в соборной Виттенбергской церкви. Именно на этом поприще необыкновенное дарование Лютера раскрылось во всей своей полноте. Успех его проповедей был громадный, и они неизменно собирали толпы народа.

Реформация

Лютер взял на себя обязанности профессора у Штаупица. Он вел кафедру библейской теологии. Это стало делом всей его жизни, и в толковании Библии студентам он видел выполнение духовной задачи, вызванной также его стремлением реализовать свои дарования и силы. Он продолжал эту деятельность до тех пор, пока слабое здоровье и преклонный возраст не заставили его в конце жизни отказаться от нее. Между лекциями, не отступая от своей обычной манеры проповедника, он начинал протестантскую Реформацию.
          Во всем, чем в то время занимался Лютер, он выступал как правоверный католик. Поэтому разрыв его с папством, последовавший в 1517 г. и имевший такой колоссальный резонанс во всем католическом мире, для многих оказался полной неожиданностью. Но, конечно, обращение его не было мгновенным, сомнения нарастали в Лютере постепенно, по мере изучения Священного Писания и теологии. Немаловажное значение имело и личное знакомство с нравами, которые царили при папском дворе. (Еще в 1511 г. по делам ордена Лютер совершил поездку в Рим. Позже он писал, как неприятно поразили его нечестивость римлян, алчность и откровенный разврат духовенства, царившие в городе, который претендовал на звание христианской столицы мира. Однако ни сразу по возвращении, ни позже Лютер не выступал с критикой папства.) Поводом для разрыва послужил частный вопрос о торговле индульгенциями.
          Продажа индульгенций, являвшихся как бы удостоверением об отпущении грехов, практиковалась церковью давно. Но с XIV в. папы, нуждаясь в деньгах, стали все более бессовестно эксплуатировать этот источник дохода. Папа Лев X, которому нужны были деньги для того, чтобы завершить постройку грандиозной базилики Св. Петра, издал в 1517 г. буллу о всеобщем прощении грехов. Множество папских эмиссаров, торговавших индульгенциями, разъехались после этого по всей Европе. Немалая часть их двинулась в Германию, так как набожность и простодушие здешних жителей были хорошо известны. В Лейпциге обосновался доминиканец Тецель. В пламенных речах он восхвалял народу чудодейственную силу своего товара, и торговля его шла очень бойко. (Сообщают, что у Тецеля была особая такса для каждого вида преступления: 7 - червонцев за простое убийство, 10 - за убийство родителей, 9 - за святотатство и т.д.) Образованные люди негодовали против этого явного мошенничества, но никто не имел смелости выступить открыто, ибо продажа индульгенций освящалась самим папой.

Лютер тоже не сразу решился высказать свой протест. Только летом 1517 г, когда Тецель прибыл в находившийся неподалеку Ютербок и стал продавать индульгенции прихожанам Лютера, тот не выдержал. В своих проповедях он провозгласил, что отпущение грехов дается только людям, искренне раскаявшимся и живущим согласно заповедям Божиим и что лучше давать деньги нищим, чем платить за индульгенцию. Не довольствуясь этим, он 31 октября, накануне праздника Всех Святых, составил 95 тезисов против практики отпущения грехов за деньги и прибил их к воротам своей церкви. В этих знаменитых тезисах Лютер доказывал, что покаяние требует внутреннего перерождения человека и что всякий внешний акт для примирения с Богом, в виде денежной жертвы и тому подобного, недействителен; папа не имеет ни силы, ни власти отпускать таким образом грехи, он может только заступиться своими молитвами за души грешников, но услышать его или нет, зависит от Бога; всякий истинно раскаявшийся христианин получает полное отпущение грехов без всякой индульгенции благодаря единственно благодати Божией.

Духовные борения

Тем временем собственные религиозные и теологические искания Лютера становились всё более напряженными, и он вступил на путь достижения евангельского совершенства. Он в точности исполнял устав своего ордена и все обязанности, которые налагала на него монашеская жизнь. Но вскоре он оказался перед более сложными проблемами. Он боролся с колебаниями и сомнениями, вырабатывал терпение, но не получал желанного утешения ни от таинств (таких, как причастие и исповедь), ни от мудрых советов духовников. Эти страдания Лютера, вызванные его беспокойным сознанием, повергли его в отчаяние и тревогу. Он не нашел ответа и в теологии оккамистов, проникнутой внешним морализмом, делавшей упор на собственной воле человека и оставляющей в стороне те проблемы, в разъяснении которых нуждался Лютер. “Искушение” становилось важным словом в лютеровской теологии. Этот термин предполагал борьбу за веру. Чисто умственные, духовные искания осложнялись теологическими вопросами.

Наиболее всего Лютера тяготил вопрос “Божьего правосудия ”. Из своего мрачного, набожного детства он вынес хорошие знания о карах Божьих, и, как лектору на факультете гуманитарных наук в Виттенберге, ему приходилось разъяснять Эллинскую концепцию юстиции (правосудия), так как он обнаружил ее в “Никомаховой этике” Аристотеля. Вдохновленный использованием слова “юстиция” (т.е. “справедливость”) в работах некоторых номиналистов, он пришел к мысли о справедливости Божьей как об активной, карающей суровости Бога к грешникам, т.е. о том, что выражается в конкретных, определенных действиях. Понимание вопроса было затруднено еще и тем, что в Послании Апостола Павла к Римлянам 1:17 утверждается: правда Божья открывается в благовествовании. Отсюда Лютер заключил, что божественные требования простираются за пределы внешнего послушания Закону, открытому в заповедях, — к чистоте сердца, к внутренним мотивам и стремлениям, к тому, чтобы сама благодать становилась потребностью, и потребностью настоятельной. Такой Бог мог бы быть пугающим, но не любящим, мог бы получать послушание от принуждения, но никогда — от счастливой непосредственности, которую Лютер ощущал как самую сущность христианского послушания.

Праведный верою жить будет

К возникшему у Лютера чувству провала его послушания по Закону добавилось и чувство лицемерия. Эти чувства привели его на грань того, что теологами-моралистами описано как “открытое богохульство”. В 1545 г., в автобиографическом фрагменте введения к сборнику его трудов, Лютер так описывал свои чувства: «Постоянно совершенствуясь в безупречной монашеской жизни, я ощущал себя перед Богом грешником, с ни на минуту не находящей покоя, совестью и не мог возлагать надежду на то, что Он примирится со мной, если я успокоюсь. Так гневил я Бога — если не тайным поношением, то всё же, по меньшей мере, отчетливым ропотом. В то время я вопрошал: “Разве недостаточно того, что жалкие, навеки потерянные из-за первородного греха грешники еще и посредством 10 заповедей обрекаются на всякого рода бедствия? Но и этого мало! Бог еще и посредством Евангелия хочет нанизать на старую боль новую боль и через то же Евангелие преподносит нам Свою справедливость и Свой гнев!” Так корчилась во мне моя израненная, бунтующая совесть, и вновь и вновь сходился я в том месте в беспощадной схватке с Павлом, так как, томимый жаждой, страстно стремился узнать, что же хотел сказать Павел».
          Просветление явилось ему, в конце концов, лишь тогда, когда он в молитвах и размышлениях обдумывал текст, проверяя взаимосвязь слов. «Наконец я начал понимать правосудие Божье как оправдание, в котором оправданный живет через Божий дар — через веру. И я стал постигать: понятие о том, что посредством Евангелия открывается справедливость Божья, — это пассивное понятие. Милосердный Бог делает нас праведными через веру, как написано: “Праведный верою жить будет”. При этом я почувствовал себя заново родившимся, как бы самостоятельно вошедшим в рай через его распахнутые врата».

«Его императорскому величеству и христианскому дворянству немецкой нации»

В августе 1520 г. вышло в свет знаменитое послание Лютера «Его императорскому величеству и христианскому дворянству немецкой нации», в котором были доведены до логического конца его взгляды на священство. Лютер писал, что все члены церкви - как духовные, так и миряне - являются христианами и имеют одинаковые права. Так называемое духовенство отличается от мирян лишь тем, что оно избрано «ведать в общине Слово Божие и таинства». Таким образом, все различие между теми и другими заключается только в должности, и если священник почему-либо отстранен от своей должности, он становится таким же крестьянином или бюргером, как и другие. И поскольку папа не стоит в духовных делах выше всякого другого истинного христианина, то и последний может понимать Священное Писание не хуже его. Далее Лютер в 26 параграфах перечислял недостатки современной церкви, требующие реформы. Прежде всего он энергично восставал против светской политики и роскоши пап, величающих себя наместниками Христа, хотя Господь странствовал по земле в бедности. Он протестовал против присяги епископов, из-за которой они попадают в рабскую зависимость от Рима. Далее Лютер требовал отмены безбрачия духовенства и если не уничтожения, то, по крайней мере, значительного ограничения монашества.
          Воплощение этих положений в жизнь привело к настоящему перевороту в жизни священников. Многие монастыри опустели; духовные пастыри, в особенности из близкого к Лютеру круга, один за другим вступали в брак. Сам Лютер женился в 1525 г. на 26-летней Катарине фон Бора, которая также прежде была монахиней. Она оказалась нежной и внимательной супругой, окружила мужа заботой и родила ему нескольких детей, так что в дальнейшем он никогда не имел повода раскаяться в своем поступке.

«Послание» вызвало иступленный восторг во всех слоях германского общества. Все сословия находили в предлагаемом Лютером плане преобразований свои выгоды. Высшему духовенству этот план развязывал руки, освобождая от тягостной опеки римской курии, владетельным князьям и могучим дворянам возвращал права покровительства над духовными членами, обедневшим дворянам средней руки давал право на богатые имения, пожертвованные некогда их предками в пользу монастырей, а с низшего сословия разом слагал невыносимое бремя поборов в пользу папской казны. Лютер сделался народным героем, немецким пророком. Даже те, которые раньше отворачивались от него как от еретика, теперь были увлечены и покорены его патриотическим тоном. Сразу вслед за «Посланием» Лютер написал трактат «О вавилонском пленении церкви», в котором подверг радикальной реформе догматическую сторону католицизма. Рассмотрев все таинства, он признал только три из них - крещение, причащение и покаяние (впоследствии он сохранил только два первых).
          Папа ответил на эти сочинения буллой, в которой осуждал учение Лютера как еретическое и давал ему 60 дней сроку, чтобы одуматься и отречься от него. Но лишь немногие князья согласились опубликовать это папское послание, да и то при явном неудовольствии народа. Ввиду этого Лютер решился на неслыханный шаг: 10 декабря 1520 г. он при большом стечении студентов и профессоров торжественно сжег буллу у Эльстерских ворот Виттенберга. Этот символический акт как бы увенчал полный разрыв Лютера не только с папой, но и со всей римско-католической церковью.
          Увидев, что старые методы борьбы бессильны против дерзкого еретика, Лев Х обратился за поддержкой к новому императору Карлу V, избранному на место умершего Максимилиана I. В апреле 1521 г. тот пригласил Лютера на имперский сейм в Вормсе. Путь отлученного еретика в этот город походил на триумфальное шествие. Во всех городах, через которые он проезжал, народ толпами выбегал ему навстречу. Весь состав Эрфуртского университета встречал Лютера за две мили от города. В самом Вормсе он также был встречен с бурным энтузиазмом. Император, впрочем, не разделял всеобщего ликования. Когда Лютер предстал перед князьями, ему было предложено отказаться от своих еретических заблуждений. Он отвечал вежливым, но твердым отказом. После этого, когда Лютер покинул Вормс, был принят императорский эдикт о его опале. Всякий верный подданный императора и добрый католик обязан был задержать его и передать в руки властей. Его сочинения обрекались на сожжение.
           Однако к этому времени Лютер имел столь могущественных покровителей, что мог не опасаться даже императора. Саксонский курфюрст Фридрих Мудрый укрыл его в своем замке Вартбург. Здесь, в уединении, Лютер много и напряженно работал. Кроме нескольких трактатов и полемических сочинений, он написал в Вартбурге главный труд своей жизни- перевод Библии на немецкий язык. Перевод Нового Завета был закончен уже в 1523 г., но перевод Ветхого затянулся еще на десять лет. Подобно своим предшественникам в деле библейского перевода - Уиклифу и Гусу - Лютер столкнулся с огромными лингвистическими трудностями. Как такового немецкого литературного языка еще не существовало. Стараясь как можно точнее передать дух подлинника, Лютер порой приходил в отчаяние. В одном из своих писем он признается: «Милосердный Боже! Какой громадный и тяжкий труд заставить говорить по-немецки еврейских пророков, которые так противятся этому и не хотят подражать варварскому языку немцев!» Тем не менее этот труд удался Лютеру почти в совершенстве. И по сей день в Германии его перевод считается непревзойденным. Но помимо чисто литературного значения перевод Священного Писания был очень важен для дела религиозной реформы. Благодаря ему в руках народа впервые оказалось чистое учение Библии, без всяких комментариев от лица церкви. Теперь уже святые отцы не могли составлять новые догматы, а мирянам не приходилось принимать их на веру. Библия, единственный источник религиозных верований, проникла благодаря Лютеру во все слои немецкого общества и сделалась в каждом доме настольной книгой.

Реформа богослужения

В марте 1522 г. Лютер вернулся в Виттенберг и приступил к реформе богослужения. Вся пышность католической мессы была отменена, а в центр богослужения поставлена проповедь. Вводилось духовное пение, причем Лютер сам сделал стихотворное переложение псалмов и сочинил к многим из них музыку. Эти песни, быстро распространившиеся по Германии, сослужили очень важную службу делу Реформации. Новое учение с каждым днем обретало все больше приверженцев. Особенно в вольных имперских городах. В 1523-1524 гг. лютеранство утвердилось в Магдебурге, Франкфурте-на-Майне, Галле, Нюрнберге, Улме, Страсбурге, Бреславле, Бремене. Многие князья также открыто выказали ему сочувствие. Первым к Реформации присоединился гроссмейстер Тевтонского ордена Альбрехт, превративший свое владение в герцогство Прусское. Многочисленные последователи появились у Лютера и в других европейских государствах, в особенности в Швейцарии.
          Но вскоре Реформация приняла неожиданный для Лютера оборот. К религиозным идеям все больше стали примешиваться социальные. Среди огромного числа проповедников, разносивших по стране новое учение, оказалось немало таких, кто призывали к отмене крепостного права, земельной реформе и переделу собственности. Под их влиянием в 1525 г. вспыхнула Крестьянская война. Правда, Лютер с самого начала отмежевался от восставших. В своей брошюре «Против кровопийц и мятежников-крестьян» он призвал князей убивать непокорных бунтовщиков, как бешенных собак, обещая в награду за эти подвиги Царствие Небесное. Спустя несколько месяцев восстание было потоплено в потоках крови.
          Этот роковой год, оставивший такой печальный след в истории немецкого крестьянства, нанес также огромный вред делу Лютера. Как он и опасался, католики не замедлили указать на тесную связь между церковными преобразованиями и общественным переворотом, выставив реформатора истинным виновником восстания. Результатом было то, что во многих землях не только Южной, но и Средней Германии, государи которых до сих пор сохраняли выжидательное положение, начали усердно подавлять реформаторское учение, изгонять проповедников и даже предавать их казни. После 1526 г. лютеранство удержалось только на севере страны - в Саксонии, Гессене, Бранденбурге, Вюртенберге и Брауншвейге. Католическая реакция торжествовала.

Лютер составил в 1529 году «Большой катехизис» и «Малый катехизис». В них отражено его понимание христианского Евангелия, и основные принципы его веры оставлены для многих поколений лютеран. Его комментарии к книгам Бытие и Галатам стали широко известны. Его основная работа состояла в дальнейшем укреплении Реформации, и двадцать лет он посвятил переводу Нового Завета на немецкий язык.

На Шпеерском имперском сейме 1529 г. большинство имперских чинов и князей осудили учение Лютера. Поддержку ему оказали лишь 5 князей и 14 имперских городов. Они объединились в союз и составили «Протестацию», в которой выразили свое несогласие с решением сейма (с этого времени сторонников Реформации стали именовать протестантами). На следующем, Аугсбургском сейме 1530 г. Лютер не присутствовал. Во главе протестантских теологов находился его друг Меланхтон. Составленное им исповедание веры, ввиду неблагоприятного времени, отличалось крайней умеренностью, и только непримиримая позиция католиков, добивавшихся полного искоренения «ереси», помешала тогда примирению партий. Однако то была временная уступка. Окончательно восторжествовать над своими противниками католики уже не имели сил. В начале 1531 г. протестантские князья заключили в Шмалькальдене союз с целью взаимной обороны на случай нападения. Увидев, что его противники готовы с оружием в руках отстаивать свою веру, Карл V смягчил свои требования, и в 1532 г. было заключено компромиссное соглашение, по которому протестанты могли сохранять свое вероисповедание вплоть до созыва общецерковного собора. При жизни Лютера его учение распространилось помимо Северной Германии также в Скандинавии: в 1536 г. лютеранство приняла Дания (вместе с входившими в ее состав Норвегией и Исландией), а в 1544 г. - Швеция.

Впрочем, не только внешние обстоятельства повлияли на суть проводимой церковной реформы - взгляды самого Лютера после Крестьянской войны стали заметно консервативней. Присущий его ранним проповедям дух демократизма совершенно отсутствует в его позднейших работах. Так, к примеру, он отказывается от принципа всеобщего священства, когда члены местных евангелических общин могли сами выбирать своих духовных пастырей. Поначалу такое устройство новой церкви казалось Лютеру наиболее правильным. Но после 1525 г. он осознал, что сильно идеализировал немецкий народ. В дальнейшем его разочарование только возрастало. В 1527 г. по просьбе саксонского курфюрста Лютер совершил несколько «визитаций» - поездок в саксонскую «глубинку». (По сути дела, он до этого и не знал ее по-настоящему.) Увиденное страшно поразило его. По возвращении, Лютер немедленно засел за работу над двумя катехизисами - большим (для учителей и пасторов) и малым (для народа), ставшими в дальнейшем основными вероисповдными книгами лютеранской церкви. В предисловии к катехизису Лютер писал: «Боже мой! Каких вещей не насмотрелся я! Простой народ решительно ничего не знает о христианском учении, особенно по деревням, и, однако, все называют себя христианами, все крещены и принимают св. Тайны. Ни один не знает ни молитвы Господней, ни символа веры, ни 10 заповедей, живут, как скоты бессмысленные…»

Можно ли было доверить таким людям выборы пасторов? И куда могла завести их свобода толковать по своему разумению Священное Писание? Оглядываясь вокруг, Лютер не находил в немецком обществе силы, которая была в состоянии без социальных катаклизмов провести его идеи в жизнь. Таковой силой могли стать только светские князья. С ними он и связал свою дальнейшую судьбу, отдав в их руки организацию новых евангелических общин и признав их светскими епископами подвластных им территорий. Так Реформация, которая до этого была воистину всенародным движением, стала после 1525 г. делом одних князей, то есть приняла чисто правительственный характер. Этим объясняется ее ограничительный и во многом сдержанный характер. Лютер и его сторонники сохранили большинство обрядов старой церкви, отменив только те, которые противоречили Священному Писанию. Право толкования Библии, прежде признаваемое за каждым мирянином, было оставлено только за священниками. (Но при этом каждый прихожанин, читая евангелие на немецком языке, мог обличать проповедника в ложном толковании Слова Божия.) В целом сохранилась церковная организация во главе с епископами (однако подчинялись они уже не папе, а светским князьям; кроме того, реформированная церковь лишилась всех своих земельных владений). Оставляя за священниками многие из принадлежавших им ранее религиозных функций, Лютер вместе с тем старался поднять религиозную сознательность народа. Он много хлопотал о повсеместном учреждении начальных школ, о развитии университетов и пересмотре программ обучения. Первым в Германии Лютер высказал мысль, что обучение должно быть обязательным, а для детей неимущих классов - бесплатным.

Последние годы жизни

До самой кончины жизнь Лютера была заполнена самоотверженным трудом. Он продолжал читать лекции, проповедовать и очень много писал. Помимо отнимавшего много сил перевода Библии, он написал множество самых разнообразных сочинений и посланий (полное собрание его трудов составляет 22 объемистых тома). Обладая колоссальной работоспособностью, он часто за делами забывал о сне и еде. Однако в конце концов такая напряженная деятельность сокрушила его железное здоровье. У Лютера начались головокружение, обмороки и появился сильный звон в ушах. Много страданий принесла ему каменная болезнь. Еще больше мучений доставляли душевные сомнения, которые он воспринимал как искушения дьявола. «Всякую ночь, когда я просыпаюсь, - пишет Лютер в одном месте, - я чувствую присутствие дьявола. Он мучит меня вопросами: «Кто велел тебе проповедовать Евангелие так, как ни один человек не проповедовал его в течение стольких столетий? Что, если Богу это не угодно и ты понесешь наказание за осуждение стольких душ?» Последние 13 лет Лютер постоянно болел и не раз призывал смерть, называя ее избавительницей. При всем этом умер он внезапно - в феврале 1546 г. во время поездки, предпринятой к графам Мансфельд. Тело его было перевезено в Виттенберг и погребено с большой торжественностью в той самой дворцовой церкви, к воротам которой он когда-то прибивал свои знаменитые тезисы.

Лютер твердо установил в Европе три величайшие истины Нового Завета, которые веками были погребены под ритуалами и мертвым формализмом:

1) Человек получает оправдание исключительно через веру;
2) Всякий верующий является священником, непосредственно имеющим связь с Богом через Иисуса Христа;
3) Библия, без всяких традиций, является единственным источником веры и авторитета для христианина.

Up ^