И семя твое овладеет вратами врагов своих

Дата: 61-0212E | Длительность: 1 час 24 минуты | Перевод: Гродно
doc doc
Просмотреть только русский текст Просмотреть только английский текст

И СЕМЯ ТВОЕ ОВЛАДЕЕТ ВРАТАМИ ВРАГОВ СВОИХ

ПРЕДАННЫЙ АВРААМ

1    Давайте останемся стоять и просто склоним головы для слова молитвы. Наш милостивый небесный Отец, мы снова обращаемся к Тебе, прося о прощении наших грехов и прегрешений и моля, чтобы Ты был милостив к нам, Отец. Мы хотим молиться, Господь, чтобы Ты простил нам все согрешения наши, привел бы нас на пути Света и Жизни. И соделай нас, Господь, такими солеными, чтобы другие, с кем мы вступаем в контакт, желали стать христианами. Мы знаем, что соль – это вкус, если она вступает в контакт. И, Отец, мы молим, чтобы Ты соделал нас силой соли, и пусть мы настолько жаждем вступать в контакт с внешним миром, который умирает, чтобы в этом был вкус для них.
Нам сказано, что мы – письмена написанные, читаемые всеми человеками. И, Отец, мы молим, чтобы наши жизни стали такими, как мы утверждаем, что у нас было это великое переживание Пятидесятницы, чтобы это стало таким соленым для мира, что они также возжаждут быть такими. Дай нам Твоего Святого Духа, чтобы мы могли явить миру, что наша вера в нашего Спасителя подтверждена, что Он не мертв, но Он жив, находясь с нами изо дня в день, руководя нами и направляя нас, питая нас, водя к водам тихим и тенистым зеленым пастбищам.
Мы молим, чтобы ты благословил нас сегодня вечером в Слове. Исцели больных и сокрушенных, спаси потерянных. Прими славу во имя Твое великое, ибо мы просим это во имя Твое, Иисуса Христа. Аминь. Можете садиться.
2    Мы, несомненно, считаем великой привилегией сегодня вечером снова вернуться сюда, в церковь, чтобы опять служить Словом людям. И это был великий день. Я так рад встретить христиан, встретить рожденных свыше людей. Я надеюсь, что вы не считаете, что я, выражая и говоря то, что я говорю, что я думаю, что все грешники – в Калифорнии. Они по всему миру. И теперь, у меня есть…
В прошлый вечер, когда я пришел… Днем я был в городе, и я обратил внимание на некоторых людей, что они делали. Точно такие же, какие они в других частях мира.
И в прошлый вечер я прихожу. И прелестнейшая молоденькая девушка отсюда, с платформы, из хора (я полагаю, что это так), шла туда, в заднюю часть. Она была канадкой, настоящая приятная молоденькая леди, чисто одетая и настоящая, совсем настоящая леди. Я надеюсь, что моя Ревекка окажется похожей, когда достигнет ее возраста. Канадская девочка… Затем вхожу сегодня вечером. Находясь там, у стены, стояла молоденькая леди, – когда подошли мои сын с невесткой и я, – из Арканзаса, ожидающая там, на холоде, чтобы просто обменяться со мной рукопожатием. Сказала, что она помнила, когда я был в Хот-Спрингсе много-много лет назад, семья Хумбард. И просто, когда видишь подобных людей, жизнь попросту обретает смысл.
3    Вы знаете, когда мы живем, чтобы служить и делать то, что можем, для этих людей, и чтобы попытаться помочь другим, которые, возможно, не знают радости в том, чтобы жить той жизнью. Некоторые люди думают, что когда ты становишься христианином, что это отнимает… совсем отнимает радость от жизни. Совсем наоборот. Я… я жил обоими способами.
Прошел тридцать один год моего проповедования, и я… я не продал бы эту жизнь, даже если бы совсем не было небес, куда пойти в конце ее, или там не было бы никакого Иисуса, чтобы Его увидеть. У меня было больше радости от такой жизни, чем у меня… за один день, чем у меня было бы за десять лет любым другим способом, если бы не было ничего после. Но… Это действительно исходит от моего сердца, как ваш брат и Божий слуга. Такой мир и удовлетворение, зная это: что, когда ты ложишься, если ты никогда не проснешься снова, какая в этом разница? Видите? Ты… ты… ты спасен. Это… это якорь, который крепится где-то там, за пределами завесы, нечто такое, что говорит нам, что воистину на другой стороне находится добро.
4    Билли сказал мне в прошлый вечер, когда я уходил, он сказал: «Папа, ты действительно считаешь, что ты когда-нибудь смог бы добиться того, что ты выйдешь в девять часов?»
Я сказал: «Я так надеюсь, что когда-нибудь». Однако я… Вы такие приятные люди, чтобы с вами поговорить. И вы… Нет места, чтобы остановиться.
И он сказал: «Ну, во-первых, ты говорил о тридцати минутах, прежде чем ты начал, на своем служении».
Я сказал: «Так вот, Билли, я собираюсь… я не собираюсь это делать сегодня вечером. Я собираюсь… я собираюсь начать прямо на служении очень быстро, поэтому я смогу позволить людям уйти».
5    У нас все еще остается целая неделя. И затем мы собрались уехать отсюда на север, в Визалию, и сразу же оттуда прямиком в Огайо, назад в снег, и южнее, в Вирджинию, где у них сегодня, я думаю, семнадцать дюймов  снега. Затем назад в Иллинойс, Блумингтон, на север, в Чикаго. И затем все время на север в северную Британскую Колумбию, где настоящий снег. И затем, я на это надеюсь, если Господу угодно, когда-нибудь этим летом оказаться снова за границей, потому что это то, что лежит у меня на сердце. Это истина. У вас было бы также.
Вы думаете: «Ну, ты нас не любишь». Нет, я вас люблю. Однако вы уже заякорены во Христе, а те люди там попросту так алчут и жаждут. Так вот, если бы я работал на вас, и я бы собирал… я собирал ягоды. Здесь на одной стороне дороги я смог бы собрать за день сорок галлонов . На этой стороне дороги я смог бы набрать за день две кварты . Итак, на каком поле я должен работать? Естественно. Вы знаете, что я имею в виду.
6    Однако в собраниях здесь есть одна вещь. У американцев есть деньги, и они являются теми, кто должен спонсировать. Те люди там не могут даже поесть, но что… И это так ужасно. Вам никогда не понять, что это такое. Ваше сердце не забьется, пока вы когда-нибудь не встанете на улице, проповедуя и видя молоденькую мать с ее малышом, – и его животик так раздулся, умирает от голода – и она пытается всучить тебе малыша. Она знает, что она также умрет, изголодавшаяся. Хорошо, что, если вы возьмете того одного? Вот один здесь, и один здесь, и один здесь, и один попросту где угодно. Видите? И это прискорбно.
Затем ты возвращаешься и думаешь, что мы сгребаем в мусорное ведро достаточно для того, чтобы прокормить этих людей. И просто есть нечто… Мировая экономика где-то неправильно сбалансирована. Это совсем не правильно. И мы ничего не можем с этим поделать. Ты можешь это видеть, но (видите?), я всего лишь один из американцев. И это… и всего лишь один из христиан. И мы могли вернуться и рассказать истории.
И это истина, что многие из миссионеров сегодня вечером едят один или два раза в неделю, не имеют обуви на ногах, только поношенные рваные брюки или во что-то обернуты. Идут в джунгли, проповедуя Евангелие, это же Евангелие, которое мы проповедуем прямо здесь. Это неправильно, это совсем не выглядит правильным, хотя они не ропщут. Они идут прямо вперед, все равно это делая. Просто почти разбивает твое сердце при виде этого. Я говорю: «Этот парень здесь…»
«Он миссионер».
Когда мы были в Дурбане, Южная Африка, вот где у меня был, я полагаю, самый большой призыв к алтарю, который когда-либо давал мне Господь. Мы зарегистрировали тридцать тысяч новообращенных при одном призыве к алтарю. Только подумайте об этом. Тридцать тысяч природных туземцев приняли Христа как личного Спасителя, когда они увидели происходящее, точно как вы видели здесь в прошлый вечер. Они алчут и жаждут. И когда они видят нечто такое, что действительно… Но видите, у нас здесь, в Америке, у нас просто есть евангелисты всякого рода. Если один нам не нравится, мы просто выдворяем его, берем другого. И, вы знаете, у нас попросту такое разнообразие. И… и первым делом, знаете, ведь все это становится для нас таким обыденным, что мы попросту об этом забываем. Те же люди действительно жаждут Бога.
7    Я видел, как маленькие черные мальчики стоят вот так, маленькие дети, никогда не знали, что такое костюм. Никогда не знали… Ну, у нас было какое-то самодельное мороженое, и один из них захотел подойти. И я дал ему его в руку. Он выронил его и закричал. Я спросил у мистера… или у человека, который стоял со мной: «Что он сказал?»
Он ответил: «Босс, оно меня жжет». Оно было холодным, видите? Он никогда не чувствовал ничего холодного. Видите? Он сказал: «Оно меня жжет». Видел их там, когда они ходят набрать себе воды, и их загрызают крокодилы. И видите, они прибывают заранее, в течение двух полных месяцев, когда услышали, что я приехал туда, чтобы помолиться за их больных. Они шли, перенося своих любимых на самодельных носилках, досках и на всем чем только можно. И когда они… появится лев, они затаскивают их куда-то на дерево, пока лев не уйдет, затем спускают их. Такая жертва, через все джунгли. И затем видеть, как они лежат, по меньшей мере, на протяжении четырех или пяти городских кварталов, что ты даже не можешь видеть их конец, вот так, лежат там, просто…
8    И когда они видят, что один человек исцелился на платформе… Я поворачивался и через пятнадцать других переводчиков… Тебе просто надо было записывать последнее, что ты сказал. Но когда я спросил их, говорил им миссионер, каким великим был этот Иисус? «Да». Однако он также говорил им, что дни чудес прошли.
Я сказал: «Итак, каким Он был тогда? Каким бы Он ни был тогда, Он остается тем же, если Он жив». Видите? И когда они увидели то, что доказало, что Он был, я совершил только молитву, молитву за собрание, и доктор Ф.Ф. Босворт (кто-нибудь о нем слышал? Почти каждый. Один из величайших старых святых, которых я когда-либо встречал в своей жизни), он насчитал от двадцати пяти до тридцати тысяч самопроизвольных чудес, которые произошли одновременно.
9    На следующее утро мистер Сидней Смит, мэр Дурбана, позвонил мне, сказал: «Понаблюдай из своего гостиничного номера в окно, обращенное в сторону побережья».
Я спросил: «Что такое?»
Он сказал: «Я посмотрю, смогу ли я вовремя добраться. Это мешает движению». Ладно, я там сидел. Мне было интересно, что же имел в виду мэр. И как раз в тот вечер там была женщина, которая в тот день умерла, его друг. Молился за нее, она ожила. Газеты поместили большие заголовки об этом. И я встал…
Видите, где люди действительно смиряют себя, и забывают все остальное, и просто верят Господу, действительно все имеет место. И затем… Но вы должны верить этому. Вот и все. Просто… Не… не только стремиться к этому, но воистину простодушно верить этому (видите?), просто как…
10    И вот, они звонили. И я услышал какой-то шум, и я шел по улице. Так вот, у них есть… у них есть племенные войны среди них. Но когда я вышел на платформу… Там было пятнадцать, я знаю, различных племен, все со своими знахарями и вождями и так далее. И они все стояли как одно целое, почти что двести тысяч, и пели каждый на своем родном языке, все перемешавшись, «Станет возможным все, верь, только верь».
Брат Босворт сказал, что он учился симфонии  и ходил в Мэдисон-скуэр-гарден  на оркестр в сотню с чем-то исполнителей, и он сказал, что никогда… Сказал, что некоторые из них могли петь октавой выше и октавой ниже, натренированные голоса. Но сказал, что там… там было просто одно целое. И они, не отличая правую руку от левой, – воистину совершенная музыка. Я могу все еще видеть его, как он снимает очки и начинает утирать глаза. Он сказал: «Брат Бранхам, это мое увенчание – услышать это».
Я сказал: «Это Святой Дух. Это единственное, что смогло заставить их петь».
11    На следующий день, когда я подошел к окну и смотрел, я подумал, что мое сердце из меня выпрыгнет. Я смотрел. Продвигаясь вдоль по улице, подъезжали семь тех больших африканских фургонов. Они длиной примерно как отсюда до… ох, почти примерно с это здание. У них под ними примерно от четырех до шести колес. И они были заложены настолько высоко, насколько только возможно, старыми досками, и палками, и тому подобным, с помощью чего те люди передвигались днем прежде. А те, что на них передвигались, шли позади, за городскими кварталами. Шесть тех бо… семь тех больших заполненных фургонов, вот так; шли по улице, подняв руки, были калеками днем прежде, воспевая «Станет возможным все, верь, только верь». Я вам говорю. Вы видите, почему… что я имею в виду? Это просто… Это… Твое сердце просто обливается кровью, чтобы добраться к ним снова, видите, просто прыгает, чтобы увидеть то, что ты можешь сделать для них.
И у меня есть газета, одна из дурбанских газет, в которой говорится, что одно племя, шангай… Я забыл, через сколько недель они вернулись. И они были… И когда они вернулись, они покончили с грехом, принесли обратно огнестрельное оружие, и часы, и то, что они украли из… проживая в лагерях, знаете, когда они приходили в город и крали.
12    Итак, вы простите меня, мои сестры, за это грубое выражение и не думайте, что я пытаюсь сделать нечто… впихивать. Однако я просто хочу спросить вас об одной вещи. Мы, как полагается, живем в цивилизованной стране. И это крещение Святым Духом, о котором мы говорим… Я видел, как Святого Духа принимают люди, которые не отличают правой руки от левой. И вы знаете, что они делают, когда они Его получают? Они ведут себя точно так же, как ведете себя вы, когда Его получаете, делают то же самое. И они не отличают правую руку от левой. И на том участке земли стояли женщины совсем без одежды, не больше, чем тогда, когда они родились. И они стояли там, молодые и старые, и все одинаково. И я спросил у них, я сказал: «Итак, я хочу, чтобы вы… Вы хотите принять этого Иисуса, Который сделал так, что этот человек, который был полностью искалеченным, встал прямо и заходил, когда ему было сказано…» И я сказал: «Я… Когда ваши знахари подумали, что я читал его мысли». Я сказал: «Так вот, это показывает, что Бог небес соделал его здоровым». Я сказал: «Сколько желает принять Его как личного Спасителя?» И они подняли руки, тысячи.
13    Брат Бакстер с остальными сказал: «Я полагаю, что они, вполне возможно, имели в виду физическое исцеление».
Я сказал: «Начни это снова через переводчиков». Я сказал: «Я не имею в виду физическое исцеление. Я имею в виду принять Христа, Того, Кто любит вас. И я осознаю, что в конечном итоге вас здесь обманули, точно как и наших американских индейцев там, где Бог поместил их на земле. Но, – сказал я, – вы… вы от этого получили грубое обращение. Но здесь находится Тот, Кто воздаст вам по справедливости. Это Господь Иисус, и вы, кто желает принять Его как своего личного Спасителя, вы сможете отправиться домой в небеса». И я сказал: «Поднимите руки. Те, кто носит идолов, бросьте их на землю». И они выбросили своих идолов и подняли руки. Тридцать тысяч природных язычников. Я сказал: «В то время как ваши руки подняты, примите Иисуса ради крещения Святым Духом». И когда они это сделали, те люди… Некоторые женщины стояли там нагими, только удар… Вы знаете, что они делали, выходя оттуда? Они закрылись руками, чтобы выйти оттуда.
14    Так вот, что для меня странно – так это то, что женщина, которая не отличает левую руку от правой, как только Христос приходит в ее сердце, осознает, что она нага, и она пытается скрыться, а мы, которым полагается быть христианской нацией, постоянно ее снимаем. Вы можете мне это объяснить? Мне… мне просто хочется задать этот вопрос. Я… И все… Я не хочу шутить. Это не место для шуток. Это стойка, кафедра Божья. Видите? Но разве это не истина? Это… Вы можете увидеть в этом смысл? Туземец, который ничего не знает о Боге, как только Христос приходит к его сердцу, осознает, что они наги. А мы, которым положено быть христианами постоянно, год за годом, точно как закон, будем удерживать вас от беганья по улице, чтобы это убрать, ежегодно. Что-то неправильно где-то. Возможно, это… Просто я мог бы быть неправ. Я не знаю. Если я неправ, тогда и Слово неправо. Мне нравится оставаться со Словом.
15    Итак, прости меня, Билли. Я снова это сделал. Я полагаю, что у меня есть брат Бордерс, чтобы прочитать некоторые… У меня здесь есть некоторые объявления, но я доберусь до них немного позже, потому что становится поздно. И я собираюсь попытаться выйти в девять часов, если я, возможно, смогу.
Итак. Я хочу взять от того места Писания, читая из Бытия, 17-го стиха:
И семя твое овладеет вратами врагов своих .
16    Итак, мы будем изучать об Аврааме и о том, как тот Бог был с Авраамом, и что Он сделал для него. И в прошлую субботу вечером мы оставили Авраама, как вы знаете, там, где Бог снова превратил его и Сарру в молодого мужчину и молодую женщину. Вам это нравится? Вы этому верите? Вернулся, и у нее был малыш. И мы доказали Писанием, что Сарра была молодой женщиной, потому что там был молодой царь, Авимелех, который влюбился в нее. И я по этому поводу получил записочку, в которой говорилось: «Брат Бранхам, они просто в тот день жили дольше». Кто-то немного не согласен. Конечно, с этим попросту все нормально. Однако я хотел бы тебе дать четко понять, мой брат.
Ты обращал внимание на то, что в Писании сказано: «И они оба были весьма стары». Видишь? Они были стариками. И поэтому Он превратил их в молодого мужчину и молодую женщину, показывая, что Он собирается сделать всему семени Авраамову. Итак, мы видим те великие обетования, которые Он дал.
17    Затем мы узнаем, что Авраам был бесплоден. Сарра, воз… возможно, была бесплодной. Сарра, возможно, была такой, что была бесплодна. Но после… Авраам, будучи в своем собственном теле, как говорится в Библии в Римлянам, 4, был фактически омертвелым, а мы обнаруживаем, что несмотря на это спустя сорок лет, когда его жена умерла, и он женился снова, у него после того было семеро сыновей, не считая дочерей. Так что ты видишь, это просто… Ты… Между строк, ты видишь, что Бог нечто для них сделал? Верно. Он попросту превратил их в прежнее состояние, и сделал их снова молодой парой.
Я так рад, что я имею возможность и могу донести людям одно из величайших сокровищ, которые есть в мире, рассказать им, что мы сонаследники этого обетования с Авраамом. Мы дети Авраамовы. Как мы это делаем? Присоединяясь к церкви? Нет. Будучи мертвыми во Христе, получая Святого Духа. Тогда мы – дети Авраамовы, и мы – сонаследники с ним согласно обетованию. Не будьте неспособны получить это, христианские друзья. Стойте с этим.
18    Если я немножко посвистываю, когда говорю… Все из вас знают, что я раньше был боксером. Я раньше занимался боксом. Я был чемпионом трех штатов. Никогда в своей жизни, кроме одного поединка, не проигрывал. И однажды я улыбнулся парню, когда он… он ударил меня и промахнулся, и он ударил меня прямо в губы. И попало по двум зубам и у одного разрушило корень. И совсем на днях у меня выпала пломба от него. Поэтому я… я время от времени слегка посвистываю.
И однажды я задумался о том, как это было плохо. И я помню, что миссис Грэм по поводу известного евангелиста Билли сказала, что… одно из величайших времен его жизни, что… У него нет зуба спереди, и он носит неполный протез. И он потерял этот зуб, и это случилось примерно в то время, когда ему надо было идти на радиопередачу. И он сказал, что свистело просто ужасно, и он просто… он должен был стоять возле микрофона. Она сказала: «Ох, Билли, по правде говоря, совершал какую-то молитву», а швейцар и все остальные искали по… коридорные, пытаясь найти этот зуб, где он был. Случайно обнаружили, что он выпал из брючного кармана и оказался в его туфле. Кто-то нашел его внизу в одной из его туфель. И… и она рассказывала это про него, когда находилась в Луисвилле. И вот что он делал: он брал полотенце после принятия ванны, и зашвыривал его на дверь вот так, и делал большое грязное пятно. А она была слишком коротенькой, чтобы дотянуться и вытереть его, знаете. Так что у всех нас есть свои недостатки, видите, у всех из нас, даже у лучших.
19    Вот мы обнаруживаем, что теперь Авраам и Сарра получили этого маленького. В возрасте примерно двенадцати лет он был взят… испрошен Богом или… чтобы взял своего собственного ребенка на гору и принес его в жертву, отнял его жизнь. И Авраам не разуверился в Боге, потому что он знал, что если он… что если он повиновался Богу так, как он делал, ожидал двадцать пять лет, что он принял его как одного из мертвых. Итак, что по поводу этого? Были они старыми или нет? Как принявший его как одного из мертвых, зная то, что он был полностью уверен, что Он способен снова воскресить его из мертвых. Видите? Потому что он был почти что мертв, его жизнь в нем, мертв как мужчина, и Сарра – утроба была омертвелой, и она была совсем… Он просто принял его как одного из мертвых. Поэтому он знал, что Бог воскресит его, если Он держит Свое обетование.
Затем мы видим, что, когда наступает полное повиновение, затем, когда он собирался отнять жизнь у своего собственного сына, Ангел Господень воззвал с небес и удержал его руку. И позади него был овен. И он взял овна, который запутался в сорняках своими… или в лозах своими рогами, и принес его в жертву вместо своего собственного сына. И мы это обсуждали. Откуда появился этот овен?
Так вот, Авраам был три дня в пути, а затем посмотрел далеко ввысь и увидел гору. Он был, по крайней мере, на расстоянии от семидесяти пяти  до ста миль  от цивилизации и на вершине горы, где совсем нет травы или совсем нет воды. И он катал кругом камни и соорудил алтарь, и там не было никакого овна. И если бы там был овен, животные давно бы убили его, вот так отбившегося от стада. И это причина того, что он назвал это «Иегова-ире» – «Господь усмотрит Себе жертву». Я верю, что Бог изрек овна к существованию. И мы обнаруживаем, что это не было видение. Видение не истекает кровью. Он убил овна, и кровь вытекла из овна, и он принес его вместо своего собственного сына. Вы знаете, кем был тот овен? Господом Иисусом Христом. Это… В переносном смысле это был Он.
20    Тогда Бог был так удовлетворен полным повиновением! Бог испытывал Своего патриарха. Он испытывал Своего слугу. И каждый сын, который приходит к Богу, должен быть что? Испытан. Наказан. Вот где отпадают многие, потому что мы не можем выдержать это испытание. Человек приходит к алтарю во время пробуждения. И вы только короткое время понаблюдаете, и начинают приходить жаркие испытания. Иисус ясно этому учил, сказал: «Вышел сеятель сеять семя. Иное упало при дороге, иное упало в каменистую почву, и среди терний и волчцов, и иные пали в добрую почву». И Он сказал, что это то, как идет Слово, выходит. Некоторые слышат Слово, выходят, прилетают птицы, подбирают это. Видите, они не… они вообще ничего хорошего не делают. Другие приходят на один вечер. О-о, они собираются вершить великие дела. Однако когда начинает приходить испытание, это заглушает их. Но некоторые проходят весь путь к доброй земле, и они приносят сторично.
21    Давайте будем сторичными. Давайте пройдем путь до конца, распродадим все мирское, и обратим взор к Христу, и верим Ему всем своим сердцем. Вот как случаются эти вещи. Вот как приходят видения. Вот как сила Божья движется посреди нас, когда мы… Нет никаких горьких корней, и все вычищено, и Святой Дух может трудиться среди нас. Тогда мы становимся каналом. Что, если бы в этом динамике было замыкание? Вы никогда не смогли бы меня услышать. Были бы одни помехи. Вы не знали бы, что я сказал. Ну, это просто какие мы есть. Он… он немой, пока кто-то не производит в него шум. Он сам не может говорить. И таким же образом и мы. Мы ничего не знаем о небесном. Однако требуется Святой Дух, чтобы сойти и использовать наши очи для видений, наши уста для слов, и пророчеств, и… и… и изречения слов. И следите за тем, что происходит. «Просите, чего пожелаете, во имя Мое, и это будет сделано для вас». Видите? «Если вы во Мне и слова Мои в вас, просите, чего пожелаете, и это будет сделано для вас. Истинно говорю вам, если скажете горе сей: «Пересадись», и не усомнитесь в сердце своем, но поверите, что то, что вы сказали, исполнится, вы можете иметь то, о чем вы сказали». Святого Марка, 11:22 и 23. Вот, мы знаем, что это истина.
22    Итак, мы узнаем, что Авраам сперва был испытан. И после того как он выдержал испытания… И что же говорит Библия о том, если мы не можем выдержать наказание Божье? Тогда мы становимся внебрачными детьми, так называемыми детьми, но не настоящими чадами Божьими. Дети Божьи точно знают, где они находятся. Они знают, куда они поместили свою надежду, свою веру, свое доверие. Ничто никогда не вытряхнет их из этого. «Все, кого Отец дал Мне, придут». Верно. И теперь… «Приходящего ко Мне Я не изгоню вон. Слышащий слова Мои и верующий в Пославшего Меня имеет Жизнь Вечную и на суд не придет, но перешел от смерти в жизнь». Это Писание. Видите? Святого Иоанна, 5:24. Они верят этому. Они приняли это. Нечто случилось с ними. Они становятся новым творением. Они новая натура. Они… они новое существо, новое творение. Греческое слово говорит «Новое творение». Это новое творение. Вы были заново воссозданы из того, кем вы были, в образ сына Божьего и дочери Божьей. Это просто настолько потря … Это величайшее чудо, которое когда-либо происходило, когда грешник может быть соделан таким, чтобы стать христианином.
23    К сведению, вот растет терн. Это… это жизнь, это терн. И у него повсюду шипы, и на нем потешного вида лист. Так вот, понимаете, требуется нечто вне любого человеческого труда, чтобы изменить этот терн, и заставить те шипы убраться от него, и просто развернуться, и стать действительно прелестными гладкими листочками, и заставить его приносить апельсины. Итак, вы видите, что должно было бы произойти? Вы должны были бы переместить жизнь апельсинового дерева в тот терн, и тогда на нем действительно будут апельсины, потому что жизнь внутри него – это апельсин. Конечно, вы не сможете сделать это естественным образом. Она не… она не перейдет таким образом.
Однако это то, кем мы являемся. Как мы… мы теперь пшеница, зерно пшеницы в житнице Божьей, когда были дурнишником. И Бог изменил нас из дурнишника в пшеничное зерно. Это делает другими плоды, меняет наш собственный разум, наши собственные идеи. Это величайшее чудо, которое когда-либо происходило, когда мужчина и женщина рождены свыше от Духа Божьего и становятся новым творением во Христе Иисусе.
24    Итак, затем мы узнаем, что Бог сказал Аврааму: «Потому что ты это сделал…» И дав патриарху это великое испытание, Он сказал: «Семя твое овладеет вратами врагов твоих». Его врагов, врагов. Это во множественном числе. «Они овладеют вратами врагов своих». Итак, его семя. Итак, кто такие, о ком Он говорит, семя? Семя – это Церковь.
Как мы приходим в Церковь? Не присоединяясь к ней, а будучи рожденными в нее. Вы видите, я… я уверен, что с тем, что у нас есть наша организация, наши деноминации и все те вещи, все в порядке, однако это не помещает нас в Церковь. Мы можем присоединиться к каждой из них и по-прежнему не быть в Церкви. Вы не… вы не присоединяетесь в Церковь, вы рождаетесь в Церкви. Вы становитесь семьей Божьей. Я был в семье Бранхам пятьдесят один год, и они ни разу не просили меня присоединиться к семье, потому что я был Бранхамом при рождении. Я был рожден в семье. Я… я Бранхам от рождения. Вот как вы становитесь христианином – от рождения. Когда вы рождены свыше, вы становитесь новым творением, новым творением во Христе Иисусе, и все ветхое прошло, и все вновь стало новым. Что за чудесная… Я хотел бы спросить церковь об одном: какое большее сокровище вы могли бы найти на земле сегодня вечером? Что вы смогли бы найти такое, на что бы вы променяли эту надежду? Да ведь не может быть ничего, что каким бы то ни было образом приблизилось к этой надежде!
25    Вот. Однако запомните: «Семя твое овладеет вратами своего врага». Семя овладеет. Итак, Он говорит о семени Авраама. И как мы становимся семенем Авраама? Будучи мертвыми во Христе, Галатам, 3. Мы… когда мы мертвы во Христе, мы становимся семенем Авраама. Видите? Мы… мы мертвы для вещей мира и становимся новым творением во Христе Иисусе. Тогда Святой Дух, Который был во Христе, находится в нас. И это делает нас семенем Аврамовым и дает нам веру Авраама. Видите? Это причина того, что люди говорят: «Ох, я не поверил бы в Божественное исцеление».
Я разговаривал с определенным служителем. Ничего против человека, он имеет право на свои идеи. Он точно такой же американец, как и мы. И он сказал: «Брат Бранхам, меня не волнует, мог ли ты произвести десять тысяч чудес. Это по-прежнему… Я не верю в исцеление».
Я сказал: «Конечно, нет. Оно… оно не было для неверующих. Оно было только для тех, кто верит». Видите? Правильно. Оно… оно не для неверующих. Оно было предназначено только для верующих. Вот и все. Этот Святой Дух только для тех, кто верит. Божественное исцеление для тех, кто верит. Не неверующие, это верующие.
26    Итак, вы знаете, что они… Иисус пришел как раз в то время, когда они проповедовали против этого и все остальное, однако Он все равно пошел исцелять дальше. И не имеет значения, сколько они говорят о том, что нет такой штуки, как Святой Дух, люди все равно продолжают получать Его. Видите? Они, возможно, не в состоянии это объяснить. Они не могут объяснить, сколько молекул вмещается в дюйм или сколько миль до луны, однако они нечто получили, и они этим наслаждаются.
И это не шутка, но это было сказано недавно у христианских бизнесменов на одном из собраний. Там была одна пожилая цветная сестра, которая захотела засвидетельствовать. Она сказала это как бы в манере южан. Она сказала: «Я хочу дать мое свидетельство». Она сказала: «Я не та, какой хочу быть, и я не та, которой обязана быть. Но все же я и не та, какой была раньше». Так что, я думаю, что это то, как церковь была бы способна сказать это сегодня вечером. Мы могли бы не быть такими, какими хотим быть. И мы могли бы не быть такими, какими мы желаем быть, но… и какими мы обязаны быть. Однако мы знаем, что нечто произошло: мы не те, какими были раньше. Я это знаю, потому что я перешел от смерти в жизнь. Нечто случилось, и мы это знаем. Нечто происходит в глубине наших жизней. Это делает нас семенем Аврамовым, потому что мы находимся во Христе.
27    Итак, его семя… Так вот, Иисус сказал о семени, Он сказал, что «было бы намного лучше, если бы вам на шею повесили мельничный жернов и потопили во глубине морской, чем даже соблазнить это семя Авраамово, наименьшего из тех, кто верует в Меня. Это было бы…» И Бог сказал Аврааму: «Благословляющих тебя Я благословлю, а проклинающих тебя Я прокляну».
Итак, немного попозже на этой теперешней неделе я собираюсь добраться до печати Божьей и до клейма зверя и уде… уделить на это два вечера. Я хочу, чтобы вы имели гарантию, что получили это, если вы сможете. Вы слышите столько схем и тому подобного. Но наблюдайте, как это просто, когда это производит Библия, просто как легко это видеть…?… «за» и «против» этого.
28    Итак, если вы обратите внимание, Он сказал, что Он благословит тех, кого Авраам… кто благословлял Авраама и его семя, и всегда проклянет тех, кто проклинал Авраама. Итак, вы просто понаблюдайте за этим в еврейском народе, смотрите, что произошло. Понаблюдайте за этим среди христиан, смотрите, что произошло. Всегда таким образом. Так что, вы видите, он овладеет вратами врага своего.
Давайте возвратимся и найдем какого-нибудь человека из семени Авраамова при еврейском завете, затем перенесем это далее, к язычникам, когда мы были призваны от еврейского периода к периоду язычников, чтобы взять народ во имя Его. Итак, давайте возьмем некоторых из людей, которые были семенем Аврамовым, и посмотрим, овладели ли они вратами врага.
29    Давайте возьмем, например… Итак, давайте минутку поговорим о… когда сыны Израилевы были уведены далеко в плен в Вавилон. Наступает время, во-первых, когда должно было прийти испытание. Всегда есть испытания. Темнее всего в… в природе перед наступлением дня. И у вас всегда будет испытание, прежде чем у вас будет победа. Если нет войны, то нет и победы.
И вот, еврейские дети были вовлечены в опасность, где царь объявил, что любой, кто не падет ниц перед этим изображением, будет брошен в огонь печи… в огненную печь, скорее. И затем, когда они…?… поставили целью в сердце своем, что они не будут осквернять себя. Они собирались жить близко к Богу. Итак, три еврейских ребенка: Седрах, Мисах и Авденаго – они были семенем Авраама. У них было обетованье Божье, что семя его овладеет вратами врага.
30    Итак, я бы представил, когда наступает испытание… Что самое первое имеет дитя Божье в качестве убежища, когда наступает испытание? Самое великое оружие, которое когда-либо помещалось в руки человечества, – это молитва. Она всегда изменяет все. Один раз она даже изменила Божье мнение. Бог сказал Своему пророку пойти и сказать царю, что он умрет. И царь повернулся лицом к стене и говорил: «Господи, я умоляю Тебя рассудить меня. Я ходил пред Тобою с безупречным сердцем. Мне необходимо еще пятнадцать лет». И Бог сохранил ему еще пятнадцать лет. Молитва изменяет положение дел.
Затем мы обращаем внимание на то, когда эти еврейские дети пришли в тот вечер на молитвенное собрание: «Что мы будем делать?» Должно было быть собрание, и должно было быть принято решение. Несомненно, они молились всю ночь напролет. И решение было единодушным, потому что они не могли себе позволить не держаться Бога во время испытания. Это не было бы приятно сегодня вечером для всей церкви? Когда решение принято: «Я обращусь к вещам мира? Я поведу себя так, как ведут себя остальные?» Это решение приходит к каждому христианину. Оно приходит к вам ежедневно. Как мы собираемся это сделать? Вы должны принять свое решение.
31    И они приняли решение, что независимо от того, что происходит, они не отвратятся от Бога (правильно), потому что у них есть Божье обетование, что они были семенем Авраамовым. И они знали свое место и знали, на чем они стояли. И они сказали царю, они сказали: «Итак…» Они сказали: «Мы бросим вас в эту огненную печь, если вы не склонитесь перед этим богом».
И он сказал: «Царь, живи вовек. Наш Бог способен избавить нас из той огненной печи. Он способен это сделать. Но если Он и не избавит, мы по-прежнему не будем склоняться перед этим образом. Мы приняли решение. Мы выбрали путь с немногими Господними презренными, и мы будем верно стоять в этом». О-о, слава! Это то, в чем нуждается церковь.
32    Так вот, вы должны проявить ту же самую инициативу, когда дело касается Божественного исцеления. Когда дело касается чего-нибудь, что обещал Бог, проявляйте инициативу и оставайтесь там. Он обязан Своему обетованию. Он должен ответить. Так вот, не допускайте никакого сомнения в свой разум. Держите те сомнения в сторонке. Просто останьтесь теперь стоять прямо на кресте. Обратите взгляд прямиком к Тому, Кто дал обетование. Я никогда не видел, чтобы Он потерпел неудачу, и никогда не читал о том, чтобы Он потерпел неудачу. И вы никогда не увидите, потому что Он не может потерпеть неудачу. Он Бог. Он дал обетование. Он дал его давным-давно здесь, в Бытии. Оно – это глава о семени. «И семя твое овладеет вратами врагов». Не «врага», «врагов». Каждого из них, всех их.
33    Теперь этот враг был огненной печью. Итак, я мог бы представить, что в это утро… Давайте просто немного подраматизируем. Моему сердцу кажется весьма хорошим, когда я вижу… Вы знаете, что после того как они приняли решение… Я верю, что Бог слышит, однако Бог не должен всегда в тот же момент давать ответ. Понимаете? Бог отвечает в Свое время. Если вы спросили у Него и верите Ему, то Он ответит в свое время. Итак, я пре… представляю, что во славе было… Когда они молились, я могу видеть, как Ангелы стоят вокруг престола, где сидел Бог, говоря: «Они пребывают в молитве, они изнемогают».
«Да, но они продержатся в истине до конца. Я в них уверен. Они семя раба Моего Авраама. Поэтому они будут держаться истины».
34    Итак, на следующее утро царь, возможно, сказал: «Вы решили теперь, когда поклонитесь моему богу?»
Сказали: «Нет, мы не будем кланяться».
«Ладно, тогда мы…» От этого его гнев разбушевался. Он раскалил печь в семь раз сильнее, чем когда-либо раскалял. И он взял некоторых больших, сильных мужей. Они начали подходить, чтобы бросить их в печь. И когда они подошли близко, казалось, что наступил темный час.
Таким же образом иногда кажется христианам, когда кто-то… Юная леди, когда ее склонил мальчик, которого она действительно любит, выкурить первую сигарету; когда ее принудили в первый раз принять спиртное, выпить свой первый коктейль на вечеринке у босса, на которого она работает; или мужчина, у которого дома есть жена и семья, когда безнравственная женщина пытается заняться с ним любовью, – у вас есть эти барьеры в вратах. Но если вы будете только… Кажется, что Бог оставил вас. Просто продолжайте твердо шагать. Наблюдайте за Ним. Просто продолжайте двигаться дальше.
35    И они шли прямо. И знаете ли, мы такие, что начинаем нервничать. Что по поводу принятия вами исцеления вечер за вечером? Ну, вы думаете: «Ох, завтра… Я… я… я все еще кашляю. Моя рука все еще искалечена». Это не имеет с этим ничего общего. Когда вы реально, честно, из глубины своего сердца принимаете это как законченный труд, который Христос совершил для вас, – с этим покончено. Вот и все по этому поводу. Просто оставайтесь прямо с этим.
Итак, они продолжали идти. Я могу представить, как Седрах посмотрел на Мисаха и сказал: «Ты уверен, что за нас просят?»
«Ага». Шли прямо вперед. Становилось жарче и жарче, пока кожа едва не стала слезать с их лица. В Библии даже говорится, что человек, который их туда бросал… предельно высокая температура той печи убила людей, которые их бросили. Казалось, что это был самый темный час. Они подошли прямо к краю печи.
Но знаете ли, это… иногда Бог позволяет этому становиться таким, чтобы испытать нас. Вы никогда не сможете… Авраам никогда не овладевал вратами врага, пока сперва не был испытан. И вы никогда не овладеете вратами врага, пока не пройдете через испытания. «Кто чрез ручей, кто чрез поток, но через Кровь проводит всех Бог». Бог ведет  Своих детей. Видите, вы должны быть вначале испытаны. О-о, затем незаконные падают в испытании, однако истинное дитя Божье остается в истине. Оно знает, где находится его владение. Оно знает, где он стоит. Оно знает, что с ним произошло. Он знает, что оно перешло от смерти в жизнь. И оно знает, что тот Бог отвечает на молитву.
36    Итак, мы видим, что они подходят. Только один шаг до входа в огненную печь. Казалось, что они были полностью побеждены.
Это может одолевать… Я видел, как раковые больные доходят почти до последнего вздоха. Недавно у брата, лежавшего с артритом, руки лежали вот так. Святой Дух проговорил к нему, сказал: «ТАК ГОВОРИТ ГОСПОДЬ: ты исцелен». Он отправился домой, и ему стало хуже. Он сказал: «Я не могу этому помочь. Тот человек не знал меня. Он никогда в жизни меня не видел». Жил в Финиксе. Он сказал: «Он никогда в жизни меня не видел. Как он мог мне рассказать, кто я такой? По речи этого человека я знаю, что он не преподаватель. Я знаю, что там было что-то сверхъестественное. И я… Нечто произошло». Они даже не смогли передвинуть подушку. Когда передвигали подушку для его рук, он говорил: «Ой, жена, жена, осторожней!» Ох, просто кричал.
И она сказала: «Милый, разве ты не боишься, что ты приносишь поношение на саму религию, в которую мы верим?»
Он сказал: «Я не могу. Я верю в сердце своем, что это произойдет». И стало так плохо. Он откинулся назад, а его маленькая девочка пыталась положить ему на лицо мокрую тряпку. Он почувствовал головокружение. И он посмотрел вверх, и он сказал, что он увидел, как перед ним появился Христос на кресте. И сказал… Когда он склонил голову, чтобы умереть… Он подумал, что дыхание пропало, и он не мог больше дышать. Артрит был по всему его телу. И когда он склонил голову, чтобы умереть, он заметил, что Христос склоняет там голову. Внезапно он совершает огромный прыжок, и выскакивает из кресла, и пошел вокруг, и вокруг, и вокруг места…?… Почему? Он овладел вратами врага, когда Он пошел на крест. Но во-первых, и вы должны овладеть. Вы должны пройти через испытание.
37    Еврейские дети находились в том месте. Иногда мы думаем, что это – настоящая тьма. Но запомните: Иисус приходит в самый темный час. Были Мария и Марфа, младшие сестры Лазаря, христианская семья, оставившая свою синагогу, и это был их самый темный час. Они вышли из своей церкви. Они не могли больше вернуться. Все, кто исповедовал себя последователем Иисуса, отлучался от церкви, потому что Он был радикальным, таким, кто ходил кругом, разрывая их церкви. А они этого не хотели, поэтому они сказали: «Любого, кто попытается следовать за Ним, да ведь мы вышвырнем вас из общения». Поэтому они были вне общения. И они не могли возвратиться в церковь. Они были бы… стали еретиками.
И затем Сам Человек, ради Которого они вышли, Господь Иисус, Сам Человек, ради Которого они вышли (они посылали за Ним, чтобы пришел помолился за их брата, когда тот лежал, умирая от кровотечения, и они…), Он отказался прийти. Они послали во второй раз, и Он отказался прийти. О-о, какой же тогда был темный час! В конце концов пришел час полночи, удар, и парень умер. Они кладут его в гроб. Он был там четыре дня. Тление уже тронуло его тело. Подкожные черви были в нем. Земляные жуки ползали в его плоти. Самый темный час, который они когда-либо видели. Это было время, когда пришел Иисус, – как раз в тот темный час.
38    О-о, женщина, которая… сказала недавно, сказала: «Брат Бранхам…» Я рассказывал о воскресении Лазаря. Сказала: «Вы не имеете в виду сказ… Вы слишком бахвалитесь тем, что Иисус был Божественным».
Я сказал: «Он был Божественным. Да».
Она сказала: «Ладно, я докажу вам вашей Библией, что Он таким не был».
Я сказал: Давайте».
И она сказала: «Итак, в 11-й главе Святого Иоанна сказано, что, когда Он пошел к гробу Лазаря, Он плакал».
Я сказал: «Это не… это не имело к этому никакого отношения. Он был и человеком и Богом». Я сказал: «Он действительно был человеком, когда плакал. Но когда Он стоял возле гроба человека, который был мертв четыре дня, и его нос уже обвалился, жуки питались его телом, сказав: «Лазарь, выйди вон», – для этого требуется больше чем человек». Да, сэр.
39    Он был человеком, когда в ту ночь сошел с горы, ища, чего поесть, на том оливковом дереве, и они ничего там не нашли. Он был человеком, когда хотел есть. Но когда Он взял пять булочек и два куска рыбы и накормил пять тысяч, это был более чем человек. Да, сэр. Это был Бог в том Человеке. Да, сэр.
Он был человеком, лежа в ту ночь на дне того суденышка. Бесы, сорок тысяч из них на море, поклялись, что они потопят Его. То ветхое суденышко болталось там кругом, как бутылочная пробка. Дьявол сказал: «Теперь мы Его заполучили. Он спит. Мы утопим его». Он был человеком, уставшим и изнуренным, лежащим в конце той лодки где-то на подушке, спящим. Но, брат, когда Он однажды встал, о-о, поставил ногу на гитов лодки, посмотрел вверх и сказал: «Умолкните, стихните», – и ветры и волны повиновались Ему. Это был более чем человек. Это был Бог в том Человеке.
Это был человек, взывающий о милости на кресте, верно: «Боже Мой, почему Ты оставил Меня?» Он умер, взывая о милости. Верно. Однако в то третье утро, когда Он сломал печать смерти, и снова воскрес в третий день, и восшел на высоту, Он был более чем человек. Все, кто когда-нибудь чего-то добивался, верили этому. Верно. Поэты, писатели, пророки, кто бы то ни был верили этому.
40    Итак, еврейские дети были теми, кто проходил через свое испытание. Они были честны вплоть до последнего мгновения, и они были совсем готовы шагнуть в печь. Вы знаете что? Иногда мы наблюдаем, что на земле нечто продолжает происходить, однако во все то же самое время нечто продолжает происходить и в небесах. Мы могли бы не быть способны это увидеть, но это все равно продолжает происходить. [Брат Бранхам кашляет.] Извините меня. Давайте повернем нашу камеру в направлении небес. Я могу видеть, что Иисус сидит на престоле, наступает рассвет. Из печи в небеса поднимается дым. Я вижу, как Он сидит там, наблюдая за происходящим внизу, видит, что они собираются делать. Это то, что Он делает с вами и со мной, когда мы испытываемся. Он обетовал, что семя Авраамово овладеет вратами врага. Я этому верю.
41    Я вижу, как Он наблюдает. Внезапно к Нему справа подходит великий Ангел, становится по стойке «смирно», кладет руку на меч. Гавриил. Он сказал: «Отец, Ты смотрел туда? Они семя Авраамово. Они… они верят в Тебя. Они всю ночь молились. И они идут прямиком на смерть. Позволь мне туда пойти. Я изменю ситуацию». Я верю, что он смог бы это сделать. Верно.
Он сказал: «Это верно, Гавриил. Ты хороший Ангел. Просто стой здесь».
Вот подходит другой. Его имя Полынь. Он… он Ангел вод. Я могу видеть, как он стоит по стойке «смирно», сказал: «Отец, Ты смотрел вниз, на Вавилон?»
«Да, Я всю ночь за ними следил». О-о, Его взор и на воробье, и я знаю, что Он наблюдает за мной. «Я всю ночь за ними следил».
«Они готовятся сжечь в это утро этих троих человек, семена Авраама, что приняли Тебя по Слову Твоему и доблестно стоят на этом. Ты знаешь, что однажды Ты сказал мне освободить все воды. У меня есть власть. Позволь мне сойти. Я смою Вавилон с лица земли». Он мог бы это сделать.
Я могу слышать, как Он говорит: «Это верно, Полынь. Ты прекрасный Ангел. Ты… ты делал все в точности так, как Я тебе говорил, с тех пор как ты сотворил… Я тебя сотворил. Ты также, Гавриил. Но знаете ли, Я собираюсь сойти Сам. Это Мой труд». О-о, слава!
42    Как раз в то самое время, когда они были готовы сделать свой последний шаг, я могу видеть, как Он встает. С Его священнических одежд стекают капли там, где Он находится сегодня, они в крови, где Он совершает заступничество по исповеданию нашему, ибо Он умер для того, чтобы исполнить все, о чем мы просим. Где же наша вера? В Нем.
Он встает, показывает туда жестом. И вот возле него появляется большое белое облако. Вступает на него, подзывает восточный ветер, северный ветер, южный ветер и западный ветер, чтобы управлять ими, как лошадьми. Протягивает руку вверх, и хватает зигзагообразную молнию, и раскалывает ею небеса. Прежде чем они даже смогли туда шагнуть, Он был в печ… с ними в огненной печи. Он стоял там с большим веером из пальмы, которая росла где-то возле Древа Жизни, вот так отгоняя от них горящее пламя. Сказал: «Я просто хочу это с вами обсудить, дети. Я знаю, что вы семя Авраамово. Я дал обетование, и Я здесь, чтобы дать на него ответ», продолжая отгонять огненные языки. О-о, да. Они открыли печь. Спросил: «Скольких вы туда бросили?»
Сказали: «Троих».
Он сказал: «Там есть еще Один, и Он подобен Сыну Божьему». Он там был. Почему? Они… после того, как они были испытаны, они овладели вратами врага. Аминь.
43    Даниил был приведен к тому же, после того как он прошел через испытание, будет он молиться или нет. Он отодвинул занавески, распахнул шторы, и стал на колени, и молился так, как делал всегда. Да, сэр. Молился точно так, как молился всегда. И что случилось? Они провели суд. Они сказали: «Мы отдадим тебя львам», – а те много недель были голодными. Он сказал: «Мой Бог способен избавить меня от тех львов». Но после того как он прошел через испытание, что случилось? Он овладел вратами врага. Почему? Он был верен Богу.
Моисей, после того как он был верным Богу, прошел через испытания и привел сынов Израилевых на тропу долга, вся природа кричала против этого. Здесь были горы с одной стороны и пустыни, вслед мчалась армия фараона, и Красное море преградило им путь. Да ведь они были в ловушке. Казалось, что Бог был никудышным воякой, запихивая их прямо в тот угол и позволяя им погибнуть.
44    Бог любит это делать. Бог любит демонстрировать Свою могущественную руку. Да, Он любит. Ему нравится демонстрировать Свою силу. Сегодня вечером Он ждет, чтобы показать ее вам, взять того грешника и обратить его, взять ту женщину с дурной славой и изменить ее в благочестивую, святую женщину, взять ту девочку, которая избрала кривую дорожку, взять того паренька с кривой дорожки, вернуть их и сделать из них сыновей и дочерей Божьих. Он готов взять того человека, который умирает от рака, того с болезнью сердца, того, кто слеп, того, кто страждет. Если он только поместит в это свою веру, это обратит его от смерти в жизнь, начнет его свидетельство. Он ждет, чтобы это сделать. Он помещает вас прямо в ловушку, чтобы посмотреть, что вы сделаете. Он поместил их прямо туда, в ту ловушку. Казалось, что вся природа скрыла свое лицо. Да.
Один писатель однажды сказал, что, когда они очутились в том месте, задавался вопросом, что же сделает Моисей. У него был один приказ: «Иди вперед». И если ты находишься при исполнении долга, не имеет значения, что стоит на пути. Величайшие переживания, которые когда-либо у меня были, состояли в том, чтобы выступить против чего-то, что я не мог преодолеть или подчинить, и просто стоять там и наблюдать, как Бог проделывает через это путь. Продолжайте движение. Засовывайте в это свой нос. Просто продолжайте двигаться дальше. Просто продолжайте идти дальше. Бог проделает путь.
45    Старый цветной внизу, на юге, носит Библию. Они спросили: «Зачем ты таскаешь ту Библию, Моз? Ты же не умеешь читать».
Сказал: «Я ей верю».
Спросили: «Ладно, откуда… откуда ты знаешь, что это правильно?»
Он сказал: «Ну, это… Я верю ей от корки до корки, а также и корке». Говорит: «Под ней написана Святая Библия».
Спросил: «Я полагаю, что ты веришь всему тому, что там находится?»
Сказал: «Да, сэр».
«Я полагаю, что ты уверен в том, что все, что Бог сказал бы тебе сделать, ты сделаешь?»
Он сказал: «Я это сделаю».
Сказал: «Что, если бы Он сказал тебе перепрыгнуть через ту стену, ту каменную стену? Как ты собираешься через нее перебраться?»
Он сказал: «Если Он скажет мне прыгнуть, я прыгну. Он проделает дырку, когда я там окажусь».
Так что это правильно. Так что то, что вы должны сделать, – принять Бога, и верить этому, и все равно прыгать. Если вы знаете, что вы смогли бы объяснить это, понять это, тогда это больше не было бы верой. Ваша вера заключена в том, что вы верите в то, что Он сделал для вас. «И вера есть сущность того, на что надеемся, очевидность невидимого». Вы это не видите. Вы не можете это понять. Нет никакого способа понять Бога. Вы просто должны ему верить и продолжать идти вперед. Он так сказал. Вот как я стою за кафедрой для видений. Вот что… Он говорит мне делать определенные вещи, которые по-человечески кажутся невозможными, и вы все об этом знаете. Это невозможно по-человечески, однако Он сказал это делать. Просто идите вперед. Он Тот, Кто об этом позаботится. И Он это сделает. Да. Как Ты велик!
46    Когда Моисей попал в ловушку здесь, на этом месте, вот, он находится непосредственно при исполнении долга, прямо при исполнении долга. Бог вел его прямо туда. Что Он собирается сделать? Красное море, точно капкан. Однако Моисей просто продолжал маршировать вперед. Один писатель, полагаю, сказал, что Бог посмотрел через Столп Огненный сердитым взглядом, посмотрел вниз, на то Красное море, которое пыталось отрезать путь Его детям при исполнении ими долга. И сказал, что море испугалось, и покатилось вспять, и просто проделало для них тропу.
Итак, если Он смог посмотреть через Столп Огненный и сделать это, что же Он сделает, когда посмотрит через Кровь Своего собственного Сына? Есть Исповедующий, стоящий там с обетованием, что Бог поклялся в том, что Он позаботится об этом, и поклялся в том, что Он будет… что семя Авраама овладеет вратами врага. Конечно. Он обязан сделать это посредством Крови Своего Собственного Сына, которая сегодня вечером находится на седалище милости. О-о, если бы мы могли убраться от этих земных идей и посмотреть вон туда, вверх, увидеть, Кто же дал обетование – Сам Бог творения! Да.
47    Иисус также, после того как у Него было испытание в Кадесе, когда вернулся и девяносто процентов служителей сказали: «Мы не можем овладеть ею».
Иисус сказал: «Мы более чем способны взять ее», – он и Халев. И он был… перешли только двое из двух с половиной миллионов человек. Что он делал? Он пускается к Иордану, который удерживал его от обетованной земли. Однако он овладел вратами врага. Почему? Потому что он принял Бога по Слову Его. У него было испытание, и он этому верил. Он знал, что Бог держит свое Слово. Поэтому он овладел вратами врага.
Я мог бы пройтись вдоль и поперек, однако я вышел за пределы отведенного времени. Все эти великие воины, каждый из них, они совершили великие дела, они… они… великие чудеса, и странствовали в овчинах и по пустыням, и терпели нужду, и некоторые были перепиливаемы, и все самое разное. Как говорится в Евреям, 11, все эти великие воины пришли к тому, чтобы умереть. Каждый из них приходит к смерти.
48    Но однажды в один славный день приходит то Царское Семя Авраама, рожденное от девы. Да. Когда Он ходил по земле, Он был истинным Семенем Авраама. Он ходил по земле, Он овладевал вратами людских болезней. Он овладевал вратами недугов. Все… В Гефсиманском саду, на суде в то утро Он овладел вратами искушения. На горе Преображения – там Он доказал Себя. Когда дьявол взял Его на другую гору, Он обладал силой над врагом, чтобы показать, что Он мог это сделать. «Если Ты Сын Божий, преврати эти камни в хлеб». Он не должен был это делать. Он сказал: «Написано: «Не хлебом одним будет жить человек». Он взял Слово Божье, потому что Он был истинным Семенем Авраама и обладал каждым благословением, которое обетовал Бог. Да, сэр.
Стоял там под искушением, сказал: «Я только скажу Отцу, и Он пошлет Мне двадцать легионов ангелов». Что можно было сделать? Двадцать легионов ангелов. Они могли бы изменить это, если бы захотели. Верно. Однако Он должен был быть искушаем точно так же, как искушаемы мы. Стоял там с пригоршнями волос, выдернутых из Его бороды, кровь и насмешки, на лице плевки пьяной солдатни. Они накинули Ему на голову тряпку и били по макушке тростью, говорили: «Итак, Ты говорил, что Ты был пророком, что Ты можешь читать мысли людей. Скажи нам, кто ударил Тебя? Скажи нам, кто ударил Тебя?» Он мог бы это сделать. Однако Он послушал бы дьявола. Он овладел вратами врага. Он выстоял в искушении. О Боже, из-за Одного! Это верно.
49    Затем, когда Он умер на кресте, ад забрал Его драгоценную душу. В Библии говорится, что Его душа сошла в ад. Абсолютно точно. Ад захватил Его душу и держал Его там. Но, брат, в тот третий день Он овладел вратами смерти, ада и могилы, и на третий день воскрес, и победил все это. Он забрал болезни, смерть, ад, могилу и все остальное. Я верю, что Он сдернул заслонку врат с петель и утащил их , восшел на высоту, поднялся на высоту. И сегодня вечером вы более чем победители . Его семя должно овладеть вратами врага. Да, сэр. Он овладел всеми вратами. Он победил всякую болезнь. Он победил всякий грех. Он победил всякое искушение. Он победил смерть, Он победил ад, Он победил могилу. Он овладел вратами всех их. И мы в Нем – более чем победители, аллилуйя, потому что Он победил ради нас! О-о, мы всегда будем знать, каким было то истинное Семя Авраама, что Оно истинно для нас значило.
50    Дьявол сомневался в Нем. Дьявол… Это было время, когда пыль, как мы это называем, запорошила ему глаза. Когда он взял Его на гору, как я говорил несколько мгновений назад, он сказал: «Кто бы это мог быть? Этот Человек всего лишь пророк. Мог бы Он быть Сыном Божьим?» Он сказал: «Если Ты Сын Божий, – показывая, что он сомневался в этом, – если Ты сын Божий, повели этим камням сделаться хлебом, потому что Ты голоден, Ты постился сорок дней. Поешь».
Иисус сказал: «Написано: «Не хлебом одним будет жить человек». Взял Его на крыло храма, сказал: «Бросься вниз, ибо написано: «Ангелам заповедает о Тебе, да не споткнешься о камень ногою Твоею, они понесут Тебя».
Он сказал: «Да. И написано также…» Во всем Он встретил его со Словом Божьим, потому что Он был истинным Семенем Авраама.
51    Он овладел всякими вратами искушения. О-о, как же Он поступил! Он был человеком. Он был человеком, как и вы, как и я. Он имел право жениться. У Него было право иметь дом. У Него было право иметь то, что имеем мы. Он мог бы это сделать. Человек, Который мог превратить воду в вино, Который мог знать, где во рту у рыбки была монета, ведь небеса и земля принадлежали Ему. Однако Он воздержался от этого.
Самые сладкозвучные слова в Библии, когда Он сказал: «Отец, Я освящаю Себя, чтобы Я мог освятить их». Что Он пытался сделать? Подать пример. Он послал двенадцать человек с Евангелием, которое победит мир, и Он рассчитывает на то, чтобы вы со мной это сделали. Если Он мог подобным образом освятить Себя, да мы же обязаны отложить в сторону всякую несостоятельность, и всякое сомнение, и все остальное и освятить себя! Ибо мы чрез Него семя Авраамово, которое чрез Него более чем победители. Да.
Он имел право быть женатым. У Него было право иметь дом. Он имел право положить голову на подушку. Но «лисицы имеют норы, и птицы имеют гнезда, а у Сына Человеческого нет места, куда приклонить Свою голову». Почему? «Я освящаю Себя, Отец. Я это делаю ради них». Ради них, не потому что Он был должен, но ради них Он победил всякого врага.
52    Стоял там в тот день в зале суда или во внутренних дворах, когда Его судили и ложно обвинили. Единственное, что они нашли против Него, – это нарушение дня субботы. Он сказал: «Я – Господин субботы», – и Он Им был. «И делаешь Себя Богом», – а Он был Богом. И все те ложные обвинители и тому подобное и лжесвидетели, которые у них против Него были. В конце концов избили большой плетью так, что виднелись ребра, а одежду, которая была на Его спине, они стащили. Прибили Его к столбу. Что это было? Это было истинное Царское Семя Авраама.
Вот где мы стоим сегодня вечером. «Построил на Крови Христа навек надежду я свою. Когда все рушится кругом, я нахожу опору в Нем. Стою я на скале Христа, в других основах лишь песок, в других основах лишь песок». Вот где я беру свою надежду – прямо там, на той твердой скале.
Семя Авраамово. Он овладел всеми вратами, даже от смерти и ада. Посмотрите на Него там. Имел насмешки… Та женщина снова пыталась умыть Его ноги. Накинули Ему на лицо тряпку и сказали: «Если Ты пророк, скажи нам, кто ударил Тебя, и мы Тебе поверим». На кресте они сказали: «Если Ты – Сын Божий, сойди, и мы поверим Тебе». Они все равно бы не поверили Ему вне зависимости от того, что бы Он сделал. Он не прислушивался к ним.
53    Давайте на немного обратим к Нему свой взор в это утро или в сегодняшний вечер. В то утро было ужасное утро. Мы вернемся в помещение. Давайте просто… Я собираюсь взять это собрание… Я хочу, чтобы на нечто взглянули. Подойдем к окну. Я слышу воющую толпу. В чем дело? Поднимите занавеску и посмотрите. Я слышу, как что-то ударяется и спускается по улице, «бам, бам», по старым булыжникам, приближаясь к Голгофе. Это Семя Авраама. Там идет второй Адам.
В саду Эдемском, когда у Бога было… по поводу святости и истинности Его Слова, когда Ева с Адамом совершили зло, когда Бог Сам бегал туда и сюда по саду, крича: «Адам, Адам, где ты? Где ты, Адам?» Если кто-то хочет знать, где… Кем был этот Человек, Иисус, Кто пришел, разыскивая Своего первого потерянного сына? Разве Бог послал Ангела? Он пришел Сам. Вот как Он приходит. Вы хотите сделать…
54    [Пустое место на пленке.] …правосудие. И если нет правосудия, то нет и закона. Если у вас нет правосудия, суда, идущего с этим, нет никакой нужды в наличии закона. Какой прок от закона, который говорит: «Штраф десять долларов за езду на красный свет», а затем не… говорит: «Не едь на красный свет», – а за этим нет штрафа, никакой уплаты штрафа, никакого наказания? Без наказания нет никакого правосудия. Поэтому правосудие заключается в том, чтобы умереть. Поэтому это было единственным, что Он мог сделать.
55    И затем, когда Он увидел Еву, стоящую там, ту прекрасную молодую женщину… Там стоял тот настоящий мужчина, большие крепкие мускулы, и кровь от кровавой овчины стекает с его руки. Там стоит молоденькая Ева, самая красивая женщина из когда-либо существовавших в мире, потому что она была создана собственной Божьей рукой. Ее очи были подобны звездам небесным. Ей не нужна была дрянь «Макс фактор», чтобы сделать ее привлекательной. И когда у нее было… выше, чем это. И она стояла там, и кровь стекала по ее прекрасному телу, стоит там, взирает на лицо Божье в том большом Свете, который нависает в тех пальмах. «Убирайтесь из Моего Присутствия».
Теперь понаблюдайте за Адамом, как он начинает уходить прочь, и ноги его покрывает та овчина, вот так ударяясь по его ногам. Он не мог это вынести, потому что Он Отец. Сказал: «Подожди минутку. Я положу вражду между семенем твоим и семенем змея».
56    Где это было? Это было здесь, на Голгофе. Вот Он поднимается, этот второй Адам. Сам Бог сошел и стал человеком, взбирается на гору. Дьявол всегда ненавидел то Слово, однако это верно. Да, сэр. Он был более чем пророк. Люди сегодня с этой социализированной религией говорят, что Иисус был всего лишь хорошим человеком, философом, что хорошо слушать Его учения. Если Он не был Богом, если это не было Кровью Эммануила, то Он был Человеком, подобным мне, верно, и мы потеряны. Он был Богом. Бог, Святой Дух, осенил Марию и сотворил клетку крови, которая произвела не еврейскую кровь, не языческую кровь, но собственную Божью Кровь. Кровь приходит через мужской пол. А эта – сотворенная кровь, в ней вообще нет секса. И это был Сам Бог, поднимающийся на гору.
Давайте посмотрим на Него. На плечи Его был наброшен хитон. Он был соткан без единого шва. Я замечаю, как Он идет, шагая… Я взираю на Него верой, показывая Его вам всем верой. По всей спине на том хитоне маленькие красные пятна. Что это произвело? Когда Он идет дальше по улице, и крест натирает Ему плечо, я замечаю, что маленькие пятна начинают становиться все больше и больше. Что это? В чем дело? Внезапно они становятся одним большим кровавым всплеском. Затем я слышу, как что-то еще ударяется о Его ногу. Второй Адам поднимается на гору в кровавой одежде, бьющейся о ноги.
57    Вы знаете, сатана сказал, озираясь, сказал: «Вы знаете что? Я теперь даже не верю, что Он пророк. Я знаю, что это не может быть Бог. Бог никогда так Себя не вел бы, позволяя той кучке пьяниц вот так Себя третировать, позволяя называть Себя святым роликом (я вам говорю), позволяя называть Себя старой моделью, чем-то в этом роде. «Ты старый фанатик». Он никогда бы этого не сделал».
Однако это… Он был Богом. Его Царство было свыше. Его делегаты – то же самое. Их Царство свыше. Они ведут себя как пришедшие оттуда, свыше, они говорят о вышнем. Где их сокровище, там и сердце их. Они говорят об этом.
58    Когда Он взбирается на гору, я могу видеть ту смерть. Сатана послал туда то смертельное жало. Сказал: «Сойди и заполучи Его теперь». Сказал: «Иди и заполучи Его. Сейчас время Его заполучить». Та пчела, как большая старая пчела смерти, начинает гудеть вокруг Него, жужжа вокруг Него, говоря: «Эй, посмотрите, как Он истекает кровью. Посмотрите на Него, плюньте Ему в лицо. Посмотрите, как все смеются, насмехаются над Ним».
Я вижу, что молодая женщина выбегает и говорит: «Что Он сделал? Какое Он сделал зло? Что Он сделал, кроме как проповедовал вам Евангелие? Что Он сделал, кроме как исцелял ваших больных?» Кто-то, щелкнув хлыстом, убирает ее с пути. Сказал: «Вы будете слушать ту сумасшедшую женщину, а не своего священника? Идите с Ним на гору». Они снова бьют Его. Пчела говорит: «Я заполучу Его через некоторое время, когда они повесят Его на кресте».
59    Вы знаете, что у всех насекомых, пчел и тому подобного, есть жало. И смерть – это пчела. У нее есть жало. Но вы знаете что? Всякий раз, когда одна из тех пчел вонзает жало действительно глубоко, она отрывает себе жало. Брат, когда она воткнула в ту плоть, которая не была человеком… Она вонзила свое жало в Эммануила. И когда она это сделала, она вырвала себе жало. Я теперь говорю вам, семени Авраамову: она может гудеть и шуметь, однако у нее совсем нет жала. Один из них, подойдя к своей смерти, сказал: «О смерть, где твое жало? Могила, где твоя победа? Но благодарение Богу, дающему нам победу посредством нашего Господа Иисуса Христа».
Да, она может жужжать, и поднимать большой шум, и насмехаться, и затащить больницу… в больницу, и сказать стоящим там докторам и куче их носить траур и рыдать. Однако взгляните ей в лицо и скажите: «Смерть, где твое жало? Я могу указать вон туда, на Царское Семя Авраама, от Крови Которого я был рожден. Он вырвал жало смерти. Так что, смерть, у тебя нет для меня жала. Могила, однажды я тебя предам земле. Где твоя победа? Но благодарение Богу, Который дает нам победу через нашего Господа Иисуса Христа, и семя Его овладеет вратами врагов своих, овладеет вратами всех врагов своих».
И когда Он пришел, Он овладел всеми вратами: вратами болезни, вратами смерти, вратами ада, вратами искушения, вратами могилы. Он овладел всеми вратами, и свободно дает это нам, и делает нас более чем победителями через Него, возлюбившего нас и отдавшего Себя за нас.
60    Давайте склоним головы только на мгновение, в то время как мы об этом размышляем. Сегодня вечером я задаюсь вопросом, есть ли случайно, сколько здесь, в этом здании, не знающих Его как своего личного Спасителя и вас, чья жизнь не в ладу с Богом? Не поднимете ли вы руку, говоря: «Помолись за меня, брат Бранхам. Я хочу, чтобы в этой заключительной молитве ты помолился за меня»? Да благословит вас Бог, сзади, в углу. Да благословит Бог вас далеко сзади, леди. Но будет ли кто-то еще? Сколько еще вверху, на балконе? Смогу я увидеть там какие-нибудь поднятые руки? Все те люди, да благословит вас Бог там, сзади. Да благословит вас Бог здесь, леди.
Кто-то еще захочет поднять руку? Я не хочу причинять вам боль. О-о, просто поднимите руку, говоря: «Я…» Вы знаете себя. Скажите: «Брат Бранхам, я не семя Авраамово. Я принадлежу к церкви». Да благословит вас Бог здесь, сэр. «Я… я не семя Авраамово». Да благословит вас Бог, леди вот здесь. Да будет Господь обилен к вам сегодня. Справа от меня, да, да благословит вас Господь.
Кто-то еще? Скажите… поднимите руку. И просто поднимите руку, говоря: «Вспомни обо мне, брат Бранхам, в своей молитве. Я хочу… я хочу быть семенем Авраамовым». Потому что, запомните, если вы не семя Авраамово, вы не находитесь в обетовании.
61    Так вот, вы можете принадлежать к какой-нибудь церкви, и с этим все в порядке. Да, сэр. Я ничего не имею против того, чтобы вы принадлежали к церкви. Я думаю, что это хорошо. Однако, брат, сестра, это ни капельки не поможет вам в час вашей смерти или в Пришествие Господа Иисуса. Вы должны быть семенем Авраамовым.
И единственный способ, как вы можете стать семенем Авраамовым, заключается в том, чтобы отвергнуть себя самого, и умереть для себя самого, и родиться свыше от Святого Духа, потому что делает нас семенем Авраамовым Жизнь, которая была во Христе. Мы принимаемся как семя Авраамово по Святому Духу, Который был дан нам по обетованию Божьему. «И обетование вам и детям вашим, всем дальним, кого ни призовет Господь, Бог наш».
62    Было восемь или девять рук. Еще будет кто-нибудь с искренней честностью? Только будьте честны с собой. Если вы церковный член, мы не просим вас присоединиться к этой церкви. Нет. Мы всего лишь хотим, чтобы вы были семенем Авраама.
Брат, сестра, возможно, я никогда снова в этой жизни не брошу на вас взгляд. Однако там, у судебной стойки, я окажусь перед вами лицом к лицу. Понимаете? Итак, запомните этот вечер 13 февраля 1961 года . Когда этот день внезапно появится там, на холсте небес, во время суда, это собрание воскреснет в вашей памяти.
Да благословит вас Бог там, возле стены. «Я хочу верить Иисусу. Я хочу сегодня вечером стать семенем Авраамовым». Теперь… В Библии говорится, что иудей не тот, кто таков по наружности, но тот, кто таков внутри. Его… его семя овладеет вратами врага.
У нас теперь на пути есть враг. Десять или двенадцать рук уже было поднято. Это… Мы показываем, что у нас есть враг на пути. Там будет кто-то другой, который сегодня вечером присоединится к нашим рядам, и поднимет руку, и скажет?.. Да благословит вас Бог, сэр. Да благословит Бог вас. Будут там, сзади? Да благословит Бог вас, там сзади. Да, брат мой, вверху, на балконе, да благословит тебя Господь. Да. Присоединяйтесь к нашим рядам. У нас теперь враг бежит.
63    Вчера вечером мы начали гнать его от больных людей. Только взгляните на то, как больные раком и все остальные были избавлены в прошлый вечер. Враг теперь подался. На прошлой неделе мы просто сражались, и рубили, и делали все, что можем. Но мы заставили врага сдвинуться с места. Видите?
Итак, многие поднимаются, приходят в ряды. Берите… записывайтесь прямо в них. Есть… Разве вы не придете присоединиться к нам сегодня вечером? Соедините сегодня вечером руки с Богом, станьте мертвыми для вещей мира и примите Христа как своего Спасителя. Вы поднимете руку, прежде чем мы помолимся? Скажите: «Вспомни меня». Да благословит вас Бог, там, в задней части. Я могу видеть вашу руку там, сзади. Очередной?
Что по поводу кого-то закрывшегося здесь, не христианина? Скажите: «Я хочу, чтобы ты вспомнил меня, брат Бранхам. Я хочу, чтобы ты помолился за меня, в то время как ты молишься. Просто вспомни меня в своей молитве». Я сделаю это. Хорошо. Итак, давайте держать наши головы склоненными.
64    Так вот, небесный Отец, ни один из нас не знает, что мы будем здесь завтра. Это может быть последний вечер, который мы проведем здесь, на земле. Однажды я закрою эту Библию в последний раз. Однажды я закрою глаза и склоню голову в последний раз. И каждый человек, находящийся здесь, сделает то же самое. Мы не знаем, когда придет то время, Господь. Мы знаем, что перед каждым из нас находится большая темная комната, перед каждым человеческим существом. Она называется смертью.
И когда мы думаем об авторе «Смертного часа», всякий раз, когда мое сердце бьется, мы становимся на один удар ближе к той комнате. Всякий раз, когда мое сердце бьется и тикают те часы, мы попросту на один удар ближе. И однажды оно дойдет до своего последнего удара.
Боже, мы не хотим… Я умоляю за этих людей. Мы не желаем вступить в ту комнату, и рыдать, и желать еще жизни и нескольких минут, чтобы покаяться. Боже, мы хотим прийти туда с дерзновением. Мы хотим прийти туда как семя Авраамово с обетованием в наших сердцах, зная, что мы знаем Его в силе Его воскресения, чтобы однажды, когда Он призовет, мы вышли из среды смерти, и воскресли, и пошли, чтобы быть с Ним, чтобы каждый был с Ним.
65    Я молюсь за тех, кто поднял руки, Господь. Многие подняли руки. Они искренни, Боже. Они… они не делают это своей собственной силой. Им должна быть дана сила, и это Твоя сила. И они подняли руки, что они были в этом искренни.
Боже, в Слове написано, что усиленная молитва праведного… Так вот, нет ни одного из нас праведного, однако мы принимаем Его праведность. И мы приносим пред Тобою Его Кровь. Мы приносим пред Тобою Слово Его, как Он сказал: «Чего ни попросите у Отца во имя Мое, Я это сделаю».
Теперь мы приносим людей верою прямо пред Тобою, Господь. Вот они. Они согрешили. Они поступали неправильно. Они желают прощения своих грехов. Они подняли руки к Тебе, что… и для меня, чтобы помолился за них, что они сожалеют, что это делали. Господь Иисус, прости их. Пусть они найдут тот реальный сладостный мир, который превыше понимания, осознавая, что Бог так возлюбил мир, что Он отдал Сына Своего, чтобы… чтобы они могли иметь дерзновение поднять руки свои.
66    И пусть они также поймут, Господь, что они были избраны, иначе они никогда не подняли бы руку. Ибо Иисус сказал: «Никто не может прийти ко Мне, нежели прежде не привлечет его Мой Отец». Позволь им знать, что Бог Отец стоит на их стороне, говоря их сердцу, – и они сделали свой выбор. Он также сказал: «Слышащий Слово Мое и верующий в Пославшего Меня перешел от смерти в Жизнь и на суд не приходит, но уже перешел от смерти в Жизнь», получил Вечную Жизнь теперь. Боже Отец, Ты его не отвергнешь.
И я молю, чтобы Ты был милосерд к ним. И я молю, чтобы Ты помог им и дал теперь им смелость, после того как я процитировал это место Писания, что это был Ты, заставивший поднять их руку к Тебе, ибо Ты так сказал. «Никто не может прийти ко Мне, если не привлечет его Мой Отец. И все, которых Отец дал Мне, придут».
И позволь им знать, что то исповедание прямо теперь доказывает, что Ты прощаешь их грехи. Итак, пусть они не стыдятся этого. Пусть они стоят смело и говорят: «Да. Я принимаю теперь на основании Твоего Слова, что я никогда не приду на суд проклятия, потому что Бог проговорил моему сердцу, и я поднял руку, что приму Его своим Спасителем. Я хотел бы быть упомянутым в молитве». Даруй это, Отец.
67    Итак, со склоненными головами, я прошу каждого, кто поднял руки, если вы верите тому, что я вам говорю… Христиане, молитесь. Это сказал Бог. Иисус сказал: «Никто не может прийти ко Мне, если прежде не привлечет его Мой Отец». Итак, что заставило вас поднять руку? Святой Дух, говорящий вам, приведший вас к сознанию того, что вы неправы. «И все, кого Отец дал Мне (или к кому проговорил), придут. (И вы это сделали – подняли руку: «Я грешник. Я желаю прощения. Я поступал неправильно».) Я никоим образом не изгоню его, дам ему Жизнь Вечную, воскрешу его в последний день».
Итак, есть еще одно, что я хочу, чтобы вы сделали. «Кто исповедует Меня пред людьми, того и Я исповедую пред Отцом Моим и Ангелами небесными». Итак, я прошу, чтобы вы сделали одно дело в добродетели Божьей: всего лишь подумайте, как благ Он был, позволив вам поднять руку.
68    Я разговаривал с молоденькой девушкой, когда еще был баптистским проповедником. Я был на юге, в Нешвилле, Теннесси. И я чувствовал водительство сказать ей, что я был уверен в том, что Бог давал ей заключительный призыв. В тот вечер она встретила меня за пределами церкви. И она сказала: «Никогда снова не ставь меня в подобное неловкое положение».
Сказал: «Я никогда не ставил вас в неловкое положение. Надеюсь, что нет». Она была дочерью диакона.
Она сказала: «Я молода. И у меня времени в избытке, чтобы это сделать».
Я сказал: «Леди, я никогда не укажу на вас пальцем, если не почувствую, что это правильно. Я никогда бы не сделал призыв к алтарю, если бы я не думал…» И она просто ужасно на меня наорала.
69    Спустя примерно два года я был там со своим старым другом, братом Моррисоном из баптистской церкви, чтобы провести другое собрание. И когда я его провел, я прохаживался по улице. И она была приятной юной леди. Она шла по улице (это было двадцать пять лет назад), и ее нижние юбки низко свисали. Ох, как же грязно она выглядела. Я подумал: «Это не может быть дочь того диакона». И она засекла меня. Она слегка ухмыльнулась и повернула голову в сторону. Я подошел к ней близко.
Она сказала: «Хэлло, проповедник».
Я сказал: «Здравствуйте».
Она постояла немного там, на перекрестке, спросила: «Пойдешь со мной ко мне в комнату?»
Я сказал: «Спасибо, я вроде как немного… спешу».
Она залезла в свою сумочку и спросила: «Есть сигарета?»
Я спросил: «Итак, тебе не стыдно это говорить?»
Она сказала: «Может быть, ты со мной выпьешь? Я заплачу, если ты будешь пить».
Я сказал: «Позор тебе, леди. Разве тебе не стыдно просить о подобном слугу Христа?» Я начал уходить. Я сказал: «Я буду за тебя молиться».
Она сказала: «Только минутку. Совсем не нужно».
Я спросил: «Почему?»
Она сказала: «Ты помнишь, как в тот вечер стояли у куста роз возле той баптистской церкви?»
И я сказал: «Да».
Она сказала: «Мой отец все еще там диаконом». Сказала: «Ты можешь говорить об этом везде, куда ни поедешь, везде, куда ни поедешь, если захочешь». Она сказала: «Это был мой последний призыв». Она сказала: «Ты знаешь, с того времени…» Сказала: «Я раньше всегда чувствовала в своем сердце призыв прийти к Богу». Она сказала: «Но с того времени, – сказала она, – я становлюсь все черствее и черствее».
Так вот, вот то заявление, которая сделала эта девушка. Она сказала: «Мое сердце так очерствело к Богу, и к церкви, и ко всему, – сказала, – что я могу видеть душу своей матери, которая поджаривается в аду, и смеяться над этим». Видите?
70    Так вот, Он милостив к вам. Он стучал в ваше сердце, и вы подняли руку: «Да, Господь, я неправ». Это был Отец. Итак, вы будете исповедовать Его достаточно… Не подниметесь ли вы просто на ноги? Я не буду просить, чтобы вы сделали что-то иное. Просто встаньте на ноги. Так люди смогут увидеть, что это был Бог, Который стучался в ваше сердце. Итак, запомните, подлинные, истинные дети: «Бог стучался в мое сердце. Я хочу встать на ноги, просто дать людям знать». Да благословит вас Бог, сэр. Да благословит вас Бог, молодой человек. Кто-то еще встает. Это правильно.
Хорошо. Теперь: «Я теперь верю». Просто встаньте только на мгновение, только на мгновение. Пожалуйста, просто встаньте только на мгновение, каждый. Прекрасно. Будет еще один, кто захочет встать только в этот раз, говоря: «Он стучался в мое сердце. Никогда не поднимал руку, однако прямо теперь я собираюсь встать ради Него. Я встану прямо теперь. Я верю, что встану прямо теперь, потому что Он стучался в мое сердце. Я хочу, чтобы мое сердце никогда не оказывалось в подобном плачевном состоянии. Пока оно чутко, я встану».
71    Итак, я говорю это властью Слова Божьего. Если вы встанете за Него теперь, Он будет стоять за вас на суде. «Кто исповедает Меня перед людьми, того и Я исповедаю перед Отцом Моим и Ангелами небесными». Я хочу попросить вас, люди, вас, дорогие христиане, которые как раз сейчас стали христианами во Христе, только что получили приглашение стать семенем Авраамовым, найти какую-нибудь хорошую церковь и креститься. Да благословит вас Бог, сестра, за подобное вставание. Это очень замечательно.
Итак, просто останьтесь стоять. Я хочу снова помолиться за вас. И найдите какую-нибудь хорошую церковь, креститесь христианским крещением и ищите крещения Святым Духом. Там стоят молодые люди, молодые мужчины и хотят стать служителями и миссионерами. Да благословит Бог вашу величественную жизнь.
Теперь вы, кто склонил головы, я хочу, чтобы вы подняли глаза, и повернулись, и увидели, кто это. И я хочу, чтобы вы теперь, когда мы стоим, предложили им правую руку общения как верующие христиане. Скажите: «Добро пожаловать!» Пригласите их в свою церковь или куда-нибудь. Итак, давайте встанем на ноги. В то время как вы обмениваетесь с ними рукопожатием, скажите: «Добро пожаловать сегодня вечером в Царствие Божье, – скажите, – мой благословенный брат-пилигрим». Повернитесь кругом, каждый из вас, и обменяйтесь теперь рукопожатием с этими людьми, пока мы поем.
Такой, как есть, без дел и слов
Под искупительную Кровь…
Вот именно, христиане, будьте действительно милосердными. Я смотрю на балкон. Молодые люди плачут, люди пожимают руки.
Приняв с доверием Твой зов,
О Божий Агнец, я иду!
72    Брат Бантейн говорит, что внизу есть молитвенная комната. Как туда пройти, брат? Просто прямо через дверь, если вы захотите пойти только на мгновение. И я передам служение ему.
И возможно, у некоторых из вас не было… Сколько не получило крещения Святым Духом (поднимите руку) и этого ищет? Вы хотите быть…
Да благословит вас Бог. «Всякий желающий пусть приходит». Это верно? Итак, разве вы не счастливы, вы, кто поднял руку и исповедовал Христа сегодня вечером? Если из-за этого вы чувствуете себя в своем сердце очень хорошо, поднимите руку, чтобы люди увидели, вы, кто поднимал руку. Вы, кто… Взгляните туда: каждый, сто процентов. Да, сэр. Вот именно. Сколько из вас рады, что сегодня вечером вы христиане, поднимите руку.
73    Что говорит Библия? Семя его овладеет вратами врага своего. Аминь. Сегодня вечером мы одержали победу во Христе, нашем великом Победителе. Мы разрушили стены греха, разрушили стены безразличия, и души замаршировали в Царствие Божье, чтобы восстать в воскресении в последний день. Разве мы не счастливы?
Хорошо, сестра. «Люблю Его, люблю Его, Он прежде возлюбил». Каждый теперь, все вместе.
Люблю Его, люблю Его,
Он прежде возлюбил
И на Голгофе искупил
Спасенье мне.
О-о, разве вы не любите Его? Итак, не уходите теперь. Я хочу, чтобы вы что-то сделали для меня. Теперь, когда мы поем это снова, я хочу, чтобы вы пожали руки кому-нибудь, кто перед вами, кому-то, кто позади вас, справа и слева и сказали: «Да благословит тебя Бог, брат-пилигрим или сестра. Рад быть здесь с тобою в доме Божьем». Давайте сделаем это, пока мы это поем.
Люблю Его, люблю Его,
Он прежде возлюбил
И на Голгофе искупил
Спасенье мне.
Итак, давайте споем это Ему, когда мы поднимаем к Нему руки.
Лю… (…?…), люблю Его…
Я передаю вас вашему пастору.

And Thy Seed Shall Possess The Gate Of  His Enemies

E-1 Let us remain standing and just bow our heads for a word of prayer. Our gracious heavenly Father, it is again that we approach Thee, asking forgiveness of our sins and trespasses, and praying that You'll be merciful to us, Father. We would pray, Lord, that You would pardon all of our transgressions, would lead us into the paths of Light and Life. And make us, Lord, so salty that others would long to be Christians in whom we contact. We know that salt is a savour if it contacts. And Father, we pray that You will make us the strength of the salt, and may we be so desirous to contact the outside world, that's dying, that it might be a savour to them.
We are told that we are written epistles, read of all men. And Father, we pray that our lives will so be, as we profess to have this great experience of Pentecost, that it will be such a--salty to the world, that they'll long to be that way also. Give us of Thy Holy Spirit, Lord, that we might show to the world, that our faith in our Saviour is confirmed, that He is not dead, but He's a living with us day by day, guiding us and directing us, feeding us, walking by the still waters and the shady green pastures.
We pray that You'll bless us tonight in the Word. Heal the sick and the afflicted; save the lost. Get glory unto Thy great Name, for we ask it in Thy Name, Jesus Christ. Amen. You may be seated.

E-2 We are indeed--deem this a grand privilege to be back again tonight here at the church, to minister again the Word to the people. And this has been a great day. I'm so glad to meet Christians, to meet real borned again people. I hope you don't think that I, expressing and saying the things that I do, that I think that California has all the sinners. They're all over the world. And now, I have...
Last evening when I was approaching... I'd been down in the city in the afternoon, and I noticed some of the people, how they were doing, just like they are in other parts of the world.
And I come in last night. And the nicest little girl from the platform here, from the choir, I believe it was, walked back there. She was a Canadian, real nice little lady, clean looking, and a real, just a real lady. I hope my Rebekah's like that when she gets her age. A Canadian girl... Then tonight coming in, standing out there by the side of the wall stood a little lady, standing out there, when my son and my daughter-in-law come up, and I, from Arkansas, waiting out there in the cold just to shake hands with me. Said she'd remembered when I was in Hot Springs many, many years ago, the Humbard family. And just see people like that, it just makes life worth living.

E-3 You know, when we live to serve, and to do what we can for those people, and to try to help others that maybe doesn't know the joy of living that life. Some people think that when you become a Christian that it take--just takes all the joy out of life. It's just vice versa. I--I have lived both ways.
This is thirty-one years I've been preaching, and I have... I would not trade this life if there wasn't even any heaven to go to at the end of it, if there wasn't any Jesus to see. I have more joy living this way than I--one day, than I would ten years any other way, if there wasn't nothing after. But... That's really from my heart, as your brother and God's servant. There's such a peace and a satisfaction, knowing that when you lay down, if you never wake again, what difference does it make? See? You're--you're--you're saved, that--that anchor that holds within the veil somewhere out there, something that tells us that the good's just the other side.

E-4 Billy said last night to me when I left; he said, "Daddy, do you think you could ever make it some time you'd get out at nine o'clock? "
I said, "I hope so, some time." But I... You're such a nice people to talk to. And you... There's no place to stop.
And he said, "Well, the first thing, you talked about thirty minutes before you ever started on your sermon."
I said, "Now, Billy, I'm going to--I ain't going to do that tonight. I'm going--I'm going to start right straight into the sermon right quick, so I can let the people out."

E-5 We got a--still a full week. And then, we've got to go from here then up into Visalia, and right straight from there to Ohio, back in the snow, and down in Virginia where I think they got seventeen inches of snow in there now. Then, back over in Illinois, Bloomington, up Chicago. And then all the way up in northern British Columbia, where it's really snowing. And then, I hope that, if the Lord willing, sometime this summer, to--to get overseas again, because there's where my heart lays. That is true. You would, too.
You think, "Well, you don't love us." Yes, I love you. But you're already anchored in Christ, and those people over there, just so hungering and thirsting. And now, if I was working for you, and I could pick... I was picking berries. On one side of the road over here, I could pick fifty gallon a day. On this side of the road, I could pick two quarts a day. Now, which field should I work in? Certainly. You know what I mean.

E-6 But one thing about having meetings here. The American people has the money, and they're the ones that have to sponsor. Those people can't even eat over there but what... And it's just so terrible. You'd never realize what it is. Won't strike your heart until you stand in the street sometime, preaching, and seeing a little mother with her little baby, and his belly swelled up that high, dying from hunger, and trying to hand you the baby. She knows she's going to die too, starving. Well, what if you take that one? Here's one over here, and one here, and one here, and one just everywhere. See? And it's a pitiful thing.
Then you come back, and think that we rake in the garbage can enough to feed those people. And there's just something... The economics of the world is not balanced right somewhere. It's just not right. And we can't do nothing about it. You can see it, but (See?), I'm just one American. And that's--and just one Christian. And we could come back and tell the stories.
And it's truth that many missionaries tonight are eating one or two meals a week, and without shoes on their feet, just an old pair of ragged trousers or something wrapped around them, going into the jungles preaching the Gospel, this Gospel that we're preaching right here. It just isn't right, it just doesn't seem right, although they don't complain. They go right ahead doing it anyhow. Just almost breaks your heart to see. I say, "That fellow there..."
"He's a missionary."
When we Was in Durban, South Africa, that's where I had, I guess, the largest altar call the Lord ever gave me. We registered thirty thousand converts at one altar call. Just think of that. Thirty thousand blanket natives received Christ as personal Saviour when they seen taking place, just like you seen here last night. They're hungering and thirsting. And when they see something's got of reality to it... But see, we here in America, we just have all kinds of evangelists. If one don't please us, we just drop him off, get another one. And you know, we just have such a variety. And the--and the first thing you know, why, it all becomes so common to us till we just forget about it. Those people are really craving God.

E-7 I seen little black boys stand like that, little children, never knowed what a suit of clothes was. Never knowed... Well, we had some homemade ice cream, and one of them would come up. And I put it in his hand. He dropped it, and screamed out. I asked Mr--or the man was standing with me, "What did he say? "
He said, "Boss, it burnt me." It was cold, you see. He never had felt nothing cold. See? He said, "It burned me." See them down there, when they go to get their drink, and the crocodiles chew them up. And see them coming for as many as two months ahead of time, when they heard I was coming over there to pray for their sick. They'd go along packing their loved ones on homemade stretchers, boards, and whatever they could have. And when they would--a lion would come, they would shinny them up a tree somewhere till the lions left, then bring them down. Such a sacrifice, down through the jungles. And then to see them laying at least four or five city blocks deep, till you can't even see the end of them like that, laying there, just...

E-8 And when they seen one man healed at the platform... I turned, and through fifteen different interpreters... You just have to write down what you said last. But when I asked them had the missionary told them what this great Jesus was? "Yes," but he'd also told them that the days of miracles was past.
I said, "Now, what was He then? Whatever He was then, He remains the same if He's a living." See? And when they seen that proved that He was, I made just a prayer, a congregational prayer, and Dr. F. F. Bosworth (Did anybody ever hear of him? Most everybody. One of the grandest old saints I ever met in my life.) he estimated between twenty-five and thirty thousand spontaneous miracles taken place at one time.

E-9 The next morning, Mr. Sidney Smith, the mayor of--of--of Durban called me, said, "Watch the window towards the seashore from your hotel room."
I said, "What is it?"
Said, "I will see if I can get there in time. It's on its road." Well, I was sitting there. I wondered, what did the mayor mean? And just that night, there'd been a woman had died over there that day, a friend of his. Prayed for her, she'd come to life. The papers given big headlines about it. And I went up...
See, where people really humble themselves, and forget everything else and just believe on the Lord, just everything takes place. And then... But you have to believe it. That's all. Just... Not--not just strain at it, but just simple believe it (See?), just like...

E-10 And so, they called. And I heard something making a noise, and I went down the street. Now, they have--they have tribal wars among them. But when I walked to the platform... There was fifteen, I know, different tribes there, all in there with their witch doctors, and the chiefs, and so forth. And they all stand with one accord, about nearly two hundred thousand, and sang each one in their native tongue, all blending together, "All things are possible, only believe."
Brother Bosworth said he had trained symphonies, and went to the Madison Square Garden with a hundred and something piece orchestra, and he said never... Said some of them would be an octave high and an octave low, trained voices. But said there--there was just every one. And them, wouldn't know which was right and left hand, just perfect music. I can just see him yet as he took off his glasses, and begin wiping his eyes. He said, "Brother Branham, this is my coronation, to hear that."
I said, "That's the Holy Spirit. It's the only thing that could make them sing."

E-11 And the next day, when I went to the window and looked out, I thought my heart would jump from me. I looked. Coming down the street there come seven of those big African vans. They're just about long as from here to the--oh, across this building almost. Got some four to six wheels under them. And they were piled just as high as they could be piled with old boards, and clubs, and things that those people had walked on the day before. And the ones that had walked on them was walking behind, for city blocks. Six of those bi--seven of those big van fulls, like that, coming down that street with their hands up in the air, was crippled the day before singing, "All things are possible, only believe." I tell you. You see why--what I mean? It's just... It... Your heart just bleeds to get to them again, you see, just jumps to see what you could do for them.
And I got a paper, one of the Durban papers, that said that one tribe, the Shangai... I forget how much that they brought back weeks later. And they was... And when they'd come back, they was through with sin, bringing back firearms, and watches, and what they'd stole from the--living out in the compounds, you know, when they'd come into the city and steal.

E-12 Now, you pardon me, my sisters, for this rude expression, and do not think that I'm trying to make something--pushing it hard. But I just want to ask you one thing. We're supposed to live in a land of civilization. And this baptism of the Holy Spirit that we talk about... I've seen people receive the Holy Spirit that didn't know right and left hand. And you know what they do when they receive it? They act just like you do when you receive it, do the same thing. And they don't know which is right and left hand. And standing on that ground were women standing there, just no clothes, no more than they was borned in. And there they stood there, young and old, and all alike. And I asked them, I said, "Now, I want you... Would you receive this Jesus that's made this man that was all crippled up to stand up straight and walk, where it told him..." And I said, "I... As your witch doctors thought I was reading his mind." I said, "Now, it shows the God of heaven has made him well." I said, "How many wants to receive Him as personal Saviour?" And they raised up, thousands.

E-13 Brother Baxter and them said, "I believe they must have meant physical healing."
I said, "Start it through the interpreters again." I said, "I did not mean physical healing. I meant to receive Christ, Someone who loves you. And I realize that you got a raw end of it here, just like our American Indian got over there, where God placed him in the land. But," I said, "you--you got a bad deal out of it. But there's one that will give you justice. That's the Lord Jesus, and you want to receive Him as your personal Saviour, you can go home to heaven." And I said, "Raise your hands. Them that's packed idols, break them on the ground." And they broke their idols, and raised up their hands. Thirty thousand blanket heathens. I said, "While you have your hands up, receive Jesus for the baptism of the Holy Spirit." And when they did that, them people... Some women standing there naked, just a clout... You know what they done to walk away from there? They folded their arms to walk away.

E-14 Now, what's the strange thing to me, that a woman that don't know right and left hand, and as soon as Christ comes to her heart she realizes she's naked, and she will try to hide herself; and we, who are supposed to be a Christian nation, continually taking it off. Can you explain it to me? I--I just want to ask that question. I... And all... I don't mean that to joke. This is not no place to joke. This is the desk, the pulpit of God. See? But isn't that true? It... Can you make sense out of it? A native that knows nothing about God, and as soon as Christ comes to their heart they realize they're naked. And we who are supposed to be Christians, constantly each year, just as much as the law will keep from running you off the street, taking it off every year. Something's wrong, somewhere. Maybe it's... It might be me. It just might be me that's wrong. I don't know. If I'm wrong, then the Word's wrong. I like to stay with the Word.

E-15 Now, forgive me, Billy. I did it again. I believe I had Brother Borders to read some... I got some announcements here, but I will just get them a little later, 'cause it gets too late. And I'm going to try to get out at nine o'clock, if I possibly can.
Now, I want to take from that Scripture reading out of Genesis, the 22nd chapter, and the last ten verses of the 17th verse:
And thy seed shall possess the gate of his enemies.

E-16 Now, we've been studying on Abraham, and how that God was with Abraham, and what He did for him. And last Saturday night, we left Abraham, you know, where God had turned him and Sarah back to a young man and young woman. Did you like that? Do you believe it? Went back, and she had the baby. And we've proved that by the Scripture that Sarah was a young woman, because it was a young king down there, Abimelech, that fell in love with her. And I got a little note on it, said, "Brother Branham, they just lived longer in that day." Someone little disagree. 'Course, that's just all right. But I would like to make that clear to you, my brother.
You notice, the Scripture said, "And they were both well stricken in age." See? They were old. And so, He turned them back to a young man and a young woman, showing what He's going to do to all the seed of Abraham. Now, we see those great promises that He gave.

E-17 Then we find out that Abraham was sterile. Sarah per--perhaps, was barren. Perhaps Sarah was the one that was barren. But after... Abraham being his own body, as the Bible said in Romans 4, as good as dead, and we find out that yet forty years after that, when his wife died and he married again, he had seven other sons besides his daughters after that. So you see, it just... You... In between the line, you see, God just done something for them. That's right. He just turned them back, and made them a young couple again.
I'm so glad that I have the opportunity, and can bring one of the greatest treasures to the people that there is in the world, to tell them that we are heirs with Abraham of this promise. We are Abraham's children. How do we do it? By joining the church? No. By being dead in Christ, receiving the Holy Spirit. Then we are Abraham's seed, and are heirs with him according to the promise. Don't fail to get it, Christian friends. Stay with it.

E-18 If I do a little whistling like while I'm speaking... All of you know that I used to be a pugilist. I used to box. I had three state championships. Never lost but one fight in my life. And I smiled at a guy one time when he--he hit at me and missed me, and he smacked me right in the mouth. And it knocked two teeth loose there, and broke the corner off one. And just the other day, I lost the filling out of it. So I--I do a little bit of whistling at times.
I was thinking one time how bad that was. And I remember Mrs. Graham, for the noted evangelist Billy, said that the--one of the great times of his life that... He's got one tooth out in front, you know, and he wears a partial. And he lost this tooth, and it was just about time for him to go on the broadcast. And he said, just whistles terribly, and he just--and he had to stand by the microphone. She said, "Oh, Billy was really doing some praying," and a porter, and everybody looking through--the bellhops a trying to find this tooth, where it was at. Come to find out, it fell out of his trouser pocket and was in his shoe. Somebody found it down in one of his shoes. And--and she told it on him while she was in Louisville. And so the thing he did, he would take a towel after taking a bath, and throw it over the top of the door like that, and make a big dirty streak. And she was too short to get up and wipe it off, you know. So we all have our faults, you see, all of us, even to the best.

E-19 So we find that Abraham and Sarah now had received this little one. At the age of about twelve years old, he was taken--asked by God, or--to take his own child up on the mountain and sacrifice him, take his life. And Abraham did not disbelieve God, because he knew that if he--that if he obeyed God like he had, waited for twenty-five years, that he received him as one from the dead. Now, what about that? Were they old or not? As receiving him as one from the dead, knowed that he was fully persuaded He was able... [Blank.spot.on.tape--Ed.] That he knowed that God could raise him up if He kept His promise.
Then we see when full obedience come, then when he was about to take the life of his own son, the Angel of the Lord called from the skies, and held his hand. And there was a ram behind him. And he took the ram that had been caught in the weeds by his--or the vines by his horns, and offered the ram instead of his own son. And we discussed that. Where did this ram come from?
Now, Abraham was three day's journey, and then lifted up his eyes far off and seen the mountain. He was at least seventy-five to a hundred miles from civilization, and up on top of a mountain where there's no grass or no water. And he'd rolled the rocks around, and fixed the altar, and there was no ram there. And if a ram would be up there, animals would've killed it long ago, straying out like that. And that's the reason he called it Jehovah-jireh, the Lord will provide Himself a sacrifice. I believe God spoke the ram into existence. And we find out that it wasn't a vision. A vision don't bleed. He killed the ram, and the blood run out of the ram, and he offered that instead of his own son. You know who that ram was? The Lord Jesus Christ. That's exactly. That... In figurative speaking, that was Him.

E-20 Then God was so pleased with complete obedience. God had tried his patriarch. He had tried his servant. And every son that cometh to God must be what? Tried. Chastened. That's where that many fall away, because we can't stand that trial. A person come to the altar in time of revival. And you'll watch just a little while, and the hot trials begin to come. Jesus plainly taught it, said, "The sower went forth sowing seed. Some fell by the wayside, some fell into stony ground, and amongst thorns and thistles, and the others fell over in good ground." And He said that's the way the Word went, goes out. Some hears the Word, go out; birds come along, pick it up. See, they don't--don't do no good at all. Others come up overnight. Oh, they're going to do great things. But when the trials begin to come, it chokes them down. But some goes all the way over into good ground, and that brings forth a hundredfold.

E-21 Let's be the hundredfolds. Let's go way over, sell out everything from the world, and look to Christ, and believe Him with all of our hearts. That's how these things happen. That's how visions come. That's how power the--of God moves among us, is when we're... No roots of bitterness, and everything's cleaned out, and the Holy Spirit can work through us, then we become a channel. What if there was a short in this speaker tonight? You'd never be able to hear me. It'd be all full of static. You wouldn't know what I was saying. Well, that's just like we are. That's a--that's a mute, until something makes a noise in it. It cannot speak itself. And that's the way we are. We know nothing about the heavenlies. But it takes the Holy Spirit to come down and use our eyes for visions, our lips for words and prophecies, and--and--and speak the words, and watch the things happen. "Ask what you will in My Name, it shall be done unto you." See? "If ye abide in Me, and My words in you, ask what you will, and it'll be done unto you. Verily I say unto you, if you say to this mountain, Be moved; and don't doubt in your heart, but believe that what you have said will come to pass; you can have what you've said." Saint Mark 11:22 and 23. Now, we know that those things are true.

E-22 Now, we find that Abraham first was tried. And after he had endured the trials... And what does the Bible say that we are if we cannot stand the chastisement of God? Then we become illegitimate children, so-called children, but not real children of God. The children of God knows exactly where they stand. They know where they've put their hope, their faith, their trust. Nothing will ever shake them from it. "All the Father has given Me will come." That's right. And now... "He that comes to Me I will in no wise cast out. He that heareth My words, and believeth on Him that sent Me, has Eternal Life, and shall never come into condemnation; but has passed from death unto life." There's the Scripture. See? Saint John 5:24. They believe it. They've accepted it. There's something happened to them. They become a new creature. They're a new nature. They're--they're a new being, a new creature there. The Greek word says "new creation." It's a new creation. You have been recreated again from what you were, to the image of a son of God and a daughter of God. It's just such an awe... It's the greatest miracle that ever happened when a sinner can be made to become a Christian.

E-23 For instance, here's a thorn tree growing. It's--it's life, this thorn tree. And it's got thorns all over it, and it's got a funny looking leaf on it. Now, you see, it takes something besides any human work to change that thorn tree, and make them thorns go off of it, and just unfold, and be real pretty smooth leaves, and bear oranges. Now, you see, what would have to take place? You'd have to transfer the life of an orange tree into that thorn tree, and then it would actually bear oranges, because the life inside of it is orange. Of course, you couldn't do that naturally. It won't--it won't cross that way.
But that's what we are. Like, we--we are now a--a wheat, a grain of wheat in God's garner, when we was a cocklebur. And God changed us from a cocklebur to a grain of wheat. It makes the fruits different, changing your own mind, your own ideas. It's the greatest miracle that ever happened, when a man or a woman is borned again of the Spirit of God, and becomes a new creation in Christ Jesus.

E-24 Now, we find then that God told Abraham, "Because you have did this..." And give the patriarch this great trial, He said, "Your seed shall possess the gates of the enemy." Of his enemies, enemies--it's in the plural. "They shall possess the gates of the enemy." Now, his seed. Now, who's He talking about, the seed? The seed is the Church.
How do we come to Church? Not by joining it, but by being borned into it. You see, I--I believe that we have our organization, our denominations, and them things are all right; but that don't put us in the Church. We could join every one of them, and still not be in the Church. You don't--you're not joined in the Church, you're borned in the Church. You become the family of God. Now, I've been in the Branham family for fifty-one years, and they never did ask me to join the family, because I was a Branham at birth. I was born in the family. I--I be a Branham by birth. That's how you become a Christian, by birth. When you're borned again, you become a new creature, a new creation in Christ Jesus, and all old things has passed away, and all things has become new again. What a wonderful... I'd like to ask the church one thing. What greater treasure could you find in earth tonight? What could you find that you would swap for this hope? Why, there couldn't be nothing that would no way touch it any way, for this great hope.

E-25 Now, but remember, "Thy seed shall possess the gates of his enemy." The seed shall possess. Now, He's talking now of Abraham's seed. And how do we become Abraham's seed? By being dead in Christ, Galatians 3. We, when we're dead in Christ, we become Abraham's seed. See? We--we're dead to the things of the world, and begin a new creature in Christ Jesus. Then the Holy Spirit that was in Christ is in us. And that makes us Abraham's seed, and gives us Abraham's faith. See? That's the reason people say, "Oh, I wouldn't believe in Divine healing."
I was talking to a certain minister. Nothing against the man, he's got a right for his ideas. He's an American the same as we are. And he said, "Brother Branham, I don't care if you could produce ten thousand miracles. It's still... I do not believe in healing."
I said, "Certainly not. It--it wasn't for unbelievers, it was just for those who believe." See? That's right. It's--it's not for unbelievers. It was only meant for believers. That's all. This Holy Spirit is to them that believe. Divine healing is for those who believe. Not unbelievers; it's believers.

E-26 Now, you know they... Jesus came right at the time they were preaching against it, and everything else, but He went right on healing just the same. And no matter how much they talk about there's no such a thing as the Holy Spirit, the people go right on receiving it just the same. See? They might not be able to explain it. They can't explain how many molecules there is to an inch, or how many miles it is to the moon; but they know they received something, and they're enjoying it.
And this is not a joke, but it was told in the Christian Businessmen recently, at one of the meetings. There was an elderly colored sister wanted to testify. She said it kind of in a Southern way. She said, "I's want to give my testimony." She said, "I's not what I want to be. And I's not what I ought to be. But still, I ain't what I used to be." So I think that's the way the church might be able to say it tonight. We might not be what we want to be. And we might not be what we want to be, but--and what we ought to be. But we know something has happened, we're not what we used to be. I know that, because you have passed from death unto life. There's something has happened, and we know it. Something taken place down in our lives. That makes us Abraham's seed, because we are in Christ.

E-27 Now, his seed... Now, Jesus said about the seed, He said this, that, "It would be far better that a millstone to be hanged at your neck, and drowned in the depths of the sea than even to offend this seed of Abraham. The least of these that believe in Me, it would be a..." And God told Abraham, "Whoever blesses you I will bless them, and whoever curses you I will curse them."
Now, a little later on in the week now, I'm going to get the seal of God, and the mark of the beast, and di--divide two nights on that. I want you to be sure to get it if you can. You hear so many charts and things. But watch how simple it is when the Bible brings it out, just how easy it is to see it...?... The pro and con of it.

E-28 Now, if you'll notice, He said that He would bless who Abraham--who blessed Abraham and his seed would be blessed, and He would curse ever who cursed Abraham. Now, you just watch that in the Jewish people, see what's happened. Watch that amongst Christians, see what's happened. Always that way. So you see, he will possess the gate of the enemy.
Let's go back and find some of the man of Abraham's seed under the Jewish covenant, then bring it down into the Gentiles when we were drafted over from the Jewish age to the Gentile age, to take a people for His Name. Now, let's take some of the man who was the seed of Abraham, and see if they possessed the gate of the enemy.

E-29 Let's take for instance... Now, let's speak a moment upon the--when the children of Israel had been carried away captive down into Babylon. There come a time, first, that there had to come a trial. There's always trials. It's always darkest before day in--in nature. And you'll always have trials before you have victory. If there's no war, then there's no victory.
And now, the Hebrew children down there had been brought on to a spot where the king had made a--a declaration, that anybody would not bow down to this image would be throwed into a fire of furnace, furnace of fire, rather. And then when they...?... purposed in their heart that they was not going to defile themselves. They were going to live close to God. Now, the three Hebrew children, Shadrach, Meshach, and Abednego, they were the seed of Abraham. They had the promise of God that his seed would possess the enemy's gate.

E-30 Now, I'd imagine when a trial come up... What's the first thing a child of God has for refuge when a trial comes? The greatest weapon was ever put in the hands of mankind: prayer. It even changes everything. It even changed the mind of God one time. God told his prophet go up and tell the king he was going to die. And the king turned his face to the wall, and said, "Lord, I beseech you to consider me. I have walked before you with a perfect heart. I need fifteen years longer." And God spared his life fifteen years longer. Prayer changes things.
Then we notice then when these Hebrew children come to a prayer meeting that night, "What are we going to do?" There had to be a--a gathering, and a decision had to be made. No doubt they prayed all night long. And the decision was unanimously, because they were deciding that they could not afford to go back on God in the time of trial. Wouldn't that be good for the whole church now? When the decision is made, "Shall I turn to the things of the world? Shall I go like the rest of them go?" That decision comes to every Christian. It comes to you daily. How are we going to do it? You've got to make your decision.

E-31 And they made their decision, that regardless of what taken place, they wasn't going to turn away from God, that's right, because they had the promise of God that they were Abraham's seed, and they knowed their position, and knowed where they was standing. And they told the king, they said, "Now..." They said, "We're going to throw you into this fiery furnace if you do not bow down to this god."
And he said, "King, live forever. Our God is able to deliver us from that fiery furnace. He's able to do it. But if He doesn't, we're still not going to bow down to that image. We've made up our minds. We've took the way with the Lord's despised few, and we're going to stand true to it." Oh my! That's what the church needs.

E-32 Now, you must take that same initiative when it comes to Divine healing. When it comes to anything that God has promised, take the initiative and stand there. God made the promise. He's obligated to his promise. As long as you're Abraham's seed, He's got to answer. Now, don't get any doubts in your mind. Keep them doubts away. Just stay right straight on the cross now. Look right straight to the One who made the promise. I've never seen Him fail yet, and I've never read of Him failing. And you never will, because He can't fail, He's God. He made the promise. He made it way back here in Genesis. That's the seed chapter. "And your seed shall possess the gate of the enemies. Not "a enemy," "the enemies." Every one of them. All of them.

E-33 Now, this enemy was the fiery furnace. So, I could imagine that morning... Let's just dramatize this just a little bit. It seems real good to my heart when I see... You know, after they had made their decision... I believe God hears, but God don't always have to answer prayer right then. See? God answers in his own time. If you asked Him, and believe Him, then He will answer in His own time. So, I ima--imagine in glory there was... When they was praying, I can see the angels standing around the throne of where God was setting, saying, "They're in prayer, they're under strain."
"Yeah, but they'll hold out true. I've got confidence in them. They're My servant Abraham's seed. So they'll hold true."

E-34 Well, the next morning, the king might have said, "Have you decided now that you're going to bow down to my god?"
Said, "No, we're not going to bow down."
"Well, we just..." It raged his indignation in him, he heat' the furnace seven times hotter than it ever was heat'. And he took some big strong men. They started walking up to drop off into the furnace. And as they walked up close, looked like that the dark hour was there.
That's the way it looks to Christians sometime when somebody... The young lady, when she's been persuaded by a boy that she really loves to take her first cigarette; when she's forced, maybe to take a--a drink for her first time, have her first cocktail at the party of the boss that she works for: or the man who's got a wife and family at home, when the immoral woman tries to make love to him... You've got those barriers at the gate. But if you'll just... Look like God's forsaken you. Just keep walking steady. Watch Him. Just keep moving on.

E-35 And they walked right up. And you know, we're the one that gets nervous. What about you accept your healing night after night? Well, you think, "Oh, tomorrow... I--I'm--I'm still coughing. My hand's still crippled." That don't have one thing to do with it. When you have really, honestly, from the depths of your heart accepted that as a finished work that Christ did for you, it's finished. That's all of it. Yes, sir. Just stay right with it.
Now, they kept walking. I can imagine Shadrach looked over to Meshach and said, "You're sure we're prayed up?"
"Yeah." Walked right on, furnace getting hotter and hotter, till almost the skin coming off of their face. Even the Bible said that the man that throwed them in there, the intense heat of that furnace killed the men that throwed them in. Looked like it was the darkest hour. They was walked right up to the edge of the furnace.
But you know, it--sometimes God lets it get that way to try you. You can never... Abraham would have never possessed the gate of the enemy until he was tried first. And you'll never possess the gate of the enemy until you go through the trials. "Some through the waters, some through the flood, some through deep trials, but all through the blood." God leads his children. See, you must first be tried. Oh, then the illegitimate falls in the trial; but the true child of God stands true. He knows where his possession lays. He knows where he's standing. He knows what's happened to him. He knows that he's passed from death unto life. And he knows that God answers prayer.

E-36 Now, we see them going up. Just one step from going into the fiery furnace. Looked like that they were completely defeated.
It may be down... I've seen cancer cases come to almost their last breath. A brother laying with arthritis recently had his hands laying like this. The Holy Spirit told him, said, "THUS SAITH THE LORD, you're healed." He went home and got worse. He said, "I can't help it. That man didn't know me. He never seen me in his life." Lived in Phoenix. He said, "He never seen me in his life. How could he tell me who I was? I know by the man's talk he's no educator. I know that there was something supernatural. And I... Something happened." They couldn't even move the pillow. When they moved the pillow for his hands, he'd say, "Oh, wife, wife, be careful." Oh, just screaming.
And she said, "Honey, aren't you afraid you're bringing a reproach upon the very religion that we believe?"
He said, "I cannot. I believe it in my heart that it'll happen." And it got so bad. He laid back, and his little girl was trying to put a wet rag on his face. He felt fainty. And he looked up there, and he said he seen Christ come before him on the cross. And said... When He bowed his head to die... He thought his breath was going, he couldn't breathe no more. The arthritis was all through him. And when he bowed his head to die, he seen Christ bow his head there. All of a sudden he give a big leap, and out of the chair, and around and around and around the place he went...?... why? He possessed the gate when He went to the cross. But first, you must possess. You must take the trial.

E-37 The Hebrew children was at that place. Sometimes we think it's real dark. But remember, it's in the darkest of hour when Jesus comes by. It was Mary and Martha, the little sisters of Lazarus, Christian family had left their synagogue to believe on the Lord Jesus, and it was their darkest hour. They'd come out of their church. They couldn't go back no more. Ever who professed to be a follower of Jesus was excommunicated from the church because he was a--a radical, somebody going around tearing up their churches. And they didn't want that, so they said, "Anybody that tries to follow him, why, we will throw you out of the fellowship." So they were out of the fellowship. And they couldn't return back to church. They would--become heretics.
And then, the very man that they come out for, the Lord Jesus--very man they come out for, they sent for Him to come pray for their brother when he was laying dying with hemorrhages. And they... He refused to come. They sent the second time, and He refused to come. Oh, how dark the hour was then. Finally, the midnight hour come, struck, and the boy died. They put him in the grave. He was there four days. Corruption had already set in his body. Skin worms was in him. Bugs from the ground was crawling into his flesh. The darkest hour they ever seen. It was at that time when Jesus came by, just at that dark hour.

E-38 Oh, a woman that--said not long ago, said, "Brother Branham..." I was talking about raising Lazarus. Said, "You don't mean to te... You brag too much about Jesus being Divine."
I said, "He was Divine. Yes."
She said, "Well, I will prove to you by your Bible He wasn't."
I said, "Go to it."
And she said, "Well, the 11th chapter of Saint John said He went to the grave of Lazarus, He wept."
I said, "That didn't--that didn't have nothing to do with it. He was both man and God." I said, "He was a man truly, when He was weeping. But when He stood by the side of a man's grave that'd been dead four days, and his nose already fell in, the bugs eating in his body, said 'Lazarus, come forth,' that took more than a man." Yes, sir.

E-39 He was a man when He come down off the mountain that night, looking around for something to eat on that olive tree, and they found nothing there. He was a man when He was hungry. But when He took five biscuits and two pieces of fish and fed five thousand, that was more than a man. Yes, sir. That was God in that man. Yes, sir.
He was a man laying out there on the back of that little ship that night. Devils, forty thousand of them of the sea, swore they'd drown Him, that little old ship like a bottle stopper out there, flopping around. The devil said, "We got him now. He's asleep. We will drown him." He was a man, tired and weary, laying out on the back of that boat there, with a pillow somewhere, asleep. But brother, when He once arose, oh my, put his foot upon the brail of the boat, looked up, and said, "Peace, be still," and the winds and the waves obeyed Him. That was more than a man. That was God in that man.
It was a man that cried for mercy on the cross. That's right. "My God, why hast thou forsaken Me?" He died crying for mercy. That's right. But on that third morning, when He broke death's seal, and rose again on the third day and ascended on high, He was more than a man. Everybody that's ever amounted to anything believed that. That's right. Poets, authors, prophets, whatevermore, believe that.

E-40 Now, the Hebrew children who, going through their trial. They was right up to the last moment, and they was just ready to step into the furnace. You know what? Sometimes we watch things going on here on earth, but there's something going on in heaven all the same time. We might not be able to see it, but it's going on anyhow. [Brother Branham coughs--Ed.] Pardon me. Let's turn our camera now towards heaven. I can see Jesus sitting on the throne, coming daylight. Smoke's raising way up in the skies from the furnace. I see Him setting there watching down, see what they're going to do. That's what He does to you and I when we're tried. He promised that the seed of Abraham would possess the gate of the enemy. I believe that.

E-41 I see Him watching. All at once, a great Angel comes up to his right side, stands at attention, puts his hand on his sword--Gabriel. He said, "Father, have You looked down there? They're the seed of Abraham. They're--they believe in You. They've prayed all night. And they're going right into their death. Let Me go down there. I will change the scene." I believe He could have done it. That's right.
He said, "That's right, Gabriel. You're a good Angel. Just stand there."
Here comes another one up. His name's Wormwood. He's the--he's the Angel over all the waters. I can see Him stand at attention, said, "Father, have You looked down in Babylon?"
"Yeah, I've watched them all night." Oh, his eye is on the sparrow, and I know He watches me. "I've watched them all night."
"They're fixing to burn three men up down there this morning, seeds of Abraham that's took You by your Word, and standing gallant on it. You know one time You told me to turn loose all the waters. I have the control. You let me go down. I will wash Babylon off the map." He could have done it.
I can hear Him say, "That's right, Wormwood. You're a wonderful Angel. You--you did just exactly everything I told you to since you created--I created you. You did too, Gabriel. But you know, I'm going down Myself. This is My job." Oh my!

E-42 Just when they was ready to take their last step, I can see Him stand up. His priestly robes drop around Him where He's setting tonight, they're bloody, making intercession upon our confession, for He died to bring to pass anything that we ask. Where is our faith at in Him?
There He stands up, motions that way, and here comes a big white cloud by Him. Steps up on it, calls the east wind, north wind, south wind, and west wind, to drive them like horses. Reach up and get a hold of the zigzag lightning, and crack it across the skies. Before they could ever step in there, He was in the furn--fiery furnace with them. He stood in there with a big palm fan off there somewhere by the Tree of Life, fanning the fiery blazes off of them like that. Said, "I just want to talk it over with you children. I know that you're the seed of Abraham. I gave the promise, and I'm here to answer it," keeping the fire blazes off. Oh, yes. They opened up. Said, "How many did you put in there?"
Said, "Three."
He said, "There's one more in there, and He looks like the Son of God." He was. Why? They--after they was tried, they possessed the gate of the enemy. Amen.

E-43 Daniel was brought to the same thing after he was put through a trial whether he'd pray or not. He raised the curtains back, throwed up the shades, and knelt down and prayed just like he always did. Yes, sir. Prayed just like he always did. And what happened? They went through the trial. They said, "We will feed you to the lions," and they'd been starved for weeks. He said, "My God is able to deliver me from them lions." But after he had went through the trial, what happened? He possessed the gate of the ene... [Blank.spot.on.tape--Ed.]
Moses, after he had been true to God, come through the trials, and brought the children of Israel right in the path of duty. All nature screamed out against it. Here was the mountains on one side and the deserts, Pharaoh's army pursuing, and the Red Sea blocked them off. Why, they was trapped. Looked like God was a poor military man to push them right into that corner there and let them perish.

E-44 God loves to do that. God loves to show his hand mighty. Yes, He does. He likes to show His power. He's waiting tonight to show it in you; to take that sinner and turn him around, take that woman of ill fame and change her to a godly saintly woman, take that girl that's taken the wrong road, that boy the wrong road, bring them back to the place and make sons and daughters of God out of them. He's ready to take that man dying with cancer, that one with the heart trouble, that one that's blind, that one's afflicted, if he will just place his faith in there it'll turn him around from death unto life, start him off with a testimony. He's waiting to do it. He puts you right in the trap to see what you'd do. He put them right down in that trap there. Looked like nature itself was hiding its face. Yes.
One writer said one time, that when they got in that place, wondered what Moses would do. He had one command, "Go forward." If you're in the line of duty, no matter what stays in the way... The greatest experiences I've ever had is to come up against something I couldn't get over it, or under it, and just stand there and watch God make a way through it. That's the way to do it. Just move. Keep moving. Press your nose against it. Just keep moving on. Just keep going on. God will make a way.

E-45 The old colored man down south carrying a Bible, they said, "What are you carrying that Bible for, Mose? You can't read."
Said, "I believe it."
Said, "Well, how--how do you know it's right?"
He said, "Well, it's... I believe it from civer to civer, the civer also." Says, "It's got Holy Bible wrote on it."
Said, "I guess you believe all that's in there."
Said, "Yes, sir."
"I guess you believe whatever God would tell you to do, you'd do it."
He said, "I'd do it."
Said, "What if He'd tell you to jump through that wall, that stone wall? How are you going to get through there?"
He said, "If He'd tell me to jump, I'd jump. He'd make a hole when I got there."
So that's right. So that's the thing you have to do, is take God, and believe it, and jump anyhow. If you know you could explain it, understand it, then it wouldn't be faith no more. Your faith is what you believe that He has done for you. "And faith is the substance of things hoped for, the evidence of things not seen." You don't see it. You can't figure it out. There's no way to figure out God. You just got to believe Him, and keep walking on. He said so. That's how I stand in the pulpit for the visions. That's what... He tells me go do certain things that seems humanly impossible, and you all know that. It is humanly impossible, but He said do it. Just go on. He's the One to take care of it. And He will do it. Yes. How great Thou art.

E-46 When Moses was trapped in this place here, now, he's right in the line of duty, right in the line of duty. God led him right down there. What's He going to do? The Red Sea, a trap set exactly. But Moses just marched forward on. One writer, I believe, said that God looked down through that Pillar of Fire with angry eyes, looked down at that Red Sea that was trying to cut off his children in the line of duty. And said the sea got scared, and rolled back, and just made a path for them.
Well, if He could look through a Pillar of Fire and do that, what would it do when He looked through the Blood of His own Son? Had a confessor standing there with a promise that God swore He would take care of it, and swore that He would--that his seed of Abraham should possess the gates of the enemy. Sure. He's duty bound to do it by the Blood of His own Son laying on the mercy seat tonight. Oh, if we could get away from this earthbound ideas, and look up yonder, see who made the promise, the very God of creation. Yes.

E-47 Joshua also, after he'd had a trial at Kadesh, come back and ninety percent of the ministers said, "We can't take it."
Joshua said, "We're more than able to take it," him and Caleb. And he was--the only two out of the two and a half million people that went over. What did he do? He come down to Jordan, holding him out of the promised land. But he possessed the gate of the enemy. Why? Because He took God at His Word. He'd had a trial, and he believed it. He knowed God kept His Word. So he possessed the gate of the enemy.
I could go on and on, but I'm overtime. All these great warriors, every one of them, they done great things, they--they--great miracles, and wandered about in sheepskins, and deserts, and was destitute, and some sawed asunder, and all different things. As Hebrews 11 says, all these great warriors all come down to die. Every one of them come down to die.

E-48 But one day, one glorious day, that royal seed of Abraham come, borned of a virgin. Yes. When He walked the earth, He was the true seed of Abraham. He walked the earth, he possessed the gate of sickness for the people. He possessed the gate of affliction. All... In the Garden of Gethsemane, in the court that morning, He possessed the gates of temptation. Upon Mount Transfiguration, there He proved Himself. When the devil took Him up to another mountain, He possessed the power over the enemy to show that He could do it. "If thou be the Son of God, turn these stones into bread. He didn't have to do it. He said, "It is written, man shall not live by bread alone." He took the Word of God 'cause He was a true seed of Abraham, and possessed every blessing that God promised. Yes, sir.
Stood there under temptation, said, "I'd speak straightway to My Father, and He'd send Me twenty legions of angels." What could one do? Twenty legions of Angels. They could change it if they wanted to. That's right. But He had to be tempted in all manners like we are. Standing there with handfuls of beard jerked out of his face, and the blood and mockery, drunken spit from the soldiers hanging in his face. They put a rag over his head like this, and hit Him on top of the head with a reed, said, "Now you said you was a prophet, you can read the mind of the people. Tell us who hit you. Tell us who hit you." He could have done it. But He would've been listening to the devil. He possessed the gate of the enemy. He stood the temptation. O God, for such a One. That's right.

E-49 Then when He died down at the cross, hell taken his precious soul. The Bible said his soul descended into hell. That's exactly right. Hell captured his soul and took Him down there. But brother, on that third day He possessed the gates of death, hell, and the grave and rose up the third day, and overcome it all. He took sickness, death, hell, the grave, and everything. I believe He jerked the gate plumb off the hinges of them, and took them out, rose on high, ascended on high. And tonight, you are more than conquerors. His seed shall possess the gates of the enemy. Yes, sir. He possessed every gate. He conquered every sickness. He conquered every sin, He conquered every temptation. He conquered death, He conquered hell, He conquered the grave. He possessed the gate of all of them. And we in Him are more than conquerors, hallelujah, 'cause He conquered for us. Oh, we would ever know what that true seed of Abraham was, what it really meant to us.

E-50 The devil doubted Him. The devil... That was one time he had the wool, as we call it, pulled over his eyes. When he took Him up on the mountain, as I was speaking of a few moments ago, he said, "Could that be? That man's just a prophet. Could he be the Son of God?" He said, "If thou be the Son of God," showed he doubted it. "If thou be the Son of God, command these stones to be made bread, because you're hungry. You been fasting forty days. Eat."
Jesus said, "It's written, man shall not live by bread alone." Took Him up on the pinnacle of the temple, said, "Cast thyself down; because it is written, he'd give angels charge concerning thee, lest at any time dash thy foot against a stone, they'll bear thee up."
He said, "Yes. And it's also written..." Everything, He met him with the Word of God, because He was the true seed of Abraham.

E-51 He possessed every gate of temptation. Oh, how He did. He was a man. He was a man like you are, like I am. He had a right to be married. He had a right to have a home. He had a right to the things that we have. He had a right to have clothes. He could have done it. A man that could turn water into wine, that could know where a coin was in a fish's mouth, why, He owned the heavens and earth. But yet He abstained from those things.
The sweetest words in the Bible when He said, "Father, I sanctify myself that I might sanctify them." What was He trying to do? Set an example. He was sending twelve man out with a Gospel that would conquer the world, and He's depending on you and I to do it. If He could sanctify Himself like that, why ought we to set aside every failure, and every doubt, and everything else, and sanctify ourselves? For we are the seed of Abraham through Him, that are more than conquerors through Him. Yes.
He had a right to be married. He had a right to have a home. He had a right to lay his head on a pillow. But "The foxes has dens, and the birds has nests; and the Son of man don't have a place to lay his head." Why? "I sanctify myself, Father. For their sake, I do it." For their sake--not because He had to, but for their sake, He conquered every enemy.

E-52 Standing there in the courtroom that day, or the courtyards, when He'd been tried and falsely accused... The only thing they found against Him was breaking the Sabbath day. He said, "I'm Lord of the Sabbath," and He was. "And making Himself God," and He was God. And there, all those false accusings and things, and false witnesses they had against Him. Finally, beaten with a big lash till his ribs was showing through, and the little robe He had on his back, they took it off. Beat Him to a post. What was it? That was the true royal seed of Abraham.
That's where we stand tonight. "My faith is built on nothing less than Jesus' blood and righteousness; when all around my soul gives way, then He is all my hope and stay. For on Christ, that solid rock, I stand; all other grounds is sinking sand, all other grounds is sinking sand." There's where I take my hope, right there on that solid rock.
Abraham's seed. He possessed every gate, even to death and hell. See Him there. Had a mockery... That woman trying to wash his feet again. Put a rag over his face and said, "If you're a prophet, tell us who hit you, we will believe you." On the cross they said, "If you are the Son of God, come down and we will believe you." They wouldn't believe Him anyhow, no matter what He done. He didn't mind them.

E-53 Let's take a little look at Him this morning, or tonight. It was a terrible morning that morning. We're back in a room. Let's just... I'm going to take this congregation--I want you to look at something. Let's go over to the window. I hear a howling mob. What's the matter? Raise up the curtain and look out. I hear something bumping, and coming down the street. What is it? It's a cross dragging around down the street, bumpety-bump, over them old cobblestones, going up to Golgotha. That's the seed of Abraham. There goes the second Adam.
In the garden of Eden when God had--to his holiness and true to his Word, when Eve and Adam had done evil, when God, Himself, running up and down through the garden, hollering, "Adam, Adam, where art thou? Where art thou, Adam?" If somebody wants to know where--who this man was, Jesus, who was He coming hunting His first lost son? Did God send an Angel? He come Hisself. He came Himself. That's how He come. You want to make...

E-54 [Blank.spot.on.tape--Ed.]... justice. And if there's not justice, there's no law. If you don't have justice, judgment, to go with it, there's no need of having law. What's the use of having a law that says, "Ten dollar fine to run the stop light," and then don't--say, "Don't run the stop light," and no fine behind it, no penalty to pay, no judgment. Without judgment, there's no justice. So justice was to die. So, it was the only thing He could do.

E-55 And then when He seen Eve standing there, that beautiful little woman; that real masculine man standing there, those big brawny muscles, and the blood running off his arms from that old bloody sheepskin; little Eve standing there, the most beautiful woman ever was in the world, because she was created by God's own hand... Her eyes was like the stars of the heaven. She didn't need Max Factor's stuff to make her pretty. And when she had--over like this. And there she was standing there, and the blood running down her beautiful little body standing there, looking in the face of God, in that big light hanging there in those palm trees. "Depart out of My Presence."
Now, watch Adam as he starts away, and across his legs them old bloody sheepskins, beating like that across his legs. He couldn't stand it, He's a father. Said, "Just a minute. I will put enmity between your seed and the serpent's seed."

E-56 Where was it? Here it was at Calvary. Here He goes up, this second Adam, God Himself come down and made man, going up the hill. The devil always did hate that Word, but that's right. Yes, sir. He was more than a prophet. People today with this socialized religion, saying that Jesus was just a good man, a--a philosopher, it's good to hear his teachings. If He wasn't God, if that wasn't Emmanuel's Blood, then He was a man like I am, that's right, and we're lost. He was God. God, the Holy Ghost, overshadowed Mary and created a blood cell that brought forth not a Jewish blood, not a Gentile blood, but God's own blood. Blood comes from the male sex. And this is a created blood, no sex into it at all. And that was God Himself, going walking up the hill there.
Let's look at Him. He had a little robe throwed across his shoulders. It was wove throughout without seam. I notice as He goes walking... I'm looking at Him by faith, showing Him to you all by faith. There's little red dots all over the back of that coat. What makes that like that? As He goes farther up the street, and the cross a rubbing on his shoulder, I notice them little dots begin to get bigger and bigger. What are they? What's the matter? All at once they all become one great big bloody splash. Then I hear something else beating against his leg: second Adam, going up the hill with a bloody garment beating against his leg.

E-57 You know, Satan said, looked around, said, "You know what? I don't even believe he's a prophet now. I know that can't be God. God would never act like that, let that mocking bunch of drunkards run over Him like that, let them call Him holy-roller. (I'm talking to you.) Let them call Him old model, something like that. 'You're an old fanatic.' He'd never do that."
But it--He was God. His Kingdom was from above. His delegates is the same thing. Their Kingdom is above. They act like from up there, they talk about up there. Where their treasure is, there their heart is also. They're talking about that.

E-58 As He walks on up the hill, I can see that death. Satan sent that death sting down there. Said, "Go down and get him now." Said, "Go down and get him. Now is the time to get him." That bee, like a big old bee of death, begin to buzz around Him, humming around and around Him, saying, "Yep, look at Him bleeding. Look at Him, spit all over his face. Look at them all laughing, making fun of Him."
I see a little woman run out and say, "What did He do? What evil has He done? What did He do but preach us the Gospel? What did He do but heal your sick?" Somebody smacks her out of the way. Said, "Would you listen to that crazy woman instead of your priest? Go on up the hill with Him." They beat Him again. He goes on up the hill. The bee says, "I will get him after awhile when they hang Him on the cross."

E-59 You know all insects, bees and things, has a stinger. And death is a bee. It has a stinger. But you know what? When one of them bees ever anchor his stinger real deep, he pulls his stinger out. Brother, when he socked his stinger into that flesh, that wasn't a man. He anchored his flesh in Emmanuel. And when he did, he pulled his stinger out. I tell you, to Abraham's seed now, he can buzz and make a noise, but he can't have no sting. One of them coming to his death said. "O death, where is thy sting? Grave, where is thy victory? But thanks be to God, Who gives us the victory, through our Lord Jesus Christ."
Yes, he can buzz, and make a big noise, and fuss, and pull hospital--into a hospital, and tell the doctors standing there, and a bunch of them mourning and crying; but you look him in the face and say, "Death, where is thy stinger? I can point yonder to the royal Seed of Abraham, Whose Blood I was born by. He pulled that stinger out of death. So death, you have no stinger for me. Grave, I will mold you someday. Where is your victory? But thanks be to God, Who gives us the victory, through our Lord Jesus Christ, and His seed shall possess the gates of his enemies, possess the gate of all of his enemies.
And when He come, He possessed every gate: the gate of sickness, the gate of death, the gate of hell, the gate of temptation, the gate of the grave. He possessed every gate and freely gives it to us, and makes us more than conquerors through Him that loved us, and gave Himself for us.

E-60 Let's bow our heads just a moment while we think about that. I wonder tonight if by chance, how many is in this building here that doesn't know Him as your Saviour, and you know that your life is not right with God, would you raise up your hand, say, "Pray for me, Brother Branham. In this closing prayer, I want you to pray for me." God bless you, back over in the corner. God bless you way back there, lady. But would there be some more? How many more up in the balcony? Can I see some hands up there? All them people, God bless you back there. God bless you here, lady.
Would someone else just raise your hand? It won't hurt you. My, just raise up your hand, say "I..." You know yourself. Say, "Brother Branham, I'm not Abraham's seed. I belong to church." God bless you here, sir. "I--I'm not Abraham's seed." God bless you, lady, right here. The Lord be rich to you tonight. Over to my right, yes, the Lord bless you.
Somebody else? Say... raise up your hand, and just raise up your hand, say, "Remember me, Brother Branham, in your prayer. I want to... I want to be Abraham's seed." Because remember, if you're not Abraham's seed, you're not in the promise.

E-61 Now, you may belong to some church, and that's all right. Yes, sir. I have nothing against you belonging to church. I think that's a good thing. But, brother, sister, that will not help you one bit at the hour of your death, or at the coming of the Lord Jesus. You'll have to be Abraham's seed.
And the only way you can be Abraham's seed is to deny your own self, and die to your own self, and be born again of the Holy Spirit, because the Life that was in Christ makes us Abraham's seed. We take on his seed by the Holy Spirit which was given to us by the promise of God. "And the promise is unto you, and to your children, to them that's far off, even as many as the Lord our God shall call."

E-62 Eight or ten hands has been up. Would there be some more with honest sincerity? Just be honest with yourself. If you're a church member, we're not asking you to come join this church. No. We just want you to be Abraham's seed.
Brother, sister, I may never lay eyes again on you in this life. But there at the judgment bar, I'm going to have to face you. See? Now, remember this night, the 13th day of February, 1961. When this day rolls up there on the canvas of the skies of the judgment, this meeting will come to your remembrance.
God bless you over against the wall there. "I want to believe on Jesus. I want to become Abraham's seed tonight." Now... The Bible said that which is outwardly is not Jew, but that which is inwardly. His--his seed shall possess the gate of the enemy.
We got the enemy on the run now. Ten or twelve hands has been up already. That... We show that we got the enemy on the run. Would there be another one join our ranks tonight, and raise your hands and say...? God bless you, sir. God bless you. Would there be back there? God bless you back there. Yes, my brother, up in the balcony, the Lord bless you. Yes. Join our ranks. We got the enemy running now.

E-63 Last night we got him started on from the sick people. Just look at the cancer cases, and all, was delivered here last night. The enemy's a moving now. Last week we just battled, and cut, and everything we could. But we got the enemy moving. See?
Now, many's coming up, coming out in the ranks. Taking... filing right in. There is... Won't you come join with us tonight? Join your hands with God tonight, become dead to the things of the world and accept Christ as your Saviour. Will you raise your hand before we pray? Say. "Remember me." God bless you back there in the back there. I can see your hand up way back. Just another?
What about somebody up close here, not a Christian? Say, "I want you to remember me, Brother Branham. Just pray for me while you're praying. Just remember me in your prayer." I will do that. All right. Now, let's keep our heads bowed.

E-64 Now, heavenly Father, there's none of us know that we will be here tomorrow. This may be the last night on earth that we spend. There's someday I will close this Bible the last time. Some time I will close my eyes, and bow my head for the last time. And each person in here will do the same. We don't know when that time's coming, Lord. We know there's a great big dark chamber setting before every one of us, every human being. It's called death.
And as we think of the writer of the "Thanatopsis," every time my heart beats, we get one beat closer to that chamber. Every time my heart beats, and that clock ticks, we're just one beat closer. And someday it's coming to its last beat.
God, we do not desire... I'm pleading for these people. We do not desire to enter into that chamber screaming, and crying, and wishing for more life, and a few minutes to repent. God, we want to come in there with a boldness. We want to come in there as Abraham's seed, the promise in our hearts, knowing this, that we know Him in the power of His resurrection; that someday, when He calls, we will come out from among the dead and rise, and go to be with Him, to ever be with Him.

E-65 I pray for these who raised their hands, Lord. Many raised their hands. They're sincere, God. They--they didn't do that on their own power. There had to be a given power for them, and that was Your power. And they raised up their hands that they were sincere in it.
God, it is written in the Word that the effectual fervent prayer of a righteous man... Now, there's none of us righteous, but we are accepting His righteousness. And we're bringing his Blood before You. We're bringing His Word before You, like He said, "Ask the Father anything in My Name, I will do it."
Now, we're bringing there people, by faith, right up before You, Lord. There they are. They've sinned. They've done wrong. They're wanting forgiveness of their sins. They raised their hands to You that... and for me to pray for them that they're sorry that they did that. Lord Jesus, forgive them. May they find that real sweet peace that passes understanding--understanding that God so loved the world that He gave His Son, that--that they might have the courage to raise their hands.

E-66 And let them have this understanding too, Lord, that they were chosen, or they would've never raised their hand. For Jesus said, "No man can come to Me, except My Father draws him first." Let them know that God, the Father, is standing by their side, speaking to their heart, and they've made this choice. He also said, "He that heareth My Word, and believeth on Him that sent Me, has passed from death unto Life, and shall never come to the judgment; but's already passed from death to Life," got Eternal Life now. Father God, You wouldn't turn one down.
And I pray that You'll be merciful to these. And I pray that You'll help them, and to give them boldness now, after I've quoted this Scripture, that it was You that made them raise their hand, for You said so. "No man can come, except My Father draws him; and all that the Father has given Me will come."
And let them know, upon that confession right there proves that You forgive their sins. Now, may they not be ashamed of it. May they stand boldly, and say, "Yes. I now accept it upon the basis of His Word, that I will never go into the judgment of the damned, because God spoke to my heart, and I raised my hand that I would accept Him as my Saviour. I wanted to be remembered in prayer." Grant it, Father.

E-67 Now, with our heads bowed, I ask each one that raised their hands, if you believe what I'm telling you... Christians, pray. God said this. Jesus said, "No man can come to Me, except My Father draws him first." Now, what made you raise your hand? It's the Holy Spirit there telling you, convicting you that you're wrong. "And all the Father has given Me (or spoke to), will come. (And you did--raised up your hand. 'I'm a sinner. I want forgiveness. I did wrong.'); I will in no wise cast him out... give him Eternal Life, raise him up at the last day."
Now, there's one more thing I want you to do. "He that will confess Me before men, him will I confess before My Father and the holy Angels." Now, I'm asking you to do one thing in the goodness of God. Just think how good He was to let you raise your hand.

E-68 I spoke to a young girl when I was yet a Baptist preacher. I was down in Nashville, Tennessee. And I felt led to tell her that I believed God was giving her a final call. She met me outside the church that night. And she said, "Don't you never embarrass me like that again."
Said, "I never embarrassed you. I hope not." She was a deacon's daughter.
She said, "I'm young. And I've got plenty of time to do that."
I said, "Lady, I would've never pointed my finger to you if I didn't feel that it was right. Never would made an altar call if I didn't think..." And she just bawled me out terribly.

E-69 About two years later, I was down there with my old friend, Brother Morrison, the Baptist church, to have another meeting. And when I did, I walked down the street. And she was a nice young lady. She was walking down the street (it's been twenty-five years ago, and her underneath skirts hanging low. Oh, how foul she looked. I thought, "That can't be that deacon's daughter.") And she spied me. She kinda smiled and turned her head sideways. I walked over close to her.
She said, "Hello, preacher."
I said, "How do you do?"
She stood there on the corner a little bit, said, "Come go with me to my room?"
I said, "Thank you, I'm kind of a bit... hurry."
She reached in her pocketbook and said, "Have a cigarette?"
I said, "Now, aren't you ashamed to say that?"
She said, "Maybe you'd take a drink with me. I will pay for it if you'll take it."
I said, "Shame on you, lady. Wouldn't you be ashamed to ask a servant of Christ a thing like that?" I started to walk away. I said, "I will be praying for you."
She said, "Just a minute. There's no need."
I said, "Why?"
She said, "You remember that night standing there by that rosebush, by the side of that Baptist church?"
And I said, "Yes."
She said, "My father's still deacon there." Said, "You can tell this wherever you go to, wherever you go, if you want to." She said, "That was my last call." She said, "You know, since that time," said, "I used to always feel a calling in my heart to come to God." She said, "But since that time," she said, "I've got harder and harder."
Now, this is the statement the girl made. She said, "My heart is so hard against God, and against the church, and everything," said, "I could see my own mother's soul fry in hell like a pancake and laugh at it." See?

E-70 Now, He's merciful to you. He knocked at your heart, and you raised up your hand. "Yes, Lord, I'm wrong." That was the Father. Now, will you confess Him enough... would you just stand up to your feet? I won't ask you to do nothing else, just stand to your feet so the people can see that that was God knocked at your heart? Now, remember, real true children," God knocked at my heart. I want to stand to my feet, just let the people know." God bless you, sir. God bless you, young man. Someone else stand up. That's right.
All right now. "I now believe." Just stand up just a moment, just a moment. Please, just stand up just a moment, every one. That's fine. Would there be another want to stand just at this time, say, "He knocked at my heart. Never raised my hand, but I'm going to stand for Him right now. I will stand right now. I believe I will stand for Him right now, because He knocked at my heart. I never want my heart to get in that bad condition like that. While it's tender, I will raise."

E-71 Now, I say this to you upon the authority of God's Word. If you stand for Him here, He will stand for you at the judgment." He that confesses Me before men, him will I confess before My Father and the holy Angels." I would ask you people, you dear Christians that's just now become Christians in Christ, just got the--the invitation to be Abraham's seed, find some good church and be baptized. God bless you, sister, for standing up like that. That's very fine.
Now, just remain standing. I want to pray for you again. And find some good church, be baptized in Christian baptism, and seek the baptism of the Holy Spirit. There's young people standing, young men, and would make ministers and missionaries. God bless your royal life.
Now, you that have your head bowed, I want you to open your eyes and turn and look to see who it is. And I want you now, when we stand, to offer them the right hand of fellowship, as Christian believers. Say, 'Welcome." Invite them to your church or something. Now, let's all stand on our feet. While you shake hands with them, say, "Welcome into the Kingdom of God tonight," say, "my blessed pilgrim brother." Turn around, each one of you, and shake hands with them people now as we sing.
Just as I am, without one plea,
But that thy blood...
That's it, Christians, be real sweet. I'm looking upon the balcony. Young men crying, people shaking hands.
And that Thou bidst me come to Thee;
O Lamb of God, I come, I come.

E-72 Brother Buntain says there's a prayer room downstairs. How do you get to it, brother? Just right through the gates, if you'd want to go down just in a moment. And I will turn the service to him.
And maybe some of you hasn't... How many hasn't got the baptism of the Holy Spirit, raise up your hand, and are seeking. You want to be...
God bless you. "Whosoever will, let him come." Is that right? Now, aren't you happy, you that's raised up and professed Christ tonight? If you feel real good about it in your heart, raise up your hand so the people see, you that raised your hand. You that... Look at there, every one of, a hundred percent. Yes, sir. That's it. How many of all of you are glad you're Christians tonight, raise up your hands.

E-73 What does the Bible say? His seed shall possess the gate of the enemy. Amen. We conquered tonight in Christ, our great Conqueror. We broke down the walls of sin, broke down the walls of indifference, and souls marched into the Kingdom of God to rise up in the resurrection at the last day. Aren't we happy?
All right, sister. "I love Him, I love Him, because He first loved me." Everybody now, all together.
I love Him, I love Him
Because He first loved me
And purchased my salvation
On Calvary's tree.
Oh, don't you love Him? Now, don't leave now. I want you to do something for me. Now, when we sing it again, I want you to shake hands with somebody in front of you, somebody behind you, to the right and left, and say, "God bless you, pilgrim brother, or sister. Glad to be here in the house of God with you." Let's do it now while we sing it.
I love Him, I love Him
Because He first loved me
And purchased my salvation
\chftn \*\footnote\chftn If you have a tape with these missing words, please forward a copy to Eagle Computing. On Calvary's tree.
Now, let's sing it to Him as we raise our hands to Him.
I (...?...) love Him...
I give you to your pastor.


Up