Слепой Вартимей

Дата: 61-0124 | Длительность: 1 час 54 минуты | Перевод: Гродно
doc pdf
Просмотреть только русский текст Просмотреть только английский текст

Слепой Вартимей / Blind Bartimaeus

СЛЕПОЙ ВАРТИМЕЙ

1                     Спасибо, брат…?… Можете садиться. Конечно, рад сегодня вечером быть снова. Я просто недавно разговаривал с женой, и я говорил ей, я сказал: «Ты должна была бы побывать на юге, милая». Она должна заботиться о детях, конечно, и они в школе, малыши. И я говорил ей, я сказал: «Ты приедь, чтобы встретиться с некоторыми из самых прекрасных людей в мире прямо здесь, в Техасе, Луизиане, и этими здешними южанами». Хотелось бы, чтобы я смог отправиться домой с каждым из вас. Я уверен, что у меня будет немного гритса на завтрак, гритса из мамалыги. Это хорошо, это живительно. Горох в крапинку, и репа, кукурузный хлеб, ничего лучшего не знал… Здорово.
2                     Любовь Божья делает для нас необычные вещи, не так ли? Как это понуждает наши сердца и связывает нас вместе так, как ничто иное не связывает: любовь Божья.
Завтра вечером окончание этой кампании, и я должен встретиться со многими из братьев и увидеться с ними, и я просто… Это в своем роде кампания, которую я, конечно, не хочу видеть заканчивающейся. Это попросту… Они были такими милыми. Каждый такой приятный.
И моя мать была из Парижа, Техас. Я полагаю, что во мне просто есть немножко Техаса. Поэтому… поэтому, я, конечно же, считаю, что у вас чудесная местность. И то, что создает любую местность, – это люди, которые в ней. Прекрасные… Луизиана, и Джорджия, и Алабама, и все эти южные штаты, они говорят о южном гостеприимстве. Это истина.
3                     И сегодня вечером мы планируем… Я попросил брата Мора немного поговорить за меня…?… так что я не должен проповедовать. И просто… В прошлый вечер у нас была маленькая драма, маленькая история. Возможно, у нас сегодня вечером могла бы быть другая из тех маленьких историй как раз перед тем, как я помолюсь за больных.
И затем в завтрашний вечер, я верю, возможно, если Господу угодно, я снова хочу проповедовать вам, возможно, по отрывку проповедь на окончание служения. Мы, несомненно, ценим все то, что вы сделали. Вы были так… действительно, такими милыми.
4                     И я рад, что любовь Божья заставляет нас простираться далеко. Мы можем видеть то, чего мы никогда прежде не видели. И временами подобные этому собрания оказывали на людей определенное воздействие, чтобы повлиять на них для… чтобы получить видение того, что имеет в виду Бог. Я думаю, что это помогает людям. Итак, сегодня вечером я… Прежде чем мы откроем Писание, я хочу сказать, что…
Я хочу подождать до той поры, пока я не начну молиться за больных, прежде чем я помолюсь за эти платочки и передники и так далее, или чем бы они ни были. И теперь, если вы упустите возможность поместить его сюда, вверх, я хочу, чтобы вы все равно его послали и получили. Они бесплатно. Мы не требуем никакой платы. Даже наши книги, кто-то другой их печатает; более сорока процентов их мы покупаем, чтобы мы могли их принести, и вы не…
Конечно же, они ничего не зарабатывают на тех книгах по причине потерь, которые мы имеем на них, и убытков. И я всегда говорил парням, что, если кто-то подходит и у них нет денег, чтобы получить их, и хочет их, – давать им. Понимаете? Просто позвольте, чтобы они у них были, так или иначе. Однако те книги напечатаны, одна из них Юлиусом Стедсклю (две или три из них) и братом Линдсеем и так далее. И мы покупаем их, я думаю, сорок процентов. Я думаю, что это так. И тем не менее парни заботятся об этом.
5                     У нас нет денежной программы. Во всем этом даже нет денег. На днях мне позвонил служитель и спросил: «Итак, какова ваша финансовая программа? Сколько у нас должно быть денег?»
Я ответил: «Нисколько».
И он спросил: «Ладно, что же вы делаете для проживания?»
Я сказал: «Ну, обычно в конце служения они дают пожертвование любви». Я сказал: «Если они… люди испытывают желание его делать. Если нет, что же, с этим совершенно никаких проблем». И если они… они не делают расходов, поместите это на издержки и позвольте возместить их. Если они не делают этого, тогда мы отправляем весточку домой и позволяем моей церкви возместить это. Мы всегда хотим носить эту репутацию никогда…
6                     Я не позволил бы ни одному из моих людей когда-либо, когда-либо просить или выпрашивать деньги. Когда дело подходит к этому, тогда мне время уходить с поля. Понимаете? Если Бог не обеспечивает щедро все, в чем у нас есть нужда, пришло время уезжать. Я думаю, что множество собраний разрушено всем этим: «Кто даст десять? Кто даст пять?» Мне это не нравится. Единственное, о чем мне нравится слышать, это…
Я что-то сказал не так? Я… я надеюсь, что ничего не сказал неправильного. Я просто выражал своим сердцем то, что чувствовал. Но я верю, что есть только единственная вещь, которую я хочу, чтобы вы дали: отдайте свое сердце Христу. Это все, чего я требую. Отдайте свое сердце Христу. Вот ради чего мы здесь. И поэтому я уверен, что Бог позаботится об остальном, если вы только сделаете это.
7                     И теперь, прежде чем мы сегодня вечером обратимся к Слову, давайте помолимся, пока мы склоняем головы. Кто хотел бы быть просто упомянутым сегодня вечером в молитве, говоря: «Вспомни обо мне, Господь. Я… я нуждаюсь. Вспомни о моей просьбе, Господь»?
Наш небесный Отец, мы приходим, приближаясь к Твоему престолу милости. Мы не пришли бы, приближаясь к правосудию, потому что мы не смогли бы его выдержать. Мы не смогли бы приблизиться к Твоему закону, потому что в нем нет искупления. Но мы приближаемся к Иисусу, Который является Твоей милостью. И мы приходим, прося о Божественной милости ко всем нам.
Прости нам наши недостатки, и наши ошибки, и вещи, которые мы сделали, или сказали, или даже подумали о том, что было неправильным.
И мы не считаем, что мы святы, Господь. Мы полагаем, что не гора свята, а свят Бог на горе; не церковь свята, а Святой Дух в церкви; не люди святы – Святой Дух. Поэтому, Отец, мы молим теперь, чтобы сегодня вечером Святой Дух сердечно обращался с нами, когда мы будем иметь дело с больными и страждущими. Господь, они нежно… И они больны, и они нуждаются.
8                     И мы не знаем, как… что делать, Господь. Я в это время стою здесь между двумя точками зрения о том, как же приблизиться здесь к маленькой теме, задаваясь вопросом, благословишь ли Ты это для людских сердец? Пусть я буду способен сказать нечто такое, что взбодрит веру, что вызовет дары, находящиеся среди людей, чтобы сегодня вечером они смогли получить свое исцеление.
И превыше всего, Господь, больная грехом душа, сидящая здесь, везде, где она находится. Я прошу, Боже, чтобы они увидели прорывающийся Свет дня, и пришли, и примирились через пролитую Кровь Господа Иисуса. Даруй это.
Я молю за эту прекрасную, искупленную Голгофой группу твоих слуг, находящихся здесь, позади меня, Господь. Я чувствую себя очень незначительным, чтобы стоять здесь, на платформе, перед теми мужами. И некоторые из них проповедовали Евангелие, когда я был всего лишь грешным пареньком. Боже, я молю, чтобы Ты благословил их доблестные сердца. Пусть они крепко держатся вместе, Господь, любовью Божьей, объемлющей их так, Отец, чтобы они… они процветали в том, что они делают. Пусть они будут доблестными слугами, чтобы принести Христа людям в этот заключительный час мировой истории.
Исцели больных и немощных как душой, так и телом, Отец, мы молим. Благослови нас вместе, когда теперь мы ожидаем Твоего Слова, Отец, ибо мы просим об этом во имя Иисуса. Аминь.
9                     В книге Евангелия Святого Луки, 18-я глава и 38-й стих…
И он закричал… Иисус, Сын Давидов, помилуй меня.
И в 42-м стихе…
…Иисус сказал… Прозри! Вера твоя спасла тебя.
Сегодня вечером начинается наша маленькая история. И она происходила в прохладное весеннее утро как раз у восточных ворот Иерихона, куда спускается дорога из Иерусалима. У бедняги была плохая ночь. Он вообще не смог заснуть. Он просто метался, вскакивал и метался. Эти ужасные ночи, мы знаем, что это такое, большинство из нас. Страдал неврастенией, и казалось, что это была ужасная ночь. Он…
10                  И когда он встал, и он опаздывал на свое место, где совершал свое ежедневное занятие, попрошайничая. В их дни в городе и по стране было много нищих: очень бедная страна, и бедные люди находились под гнетом Римской империи. Нищие должны были оказываться на улице довольно рано. И у каждого было место, где он стоял. Оно было отведено ему. И они должны были там стоять.
И когда торговцы пойдут по улице, они будут взывать о милостыне. И торговец, возможно, первому нищему, которого он встретит, даст денежку. Ведь этому, вполне вероятно, на тот день конец, потому что он не мог позволить себе давать слишком много, потому что он, возможно, не мог позволить себе каждый день давать монету. Римский динарий или что-то, возможно, для него было слишком много. Поэтому он клал свою монету и затем шел дальше. И возможно, следующий получал монету от кого-то другого.
Однако они должны были быть рано, когда торговцы шли к своим местам торговли и на базар. Было много мест, на которых нищие не могли стоять, поэтому они… Их место займут солдаты, и они должны были стоять там.
11                   И сегодня вечером наш приятель, которого мы знаем как Вартимея (некоторые из них повествуют, что это Вартимей), в то время как мы находим его опоздавшим на место занятия… И его место было как раз снаружи на стороне северных ворот, где он стоял у ворот, чтобы поджидать торговцев, когда те входили. И было похоже, что у него было миленькое, хорошее местечко. И он был слеп с того времени, когда он был мальчишкой. И та ночь… Причина того, что он опоздал в то утро (мы будем говорить, чтобы сделать это драмой), в том, что ему всю ночь снилось, что он снова видит. Он размышлял о том, что он еще раз сможет увидеть небо, и звезды, и солнечный свет.
Однако теперь он жил в замкнутом мире: все покрыто темнотой, слепой. Я думаю, что одна из ужаснейших вещей – это слепой человек. И я чувствую жалость, когда вижу мужчину или женщину на улице с той белой тростью, постукивающих перед собой. Много раз я останавливал машину и перебегал, и видел бедную старую мать, почти втыкающуюся в столб или что-нибудь вдоль дороги, и помогал ей пересечь… какого-нибудь юного парня или старика. Слепота, я думаю, это самая жалкая вещь.
12                  Однако я… Есть… есть слепота, которая хуже физической слепоты, и это слепота духовная. Я чувствую к ним большую жалость, чем к слепым физически. Так почему бы не протянуть к ним наши сердца, вместо того чтобы осуждать их? Давайте любить их. Тогда они увидят Свет, если вы просто будете любить их. Мир жаждет не лучшей экономики. Церковь жаждет не лучших зданий, более крупной деноминации. Но они жаждут кого-то, протягивающего руку любви, показывающего, что мы заботимся друг о друге. А это и есть то самое знамение, о котором говорил нам Иисус, что «по сему узнают все люди, что вы Мои ученики», когда у нас есть любовь друг к другу.
13         Я подумал, слепая… (Это немного отклоняется от моего предмета, но не совсем.) Была слепая Фанни Кросби. Она могла видеть лучше, чем куча людей, у которых было оба глаза. Однажды они попытались заставить ее написать музыку или стихи для танцевального мира и мира развлечений, и она отказалась это сделать. Поэтому они высмеивали ее.
Я подумал: «Какая же разница между ней и одним молодым пятидесятническим парнем, который зажег мир рок-н-роллом». Я часто думал о том, что он хуже Иуды. Иуда… Исав продал свое право первородства. И что за ужасная вещь, за которую этот молодой человек должен будет дать ответ в день суда: послал в ад больше душ, чем все нелегальные притоны в стране. Верно.
14                  И затем, когда Фанни Кросби… однажды, когда они пришли к ней с теми крупными сделками… Она вдобавок была бедной, и они пришли к ней и сказали: «Мы дадим довольно много, если ты употребишь свой талант на то, чтобы сочинять песни для мира развлечений». Она категорически отказалась от этого. Она не хотела этого делать.
Она сказала: «Если я что-то имею, это принадлежит Христу».
И поэтому они, люди, разговаривавшие с ней, сказали: «В таком случае я полагаю, что вы надеетесь пойти в мир, где есть Вечная Жизнь, и так далее?»
Сказала: «Да».
«Так чем же, как ты надеешься, будет этот Христос?»
Сказала: «Он будет Человеком».
И сказал: «Тогда, если ты будешь там такой же, как здесь, – сказал, – ты никогда Его не увидишь». Сказал: «Ты слепая».
Она сказала: «Я все равно его узнаю».
Поэтому они сказали: «Как же ты узнаешь Его, если там ты по-прежнему будешь слепой, поскольку ты никогда не видела в этой жизни? И с другой стороны, если у тебя там не будет зрения, как же ты, в таком случае, узнаешь Его?»
Она сказала: «Я узнаю Его».
И они смеялись над ней, а она повернулась и начала идти по дому. Когда она приняла свое решение: «Нет, сэр, ничего из мира. Весь мой талант отдан Христу». И они сказали… Она начала идти прочь на противоположную сторону дома и подняла руки. Она сказала.
Я узнаю Иисуса
И спасённой с Ним буду в Небесах.
Я узнаю Иисуса
По рубцам от гвоздей на руках.
15                  Это те великие критические моменты того третирующего нас напряжения, в которые Бог входит, когда мы принимаем решение в Его пользу. Между Жизнью и смертью, тот маленький острый край. Временами в последний момент, когда ты думаешь, что ты не станешь здоровым, а кто-то насмехается над тобой, по-прежнему держись своего свидетельства. Это то время, когда входит Бог.
16                  Вартимей пришел на место поздновато. Вот, это происходило ранним весенним утром в апреле, потому что приближалась Пасха. И вся его одежда была рваной, я полагаю. Он стал у ворот. Было тихо, поэтому он сказал: «Ну, я слегка припозднился, потому что я проспал». Но солнце в палестинском небе, возможно, только вставало на востоке. И он почти что на северной стороне, разрушенной…
[Пустое место на пленке.] …по стене, где она была разрушена Богом, когда вошел Иисус Навин.
Давайте представим себе, что он нашел камень, уселся на солнышке и сказал: «Ладно, может быть, немного опоздал один из торговцев. Я сегодня получу, возможно, монетку для своей семьи, потому что мы действительно находимся в нужде».
17                  И он стал думать о… Когда он сидел там, на теплом солнышке, закутанный в рваную одежду, он стал думать о своем сне, о том, каким он был реальным. Затем его мысли погрузились в мечтания, как… Я знаю, что у всех нас были такие переживания.
Часто я мог подниматься так высоко в гору, что выходил за пределы слышимости все… всех, просто садился там, вверху, где только животные, и мечтал, ох, просто мечтал о Боге и о пришествии Господа; и смотрел и слышал, как Он кричит в птицах, и следил за Ним в орле, и видел Его в восходе и в закате солнца. Он просто все вокруг тебя. Оставайтесь наедине и мечтайте.
18                  Поэтому Вартимей, вероятно, сидел там в подобных мечтаниях. И была весна, он сказал: «О-о, мне снилось в прошлую ночь, что я видел. Я могу помнить то время, когда я был мальчишкой. Мы жили как раз вблизи здешней горы, маленькая хибарка неподалеку от этой стороны в моем…
Помню, когда я прежде ранней весной, когда распускались лютики, как я обычно выбегал на улицу и игрался, и мама разрешала мне нарвать ей букетик цветов. И как я смотрел, ложился на мягкое ложе травы, и смотрел вверх, и видел, как в апреле бегут белые облачка, теплый солнечный свет купал меня.
Каким прелестным должен быть этот мир! Но я долго не видел это из-за многих лет слепоты, поэтому я думаю, что этого никогда не будет. Но, ох, как я признателен тому сну в прошлую ночь… даже приснилось, что я мог видеть».
19                  Затем он стал размышлять. Его мысли ухватились (о, так бывает, когда ты входишь в дух или тому подобное), ухватились за прошлое, когда он был мальчуганом. Я знаю, что все из нас делали это. Я делал…. возвращался ко времени, когда я был маленьким мальчиком, видел, как мой отец входил с… Коротышка-лесоруб, и какие у него были сильные руки, я видел, как он…. Он весил не более примерно ста сорока фунтов, но на днях человек рассказал мне, что видел, как он сам загружал на повозку бревно в девятьсот пятьдесят фунтов.
И я видел его, когда он закатывал рукава…. Там стояла старая яблоня, и на ней был прибитый кусочек маминого зеркала и маленький запачканный насос. В качестве полотенца у нее был мешок для муки. Я видел, как папа накачивал воду, и…. и брал мыло, и мыл руки… тем щелочным мылом, которое мы раньше делали, вы знаете; и делали щелок, и делали из него мыло, и мылись. Когда я видел, как он вот так протягивал руки, чтобы расчесать свои косматые темные волосы, я говорил: «Знаешь, мой папа никогда не умрет. Он слишком сильный, чтобы умереть». Однако он умер в пятьдесят два года.
Затем я размышлял о Евреям, 13: «Мы не имеем здесь постоянного града, но ищем будущего». У нас здесь нет никакого прочного места. Мы странники, и мы здесь чужие. Мы ищем город, который придет.
20                  Итак, Вартимей размышлял о том, когда он был мальчишкой, и я могу представить, как он об этом думал: «О-о, я помню, когда во время обеда я слышал у склона тот сладкий голос той красивой моей матери: «Вартимей, иди обедать, сынок». И как я бежал к дому, и она умывала мое личико, и зачесывала назад мои волосы, и целовала меня в щеки, и я видел ее большие приятные глаза. И я смотрел снизу вверх на лицо той прелестной матери, а она усаживала меня обедать.
И затем после обеда спустя короткое время она снова звала меня, потому что пора было укачиваться. И она усаживалась на крыльцо, когда мы смотрели на Иордан, и она укачивала меня на руках. И я клал свои ручонки на ее прелестные щеки, и она целовала меня. И… и она рассказывала мне истории из Библии. И как я любил слушать эти истории, как великий Бог Иегова привел наш народ в эту обетованную землю.
И она смотрела на букетик лютиков, который я ей принес, цветочки со склона, и она говорила: «Это также одно из обетований Иеговы, Вартимей. Эта прекрасная земля наша. И Иегова вывел нас из огромных песчаных дюн Египта и поместил нас в эту землю».
21                  Как она рассказывала мне о том великом, могучем Иегове, как Он прогремел ради Своего народа, стал в проломе, потопил за Собой армию фараона; как Он одождил хлеб с небес и принес перепелов на поля, питал наш народ, и как Он совершал знамения, чудеса. Когда они хотели пить, великий пророк Моисей ударил в скалу, и оттуда потекла вода.
О-о, каким великим был Иегова, какой великий, сильный Бог, Которому мы служим. Как тот великий Иегова дал обетование пророку Моисею: «Однажды Господь, Бог ваш воздвигнет пророка, подобного мне, и Он выведет нас из-под римского гнета».
И затем, ты помнишь, когда они пересекли Иордан (как раз немного ниже того места, где находилась их хибарка), и как Иегова откатил назад море, Иордан, в месяце апреле, когда на севере, в Иудее, таяли горы снега, вверху на горе, Ермоне и так далее? И эта ледяная, снежная вода хлестала потоком и была мутной, крутилась. Великий, могучий Иегова промаршировал к морю, и Он проговорил, и Иегова отошел назад на сушу и перевел их через это, прямо в апреле. О-о, как велик Бог…»
22                  Затем Вартимей всмотрелся, слегка дрожа, и сказал: «Ты знаешь, я хотел бы, чтобы Иегова по-прежнему оставался Иеговой. Почему-то я верю, что Он такой, но мой священник сказал мне, что те вещи прошли. Он неправ».
И тотчас же он услышал, как кто-то подошел: тук, тук, тук, тук. Это ослик. Ну, должно быть, это был богач, потому что передвижение в то время на… Бедняки ходили пешком, богачи передвигались в повозке, которую тянул осел, или ехал верхом на спине осла. Поэтому он вскочил, выбежал примерно на двадцать футов к большой брусчатой дороге. И выбежал и сказал: «Подайте слепому. Подайте слепому».
23                  Внезапно ослик остановился, и он услышал жестокий голос, который сказал: «Прочь с дороги, попрошайка. Я слуга Господа. Я еду в это утро в Иерихон. Я собираюсь встретиться со служительской ассоциацией. Я собираюсь посмотреть, чтобы здесь поблизости не было служений исцеления, ничего из того фанатизма, чтобы никакой так называемый «пророк» из Галилеи не пришел сюда с чем-то из своего фанатизма. Прочь с дороги, попрошайка. Я обязан продолжать путь. Я нахожусь в служении Господу».
«Простите меня, святой». Попятился назад…
Он держал путь в Иерихон, чтобы удержать… заставить служительскую ассоциацию остановить все кампании такого. (Может быть, это грубовато. Может быть, мне не следовало такое говорить.) Но способом, знаете ли, которого страстно желает человек, Бог не поступает. Так что это слишком плохо, однако так должно быть, ибо каждое поколение, которое восстанет на суд, должно будет стоять за то же самое. Видите, вы пройдете через абсолютно те же вещи.
24                  Затем, как только Вартимей попятился, настал день. (Давайте чуточку поразмышляем.) И теперь солнце, проходящее по небу, скрылось за скалой. Итак, он ощупал вокруг, пока не нашел себе другой камень, присел. Он подумал: «Ну, я думаю, что сегодня вечером я ничего не поем. Я полагаю, что мне просто придется обойтись без этого».
И когда он сидел, он подумал: «Вот, у меня был такой чудесный сон о днях, которые прошли, и о великом Иегове». Затем он снова вернулся к своим мыслям и сказал: «Да, я помню, как моя мама рассказывала мне одну из моих любимых историй. Одной из моих самых любимых историй была следующая: она обычно рассказывала мне о пророке Илии. Мне она так сильно нравится, потому что она говорила: «Вартимей, тебе нравится история об Илии Фесвитянине и о женщине сонамитянке?»
«Да, мамочка, потому что она о маленьком мальчике и о том, как Бог исполнил Свой план с маленьким мальчиком». И он любил это, потому что он также верил в Иегову.
25                  И этой сонамитянке, которая была язычницей, все же Бог оказал ей благорасположение. Как великий, могучий Илия приходит в город, и она постигла, что он был святым человеком. И он жил в пещере в горе. И у него с собой был слуга Гиезий, который был вроде менеджера кампаний, чтобы ходить повсюду и помогать ему приготавливать все, когда он проповедовал. И ей этот человек понравился, как никто другой. Она подумала, что он был чудесным человеком.
Итак, ее муж был в годах, и она старела. И она сказала своему мужу: «Умоляю тебя, давай окажем благосклонность этому человеку, потому что я постигла, что он святой».
И они построили комнатку сбоку от своего дома, комнатку для пророка: поставили ему туда небольшую кровать и также поставили ему кувшинчик с водой, и табуреточку, чтобы сидеть, и тазик, чтобы мыть усталые, изнуренные стопы и голени, когда садился. И несомненно, слуга приносил ему что-то поесть, когда она слышала, что он был там, в комнате.
26                  И Илия был так сильно этим доволен, что… Я слышал, как она говорила: «Вартимей, ты знаешь, в чем сильнее всего нуждалась та женщина, когда он спросил?»
Он спросил: «Какую любезность я мог бы оказать тебе? Не нужно ли поговорить с царем, или нужно, чтобы я что-то сделал?»
Она сказала: «Нет, я живу среди своего народа. Я ни в чем не нуждаюсь. Я просто делала это от сердца, потому что я почитаю Бога, Которому ты служишь, и испытываю почтение к жизни, которой ты живешь».
И тогда Гиезий сказал: «Она стара. Ее муж стар, и у них нет детей». (Вартимею это нравилось.)
И великий пророк Илия сказал: «Иди скажи ей стать здесь, у двери». (Он видел видение.) Он сказал: «ТАК ГОВОРИТ ГОСПОДЬ, ты будешь держать на руках сына».
И когда ее мальчику исполнилось примерно двенадцать лет, о-о, как его папа и мама любили его. (Это, должно быть, примерно был возраст маленького Вартимея.) И как те папа и мама любили его. Как тот папа брал его в поле и показывал ему весь процесс того, как всходит зерно. И однажды, когда он был на поле, он, вероятно, получил солнечный удар, потому что он все время кричал: «Моя голова, моя голова». (То палестинское солнце жгучее, его прямые лучи.) «Моя голова, моя голова».
27                  И он… отец был занят, поэтому… Мальчик был болен. Он сказал слуге: «Забери дитя к матери». И мальчику становилось хуже и хуже, пока в конце концов он не умер на коленях матери.
И доблесть той выдающейся женщины, которая оказала расположение слуге Христа… Она точно знала, что делать, и была ведома Духом. О-о, мне это нравится. Не только Вартимею, но и мне это нравится. Она взяла его в комнату пророка и положила его на кровать пророка. Какое место, чтобы положить его! Абсолютно верно.
И она сказала своему слуге: «Оседлай мне мула и не останавливайся, пока я тебе не повелю. Вперед».
А ее муж сказал: «Не нужно отправляться вслед за ним. Сейчас не новолуние или суббота. Его нет там, вверху».
Она сказала: «Все хорошо».
«И другое, Вартимей. Ты знаешь, что Бог не показывает всего Своим слугам? Он открывает им только то, что Он хочет, чтобы они знали (видите?), только то, что Он хочет, чтобы они знали. Поэтому, когда женщина оказалась в поле зрения этого великого, могучего мужа Божьего…»
28                  Он подошел ко входу в свою пещеру и поставил свой посох к стене; и был весьма стар. И он вот так положил руки и выглянул наружу. Он спросил: «Кто это подходит, кого я вижу?»
Гиезий сказал: «Это сонамитянка. Она выглядит так, как будто она полна горя». (Она рыдала и рыдала.)
Поэтому он сказал: «Ее сердце опечалено, однако Бог скрыл это от меня. Я не знаю, в чем с ней дело». Сказал: «Иди встреть ее».
И он вышел и встретил ее. И когда она подошла близко к этому великому пророку, он сказал: «Здорова ли ты? Полностью здоров муж твой? Здоров ли твой сын?»
О-о, как я люблю реакцию той женщины. Она сказала: «Все здоровы».
29                  Я думаю о том, где Марфа и Мария… Марфа всегда медлила, казалась такой. Но когда она знала, что если (вернувшись к этой женщине), если… Эта сонамитянка знала, что Бог был в том пророке, что это был Божий представитель того дня. И если Бог был в своем пророке, сколь же большим был Он в Своем Сыне?
И она сказала: «Господь, если бы Ты был здесь, не умер бы брат мой. Но даже теперь, чего бы ты ни попросил у Бога, Бог даст Тебе». Это так. Это точка зрения.
30                  И сонамитянка, она сказала: «Все здоровы». Почему? Ее муж ломал руки и кричал, все родственники кричали и голосили и продолжали в том же духе, а она находилась здесь с разбитым сердцем, ребенок лежал мертвым на постели пророка, ее единственный сын, и старуха, старик…. Как она любила того малыша. Но «все здоровы», ибо она стояла перед Божьим представителем.
И он знал…. Она знала, что Бог мог открыть через Своего представителя все, что угодно. Бог дал, и Бог взял, да будет имя Господне благословенно. Однако она хотела знать, почему Бог забрал его. Мне это нравится.
И сегодня у Бога есть представитель в мире. Мы называем это Святым Духом. Станьте в Его Присутствии. О Боже. Мне жаль, что люди не могли понять это. Станьте в Его Присутствии и узнайте, что Он сказал.
31                  И она сказала: «Все здоровы». Я полагаю, что сердце пророка приободрилось. Вот она пришла и пала и ухватилась за его ноги. «Это было ненормально», – подумал слуга. Эта женщина не должна была так падать возле его хозяина. Поэтому он вздергивает ее.
И поэтому Илия сказал: «Оставь ее в покое. Ее сердце полно горя, а Бог скрыл это от меня».
И тогда она открыла, что произошло, говоря: «Почему Бог дал мне этого сына? Почему ты сказал мне: чтобы меня обмануть? Вот, мальчик лежит мертвым».
32                  Следите за Илией. Он сказал…. Он знал, что все, к чему он прикоснулся, когда находился под помазанием, становилось благословленным. Он сказал Гиезию: «Возьми этот посох и иди вперед. И если человек поприветствует тебя, не приветствуй его. Не останавливайся ни для каких социальных дел».
Я думаю, что это то, что Бог делает со Своим Словом. Оно помазано. Это Он, а мы – Его посыльные. У нас нет времени останавливаться, чтобы делать это, и обсуждать это, и суетиться вокруг этого. Послание срочное. Люди умирают. Давайте окажемся там. Остановите наши деноминационные барьеры и все такое прочее и давайте прорываться через это. Да, сэр. Получите Послание к умирающему миру. Тогда…. Не желайте оказываться в том. Я начинаю проповедовать.
33                  Итак, однако он начал путь. Но вера женщины была не в посох. Она верила в пророка. И она сказала: «Как жив Господь Бог, не умрет душа твоя». Она знала, что Он был жив вовек… «…не умрет душа твоя, не отстану от тебя». О-о, вот это да! Вот оно что. Теперь вы это получили. Держите. Ухватите вот так Святой Дух и не отпускайте Его. «Моей руке сегодня не лучше – это не имеет значения. Завтра, не имеет никакого значения, что это такое, я буду держаться до тех пор, пока это не придет. У меня есть Твое обетование. Ты дал Свое обетование. Я знаю других, которые были исцелены этим, и я буду держаться прямо за это. Я в Твоих руках». Аминь. Тогда нечто произойдет.
34                  Когда вы принимаете Божье обетование и держитесь этого: «Господь, Ты сказал мне, что если я исполню условия покаяния и так далее, то Ты дашь мне крещение Святым Духом. Я нахожусь прямо здесь, в Твоих руках, до тех пор, пока Ты это не исполнишь».
Мне нравится свидетельство Бадди Робинсона. Оказался в середине поля, сказал: «Если Ты не дашь мне Святого Духа, – сказал, – когда Ты вернешься на землю, вот здесь будет лежать груда костей». Мне это нравится. Да, сэр. Вот когда он нечто получил. Вот способ, которым ты желаешь это сделать. Держись за это.
35                  Я восхищаюсь той женщиной. Она верила в пророка. Она держалась за него. Она сказала: «Я тебя не отпущу». Так вот, это просто…
Так вот, Иисус учил тому же самому. Как по поводу судьи неправедного и вдовы? Он не мстил бы, и хотя она кричала день и ночь, ведь он… он мстил ее врагам только затем, чтобы избавиться от нее. Сказал: «Сколь же более Отец ваш небесный даст Духа Святого просящим у Него». Это то, чего мы желаем.
36                  Если ты не веришь, что Святой Дух реален, ухватись за Божье обетование и просто стой с этим. Держись этого. Не оставляй это. Если Ты не веришь, что Он Исцелитель, неважно, какая у тебя болезнь, прямо сейчас, не дожидайся молитвенной очереди, просто ухватись за это прямо теперь и скажи: «Боже, я в Твоих руках».
А сатана скажет: «Тебе не лучше».
Это то, что он сказал мне. Я ответил: «Посмотри сюда, назойливая муха. Если ты не… Если тебе хочется… Если тебе нравится слушать, как я свидетельствую о славе Божьей, – околачивайся поблизости. Но ты меня в этом не поколеблешь. Если тебе нравится слушать свидетельства Божьи и хвалы Божественного исцеления, стой рядом. Я собираюсь трезвонить об этом так долго, как только смогу. Просто стой прямо при этом. Слоняйся поблизости и слушай это. Я приглашаю тебя это послушать. Стань рядышком».
Первый день – не лучше. Следующий день – не лучше. Следующий день – не лучше. Я просто продолжал стоять, свидетельствовать, восхвалять Бога, протискиваться через черные тучи. Он дал обетование. В конце концов это произошло. Он выдохся и сбежал.
37                  Затем мы обнаруживаем, что пророк увидел, что он не может от нее отвязаться. Поэтому он сказал: «Ладно. Я препояшу чресла, и, послушай, я пойду с тобой». О-о, вот те на. Поэтому Гиезий встретил их, возвращаясь. Ее вера… Так вот, не посох совершает труд, но то, где находится ваша вера. Так что она не верила в это, она верила в пророка.
Вот он подходит туда, и все они скорбели, и скорбели, и пронзительно кричали, и всякая надежда исчезла и тому подобное. Я могу представить, как она говорит: «Тс, тс, тс, тс. Не шевелитесь». Что он собирается сделать?
Я хочу, чтобы вы обратили на это внимание. Он вошел в комнату, где на постели лежал ребенок, закрыл за собой дверь: только он и ребенок. Это самое удачное время, когда ты оказываешься наедине с Богом. Понимаете? Уединитесь с Богом.
Иисус сказал: «Войди в потаенную комнату и затвори дверь. Молитесь Отцу вашему, видящему тайное. Он откроет… Он раскроет это вам явно».
38                  Итак, я могу видеть пророка. В Библии сказано, что он прошелся туда и обратно по комнате, просто ходил. «Господь, вот я. Что я могу сделать?» Ходил туда и сюда: он ожидал Духа. Спустя какое-то время это прорвалось к нему. Прошел и улегся телом на тело ребенка. Стал теплеть. Встал и снова начал ходить, ходить вперед и назад.
Он почувствовал, что пришло большее помазание, поэтому он улегся телом на ребенка, и тот семь раз чихнул. Подхватил его, вынес его на улицу, преподнес его матери.
О-о, как маленькому Вартимею понравилась эта история! Он сказал…?…. [Пустое место на пленке.]
39                  «Видишь, Бог должен был исполнить Свой замысел, Вартимей. Понимаешь? Бог должен был нечто сделать, взрастить кого-то для определенной вещи. Он определяет дела».
«О-о, мамочка, ты такая прелестная. Я… я просто люблю тебя, мамочка».
«И знаешь, Вартимей? Прежде чем ты родился… Ты теперь этого не понимаешь, милый. Но прежде чем ты родился, я посвятила тебя Богу, Иегове. Ты знаешь что? Я совсем не удивлюсь, но твои глазенки будут видеть Мессию».
И он подумал: «О-о, Илия… Если он даже придет теперь, я слеп».
«Но знаешь, Вартимей, Бог использует маленьких мальчиков для Своей славы. У Него есть цель. И я верю, что у Него для тебя есть цель в жизни».
Затем, как только он об этом подумал: «Ох, итак, этого не может быть. Взгляни, что было. Бедная мать, она молилась. Она умерла много лет назад. Но я думаю, то, за что она молилась, не было услышано. Ты знаешь, на тех булыжниках…»
40                  Нет-нет. Никогда не было искренней молитвы, на которую не был бы дан ответ. Мне пятьдесят один, и я тридцать один год находился в служении. И я буду говорить, находясь перед Божьей Библией: я никогда не просил ни за что, чего Бог бы мне не давал или не говорил мне причину, почему Он не может. Я говорю это как слуга Христов. Это так. В десятках тысяч раз, когда я просил Его о чем-либо, искренне просил Его о чем-то, брал что-то разок и просил Его об этом, Он или говорил мне… Он давал это мне или говорил мне, почему Он не может. Поэтому я всегда знаю: лучше, если я не смогу это иметь.
41                  Поэтому затем Вартимей подумал о следующем: «Знаешь что? Совсем немногим ниже этого места находится брод, по которому переправился Израиль. И только подумай: как раз по той самой дороге, по которой некоторое время назад приехал тот священник, тот великий пророк Илия рука об руку с Елисеем дошел до конца той дороги, спустился к Иордану, чтобы вновь открыть его». [Пустое место на пленке.]
42                  Затем, с того времени как переправился Израиль, до великого пророка Илии, когда Бог проговорил и отворил море, он смог отворить воды. Он подумал: «О-о, если бы я только жил в тот день, когда два великих пророка рука об руку сошли к Иордану: один из них вернулся, второй отправился вверх. И тот старый сражался с Иезавелью и Ахавом и грехами мира. И как раз на противоположной стороне реки была… к какому-то кусту была привязана лошадь, и огненная колесница должна была забрать его вверх, во славу. Молодой пророк собирался получить двойную порцию для своего служения, чтобы вернуться назад. Шли рука об руку…»
Он сказал: «Если бы я тогда сидел на этом камне, я бы выбежал и…» [Пустое место на пленке.]
43                  «Ибо ты человек, который воистину приносит Бога людям. Только попроси Иегову, и я обрету зрение. Но священник сказал мне, что все те мужи… Иегова закончил это делать годы назад». Они все еще думают о том же самом, но Он все равно продолжает, просто… Да… По-прежнему Иегова.
Я представляю, как он подумал: «Если бы я смог когда-либо оказаться там и остановиться… ведь те пророки, они, конечно же, благословили бы меня, и у меня было бы исцеление. Однако теперь все это закончилось. Дни чудес прошли, поэтому нет ничего, чтобы я смог по этому поводу сделать, как я полагаю, кроме как просто сидеть здесь слепым».
Дул ветер, и он отряхнул свое… завернулся в свое одеяние и стал размышлять о другой истории: одном дне великого Иисуса. Не далее сотни или двух сотен ярдов от того места, где он сидел, Израиль пересек ту могучую реку с тем великим князем Иисусом.
44                  Затем он вспомнил о другой истории, что, пока они располагались там лагерем (Израиль, великий Столп Огненный висел над ними), однажды Иисус, великий полководец, прогуливался в сторонке, чтобы рассмотреть свою… выработать свою стратегию, как убрать с пути те стены Иерихонские. Пока он прохаживался кругом, он увидел, что Некто вышел, чтобы встретиться с ними, другой Воин. Иисус вытащил меч, потому что он был воинственным. Он взмахом поднял меч вверх и спросил: «Ты из наших или из неприятелей наших?»
Затем тот великий Приятель дернул Свой меч, и на его конце сверкнула молния. Он сказал: «Я Вождь воинства Господня. Я Вождь Господа».
Великий могучий Иисус бросил наземь свой щит, бросил наземь свой меч, стащил шлем и пал к Его ногам.
45                  О-о, он, вполне возможно, сказал: «Если бы я жил в их дни, я также предпочел бы пасть к Его ногам». Но как мало он знал о том, что Тот же самый Вождь воинства Господня был не далее сотни ярдов от него, тот самый Вождь. Пока он размышлял о тех вещах…
Обычно, когда вы размышляете о Господе… Обычно, когда вы направляете свой разум не на что-то еще: на вещи этого мира, или как вы собираетесь сделать кучу денег, или какого-рода огромную организацию вы собираетесь построить… Это то, что сегодня в мире имеет значение. Мы направляем свой разум на вещи мира, а не на Бога.
Давайте думать о Боге. В Библии говорится: «Если есть какая похвала, есть какая добродетель – о сем помышляйте». Ваши мысли бродят вдалеке. И первое, что вы узнаете: мы где-то отбились от стада, мы размышляем о чем-то другом. Давайте держать Иисуса в своем сердце, в своих мыслях на протяжении всего дня, днем и ночью. Это путь.
46                  Пока он об этом размышлял, он услышал шум. Это странно. Где бы ни был Иисус, там куча шума. Я не знаю почему, но обычно это так. И куча шума приходит изнутри. Во-первых, внезапно раскрылись ворота и… был слышен огромный шум, и люди бежали, и некоторые выкрикивали: «Осанна! Осанна пророку из Галилеи!» – женщины и некоторые из мужчин.
Затем он услышал, как кто-то орал и насмехался над ним: «Ты всего лишь мошенник!» – швыряя в Него тухлыми яйцами и гнилыми фруктами.
Он слышал этого самого священника немного раньше, прежде чем у них была ассоциация, чтобы собраться вместе. «И Ты говоришь, что Ты пророк. Мы слышали, что Ты воскресил из гроба мертвого человека. Мы знаем Тебя, мошенник. Они положили туда того человека, и это сделали Твои ученики. Это только надувательство. Если Ты воскресил мертвого – у нас здесь их полное кладбище. Приди воскреси какого-нибудь из них, и мы поверим Тебе».
47                  Иисус не прислушивается к дьяволу. Он никогда такого не делает. Тот же самый старый дьявол сказал Ему однажды: «Если Ты Сын Божий, повели этим камням сделаться хлебом». Он мог бы это сделать.
Один из них однажды во дворе обмотал Ему тряпкой лицо, обмотал ею Его лицо, Его глаза и бил Его по голове палкой… насмешник, и говорил: «Если Ты пророк, скажи нам, кто ударил Тебя». Видите того старого дьявола?
Тот же самый дьявол жив и сегодня. «Сойди сюда и исцели такого-то и такого-то старика в углу. Пройди сюда к таким-то и таким-то и исцели их». Мы не принимаем распоряжений от дьявола. Иисус сказал: «Я не могу ничего творить, доколе вначале Отец не покажет Мне, что творить. Ибо Он творит, и Я творю доселе». И Он вчера, сегодня и вовеки Тот же.
Поэтому если вы слышите, что кто-то говорит подобное сему, уходите прочь. Это дьявол. Мы не принимаем распоряжений сатаны. Мы просто приходим свыше. Когда Он показывает нам, что делать, тогда мы идем это делать. Если Он желает исцелить мистера Джонса в углу, Он скажет Своему слуге, и тот пройдет и исцелит его (это верно) просто по Его команде. «Я не творю ничего, доколе прежде Отец не покажет Мне, что творить», Святого Иоанна, 5:19.
48                  Вот, я могу слышать, как священник кричит Ему: «Ты всего лишь мошенник!»
Иисус, бремя и грехи мира на Нем, Он шел прямо к Голгофе, прямо в Иерусалим, чтобы быть преданным в качестве Жертвы в руки грешных людей, язычников. Они должны были распять Его. И бремена и грех каждого греха, когда либо совершенного на земле или даже желаемого быть совершенным, почили на Нем. И они хохотали, насмехались над Ним, другие выкрикивали: «Осанна пророку из Галилеи, Сыну Давидову!»
Таким же образом и сегодня прямо в Бомонте, Техас. Некоторые из них будут смеяться и насмехаться. Некоторые поверят повествованию. Всегда так было и всегда так будет, до самого конца. Будет таким образом: смешанные массы.
49                  Каждое пробуждение производит двойников. Два сына Иакова… или Исаака хорошо это изображают. Всякий раз, когда есть пробуждение, рождается Исав и рождается Иаков. Один религиозный человек мира становится чопорным и принимает какое-то семинарское переживание, а другой желает того права первородства, не обращая внимания на то, каким образом он должен получить это. Если он должен быть «святым роликом» или чем-то еще, он хочет права первородства, мне все равно.
Вот в чем сегодня дело с людьми. Они боятся права первородства. Ой, как они это ненавидят. Однако это производит двойню. Люди мира, весьма склонные к религии, дают обильную милостыню и тому подобное, однако совсем не заботятся о праве первородства… Эти две великие группировки сражались с начала мира. И прямо теперь они почти готовы придти к вершине, где совершается нечто, о чем сказал Иисус: «Они будут настолько близки, что, если бы было возможно, они обманули бы самих избранных». Это истина. Видите, как обманчив час, в котором мы живем.
Стой со Словом, брат. Не оставляй то Слово. Верно. Слово скажет само за себя.
50                  Затем я могу представить, как бедный старый Вартимей пытается подняться, говоря: «В чем дело?»
«Сядь».
«Отчего шум? Что… Кто-то что-то сделал?»
Никто не помог бы ему. Он был слепым. Я испытываю отвращение, видя такое: кругом просто пихают старого слепого человека. Затем, первое, знаете, там, возможно, была, я думаю, рядом оказалась юная леди. А старину вытолкнули, и он в своих старых отрепьях пытался встать на колени. Она заботливо и нежно помогла ему подняться. Она сказала: «Сэр, я поняла, что вы слепы».
«Да, мадам. Вы так добры к слепому».
«Да, я сочувствую слепому и всякому, кто находится в нужде».
«Мадам, не скажете ли мне вы? Мне никто не скажет. По поводу чего этот шум? Я был здесь многие годы. Я никогда не слышал столько шума. Один говорит одно, другой – другое».
«О-о, сэр, ты не знал, что мимо проходит Иисус из Назарета, пророк?»
«Кто?»
«Иисус из Назарета».
«Ну, так Кто же такой Иисус из Назарета?»
«Вы еврей, не так ли?»
«О да, я…»
51                  «Хорошо, вы когда-либо были знакомы с Писаниями, что… что Господь, наш Бог, собирался воздвигнуть Пророка подобного Моисею, и Он будет Мессией?»
«О да, я только что об этом думал. Я только что об этом думал. О да. Он будет Сыном Давидовым».
«Хорошо, это Тот, Кто проходит мимо».
«Как Его зовут?»
«Иисус из Назарета. Он – Мессия. Я видела, как Он дал зрение слепому. О-о, видели бы вы Его в это утро. Он, конечно же, доказал Свое Мессианство, когда этим утром вошел в южную часть города. Видели бы вы Его. Вы помните человечка в здешнем городе, по имени Закхей?»
«О да, Ревеккин муж».
«Да».
«Он часто подавал мне милостыню. Он торговец».
52                  «Ага. Ну, он был слегка маловат статью, знаете. А Ревекка присутствовала на собрании, и я ученица этого Господа Иисуса. И мы научены как христиане, Его ученики, оказывать почтение и быть добрыми и правдивыми. Это… Все христиане это делают, проявляют учтивость. И именно поэтому я хочу, чтобы вы поняли, сэр. И я присутствовала в это утро, ибо мы знали, что Он придет. И Ревекка так долго молилась, что Закхей…
Он хороший человек, но не совсем по-настоящему, потому его так трудно склонить к синагоге. И вы знаете равви Кавинского оттуда. Он… он совсем не выносит Иисуса из Назарета. И у них здесь была служительская ассоциация, и они в это утро встретились и остановили совершение Иисусом чудес в городе… прогнали Его. Поэтому Он только что вышел.
«Но знаете, Ревекка молилась так усердно, что Закхей стал верить в Господа Иисуса как в Божьего Мессию, и она рассказала мне обо всем, что делал Мессия, и как Он был Раскрывателем тайн сердца и так далее. И знаете, что сделал Закхей? Он был немного мелковат статью, поэтому он оказался у ворот раньше, чем мы знали, что это будет происходить. И знаете, когда… Он видел, что он был слишком мал, чтобы увидеть Его. Поэтому я, конечно… Мы с Ревекой договорились друг с дружкой. Он собирался помолиться, чтобы, если появится Мессия… он распознал бы Мессию.
53                  Поэтому я следила за Закхеем. Он бежал вдоль Аллилуйя стрит, пока не добрался до дороги Славы. И знаете ту сикомору, что там стоит… иными словами, там была пальма?» Сказала: «Он залез туда и сказал: «Я получил себе местечко, чтобы усесться вот здесь, на раздвоенной ветке. Я присяду, поставлю одну ногу сюда, а другую – сюда. Я увижу Его, когда Он повернет за перекресток, потому что он всегда следует по Аллилуйя стрит и дороге Славы. Он всегда остается точно на них. Поэтому я смогу с Ним там встретиться». Так что он уселся там, где сходились две ветки».
Итак, вот где сегодня вечером усаживаются многие люди: где сходятся ваш путь и Божий путь. Должно быть принято решение. Вы можете быть здесь сегодня вечером в том же самом состоянии.
54                  «Ну, там, вверху, он пришел к размышлению. Он сказал нам незадолго до того, как это случилось, что он стал…»
«Итак, служительская ассоциация не позволила бы Ему придти к аудитории, чтобы провести собрание, так что… Он собирался провести. Поэтому Закхей, он взлез на дерево, и он сказал: «Ревекка рассказывала мне, что этот Человек мог различать помышления человеческого сердца. Так вот, я не верю в… Равви Кавинский, мой пастор, что эти вещи никогда больше не происходили». Если здесь находится равви Кавинский, простите меня. Я просто использую это для… Понимаете? Или я мог бы сказать «пресвитер штата», или что-то в этом роде, или окружной начальник, или, знаете ли, попросту всякий, кто будет делать что-либо подобное. Вы знаете, к чему я подхожу.
«Таким образом, так или иначе, он оказался вверху, на дереве, и он…» (Или доктор, доктор философии, доктор права, или любой из них, знаете ли.)
«Итак, он оказался на дереве. Он сказал: «Ты знаешь что? Я собираюсь удостовериться, что то Чучело ничего обо мне не знает». Поэтому он взял все листья и укрыл себя ими. Он замаскировался. Он, так или иначе, был малявкой, сидел на этой ветке, вот так. Вот он отпустил один листок, чтобы он… в качестве дверцы, чтобы он смог выглядывать и увидеть Его, когда Он, свернув с Аллилуйя Авеню, поднимался по дороге Славы, потому что это было совсем близко оттуда, на перекрестке. И спустя некоторое время, когда он там сидел…»
Она сказала: «Вы обязаны послушать, как он об этом свидетельствует, сэр».
55                  Иисус проходил мимо. И слепой старик вслушивался в историю, потому что он знал, что его мать рассказывала ему о том, каким будет Мессия. Поэтому он вслушивался в эту историю. Иисус продолжал путь. Они швырялись в него дрянью, и насмехались над Ним, и говорили Ему: «Приди воскреси мертвого». Они видели, что в этом не было никакого обмана и так далее и тому подобное.
И… и вот, когда они… Сказала: «И он впоследствии рассказывал нам, что он скрылся под теми листьями, и он оставил маленькую дырочку. Затем, когда… когда… Вы знаете что? Сказал: «Когда Он проходил мимо, я просто выглянул и стал на Него смотреть». Сказал: «Потому что на Него смотрели все остальные, ну, престижа ради я буду просто на Него смотреть». Поэтому он скрылся так, чтобы Тот не смог его увидеть.
Вот он приподнял покров, и спустя некоторое время сюда пришел Иисус, и выходила женщина, а огромный, крупный апостол, который был впереди, Симон Петр, с одиннадцатью другими, говорил: «Извиняюсь. Пророк очень устал. Мы должны сейчас Его забрать. Он… Он немного… Ему не удалось провести там собрание, поэтому мы должны выйти назад из города».
56                  И сказала: «Он следил за Ним (за несколько минут Он подошел как раз под это место), приподнял покров немного побольше и взглянул, сказал: «Знаешь, мне отчасти нравится, как выглядит тот Парень». Это нечто другое, ты никогда не сможешь взглянуть прямо на Иисуса и испытывать в дальнейшем то же самое чувство, что-либо по этому поводу. Это будет овладевать вами.
«Поэтому он взял один листок, и приподнял его, и сказал: «Угу, я, конечно же, это время забавлялся над Ним. Я оказался вверху, на дереве. И это Чудак, Который знает тайны сердечные? Хм. Ну, Он… Он, вполне вероятно, пророк, откуда мне знать». И он был вот так над Ним.
Он остановился прямо под деревом. Он посмотрел вверх и сказал: «Закхей, спускайся». Он не только знал, что тот был на дереве, Он знал его имя».
«Ох, – сказал Вартимей, – это Он. Это Сын Давидов. О Иисус, Ты – Сын Давидов, помилуй меня». Вот Он идет в окружении двенадцати, возможно, семь или восемь тысяч людей, кричащих то и другое. «Иисус, Ты – Сын Давидов, помилуй меня, помилуй меня. Я верю, что Ты Пророк, Который должен был придти. О-о, Ты – Сын Давидов!»
57                  Так вот, он не мог прикоснуться к Нему. [Пустое место на пленке.] Мне совсем легко об этом проповедовать. О-о, что сделает вера в Бога. Кто должен быть епископом, окружным пресвитером, доктором Др. Пр. Джонсом? Нет, сэр. Нищий, оборванец, слепой, однако имеющий достаточно веры.
Взгляните на ношу на Нем со всем тем, что встречалось Ему. Не имело значения, что на Его одеждах было зловоние гнилых фруктов и тому подобного, что они… овощей, которыми они в Него швырялись. Но Он держал свою голову поднятой. Он стоял лицом к лицу с Голгофой. И весь мир лежал на Его плечах, но вера нищего слепца остановила его и заставила Его тихо стоять. Аминь. То же самое могущественное воинство Господа, остановившее солнце для Иисуса. Иисус верой остановил с-о-л-н-ц-е, но слепой Вартимей верой остановил С-ы-н-а. И та самая вера принесет Его из Славы, где Он управляет солнечной системой и мирозданием, сведет Его сегодня вечером в эту скинию, та же самая детская вера.
58                  Он остановился и тихо стоял, оглядывался. Они привели его. Он сказал: «Вера твоя исцелила тебя». О-о, мои дорогие. Вот он пошел, продолжая путь.
Молоденькая леди, держащая его под руку, она, вероятно, спросила: «Вы слышали, что Он сказал?»
«О да. О-о, спасибо. Он сказал мне, что я обрету зрение».
Процессия двигалась по дороге вперед. Он был направляем к горе, чтобы идти, чтобы быть распятым. Он сказал: «Прими свое зрение. Вера твоя спасла тебя».
Точно так же, как ваша вера спасает вас от ада. Использовано то же самое греческое слово «созо». Да, Тот же самый раз… всякий раз, когда это переводится, физическое это спасение или духовное спасение, та же самая вера производит те же самые вещи. «Вера твоя спасла тебя».
О-о, его вера остановила Иисуса и заставила Его тихо стоять. Поэтому он сказал: «Он сказал мне… Он Мессия. У Него были… У Него все знамения Мессии, и Он сказал мне, что я получу зрение. Я уверен в том, что я его получу. О-о, я уверен. Я уверен». Он начал говорить…
Тотчас же он увидел тень. «Ух, ой, я обрел зрение». И он зашагал по дороге. Когда Он что-нибудь говорит, просто продолжайте этому верить.
59                  Я читал маленькую историю (может, вымышленную, может, нет, я не знаю) о Вартимее. В ней говорится, что у него были жена и маленькая девочка, и сказано, что однажды ночью его жена заболела, поэтому он вышел на улицу и сказал: «Иегова, единственное, что у меня есть, чтобы предложить Тебе…» У них должно было быть какое-то зрелище, чтобы привлечь внимание, у нищих, подобно как они делают в Индии. Если у нищего в Индии ничего нет для привлечения внимания прохожих, он никогда не получит монеты, изредка, так или иначе. У них есть маленькие обезьянки. Обезьянка будет бить парня, а он будет убегать, как будто он кричит и плачет. У них есть кобра или змея, которая дерется с маленьким животным, и они… и все для того, чтобы развлечь кого-то другого, чтобы заставить их дать монету.
Поэтому они сказали, что у Вартимея было две маленькие горлицы, которые совершали кульбиты одна над другой. Он сказал: «Иегова, у меня нет многого. Но если Ты только позволишь моей жене жить… Врач только что ушел и сказал, что она умрет. Я так сильно в ней нуждаюсь. Если Ты только позволишь ей жить, завтра утром я принесу Тебе в жертву двух моих горлиц».
60                  И его жена стала здоровой. Поэтому он принес горлиц в жертву. Спустя несколько недель… Он сказал, что у него была маленькая девочка, которую он ни разу в жизни не видел, маленькая курчавая девочка. Однажды ночью она очень серьезно заболела, и хороший врач пришел снова, и он сказал: «Вартимей, дитя почти в истерике. Я думаю, что ребенок умрет».
«Ох, – сказал он, – добрый доктор, вы уверены?»
«Насколько мне позволяет знать мое медицинское обучение, ребенок теперь умирает. Лихорадка перерастает в конвульсии, и ничего с этим невозможно поделать».
И он вышел из дома под свет луны, ощупывая стену. Он сказал: «У меня не осталось ничего, кроме одной вещи».
Я не знаю, как сегодня они называют собаку, которая ведет слепого. Я забыл. [Кто-то говорит: «Собака-поводырь».] Собака-поводырь… Хорошо, в тот день взамен собаки, которая водит слепого, у них был ягненок, который водил слепого.
61                  Поэтому у Вартимея, как они сказали, был ягненок, который его водил. Он сказал: «Это все, что у меня есть отдать, Иегова, но я так сильно люблю свою маленькую девочку. Если Ты только позволишь ей стать здоровой и не умереть, завтра я пойду в храм, и я… я принесу Тебе того ягненка в жертву». Маленькая девочка стала здоровой.
На следующее утро он был в пути, взяв ягненка для жертвы. И сказали, что вышел священник и спросил: «Куда ты идешь, Вартимей?»
Он ответил: «О священник, слуга Божий, я иду к храму, чтобы принести в жертву моего ягненка». Он рассказал ему историю о своей маленькой девочке, которая была больна, и сказал: «Я принес в жертву Иегове… Когда Он исцелил мою жену, я принес в жертву голубей. Затем, когда стала здоровой моя девочка, я сказал Ему, что я отдам Ему ягненка».
Он сказал: «О Вартимей, ты не можешь принести в жертву того ягненка. Вот, я дам тебе денег, и ты купишь ягненка у менял оттуда, из загона. Ты купи ягненка. Я дам тебе денег, чтобы купить его».
Он сказал: «О священник, с вашей стороны это ужасно. Но я не предлагал в жертву Иегове какого-то ягненка, я предложил в жертву этого ягненка». Вот то-то и оно, брат. Я уверен, что вы получите духовное приложение. «Я не предлагал Ему в жертву какого-то ягненка, я предложил Ему в жертву этого ягненка».
«Ведь, – сказал он, – Вартимей, ты не можешь принести в жертву этого ягненка. Этот ягненок – твои глаза».
Он сказал: «О священник, если я буду правдив в своих обещаниях Иегове, Иегова усмотрит агнца для глаз Вартимея». Это то, что Он сделал. Он усмотрел Агнца. В это холодное весеннее утро Иегова усмотрел Агнца для слепых глаз Вартимея.
62                  Позвольте мне сегодня вечером сказать моему ожидающему собранию: тот самый сегодня вечером усмотрен для вас. «Он был изъязвлен за грехи наши, мучим за беззакония наши, наказание мира нашего было на Нем, и ранами Его мы исцелились». И сегодня вечером ваша вера может свести того самого Агнца Божьего в нашу среду, чтобы совершить те же самые чудеса и знамения, которые Он совершал перед Иерихоном и остальными из них. Вы верите этому? Давайте помолимся.
63         О Агнец Божий, убравший прочь грехи мира, я от всего своего сердца прихожу к Тебе ради этих больных людей. Они терпеливо ожидают, многие из них стоят, их члены ноют. Но Ты – Бог, Ты вознаградишь их.
У них здесь лежат платочки и пакетики с материей. Я возлагаю на них мое тело во имя Господа Иисуса, прося, чтобы Ты послал с ними Свою силу и благословения; исцели каждого больного человека, которого они представляли: для малыша в лихорадке, ожидающего этого, для бедного старого папаши, находящегося сегодня вечером в том маленьком домишке с той белой тростью, постукивая в сторону двери. О Иегова, пройди прямо туда, Господь, и исцели их. Ты – Бог.
Многие там, в тех… ожидают в больнице, больные люди умирают, исчезла всякая надежда. Ты по-прежнему Иегова Бог. Они не смогли придти на собрание, однако Ты можешь пойти туда, где они находятся, Отец. Я молю, чтобы Ты также даровал это.
64                  Я молю, чтобы милость Твоя почила теперь на людях. Даруй исцеление каждому больному человеку, который находится здесь, спасение каждой душе, которая потеряна, крещение Святым Духом каждому верующему, чтобы это собрание могло закончиться великой кульминацией с Агнцем Божьим, приводящим их по пути праведности к великому исцеляющему источнику Божьей милости, к великим спасающим бассейнам Его Святого Духа. Даруй это, Господь.
Я теперь передаю их Тебе вместе с собой, чтобы Ты мог показать Себя, чтобы наша вера, как вера нищего слепца, о котором мы только что говорили, могла принести Присутствие Агнца Божьего в нашу среду, чтобы показать то же самое знамение, которое Он показывал, когда был здесь. И все люди будут верить Тебе, Отец. Я… я верю всем своим сердцем, когда я посвящаю нас Тебе, ожидая Твоего Духа, чтобы подтвердить Слово, которое было проповедано, последующими знамениями. Аминь.
Люблю Его (поклоняйтесь Ему теперь), люблю Его,
Он прежде возлюбил
И на Голгофе искупил
Спасенье мне.
65                  О-о, разве Он не чудный? [Брат Бранхам начинает напевать «Люблю Его».] Давайте просто поднимем руки и споем это. [Собрание поет «Люблю Его».] Итак, пожмите руку пилигриму, который где-то вблизи вас.
Лю…
…Голгофе искупил
Спасенье мне.
Чудный Он, чудный Он в милости ко мне.
Крепкий Бог, Мира Князь, Он Советник мне;
Спас меня и хранит от греха и зла.
Чуден Искупитель мой, Ему хвала.
О-о, чудный Он, чудный Он в милости ко мне.
О-о, крепкий Бог, Мира Князь, Он Советник мне;
О-о, спас меня и хранит от греха и зла.
Чуден Искупитель мой, Ему хвала.
Был рабом, но сейчас нет мне осужденья.
Он свободу даёт, полное спасенье.
Спас меня и хранит от греха и зла.
Чуден Искупитель мой, Ему хвала.
О-о, давайте поднимем руки, когда мы это поем.
Чудный Он, чудный Он в милости ко мне.
Крепкий Бог, Мира Князь, Он Советник мне;
О-о, спас меня и хранит от греха и зла.
Чуден Искупитель мой, Ему хвала.
66                  О-о, разве Он не заставляет вас чувствовать себя хорошо? О-о, что за чувство. Вы знаете, почему я заставил вас петь? Я люблю петь. Разве вы не любите петь? После послания просто ощущаешь себя, как будто Слово Божье выдраивает тебя. Понимаете? И затем я люблю хорошее старое пятидесятническое пение. Я в самом деле презираю перетренированный голос. Это не пение, держите дыхание до тех пор, пока не посинеете в лице, и… Вы в это время только прикидываетесь. Мне просто нравится хорошее старомодное пение. О-о, мои дорогие. Мне нравится…
Чудный Он, чудный Он в милости ко мне.
Крепкий Бог, Мира Князь, Он Советник мне;
Спас меня и хранит от греха и зла.
Чуден Искупитель мой, Ему хвала.
67                  Разве Он не чудный? Вы знаете, была одна песня, которую я всегда хотел спеть, и это было «Ничего между моей душой и Спасителем». И я никак не мог спеть. Я вообще не умею петь. Но в один из этих дней, когда вы все перейдете к своему огромному дворцу в небесах (я собираюсь вам дать небольшую способность ухватить суть кое-чего), и все… Далеко вдали, когда вы находитесь в двери огромного дворца, выходя в какое-нибудь утро на улицу. Далеко там и возле того места, где река совершает поворот, после того как сходит с престола Славы, знаете, там есть лесочек, и там есть маленькая бревенчатая хижина. Это моя. И затем, когда… когда вы окажетесь там в какое-то утро, выйдя на крыльцо, прислушайтесь, стоя там, на том старом крыльце… Пустое место на пленке.]
68                  «Был мертв, но чудом стал живой, был слеп, но вижу свет». Вы знаете, о чем я хочу вам сказать. «Хвала Богу, старина Бранхам это сделал. Вон он, прямо там теперь». Да, сэр. О-о!
Пройдут десятки тысяч лет,
Забудем смерти тень,
А Богу так же будем петь,
Как в самый первый день.
Давайте все это споем.
О, благодать! Спасён тобой
Я из пучины бед;
Был мёртв [Пустое место на пленке.] и чудом стал живой,
Был слеп – и вижу свет.
Люблю Иисуса,
Люблю Иисуса,
Люблю Иисуса,
Ведь Он возлюбил меня.
Аминь, аминь. Пение в Духе, я люблю это, а вы? О-о, я желаю присесть на склоне холма, где находится небольшой куст, с этой стороны дерева… с источника жизни, и услышать великий, великие голоса всех вас. Ангелы вперемешку с вами поют на другой стороне реки. Я хочу присесть и послушать десятки тысяч лет. О-о, как я люблю Его! Разве Он не чудный? Конечно, чудный.
Итак, вы по-настоящему хорошо себя чувствуете? Так вот, это то, что я называю старомодным пением, пением в Духе. Я охотнее имел бы это, чем все те урезанные песенки, которые вы поете. Я думаю, что они вдохновляли писателей, когда те писали свои песни, как Эдди Перронет написал инаугурационную песню, когда подобрал свой карандаш. Никто не покупал его стихи и произведения, и однажды Дух сошел на него, он схватил карандаш, написал инаугурационную песню:
Народ и Ангелы да чтут
Христа, Царя всего.
Корону пусть Ему несут.
Венчайте все Его!
Другой написал:
Когда я поднимаю взор
На крест, где Божий Сын страдал,
Я сознаю греха позор…
Другой написал:
Живя, любил меня,
Умерши, спас меня,
Быв погребенным,
Прочь унес грехи мои.
Воскреснув,
Оправдал меня вовек.
Однажды Он придет.
О славный день!
Я думаю о слепой Фанни Кросби, у которой спросили: «Что для тебя значит Иисус?» [Пустое место на пленке.]
Ты – источник утешенья,
Лучше всяких благ;
Друг мой Ты как в мире тленья,
Так и в небесах.
69                  Как Он чуден. Вот, тот великий, чудный Христос, Тот, Которому мы поем старые гимны веры наших предков… Назад в дни Сперджена, Джона Уэсли и Чарльза Уэсли. Не так давно мы с братом Моором стояли у могилы. Я просто рыдал. Я подумал: «О Боже…» Когда я стоял у могилы Уильяма Купера, когда он… Они думали, что он был неврастеником. Любого человека, который является духовным, считают сумасшедшим (мы об этом знаем), любого.
Вот он вошел в Дух и написал ту известную песню.
Источник жизни Бог открыл
В крови Христа святой;
И все, кого Христос омыл,
Нашли души покой.
Вы знаете, что случилось? Сразу же после того как Дух оставил его, он попытался совершить самоубийство, утопиться в реке. Да. Дух оставил его, он едва ли знал, где находился. Те великие мужи, неправильно понятые…
70                  Я стоял там, и я думал… Когда однажды Чарльз Уэсли был у реки, или у берега озера в своей хибарке, началась буря, и он пытался пробраться назад. Ему за пазуху залетел воробышек, и он держал его, пока бушевала буря, вышел и держал его на пальце. И пришло вдохновение.
Благодатная скала
Мне спасение дает…
Туча …ная идет,
Ветер воет, страх берет.
О укрой, Господь, укрой
От житейской бури злой,
У святой Твоей груди…
О-о, мои дорогие, великие мужи.
Жизнь великих призывает
Нас к великому идти,
Чтоб в песках времён остался
След и нашего пути.
След, что выведет, быть может,
На дорогу и других —
Заблудившихся, усталых —
И пробудит совесть в них. (Мне это нравится.)
Не тверди в строфах унылых:
«Жизнь есть сон пустой!» В ком спит
Душа, душой тот умер:
В жизни высший смысл сокрыт.
Да, жизнь не грёзы. Жизнь есть подвиг!
Не душа умрёт, а плоть.
«Прах ты есть и в прах вернёшься», —
О душе не рёк Господь. (О-о, мне это нравится.)
Встань же смело на работу,
Отдавай все силы ей,
Не рабом будь, а героем (не будьте гонимыми в это),
Закалившим грудь.
О-о, мои дорогие, те поэты и им подобные, конечно, волнуют мою душу, когда я читал о тех благочестивых мужах, которые написали их… как «Псалом Жизни» Лонгфелло. И как это…
Я думаю, что их произведения сочинял Бог. Те мужи древности, как сказано в Библии, движимые Святым Духом, написали те старые песни о Крови, «Я вижу красный поток Крови», все те славные старые песни церкви. Это намного лучше, чем что-то из этого коротенького накрошенного хлама, который у нас сегодня, братья. Я говорю вам, что это так. Я люблю ту старомодную религию, люблю все те добрые старые песни веры.
71                  Хорошо. В то время как Святой Дух находится здесь, мы вызовем молитвенную очередь и помолимся за больных. У каждого теперь вера, и в вашем сердце… Не должны говорить это своими устами. Запомните, ваши… ваши мысли громче слышны в небесах, чем ваш голос – на земле. Понимаете? Скажите: «О Иисус, Ты – Сын Давидов, помилуй меня». Посмотрите, сделает ли Он то же самое, что Он делал.
Закхей, просто разок отодвинь свой фиговый листок и посмотри вниз, посмотри, является ли Он вчера, сегодня и вовеки тем же, посмотри, совершает ли Он те же самые вещи. Он выдернет тебя, проговорит к тебе. И лучше всего: Он сегодня вечером пойдет с тобой домой, поговори с Ним, прежде чем ляжешь в постель, ты и твоя жена. Дом будет изменен. Когда Он придет домой с тобой, не будет так, как бывало раньше.
72                  Билли, ты где? Джин, Лео, кто раздает молитвенные карточки? Ты? Ох, ох, Билли? Где Билли? «Д» с 1-й по 100-ю? Сегодня раздали молитвенные карточки «Д». Итак, потому что нам не удастся перемешать их… У нас там достаточно места? Я полагаю, что мы смогли бы поставить там несколько наших братьев. У кого «Д» номер 1? Хорошо, леди, проходите вот сюда. Так вот, отвечайте на свой призыв. Номер?
73                  [Пустое место на пленке.] …произошло замечательно. Там были мужчина со своей женой, они впервые находились на одном из моих собраний. Они сидели в аудитории. Входит леди и садится возле них, а маленькая леди возмутилась этим. Леди сидела близко, так как она находилась у той на пути… заставила ее отодвинуться назад.
Спустя некоторое время маленькая леди заставила ее отодвинуться назад. Она оби… Эта женщина, которая должна была отодвинуться, рассердилась на женщину, негодующую на нее, поэтому она стала молиться. Она сказала: «Господь, я не должна была это делать. Прости меня. Я не имела этого в виду».
И тогда леди, которая сидела впереди той, что обидела ее, сказала: «Сестра, я сожалею. Я не хотела этого делать». И двое, муж и его жена, были больны. И, ох, совсем немного после того, как это было сделано, я увидел, что над ними стоит Ангел Господа, вызвал их по имени, и исцелил их обоих, и отправил их обратно домой. Лейк-Чарльз будет знать об этом.
74                  [Пустое место на пленке.] …займите заднее сиденье, сестра, брат. Окажите предпочтение друг другу. 21, 2, 3, 4, 5? Хорошо. 21,22,23,24.
75                  [Пустое место на пленке.] …Дух сошел, сказал ему, что он сделал в течение дня, и что он должен был сделать, и чего он желал, и, ох, мои дорогие. Он сказал: «Мне больше не надо ничего говорить». И он вышел за дверь. О-о!
Его не оставлю,
Его не оста… (Вы доподлинно имеете это в виду?)
Его не оставлю,
Ведь Он возлюбил меня.
Там, на кресте, где Христос страдал,
Где о прощенье я умолял,
Там Он меня Кровью оправдал.
О, хвала Ему!
О… (Теперь с 40-й по 50-ю. 41, 2, 3, 4, 5.)
О, хвала Ему!
Там Он меня Кровью оправдал.
О, хвала Ему! (46,47.)
[Пустое место на пленке.] …был я принят Им,
Дивно спасен, от греха храним.
…мне живет Он, как чудно с Ним!
О, хвала Ему!
Пой хвалу… (Давайте теперь, пока мы поем это Ему, склоним головы.)
О, хвала Ему!
Там Он меня Кровью оправдал.
О, хвала Ему!
Теперь спокойно. [Брат Бранхам начинает напевать «О, хвала Ему!»] Итак, входите в Дух.
76                                                                 Что…Он меня Кровью оп…
Все подняли молитвенные карточки? Вы, кто получил молитвенную карточку, проходите в очередь. Итак, теперь спокойно и почтительно.
О, ныне спеши в тот поток живой,
У ног Иисуса склонись душой,
Будь совершенным, свой грех омой.
Пой хвалу Ему!
О, хвала Ему!
О, хвала Ему!
Там Он меня Кровью оправдал.
О, хвала Ему!
77                  Драгоценный Господь, в то время как орган играет этот красивый старый гимн, здесь есть многие, Господь, которые могут участвовать в этом общении, чтобы знать, где пропали все наши грехи, когда мы верою нырнули в тот красный поток. Сверкала молния, грохотал гром, Кровь Сына Божьего, из вен Эммануила стекала Кровь. Как тот дождь, стекавший по кресту, смешавшись с кровью и водой, лился верою в наши души, Господь. Мы всегда будем петь «О, хвала Ему!» Мы благодарны Тебе за это, Отец.
Теперь, когда у меня есть только, возможно… Просто прости мне мой грубый способ, Господь, приносить Твое Слово. Но я… Это лучшее, что я могу делать. И я молю, чтобы Ты принял это и насадил в сердцах людей суть этого, Отец. Это то, чтобы принести людям веру.
Итак, они знают, что Ты жив. Каждый вечер мы обращались к каким-нибудь различным местам Писания, чтобы доказать, что Ты… те же самые Мессианские знамения… Всюду в Писании просто полно их, Господь. Возможно, они никогда не читали этого прежде, проскакивали через это.
Так делали фарисеи и саддукеи в свои дни, учителя, проскакивали при чтении прямо над тем, Кем Он должен был быть. Несомненно, что в тот самый день, когда Он был распят, они, возможно, пели в то утро в храме Псалом 22: «Боже мой! Боже мой! для чего Ты оставил меня?» О Боже, открой духовные очи. Дай понимание, поскольку мы посвящаем себя Тебе, во имя Иисуса. Аминь.
78                  Итак, только минутку. Вот, вы видите эту огромную людскую очередь. У меня нет никакой возможности проводить… Есть здесь кто-нибудь, кто никогда не был ни на одном из собраний, когда различение… [Пустое место на пленке.]
И… и точно так же, как делаю я. Он ест, как я. Он спит, как я. Он… он человек, за которого умер Иисус.
Так вот, я осуждаю доктрину католической церкви (это правильно), но не католика. Конечно. И если я когда-либо дохожу до такого состояния, что я не могу протянуть свою руку католику точно так же, как пятидесятнику, тогда я снова должен вернуться на Голгофу, что-то со мной не в порядке. Иисус пришел, чтобы протянуть руку любому. И для единственника, двоебожника, троебожника, четверобожника, кем бы он ни был, нет никакой разницы. Я хочу протянуть руку…
79                  Когда я впервые вошел в это как баптистский служитель, ведь одна группа сказала: «Приходи присоединяйся к нашей группе», другая группа сказала: «Приходи присоединяйся к нашей группе».
Я сказал: «Братья, я люблю вас обоих».
«Ты должен придти к одной. Мы совершенно не хотим допускать этого».
Я сказал: «Бог хочет это допустить. Видите? Я встану между вами обоими, протянув руку к обеим сторонам и говоря: «Мы братья!» Искупляющая любовь была моей темой и будет, доколе я не умру. Верно. Получите любовь в свое сердце, и будьте верными и честными, и имейте правильного рода мотивы и правильного рода цель, и Бог позаботится об остальном. Если ваши мотивы верны и ваши цели верны… Если ваши цели верны, а ваш мотив неверен, это не сработает. Но когда у вас ваши… Если вы знаете, что является волей Божьей, тогда ваши мотивы верны и ваши цели верны…
80                  Взгляните теперь. Вот группа людей. Я говорил о том, что Он по-прежнему Мессия, к Которому вы можете прикоснуться. Я не говорю об этом, потому что я так думаю. Я говорю об этом, потому что так говорит Библия. Итак, причина…
Вы скажете: «Брат Бранхам, разве вы не боитесь, что Он не будет…?»
Нет, сэр. Так вот, если бы я захотел сказать: «Посмотрите сюда. Я могу это сделать. Видите, какая я большая шишка?» Мне лучше заткнуться и тут же пойти прочь с платформы, потому что это никогда не будет работать. Понимаете?
Каковы мои мотивы? Чтобы сплавить этих людей воедино как Божий народ. Скажете: «Я вам говорю, всем вам, люди, я принадлежу к баптистам. Вы все перейдите, присоединитесь к баптистам». «Я единственник». «Я троебожних или двоебожник», независимо от того, что вы имеете, я не знаю. Все… «Я принадлежу к этому».
Нет, сэр. Я ваш брат. Я принадлежу к Христу. Мы принадлежим друг ко другу. Вот что делает мои цели, мои мотивы верными. Мои мотивы верны. Именно поэтому Он сказал: «Скажи горе сей: «Пересадись», – и не сомневайся…» И это воля Божья для меня, чтобы делать это, или Он никогда меня не посылал. В этом все и дело. У тебя все работает правильно, и твои мотивы и цели верны, ты можешь сказать всему… Пока это воля Божья, это будет это делать.
81                  Но если я захочу, скажем, стать каким-то большим напыщенным ничтожеством, чтобы сделать себе где-то огромную программу и поместить себя в какую-нибудь телепередачу, всемирную или что-то в этом роде, так вот, это неправильно. Я не…
Иисусу не хватало одного. Вы знаете, что это было? Умение привлечь внимание. Он не был шоуменом. Понимаете? Нет-нет. Они сказали: «Почему Ты дурачишься с этой кучкой святых роликов, рыбаков и так далее?»
Его брат сказал: «Приди к первосвященнику. Приди и покажи Себя, что Ты можешь делать, если Ты Такой-то и такой-то».
Он сказал: «Вам всегда время. Мое время еще не пришло». Это верно. Он не шел с… даже с ними. Он не делает этого сегодня. Он не шоумен. Он – Сын Божий. Аминь. Мы верим этому. О-о, разве Он не чудный? Иисус, Сын Божий…
82                  Так вот, я не могу проводить различение в этой очереди (понимаете?), однако мы собираемся помолиться. Прежде чем я это сделаю, я хочу быть уверенным, смогу ли я… да поможет мне Святой Дух… чтобы знать, что сила Божья находится здесь, таким образом вы можете видеть помазание.
Итак, взгляните. Вся эта аудитория… Давайте просто сегодня вечером раскроем карты. Эта аудитория здесь, каждый из них мне незнаком… Только один человек… Эти две девчушки, которые сидят здесь, это девочки моего друга, девчушки Эванса. Брат Эванс, ты где? Я видел тебя…
Расскажу вам что-нибудь о брате Эвансе, пока мы ожидаем. Я ожидаю кое-чего. Недавно мы ловили рыбу. Как я приехал, чтобы познакомиться с этим прекрасным человеком и его женой, брат Мерсьер представил меня ему.
Утром прежде я покинул отель… Разве это было не в Филадельфии? С Тео Джонсом у Мет. И брат Мерсьер сказал: «Есть прекрасный человек по имени Уэлч Эванс. Он хочет встретиться с вами». Жена была со мной. Я встал в то утро, и мой маленький мальчик Иосиф…
83                  Все вы знаете о маленьком Иосифе. За шесть лет до того, как он появился, я видел его в видении. Доктор сказал моей жене, что она никогда не сможет иметь другого ребенка. Я сказал: «О-о, нет».
Вот, когда родился следующий ребенок, он оказался девочкой. Они сказали: «Ха. Ты имел в виду Джозефину».
Я ответил: «Я имел в виду Иосифа. Бог никогда не лжет».
И вот, примерно четыре года спустя она… Мы знали, что она снова собиралась стать матерью. Они спросили: «Этот Иосиф?»
Я сказал: «Я не знаю».
Доктор сказал: «Она не может иметь его, брат Бранхам».
Я ответил: «У нее он будет».
Вот, когда спустилась медсестра, я прохаживался по ковру, знаете. И спустилась и сказала: «Преподобный Бранхам?»
Я сказал: «Да, мэм».
Она сказала: «У вас замечательный мальчик: семь фунтов и три унции».
И я сказал: «Иосиф, ты шел сюда долгое время. Папочка рад тебя видеть».
И вот, она сказала: «Вы назвали его Иосифом?»
Я сказал: «Это его имя».
84                  И Иосиф был со мной там, четырех лет от роду: было два года назад. Нет, трех лет от роду. Ему теперь пять, и он видит видения. И когда он встал в то утро, он сказал, сидя на краю кровати… Мы с ним спали вместе, обнявшись, и мы настоящие друзья. И он сказал: «Папа, – он сказал, – Дэвид получит травму на мотоцикле. Он раздерет ногу на этом боку».
Я спросил: «Тебе это приснилось?»
Он ответил: «Нет, папа. Я видел это прямо там».
Мы просто записали это в книжку. И когда мы оказались дома, Дэвид, парнишка из следующего за нашим дома (через два дня после того как мы оказались дома), ехал по тропинке на мотоцикле и разодрал себе бок точно так, как он сказал.
В один из этих дней я уйду, друзья. Я собираюсь оставить мир. Я молю, чтобы Бог взял Дух, Который Он позволил мне иметь, и поместил двойную долю на моего сына, чтобы сиять Светом, когда я уйду.
85                  И я начал двигаться, и я увидел брата Уэлча Эванса… Я не должен этого говорить, сестра Эванс. Вы меня простите? Он поймал слишком много рыбы и прятал ее от егеря. А я видел его там в видении: у них она была в мешке, и он прятал ее два или три раза. И я сказал: «Интересно, не тот ли это самый человек? Они рассказывали мне, что ему нравится рыбачить на юге, во Флориде».
Поэтому в то утро я пошел туда. Когда я вошел… Брат Мерсьер следом и я, мы вошли вместе. И я сказал: «Это этот человек. Это он».
Поэтому, после того как он представил меня ему, я сказал: «Мистер Эванс?», и я поговорил с ним. Я сказал… После того как мы немного поговорили, были готовы уйти, я спросил: «Брат Эванс, вы любите меня?»
Он сказал: «Конечно».
Я сказал: «Здесь не так давно вы рыбачили в каком-то рукаве. У вас был мешок, полный рыбы, и вы пытались скрыть ее от егеря».
Он сказал: «О-о, мамочки, мамочки».
Я сказал: «Я собираюсь попросить вас об одной вещи. Возьмите меня туда порыбачить».
Он сказал: «Хорошо».
86                  Вот, его брат – грешник, и его укусила гремучая змея. Все знают, что такое гремучая змея? Она очень мерзкая. И его брат находился в больнице, и долгое время имел неприятности, не так ли, брат Уэлч? Неприятности…
Итак, мы с братом Уэлчем вернулись оттуда, поймали в тот день одиннадцать крупных рыбин. О-о, мои дорогие, как замечательно. И я подцепил огромного окуня, и я просто не мог его держать. А брат Уэлч подошел туда, его штанины были закатаны. Он спросил: «Ты не можешь его удержать?»
Я сказал: «Он слишком крупный. Он, вероятно, сорок-пятьдесят фунтов « И у меня он был на крючке, и он просто промчался над их корзиной, и я снова забросил шмеля. Вот он появляется. И один дернул снова, и он был ладным, примерно восемь или десять фунтов. Однако я не смог его удержать. И спустя какое-то время у меня он начал биться, начал подтягивать его.
Брат Уэлч сказал: «Я возьму его». И, не подумав, он прыгнул в те камыши и под их головки, чтобы попытаться схватить рыбину, босиком, и гремучка хватанула его. Змея пошла через…
87                  Он выскочил оттуда, держась вот так за ступню, кости там, казалось, окоченели, а челюсти его сомкнулись, и слезы сбегали по щекам.
И я взглянул. В двух местах текла кровь, на большом расстоянии вокруг укуса. О-о, ужас. Ну, я… Он большой, крупный мужчина. Как я собираюсь протащить его через то болото примерно две или три мили? И я задумался. И я сказал: «Ох, брат Эванс, ох, Боже, брат Эванс».
И Нечто сказало мне: «Я скорый помощник во время беды». Я никогда не видел этого прежде.
И я возложил мои руки на его стопу, и я сказал: «Итак, брат Эванс, только… только минутку».
И я сказал: «Небесный Отец, мы в непредвиденной ситуации. И я… я знаю то, что Твое Слово говорит, что они будут наступать на головы змей и скорпионов, и ничто не повредит им. Этот человек верующий. Он Твое дитя. И я возложил на него свои руки. Во имя Иисуса Христа я проклинаю тот яд той змеи».
И я услышал, что он перестал стонать. Я отнял руки. Он сказал: «Мне не больно». Мы продолжали рыбачить весь тот день. В ту ночь, когда они пришли, они повсюду говорили. У нас были эти огромные, крупные форелевые окуни, примерно такой длины, подвешенные.
88                  Примерно в одиннадцать туда пришел его брат. Вот, он все еще немного прихрамывал на ногу, и он не был верующим. Он был грешным парнем: прекрасный парень, очень прекрасный человек. Я надеюсь привести его к Христу, когда в следующий раз приеду на юг, крестить его там, в одном из тех прудов.
И вот, затем, когда… Мы вышли оттуда. Он управляет магазином рыболовных принадлежностей. И мы находились в маленьком мотеле через улицу от него в Форт… Форт-Пирсе. И вот, его брат вышел оттуда, и я разговаривал с его братом об этом. И он видел тот змеиный укус.
Он сказал: «Так вот, брат, хорошо быть религиозным, но не сумасшедшим». Он сказал: «Тебе бы лучше прямо сейчас оказаться у доктора». Сказал: «Ты же знаешь, как это вот так уложило меня в больницу».
Брат Эванс сказал: «Я был укушен этим утром в одиннадцать. Сейчас почти одиннадцать вечера. И если Бог заботился обо мне Своей благодатью на протяжении этого срока, Он будет заботиться обо мне и в остаток исхода». Никогда не имел ни потертостей, ни каких-либо следов. Удивительная благодать… нашего Господа Иисуса Христа.
89                  Я знаю тех маленьких девочек, брата и сестру Эванс. И я полагаю, что этот, сидящий здесь, это брат Вилли, художник, нарисовавший ту картину их… церковного мира. Вы были… [Пустое место на пленке.] …стене тот Столп Огненный. Вы там были, Вилли, чтобы это увидеть? Вы там были, брат Эванс? Сестра Эванс? Сколько в здании были там в церкви, в то утро, видя это? Хорошо. Пятнадцать минут он стоял прямо там, видимый, перед почти четырьмястами людей, стоящими там, взирая на это. Аминь. Хорошо.
Он Господь Иисус, и тот самый Ангел Господа теперь находится прямо здесь. Имейте веру в Бога.
90                  Итак, для вас там, мы сможем провести ту очередь примерно за десять минут, если мы только сможем заставить Святой Дух двигаться с нами. Господь знает, что я свидетельствую именно так, чтобы вы могли видеть, чтобы выстроить свою веру.
Если я начну рассказывать о том, что я видел, что Он сделал… делал в них, в моем служении, что я видел, что делал Иисус Христос перед моими глазами, они составят тома книг. Просто ежедневно, ежечасно… Вы можете просто спросить у брата Джека Моора, этих людей, которые ходят вокруг. Везде, в любом месте, это просто непрерывно все время: дома, вне дома и везде, Святой Дух просто показывает, переносит меня с места, берет меня сюда, сюда. Если бы вы только поддались Ему… Понимаете? Это верно.
Братья, которые знают, которые были на собраниях и знают, или были возле меня на собраниях, на севере… севере, дома, и где бы то ни было еще, это так, братья? Поднимите руки, если это так. Это верно. Тысячи могут засвидетельствовать об этом.
91                  Вот, имейте веру, и если Святой Дух покажет нам… Что… Два или три свидетеля. Верно? Два или три свидетеля. Имейте веру теперь. Сейчас снова поднимите руки, так чтобы я мог видеть.
Это не молитвенные карточки. Если вы получили молитвенную карточку, идите в очередь. Если вы больны, и я вас не знаю, или у вас на сердце прошение или что-либо, держите вашу карточку поднятой: повсеместно. Вы получили? Вы? Давайте мы с вами поговорим, вы как раз возле меня.
Вы верите, что я Его пророк? Вы верите мне? Если я смогу Духом Святым открыть вам, какова ваша проблема, вы примете это как от Господа? Сделает остальная часть аудитории то же самое? (Боже, это для Твоей славы.) У вас заболевание колен и ног. Это так? Помашите рукой. Хорошо, идите домой и получите свое исцеление. Иисус Христос дает вам здоровье.
92                  Кто-нибудь еще верит всем своим сердцем? Подождите. Вот это идет. Подождите только минутку. Тот мужчина, который сидит вот здесь, молится за свою мать, находящуюся в больнице: болезнь сердца. Вы верите, что она будет исцелена, брат? Хорошо, сэр. Да благословит вас Бог. Я незнаком этому человеку. Я не знаю его. Это так, поднимите руку. Это так. Это все-таки правда, не так ли? Вы верите теперь? К чему… к чему они прикоснулись?
Вот здесь сидит молодая леди, молится от всего сердца, не за себя, за спасение своего мужа. Если это правда, встаньте на ноги, леди. Хорошо. Если вы только верите Богу…
Там, сзади, грыжа, болезнь сердца. О-о, вот это да. Это просто повсюду. Вы верите теперь? Сколько сейчас верят всем своим сердцем? Просто поднимите руку. Это просто идет к… Я не могу войти в это слишком глубоко, потому что я не смог бы пропустить очередь.
93         Он Бог там? Он Бог здесь, вверху? Он Бог на небесах. Он Бог на земле. Он Бог повсюду. (Мне необходима только минута, брат Джек, чтобы до этого добраться. Понимаете?) Вы верите, потому что услышали и увидели? Вы верите, что это приходит от Бога? Люди там верят тому же самому?
Если Бог откроет этой женщине, в чем ее проблема, или чем бы это ни было, я не знаю… Мы незнакомы, я полагаю, друг другу. Вы… Она одна… У нее была молитвенная карточка, не так ли? Хорошо.
Молитвенная карточка… Парни просто приходят и перемешивают эти молитвенные карточки, и вы просто случайно вытаскиваете одну. Вот и все. Видите? Вы видите, что Он может сделать там, вне этого места. Итак, это то же самое знамение, которое показывал Иисус и доказывал, что Он был Мессией, когда Он был здесь, на земле? Вы верите этому? Вы верите.
94                  И вы верите, что Иисус сегодня вечером находится здесь, на земле, в форме Духа, называемого Духом Святым? И Он живет в Своей церкви через Кровь Своей Жертвы. Он открылся и сорвал завесу, пролив Свою Кровь, и соделал путь, чтобы я с вами пришли в Славу Шекины, чтобы Он мог говорить здесь, взять мои уста и сказать вам, как двум верующим, и ходить посреди нас, и говорить посреди нас, и открыть мне те же самые вещи, которые Он совершал там, чтобы доказать, что Он не мертв, но жив вовек.
Вы здесь не ради исцеления, вы были исцелены. Это верно. Но вы здесь ради своего мужа. Вы верите, что Бог может сказать мне, в чем его проблема? Хорошо. У него болезнь желудка. Верно. У вас есть сын. Это причина того, почему вы стоите с поднятыми руками. Вы хотите, чтобы я сказал, что не в порядке с вашим сыном? У него болезнь плеча. Это абсолютно точно.
Я вижу какого-то другого мальчика. Это племянник. Да, сэр. Вы верите, что Бог может сказать мне, в чем его проблема? Хорошо. Проблема с вашим племянником: у него заболевание желудка и он нервный. И вот две вещи, в которых они оба нуждаются, – это спасение, потому что они оба – грешники. Это ТАК ГОВОРИТ ГОСПОДЬ. Верьте теперь всем своим сердцем.
95                  Отец Бог, эта дорогая маленькая девочка… Все вы молитесь со мной, пожалуйста, теперь за этих людей. Отец, я прошу, чтобы Ты исцелил малышку и соделал ее здоровой, во имя Господа Иисуса. Аминь.
Прекрасно, сестра. Бог во имя Христа да исцелит…?…
Подойдите, сестра. Все теперь молитесь. Так вот, сестра. Если бы я мог выпрямить вашу руку, я бы сделал это. Я не могу, однако я могу помолиться. Небесный Отец, я прошу, чтобы Ты исцелил ее. Пусть ее рука станет прямой. Путь она идет, как Вартимей со своими глазами, уйдет с этой платформы, веруя во имя Иисуса. Аминь. Да благословит вас Бог.
Наш небесный Отец, я беру эту женщину за руку и молю, чтобы Ты исцелил ее, во имя Иисуса Христа. Аминь. Да благословит вас Бог.
96                  Итак, вы знаете, что я не знаю, что с вами не в порядке. Но независимо от того, скажу я это или нет, вы будете все равно верить этому? Видите, если я продолжу (все придут) говорить с проницательностью, вы знаете, что это сделает? Сломает меня. Но ваша спина была исцелена во время сидения на стуле. Видите? Вы можете идти домой…?…
И если вы будете верить всем своим сердцем, артрит вас больше не будет беспокоить. Идите веруя.
Господь, я молю, чтобы Ты исцелил ее и соделал ее здоровой, во имя Иисуса. Аминь. Верьте этому…?…
Наш небесный Отец, я возлагаю руки на мою сестру и молю, чтобы Ты исцелил ее, во имя Иисуса. Аминь.
Продолжайте молиться. Продолжайте молиться. Ваши молитвы, друзья, вы церковь Божья. Молитесь за этих людей. Что, если это ваша мать, отец, ваш муж, жена?
Наш небесный Отец, я молю, чтобы Ты исцелил его и соделал его здоровым. Я прошу во имя Иисуса. Аминь.
В то время как теперь сходит помазание Святого Духа, вы просто приходите, веруя, и Бог исцелит вас. Вы действительно верите этому? Вы верите этому?
97                  Я… я… Послушайте, друзья. Просто… если я вас только на минутку успокою, послушайте. Неважно, где… Понимаете, вы не должны думать, что, потому что я не говорю каждому, Святой Дух ушел отсюда. Я… Они бы забрали меня, если бы это так было. Сколько понимает, что наш Господь, когда женщина прикоснулась к Его одежде, Он почувствовал, что из Него вышла добродетель?
[Пустое место на пленке.] Сколько знает, что пророк, именуемый Даниилом, увидел одно видение, и от этого много дней страдал головой?
Как же, думаете, я знаю этих людей, и все о них, и подобные вещи, если это не видение? Как мог бы я даже быть в состоянии знать это? В таком случае вы видите, что я имею в виду? Сила… Я… Если я только… Ты просто должен повернуть голову, и возложить на них свои руки, и продолжить. Ведь Святой Дух находится здесь, Он будет делать те же самые дела. Господь будет открывать. Это не только потому, что один прошел мимо или тому подобное.
98                  Итак, где следующий? Эта…? Здесь. Хорошо. Мы незнакомы друг другу, не так ли? Я не знаю вас, вы не знаете меня. Если это верно… Вы слышали, как я перед этим проповедовал. Но чтобы знать вас, вы просто, вероятно, где-то сидели в аудитории. Вы верите, что Иисус Христос вчера, сегодня и вовеки Тот же? Если бы я был способен затем благодатью Божьей открыть вам Святым Духом вещи…
Вы сказали: «Что вы говорите обо мне, брат? Почему…?»
Я ухватываю ваш дух, совсем так, как Он делал с женщиной у колодца. Вы для этого должны принять мое слово. Но если Он объявляет, что это правильно, то это правильно. Я говорил истину. Понимаете? И затем, если я утверждаю, что это не я, что это Он, я говорил истину. Его Слово заявляет об этом. Понимаете? Именно с Его позволения я это делаю. Видите? Он разрешает мне делать это.
Итак, вы страдаете от нервозности, очень нервная. Это верно. И у вас была операция, хирургическое вмешательство на желудке. Это абсолютно верно. Вы не из этого города, из места под названием Видор или что-то вроде этого. Правильно. Вы верите, что Бог может сказать мне, кто вы? Хорошо, мисс Бич, вы можете возвращаться домой, быть здоровой.
99                  Вы верите? Итак, просто продолжайте молиться. Продолжайте находиться в молитве, как эти проходящие люди. Просто продолжайте молиться.
Господь Иисус, исцели этого мужчину, я прошу во имя Иисуса. Аминь. Да благословит вас Бог. Отправляйтесь теперь в путь, радуясь.
Наш небесный Отец, я прошу, чтобы Ты исцелил нашу сестру.
[Пустое место на пленке.] …этот, я молюсь молитвой веры за моего брата во имя Иисуса.
[Пустое место на пленке.] …теперь, всем своим сердцем. Не сомневайтесь. Верьте всем своим сердцем, с вами все будет в порядке.
[Пустое место на пленке.] …человек, кажется, имеет приятный дух. Вы христианка. Вы верите всем своим сердцем, что Бог может сказать мне, в чем проблема? Вы думаете, что с вашим мужем все будет в порядке, та болезнь глаз, которая от аллергии, и так далее? Теперь идите, веруя, и с ним все будет в порядке.
[Пустое место на пленке.] …исцели его во имя Иисуса. Аминь.
[Пустое место на пленке.] Да благословит вас Бог, сестра. Наш небесный Отец, я могу вспомнить время, когда я вошел в тесную комнатушку, чтобы помолиться, когда была крайняя необходимость, и какую великую вещь Ты совершил в их доме. Я прошу, Отец, теперь, зная, что не в порядке, и я прошу, чтобы Ты благословил и дал ей по желанию ее сердца, во имя Иисуса Христа. Аминь.
[Пустое место на пленке.]
100               Верите, что Он сделает вас здоровой? Да. Спасет от той операции, сделает вас здоровой, если вы верите этому. Что, как вы думаете, это? Вот, вы подумали, что это была опухоль. Это разрастание. Вы подумали, что это была опухоль. Вы думали, что это был рак. У вас было много вещей. Но какая в этом разница, пока Он это исцеляет. Это верно? Вы знаете, что то, в чем вы нуждаетесь, это небольшой подъем веры, не так ли, чтобы заставить вас подняться? Сара, идите домой и будьте здоровой.
Отец Бог, во имя Господа Иисуса исцели его. Пусть милость Божья будет с ребенком. Соделай его здоровым. Пусть мать увидит такую разницу в нем, Господь… [Пустое место на пленке.] Иисус, пусть он будет так…
[Пустое место на пленке.] Во имя Господа Иисуса пусть моя сестра будет исцелена. Аминь. Просите и это…
[Пустое место на пленке.] …дал ему храбрость иметь веру и веровать. Твои благословения на нем находились начиная с завтрака. Я прошу, чтобы Ты позволил ему увидеть это, Господь, и знать, что те натянутые нервы будут исправлены, во имя Иисуса. Аминь. Не сомневайтесь. Идите веруя. Приезжайте, мой брат.
Наш небесный Отец, когда я возлагаю на нее руки во имя Господа Иисуса, пусть это… Ее возлюбленные привели ее, пусть Христос возьмет водительство впредь, дорогой Господь, делая ее здоровой, восстановив ее снова в прежнее состояние. Аминь. Не сомневайтесь. Приходите, веруя.
101                Вы верите? Каждый верит всем своим сердцем? Просто имейте веру.
Здравствуйте. Сильная, молодая, здоровая на вид, но вы не можете всегда с этим ходить. Вы думаете, что Святой Дух может сказать о вашей проблеме? Думаете? Если Христос остается Христом, Он может.
Что-то странное с вами. Это причина, почему Он остановил меня. О-о, я признателен вам. Итак, чтобы исцелить, я не могу исцелить, леди. Я человек. Но жизнь не может быть скрыта теперь. Вы здесь ради кого-то еще, опасно больного. Вы называете это раком кровотока. Правильно называть лейкемией. В больнице, не здесь, в Луизиане… Это верно. Это хорошая вера для грешника. Вы теперь принимаете Иисуса как своего личного Спасителя? Принимаете? Хорошо. Поднимите руки. Пусть грехи ваши будут прощены вам. [Собрание молится и поклоняется.] …?…
Аминь. Вы верите? Сколько здесь готово принять Христа как Исцелителя? Я бросаю вам вызов верить этому. Ваша вера может остановить Его? Тогда во имя Иисуса Христа каждый из вас, кто желает исцелиться, станьте на ноги. Меня не волнует, что с вами не в порядке. Встаньте и примите свое исцеление. Поднимите руки.
102               О Господь Бог, Творец небес и земли и Автор Вечной Жизни, Даятель всякого доброго дара, я в чистоте веры бросаю вызов дьяволу. Выйди из этих людей, сатана. Ты проиграл битву. Во имя Иисуса освободи их.
Поднимите руки и хвалите Его.
Буду хвалить Его,
Буду хвалить Его…
Поднимите руки и восхваляйте Его. Воздайте Ему славу, все люди. Вы принимаете Его? Скажите: «Аминь». Вы принимаете Его как своего Исцелителя? Вы принимаете Его как Своего Спасителя? Тогда поднимите руки и скажите: «Хвала Богу!» …?… Во имя Иисуса Христа…

 

 

 

 

 

СЛЕПОЙ ВАРТИМЕЙ
(Blind Bartimaeus)

Эта проповедь была проповедана братом Уильямом Маррионом Бранхамом во вторник вечером
24 января 1961 года в зале Американского легиона в Бомонте, Техас, США.

Продолжительность проповеди: 1 час и 54 минуты
Переведено в 2010 году в г. Гродно.

 

Проповеди на русском языке:

www.branham.ru
Проповеди на английском языке:
www.branham.org

Blind Bartimaeus

E-1 You may be seated. Sure glad to be back again tonight. I was just talking to the wife recently, and I told her, I said, "You should have been down, honey." She has to take care of the children, of course, and they're in school, the little fellows. And I told her; I said, "You get to meet some of the finest people in the world right here in Texas, Louisiana, and these southerners here." Wished I could go home with each one of you. I'm sure I would have some grits for breakfast, hominy grits. That's good; that's living. Black-eyed peas, and turnip greens, corn bread, nothing any better I know of... That's good.

E-2 The love of God does strange things for us, doesn't it? How it constrains our hearts, and binds us together like nothing else will do, the love of God.
Tomorrow night is our closing of this campaign, and I've got to meet many of the brethren, and seeing them, and I just... This is one campaign that I certainly hate to see close. It's just... They've been so nice. Everybody's so nice.
And my mother was from Paris, Texas. I guess I'm just a little bit of Texas. So--so I certainly think you got a wonderful country. And what makes any country is the people that's in it. Fine... Louisiana, and Georgia, and Alabama, and all these southern states, they talk about southern hospitality, that's true.

E-3 And tonight we are planning now... I asked Brother Moore to speak a little for me...?... so I won't have to preach. And just... Last night we had a little drama, a little story. Maybe we could have another one of those little ones tonight just before I pray for the sick.
And then tomorrow night, I trust maybe, if it'd be the will of the Lord, I'd like to speak to you again, maybe on a text, the sermon at the closing service. We sure appreciate all that you've done. You've been so--really so nice.

E-4 And I'm glad that the love of God makes us reach out, way out. We can see things that we never seen before. And sometimes meetings like this has a special influence upon the people to influence them to--to get the vision of what God means. I think it helps people. Now, tonight I... 'Fore we open the Scripture, I want to say that...
I want to wait till I start to pray for the sick before I pray over these little handkerchiefs, and aprons, and so forth, or whatever they might be. And now, if you miss putting one up here, I wish you'd send and get one anyhow. They're free. We charge for nothing. Even our books, somebody else prints them; and most that we buy at forty percent off, that we might bring them, and you don't...
'Course they don't make nothing on them books, because of the loss that we have on them, and the damage. And I've always told the boys, if somebody come by and they didn't have the money to get it and want it, give it to them. See? Just let them have it anyhow. But those books are printed, one of them by Julius Stadsklev (two or three of them), and by Brother Lindsay, and so forth. And we buy them with, I think, it's forty percent off. I think that's what it is. And however, the boys takes care of that.

E-5 We have no program of money. Money's not even in it at all. Minister called me the other day and said, "Now, what's your financial program? How much money do we have to have?"
I said, "Nothing."
And he said, "Well, what do you do for a living?"
I said, "Well, usually at the end of the service they give a love offering," I said, "if they... people feel like doing it. If they don't, why, that's perfectly all right too." And if they--they don't make the expenses, put that in on the expenses, and let's make it up. If they don't make that, then we'll send home and let my church stand for it. We want to always carry that name of never...

E-6 I would not permit one of my men to ever, ever, beg or bum for money. When it gets to that place, it's time for me to come off the field then. See? If God don't liberally provide everything we have need of, it's time to leave. I think many a meeting is ruined by all that, "Who'll give a ten? Who'll give a five?" I don't like that. There's only one thing that I like to hear about, that...
Did I say something wrong? I--I hope I didn't say nothing wrong. I was just expressing my heart, just the way I felt. But I believe there's only one thing I want you to give: give your heart to Christ. That's all I require. Give your heart to Christ. That's what we're here for. And so I'm sure that God will take care of the rest, if you'll just do that.

E-7 And now, before we approach the Word tonight, let's pray, as we bow our heads. Who would like to be remembered in prayer just tonight saying, "Remember me, Lord. I--I'm needy. Remember my request, Lord."
Our heavenly Father, we come approaching Thy throne of mercy. We would not come approaching justice, because we could not stand it. We could not approach Your law, because it has no redemption. But we approach Jesus, Who is Thy mercy. And we come asking for Divine mercy upon us all.
Forgive us of our shortcomings, and our mistakes, and the things that we have did, or said, or even thought that was wrong.
And we do not believe that we are holy, Lord. We believe it's not a holy mountain, but a holy God on the mountain; not a holy church, but the Holy Ghost in the church; not a holy people, the Holy Spirit. So, Father, we pray, now that the Holy Spirit will deal with us kindly tonight as we're dealing with the sick and the afflicted. Lord, they are tenderly... And they're sick, and they're needy.

E-8 And we don't know how to... what to do, Lord. I'm standing here between two opinions at this time, just how to approach a little subject here, wondering if You would bless it to the hearts of the people. May I be able to say something that would encourage faith, that'd stir up the gift that's within the people, that they might receive their healing tonight.
And above all things, Lord, that sin-sick soul setting here, wherever it is, I pray, God, that they'll see the Light of day breaking through, and will come and be reconciled through the shed Blood of the Lord Jesus. Grant it.
I pray for this fine bunch of Calvary-bought servants of Yours here behind me, Lord. I feel very little to stand out here on the platform ahead of those men. And some of them was preaching the Gospel when I was just a sinner boy. God, I pray that You'll bless them gallant hearts. May they cling together, Lord, by the love of God wrapped around them in such a way, Father, that they'll--they'll prosper in whatever they do. May they be gallant servants to bring Christ to the people in this closing hour of the world's history.
Heal all the sick and afflicted, both soul and body, Father, we pray. Bless us together, as we wait upon Thy Word now, for we ask it in Jesus' Name. Amen.

E-9 Over in the Book of Saint Luke's Gospel, the 18th chapter and the 38th verse...
And he cried... Jesus thou son of David, have mercy on me.
And in the 42nd verse...
... Jesus said... Receive thy sight: thy faith hath saved thee.
Our little story starts tonight. And it was on a cool, spring morning just at the east side of the gate of Jericho where the road comes down from Jerusalem. It had been a bad night on the poor fellow. He just wasn't able to sleep at all. He'd just tossed about, would wake up, and toss about. Those horrible nights, we know what they are, most all of us. Suffers with nervousness, and seemed like it'd been a terrible night. He...

E-10 And when he got up, and he was late getting over to his post, to where he done his daily work by begging. There was many beggars in the city and around the country in them days: very poor country, and poor people under bondage of the Roman Empire. The beggars would have to get to the street pretty early. And each one had a place where he stayed. It was 'lotted to him. And they would stand there.
And when the merchants would come down the street, they would cry out for alms. And the merchant, perhaps the first beggar he met he'd give him a piece of money. Why, that probably ended it for the day, because he couldn't afford to give too much, because maybe he couldn't afford each day giving a coin. Roman denarius, or something, might been a whole lot to him. So he placed in his coin, and then he went on. And maybe the next fellow got a coin from somebody else.
But they must be there early when the merchants came into their places of business, and the markets. There's many places the beggars couldn't stand, so they would... The soldiers would 'lot them a place, and they had to stand there.

E-11 And our friend tonight as we know him as Bartimaeus (some of them pronounce it Bartimaeus), while we find him late at his post of duty... And his place was just out on the north side of the gate, where he stood at the gate to catch the merchants as they come in. And looked like he had a pretty good place. And he had been blind since he was a little fellow. And that night... The reason he was late that morning (we'll say to make it a drama), that he had dreamed all night that he could see again. He'd thought that he could once more see the skies, and the stars, and the sunlight.
But now, he lived in a world to himself, all shut in in darkness, blind. I think it's one of the most horrible things is a blind person. And I feel sorry when I see a man or woman on the street with that white cane, pecking along. Many times have I stopped my car, and run over, and see some poor old another about to go into a post or something, down along the street, and help her across--some young fellow or old man. Blindness, I think it's the most pitiful thing.

E-12 But I... There's--there's a blindness that's worse than physical blindness, and that's spiritual blindness. I feel more sorry for them than I do for the physical blind. So why wouldn't our hearts reach out for them, instead of condemning them? Let's love them. Then they'll see Light, if you'll just love them. The world's a dying, not for a better economics. The church is dying, not for better buildings, a bigger denomination. But it's dying for somebody to reach out a hand of love, to show that we care one for the other. And that's the very sign that Jesus told us that, "By this all men would know that you were My disciples," when we got love one for the other.

E-13 I was thinking, a blind... (It's a little off my subject, but not off either.) There was blind Fanny Crosby. She could see better than a lot of people's got two good eyes. They tried to get her, one time, to write music, or poetry for a dance world, and for the entertainment world, and she refused to do it. So they were making fun of her.
I thought, "What a difference it is between her, and a certain young Pentecostal boy, who's set the world afire with rock-and-roll." I've often thought that he's worse than Judas. Judas... Esau sold his birthright. And what a horrible thing that young man will have to answer for at the day of the judgment: sent more souls to hell than all the bootleg joints there is in the country. Right.

E-14 And then, when Fanny Crosby... one day when they come to her with these big bargains... She was poor too, and they come to her, and said, "We'll give so much, if you'll just give your talent over to making songs for the entertainment world." She flatly refused it. She would not do it.
She said, "If there's anything that I have, it belongs to Christ."
And so they, the men who were talking to her, said, "Then I suppose that you're expecting to go to a world where there is Everlasting Life, and so forth?"
Said, "Yes."
"So what do you expect this Christ to be?"
Said, "He will be a man."
And said, "Then if you're the same over there as you are here," said, "you'd never see Him." Said, "You're blind."
She said, "Oh, I'll know Him anyhow."
So they said, "How would you ever know Him, if you are still blind over there, as you never had sight in this life? And on the other side, if you had no sight there, how would you know Him then?"
She said, "I'll know Him."
And they laughed at her, and she turned and started through the house. When she had made her decision, "No, sir, nothing of the world. All my talent is given to Christ."... And they said... She started back across the house and raised up her hands. She said.
I shall know Him, I shall know Him,
And redeemed by His side I shall stand;
I shall know Him, I shall know Him
By the prints of the nails in His hands.

E-15 It's those great crucial moments that the--the strain is put upon us that God moves in, when we make the decision for Him. That's between Life and death, that little sharp edge. Some time at the last moment when you think you're not going to be well, and somebody's making fun of you, still hold your testimony. It's that time that God moves in.

E-16 Bartimaeus had arrived on the scene kind of late. So it was a early spring morning, I believe, along April, 'cause it was near Easter. And his clothes was all ragged, I suppose. He got up to the gate. It was quiet, so he said, "Well, I'm a little late, because I overslept." But the sun in the Palestinian skies was just perhaps rising in the east. And him kind of on the north side throwed a...
[Blank.spot.on.tape--Ed.] over the wall, where it was shook down by God, when Joshua came in.
Let's think he got him a rock, and set down in the sunshine, and said, "Well, maybe there's one merchant a little late. I'll get a coin, maybe, today for my family, 'cause we're really in need."

E-17 And he got to thinking about... While he was setting there in the warm sunshine, his ragged coat wrapped around him, he begin to think about his dream, how real it was. Then his mind floated back in a daydream, like... I know we all have those experiences.
Many times I could climb so high in the mountain till I'm out of hearing distance from any--anything, just set up there only with the--the animals and dream, oh, just dream of God and the coming of the Lord; and look out and hear Him scream in the birds, and watch Him in the eagles, and see Him in the sunrise and sunset. He's just all around you. Be alone and dream.

E-18 So Bartimaeus, perhaps, was setting out there in a dream like that. And being it was spring, he said, "Oh, I dreamed last night that I had my sight. I can remember when I was a little boy. We lived just around the mountain here, a little cabin around the side there in my...
Remember when I used to be in this early spring, when the little buttercups would come up, how I used to run out as a little boy and play, and mother would let me pick her a little bouquet of flowers. And how I would look, laid out there on the soft beds of the grass, and look up and see the white clouds passing over in April, the warm sunshine bathing down upon me.
How pretty this world must be. But I've long lost sight of it for many years of blindness, so I guess it'll never be. But oh, how I appreciate that dream last night--to even dream that I could see."

E-19 Then he begin to think. His mind got caught (Oh, that's when you get into the spirit of anything.), got caught back to when he was a little boy. I know all of us do that. I do--go back to the time when I was a little boy, see my father come in with... Little short fellow, a logger, and how he had strong arms, I'd see him... He didn't weigh but about one hundred and forty pounds; but a fellow told me the other day he seen him load a nine hundred and fifty pound log by himself on a wagon.
And I'd see him, when he'd roll his sleeves up... An old apple tree there, and a little piece of looking glass mom tacked up on it, and a little pitcher pump. She had a meal sack there for a towel. I'd see Pop pump the water and--and take soap and wash his hands--that old lye soap we used to make, you know; and make the lye, and make the soap out of it, and wash. When I'd see him pull his arms up like that, to comb his shaggy black hair, I said, "You know, my daddy will never die. He's too strong to die." But he died at fifty-two years old.
Then I think of Hebrews 13, "Here we have no continuing city, but we're seeking one to come." We have no abiding place here. We're pilgrims, and we're strangers here. We're seeking a city to come.

E-20 Now, Bartimaeus, thinking when he was a little boy, and I can imagine he was thinking this: "Oh, I remember when along lunch time, I'd hear that sweet voice of that beautiful mother of mine around the hillside, 'Bartimaeus, your dinner, son.' And how I'd run to the house, and she'd wash my little face, and brush my hair back, and kiss me on the cheeks, and I'd see her big, soft, eyes. And I'd look up in the face of that pretty mother, and she'd set me down to lunch.
And then, after lunch, in a little while she'd call me again, 'cause it was nappy time. And she'd set out on the porch as we looked off over the Jordan, and she'd rock me in her arms. And I'd put my little baby hands on her pretty cheeks, and she'd kiss me. And--and she'd tell me Bible stories. And how I loved to hear them stories, of how the great Jehovah God brought our people over into this promised land.
And she'd look over at the little buttercups that I brought her in, the little flowers from off the hillside, and she'd say, 'That's some of Jehovah's promise too, Bartimaeus. This beautiful land is ours. And Jehovah led us up from the great sand dunes of Egypt and put us in this land.'"

E-21 How she'd tell me of that great mighty Jehovah, how He thundered out for His people; stood in the breach, drowned Pharaoh's army behind him; how He rained bread out of the heaven, and brought quails in from the fields, fed our people; and how He performed signs, wonders. When they was thirsty, the great prophet Moses smote a rock, and out come water.
Oh, how great Jehovah was, what a great, powerful God that we serve. How that great Jehovah had promised that prophet Moses, "Someday the Lord your God will raise up a prophet like unto me, and He will take us out from under this Roman dictatorship."
And then, you remember when they crossed the Jordan (just a little bit below where their cabin was), and how that Jehovah rolled back the sea, the Jordan, in the month of April when the hills of snow was melting up in Judaea, up around the mountain, Hermon, and so forth? And this icy, snow water was gushing through, and muddy, twisting. The great, mighty Joshua marched down to the sea, and he spoke, and Jehovah moved back on powder-dry land, and walked them across it, right in the month of April. Oh, how that great God..."

E-22 Then Bartimaeus looked over a little bit, kind of shivered, and said, "You know, I wish that Jehovah was still Jehovah. Somehow I believe He is, but my priest tells me that all those things are past. He isn't right."
All at once he hears something coming: click, click, click, click. It's a little donkey. Well, it must be a rich man, because transportation then is usually by... The poor went by foot; the rich went by cart drawn by donkey, or either rode on the back of a donkey. So he rises, runs out about twenty feet to the big cobblestone road. And run out, and said, "Alms for the blind. Alms for the blind."

E-23 All at once the little donkey stopped, and he heard a cruel voice saying, "Out of my way, beggar. I am the servant of the Lord. I'm on my way to Jericho this morning. I'm going to meet the ministerial association. I'm going to see that there's no healing services around here, none of that fanaticism. Any so-called Galilean prophet ain't coming around here with none of His fanaticism. Out of my way, beggar. I must be on my way. I'm on the Lord's service."
"Pardon me, holy one." Backed back...
On into Jericho he goes, to hold the--get the ministerial association to stop all campaigns of such. (Maybe that's a little rude. Maybe I oughtn't to have said that.) By the way, you know, the man dies, but the spirit doesn't. So it's too bad, but that's the way it's supposed to be, for every generation rising in the judgment will have to stand the same thing. You see, you got to go through the same exactly thing.

E-24 Then as Bartimaeus made his way back, it was getting up in the day (Let's think a little piece). And the sun now coming across had shadowed the rock. So he felt around till he found him another one, set down. He thought, "Well, I guess I won't take nothing in tonight. I guess we'll just have to do without."
And as he set down, he thought, "Well, I was having such a wonderful dream about days gone by, and about great Jehovah." Then he picked up his thought again and said, "Yes, I remember mother telling me one of my favorite stories. One of my favorite stories was this: She used to tell me of the prophet Elijah. I like that one so well, because she'd say, 'Bartimaeus, you like the story about Elijah, the Tishbite, with the Shunammite woman?'"
"Yes, Mama, because it's about a little boy, and how God worked his plan by a little boy." And he loved that, because he believed in Jehovah too.

E-25 And this Shunammite woman, being a Gentile, yet God showed her favor. How the great, mighty prophet Elijah come to the city, and she perceived that he was a holy man. And he lived in a cave up in the mountain. And he had his servant with him, Gehazi, who was kind of a like a campaign manager that went around, and helped him get things ready when he would speak. And somehow another she liked this man. She thought he was a wonderful person.
So her husband was kind of an elderly man, and she was growing old. And she said to her husband, "I pray thee, let's show favor to this man, because I perceive that he is a holy man."
And they built a little chamber on the side of their house, a little prophet's chamber: put him a little bed there and, also, put him a little jug of water, and a little stool to set on, and a little pan to wash his tired, weary feet and limbs when he set down. And no doubt the servant would bring him out something to eat, when she heard him out there in the chamber.

E-26 And Elijah was so well pleased with this, till... I hear her say, "Bartimaeus, you know what that woman needed worst of all when he asked?"
He said, "What favor could I do for you? Could I speak to the king or could something I do?"
She said, "No, I dwell with my people. There's nothing I have need of. I just done it out of my heart because I respect the God that you serve, and I respect the life that you live."
And then Gehazi said, "She's old. Her husband's old, and they have no children." (Bartimaeus liked this.)
And the great prophet Elijah said, "Go, tell her to stand here at the door." (He'd saw a vision.) He said, "THUS SAITH THE LORD, you will embrace a son."
And when this little boy became about the age of twelve years old, oh, how his papa and mama loved him. (That must have been about the age of little Bartimaeus.) And how that papa and mama loved him. How that papa had taken him out in the fields, and showed him all the way to raise grain. And one day when he was out in the field, he must got a sunstroke, because he kept saying, "My head, my head." (That Palestinian sun's hot, the direct rays of it.) "My head, my head."

E-27 And he... the father was busy, so... The boy was sick. He said to the servant, "Take the child to its mother." And the boy got sicker, and sicker, until finally on his mother's lap he died.
And the gallantcy of that famous woman, who showed favor to a servant of Christ... She knowed exactly, and was led by the Spirit what to do. Oh, I like that. Not only Bartimaeus, but I like that. She took him over to the prophet's chamber and laid him on the prophet's bed. What a place to lay him. Just right.
And she said to her servant, "Saddle me a mule, and don't you stop until I bid you. Go forward."
And her husband said, "There's no need of going after him. This is neither new moon or sabbath. He's not up there."
She said, "All is well."
"And another thing, Bartimaeus. Do you know God don't reveal everything to His servants? He just reveals to them what He wants them to know (See?), just what He wants them to know. So when the woman come in sight of this great, mighty man of God..."

E-28 He walked to his cave door, and set his staff up side of the wall, and getting rather aged. And he put his hands up like this, and he looked out. He said, "Who is that I see coming?"
Gehazi said, "It's the Shunammite. She looks like she's full of grief." (She was crying and going on.)
So he said, "Her heart is grieved, but God's hid it from me. I don't know what's the matter with her." Said, "Go, meet her."
And he went and met her. And when she come close to this great prophet, he said, "Is all well with thee? Is all well with thy husband? Is all well with thy son?"
Oh, I love that woman's expression. She said, "All is well."

E-29 I think that's where Martha and Mary... Martha's always kind of dilatory, seemed like. But when she knowed that if (referring back to this woman), if... This Shunammite woman knowed that God was in that prophet; that was God's representative of that day. And if God was in His prophet, how much more was He in His Son?
And she said, "Lord, if thou would've been here my brother would not have died. But even now, whatever you ask God, God will give it to you." That's it. That's the idea.

E-30 And the Shunammite woman, she said, "All is well." Why? Her husband wringing his hands and screaming, all the relatives screaming and wailing, and going on, and here she was with a broken heart, the baby laying on the prophet's bed dead, her only son, and an old woman, an old man... How she loved that little fellow. But "All is well," for she was standing before God's representative.
And he knowed... She knowed that God could reveal through that representative of His whatever it was. God gave, and God taken away, blessed be the Name of the Lord. But she wanted to know why God took it. I like that.
And God has a representative in the world today. We call it the Holy Spirit. Stand in His Presence. Oh, God. I wish people could get that. Stand in His Presence and find out what He said.

E-31 And she said, "All is well." I suppose the heart of the prophet become cheered up. So she came, and fell down, and grabbed him around the legs. That was kind of misbehavior, the servant thought. This woman shouldn't fall around his master like that. So what did he do but jerk her up.
And so Elijah said, "Let her alone. Her heart's full of grief, and God's hid it from me."
And then she revealed what had happened, said, "Why did God give me this son? Why did you tell me that to deceive me? Now, the boy's laying dead."

E-32 Watch Elijah. He said... He knowed that everything he touched was blessed when he was anointed. He said to Gehazi, "Take this staff and you go forward. And if any man salutes you, don't you salute him. Don't stop for any social affairs."
I think that's what God does with His Word. It's Anointed. It's Him, and we're His messengers. We ain't got time to stop to do this, and argue this, and fuss this. The Message is urgent. People are dying. Let's get there. Stop our denominational barriers, and everything else, and let's break through. Yes, sir. Get the Message to a dying world. Then... Don't want to get on that, I start preaching.

E-33 Now, however, he started on. But the woman's faith wasn't in the staff. Her faith was in the prophet. And she said, "As the Lord God liveth, your soul never dies." She knowed He was alive forevermore. "... your soul never dies, I'll not leave you." Oh, my. That's it. Now you got it. Hold on. Take a hold of the Holy Spirit like that and don't turn It loose. "My arm's any better today, it don't make any difference. Tomorrow, don't make any difference, whenever it is, I'll hold till it does come right. I've got Your promise. You give Your promise. I know of others who was healed by it, and I'll hold right here. I'm on Your hands." Amen. Something's going to happen then.

E-34 When you take God's promise and hold it, "Lord, You told me that if I would meet the qualifications of repentance, and so forth, that You'd give me the baptism of the Holy Ghost. I'm right here on Your hands till You do it."
I like kind of Buddy Robinson's testimony there. Got out in the middle of the cornfield, said, "If You don't give me the Holy Ghost," said, "when You come back to earth, there'll be a pile of bones laying right here." I like that. Yes, sir. That's when he got something. That's the way you want to do it. Hold on to it.

E-35 I admire that woman. Her faith was in the prophet. She held him. She said, "I'm not going to leave you." So well, it's just...
Now, Jesus taught that same thing. How about the unjust judge and the widow? He wouldn't revenge, and although she cried day and night, why, he--he revenged her enemies just to get rid of her. Said "How much more will your heavenly Father give them the Holy Ghost who ask Him?" That's what we want.

E-36 If you don't believe the Holy Spirit's real, take a hold of God's promise, and just stay with it. Hold on to it. Don't leave it. If you don't believe He's a Healer, whatever disease or trouble you have, right now, don't wait till the healing line; just take a hold of it right now, and say, "God, I'm on Your hands."
And Satan will say, "You're no better."
That's what he told me. I said, "Looky here, old slewfoot. If you don't... If you want... If you like to hear me testify about the glory of God, stick around. But you ain't going to shake me away from that. If you like to hear the testimonies of God, and the praises of Divine healing, stand around. I'm going to ring it out just as long as I can. Just stay right with it. Stick around and listen at it. I invite you to listen at it. Stay around."
First day, no better; next day, no better; next day, no better. I just kept staying, testifying, praising God, pressing through the dark clouds. He made a promise. Finally there it was. He get tired after while and run away.

E-37 Then, we find then that the prophet seen he couldn't get her off his hands, so he said, "All right. I'll gird up my loins, and here I'll go with you." Oh, my. So Gehazi met them coming back. Her faith... Now, the--the stick would've done the job, but it's where your faith is. So her faith wasn't in that; it was in the prophet.
So here he comes up there, and all of them bewailing, and the carrying on, and screaming, and all hope's gone, and everything. I could imagine him saying, "Shh, shh, shh, shh. Keep still." What's he going to do?
I want you to notice. He went in the room where the baby was laying on the bed, shut the door behind him, just he and the baby. That's where the most successful times when you get alone with God. See? Get alone with God.
Jesus said, "Enter into a closet and close the door. Pray to your Father what seeth in secret. He will open... He will reveal it to you openly."

E-38 So I can see the prophet. Now, the Bible said he walked to and fro in the room, just walking. "Lord, here I am. What can I do?" Walked to and fro, he was waiting on the Spirit. After while it struck him. Goes over, and lays his body over the baby's body. Began to get warm, got up, and started walking again, walking back and forth.
He felt the anointing coming greater, so he laid his body on the baby, and it sneezed seven times. Picked it up, brought it out, presented it to its mother.
Oh, how little Bartimaeus liked that story. He'd say...?... [Blank.spot.on.tape--Ed.]

E-39 "See, God has to work His purpose, Bartimaeus. See? God has to do something, bring up somebody for a certain thing. He ordains things."
"Oh, Mommy, you're so pretty. I--I just love you, Mommy."
"And you know, Bartimaeus? Before you were born... You don't understand it now, honey. But before you were born, I dedicated you to God, to Jehovah. You know what? It wouldn't surprise me a bit but what your little eyes will see the Messiah."
And he thought, "Oh, Elias... If he'd ever come now, I'm blind."
"But you know, Bartimaeus, God uses little boys for His glory. He's got a purpose. And I believe He's got a purpose in life for you."
Then, as he thought that, "Oh, it couldn't be now. Look what it was. Poor mother, she prayed. She's gone on years ago. But I guess what she prayed for was lost. You know, on them cobblestones..."

E-40 No, no. There's never a sincere prayer ever made but what it's answered. I'm fifty-one years old, and I've been in the ministry thirty-one years. And I'll say before God's Bible; I never did sincerely ask for anything but what God gave it to me or told me the reason why He couldn't. I say that as a servant of Christ. That's right. Of the tens of thousands of times that I've asked Him for things, sincerely asked Him for anything, take, single out something and asked Him for it, He'd either tell me... He'd give it to me, or tell my why He could not. So I know it always is best, if I can't have it.
Your little baby boy would ask for your straight razor to shave with it, you'd be a poor father to give it to him. He'd hurt hisself. He knows what's good for us and what's not.

E-41 So then Bartimaeus would think this: "You know what? Just a little bit below here is a ford where Israel crossed over. And just think, Right down this same road where that priest come awhile ago, that great prophet Elijah with Elisha come arm-in-arm down that road, walking down to the Jordan to open her up again." [Blank.spot.on.tape--Ed.]

E-42 Then, from the time that Israel crossed until the great prophet, Elijah, God spoke and opened the sea. He could open the waters. He thought, "Oh, if I'd only lived in that day, them two great prophets arm-in-arm, walking down to the Jordan: one of them was coming back, the other was going up. And the old one had fought Jezebel and Ahab, and sins of the world. And just across the river was... A horse was tied over there to some bush, and a chariot of fire was going to take him up to glory. The young prophet is going to receive a double portion for his ministry to come back. Walking arm-in-arm..."
He said, "If I'd been setting on this rock then, I'd have run out and..." [Blank.spot.on.tape--Ed.]

E-43 "Cause you're a man who brings God real to the people. Just ask Jehovah, and I'll receive my sight. But the priest tells me that all those men... Jehovah quit doing that years ago." They still think the same thing, but He goes on just the same, just... Yes... Still Jehovah.
I imagine he thought, "If I could've ever got out there and a stopped... Why... Them prophets, they sure would've blessed me and I would've had a healing. But it's all over now. Days of miracles is past, so there's nothing that I can do about it, I guess, but just set here blind."
The winds blew, and he shooked his... covered hisself up into his coat, and he begin to think about another story, the great Joshua one day. Not over hundred or two yards from where he was setting, Israel crossed that mighty river by that great prince Joshua.

E-44 Then he remembered another story, that while they were encamped out there, Israel, God's great Pillar of Fire hanging over them, one day Joshua, the great captain, walked out to view his--get his strategy on how to take those walls out of the way, of Jericho. While he was walking around, he seen Someone walking out to meet him, was another Warrior. Joshua pulled his sword, because he was a fighter. He swung his sword up, and he said, "Are you for us, or are you for our enemy?"
Then that great fellow pulled His sword, and the lightning flew off the end of it. He said, "I'm the Captain of the host of the Lord. I'm the Lord's Captain."
The great mighty Joshua throwed down his shield, throwed down his sword, took off his helmet, and fell at His feet.

E-45 Oh, he might have said, "If I would've lived in them days, I would've liked to fell before His feet too." But little did he know that that same Captain of the host of the Lord was not a hundred yards from him, the same Captain. While he was thinking on those things...
It's usually when you think about the Lord... It's usually when you got your mind not on something else, the things of the world; or how you're going to make a lot of money, or what kind of a big organization you're going to build... That's what's the matter with the world today. We got our mind on the things of the world instead of on God.
Let's think about God. The Bible says, "If there be any praise, there be any virtue, think on these things." Our mind strolls off. And first thing you know, we strayed out in there somewhere, we're thinking about something else. Let's keep Jesus on my heart, in my mind all day long, day and night. That's the way.

E-46 While he was thinking about that, he heard a noise. It's strange. Wherever Jesus is there's a lot of noise. I don't know why, but it usually is. And a lot of noise come from on the inside. First thing, the gate burst open, and... hears a great noise, and people running, and some hollering, "Hosanna, Hosanna to the prophet of Galilee," the women, and some of the men.
Then he could hear some hollering, and making fun of Him. "You're nothing but a fake," over-ripe eggs and fruit throwed at Him.
He heard that same priest awhile before, before they had the association to meet together. "And you say you're a prophet. We heard that you raised a dead man out of the grave. We know you, faker. They laid that man there, and your disciples did that. That's nothing but a fake. If you can raise the dead, we got a whole graveyard full of them up here. Come, raise some of them, and we'll believe you."

E-47 Jesus don't mind the devil. He never did. That same old devil said to Him one time, "If thou be the Son of God, command these stones to be turned to bread." He could've done it.
One of them put a rag around his face one day down there in the courts, put it around his face, his eyes, and hit Him on the head with a stick--the mockers, and said, "If you're a prophet, tell us who hit you." See that old devil?
The same old devil lives today. "Go down here and heal old man so-and-so on the corner. Go over here to so-and-so, and heal them." We don't take orders from the devil. Jesus said, "I can do nothing till the Father shows Me first what to do. For He worketh and I worketh hitherto." And He's the same yesterday, today, and forever.
So you hear anybody say anything like that, walk away; it's the devil. We don't take orders from Satan. We just come from above. When He shows us what to do, then we go do it. If He wants Mr. Jones on the corner healed, He will tell His servant, and he will go over and heal him (That's right) just by His orders. "I do nothing till the Father shows Me first what to do," Saint John 5:19.

E-48 Now, I can hear that priest call out to Him, "You're nothing but a fake."
Jesus, the burdens and sins of the world on Him, He was going straight to Calvary, right up to Jerusalem to be offered up into the hands of sinful men, the Gentiles. They was to crucify Him. All the burdens and sin of every sin that was ever committed on the earth, or ever would be committed, rested upon Him. And they were laughing, making fun of Him; others hollering, "Hosanna to the prophet of Galilee, the Son of David."
That's the way it is today right in Beaumont, Texas. Some of them will laugh and make fun. Some believes the story. It's always been that way, and it always will be that way, until the consummation. It'll be that way: a mixed multitude.

E-49 Every revival produces twins. The two sons of Jacob--or Isaac is well represented. Every time there's a revival, there's a Esau born and a Jacob born. One religious man of the world gets starchy, and takes some seminary experience; and the other one wants that birthright regardless of how he has to get it. If he has to be a holy-roller, or anything else, he wants the birthright, I don't care.
That's what's the matter with the people today. They're afraid of that birthright. Oh, how that they hate that. But it produces twins. The men of the world, very religious inclined, do good alms and things, but cares nothing about the birthright... Those two great factions has been fighting since the world begin. And they're about ready to come to a head right now, where something that Jesus said, "they'd be so close alike they'd deceive the very elected if it was possible." It's true. You see what a deceiving hour that we're living in.
Stay with the Word, brother. Don't leave that Word. That's right. The Word will speak for Itself.

E-50 Then I can imagine poor old Bartimaeus trying to raise up, saying, "What's it all about?"
"Set down."
"What's the noise about? What... Who's done something?"
Nobody would help him. He was blind. I hate to see that, just push a poor old blind man around. Then the first thing you know, there must've been a, I'm going to think, a young lady came by. And the old fellow had been pushed back, and he was trying to get up on his knees in his old rags. She helped him up nicely and tenderly. She said, "Sir, I perceive that you're blind."
"Yes, madam. You're so kind to the blind."
"Yes, I have a feeling for the blind, or for anyone in need."
"Madam, would you tell me? Nobody will tell me. What is the noise about? I have been here for many years. I've never heard such a noise. Everyone's saying one thing, and one another."
"Oh, sir, have you never learned that Jesus of Nazareth, the prophet, is passing by?"
"Who?"
"Jesus of Nazareth."
"Why, Who's Jesus of Nazareth?"
"You are a Jew, aren't you?"
"Oh, yes I..."

E-51 "Well, did you ever know in the Scriptures that--that the Lord our God was going to raise up a prophet like unto Moses, and He will be the Messiah?"
"Oh, yes. I was just thinking about that. I was just thinking about it. Oh, yes. He will be the Son of David."
"Well, that's Who's passing by."
"What's His Name?"
"Jesus of Nazareth. He's the Messiah. I've seen Him give sight to the blind. Oh, you should've seen Him this morning. He certainly proved His Messiahship when He come into the south side of the city. You should've seen Him. Do you remember a little fellow in the city here by the name of Zacchaeus?"
"Oh, yes, Rebekah's husband."
"Yes."
"He's give me alms many times. He's a merchant."

E-52 "Uh-huh. Well, he was kind of small in statue, you know. And Rebekah's been attending the meeting, and I am a disciple of this Lord Jesus. And we're taught as Christians, His disciples, to honor and be kind and true. That's... All Christians do that, show courtesy. And that's why I want you to understand, sir. And this morning I was present, for we knew He was coming. And Rebekah had prayed so long that Zacchaeus...
"He's a good man, but he's kind of self-styled, because he leans so hard to the synagogue. And you know Rabbi Kavinski, over there. He--he just simply doesn't like Jesus of Nazareth. And they had a ministerial association here, and they met this morning and stopped Jesus from doing miracles in the city--drove Him out. So He just walked out.
"But you know, Rebekah had prayed so hard that Zacchaeus would become to believe the Lord Jesus as being God's Messiah, and she'd told all the things that Messiah done, and how that He'd be a Revealer of the secrets of the heart, and so forth. And you know what Zacchaeus done? He was kind of short in stature, so he was down at the gate pretty early where we know it was to be. And you know, when... He seen he was going to be too little to see Him. So I'm sure... Rebekah and I had made a covenant with one another. He was going to pray that if the Messiah would be... he would recognize the Messiah."

E-53 "So I watched Zacchaeus. He ran way down Hallelujah Street, until it come to Glory Road. And you know them sycamore trees that stands there... in other words, there was palms?" Said, "He climbed up in there, and he said, 'Now, I'll get me a place to set down right here on a forked limb. I'll set down, put one leg over this way, and one over this way. I'll get a look at Him when He turns the corner, 'cause He always follows Hallelujah Avenue and Glory Road. He always stays right on them. So I know I'll meet Him there.' So he sat down where two limbs met."
Now, that's where a lot of people set tonight, where your way and God's way comes together. There's got to be a decision made. You may be here tonight in that same condition.

E-54 "Well, he got to thinking up there. He told us awhile ago after what happened that did..."
"So the Ministerial Association wouldn't let Him go to the auditorium to have the meeting so... He was going to have. So Zacchaeus, he got up in the tree, and he said, 'Rebekah told me that this Man could discern the thoughts of the heart. Now, I don't believe in... Rabbi Kavinski, my pastor, told me that that thing never happened no more.'" If there is a Rabbi Kavinski here you forgive me. I'm just using this for a... See? Or I could say the state presbyter, or something like that, or district superintendent; or you know, just anything will do like that. You know what I'm getting to.
"So then, anyhow, he gets up in the tree, and he..." (or doctor, Ph. D., LL.D., or any of them, you know)
"So he gets up in the tree. He said, 'You know what? I'm going to be sure that that Guy don't know nothing about me.' So he got all the leaves and pulled them all around him. He camouflaged himself. He was a little bitty guy anyhow, setting upon this limb, you know, like this. So he left one little leaf there, that he--like a door, he could look up and see Him when He turned Hallelujah Avenue, going up Glory Road, 'cause it was right close there on the corner. And after while, while he's setting there..."
She said, "You ought to have heard him testify of it, sir."

E-55 Jesus was going on by. And the old blind man was listening to the story, 'cause he knowed what mother told him that Messiah would be. So he's listening to this story. Jesus was going on. They was throwing stuff at Him, and making fun of Him, and telling Him, come raise the dead; they'd see there was no hoax in it and so forth like that.
And--and so, as they... Said, "And he told us then that he hid under these leaves, and he left this little door open. Then when--when... You know what? Said, 'When He comes by, I'll just peep over and get a look at Him.' Said, 'Because of everybody else was looking at Him, why for prestige sake, I'll just look at Him.' So he hid so He wouldn't see him."
"So he raised up the lid, and after while here come Jesus along, and a woman coming out, and a great big apostle in front, Simon Peter, with eleven others, saying, 'I'm sorry. The Prophet is very tired. We have to take Him on now. He's--He's kinda--didn't get to have the meeting down there, so we have to go back out of the city.'"

E-56 And said, "He watched Him. In a few minutes He come right over, raised up the lid a little bit more, and looked, said, 'You know, I kind of like the looks of that Fellow.'" There's something another, you can never look at Jesus right straight and ever feel the same anymore: something about it, it'll get a hold of you.
"So he took his little leaf like this, and raised it up, and said, 'Huh, I sure fooled Him this time. I got up in the tree. And that's the Guy that knows the secrets of the heart? Huh. Well, He--He might be a prophet, for all I know.' And he gets over like this."
"He stopped right under the tree. He looked up and said, 'Zacchaeus, come on down.' Not only did He know he was in the tree, He knowed his name."
"Oh!" Bartimaeus said, "That's Him. That's the Son of David. Oh, Jesus, Thou Son of David, have mercy on me." There He goes, in a crowd of thousand, maybe seven or eight thousand people, screaming one thing and another, "Jesus, Thou Son of David, have mercy on me. Have mercy on me. I believe that You're the prophet that was to come. O Thou Son of David."

E-57 Now, he could not touch Him. [Blank.spot.on.tape--Ed.] I could preach on that right easy. Oh, what faith in God will do. Who has to be a bishop, district presbyter, Doctor LL.D. Jones? No, sir. A beggar, ragged, blind, but had faith enough.
Look at the burden on Him, with all that facing Him. No doubt but on His clothes was the stink of rotten fruits, and things they'd--vegetables, they'd throwed at Him. But He kept His head. He was facing Calvary. All the whole world was laying on His shoulders, but the faith of a blind beggar stopped Him and made Him stood still. Amen. The same mighty host of the Lord that stopped the sun for Joshua. Joshua stopped the s-u-n by faith; but blind Bartimaeus stopped the S-o-n by faith. And that same faith will bring Him from glory, where He controls the solar system, and the universe, will bring Him down into this tabernacle tonight, that same child-like faith.

E-58 He stopped and stood still, looked around. They brought him over. He said, "Your faith has healed you." Oh, my. There he went walking on.
The little lady holding him by the arm, she must've said, "Did you hear what He said?"
"Oh, yes. Oh, think. He told me I'd get my sight."
The procession was moving on down the road. He was heading on up the mountain to go to be crucified. He said, "Receive thy sight. Thy faith has saved thee."
Just the same as your faith saves you from hell. Same Greek Word's used "Sozo." Yes, same time--every time it's translated, physically saved or spiritually saved, same faith does the same thing. "Thy faith has saved thee."
Oh, his faith stopped Jesus, and had Him to stand still. So he said, "He told me... He is the Messiah. He had... He's got all the signs of Messiah, and He told me I'd receive my sight. I'm satisfied I will receive it. Oh, I'm satisfied. I'm satisfied." He starts saying...
Directly he seen a shadow. "Huh, oh, I have received my sight." And down the road he went. When He says anything, just keep believing it.

E-59 I read a little story (maybe fiction, maybe not, I don't know) on Bartimaeus. It said he had a wife and a little girl, and said that one night his wife got sick, so he--he went out and he said, "Jehovah, the only thing that I have to offer You..." They had to have some kind of entertainment to attract the attention, the beggars did, like they do in India. If a beggar in India hasn't got something to attract the attention of the--of the passerby, he will never get a coin: seldom will, anyhow. They got little monkeys. The little monkey will beat the guy, and he will run like he's screaming and crying. They got a cobra, or snake, that fight a little animal, and they--and everything to entertain, for something another to make them give a coin.
So they said that Bartimaeus had two little turtle doves, that'd do tumbles over one another. He said, "Jehovah, I haven't got much. But if You'll just let my wife live... The physician's just left and said she's going to die. I need her so bad. If You'll just let her live, tomorrow morning I'll give you my two turtle doves for a sacrifice."

E-60 And his wife got well. So he offered the turtle doves. Some weeks later... He said he had a little girl that he'd never seen in his life, a little curly-headed girl. One night she got real violently sick, and the good physician come again and he said, "Bartimaeus, the child is almost in hysterics. I think the child is going to die."
"Oh," he said, "good physician, are you sure?"
"As far as my medical training will let me know, the child is dying now. The fever is running into a spasm, and there's nothing that can be done for it."
And he made his way out the side of the house in the moonlight, feeling along the side. He said, "Jehovah, I haven't got but one thing left."
I don't know what kind of a dog they call that today, that leads the blind. I forget. [Someone says, "A seeing-eye dog."--Ed.] A seeing-eye dog... Well, instead of a dog leading the blind in that day, they had a lamb that would lead the blind.

E-61 So Bartimaeus, they said, had a--a lamb that led him. He said, "That's all I got to give, Jehovah, but I love my little girl so good. If You'll just let her get well and not die, tomorrow I'll go to the--the temple, and I'll--I'll give You that lamb for a sacrifice." The little girl got well.
The next morning he was on his road taking the--the lamb up to the sacrifice. And said the priest come out, and said, "Where goest thou, Bartimaeus?"
He said, "Oh, priest, servant of God, I go up to the temple to give my lamb for a sacrifice." He told him the story of his little girl being sick and said, "I offered Jehovah... When He healed my wife, I offered the doves. Then when my little girl got well, I told Him I'd give Him the lamb."
He said, "Oh, Bartimaeus, you can't offer that lamb. Here, I'll give you money, and you buy you a lamb from the changers out there, the pens. You buy a lamb. I'll give you the money to buy it."
He said, "Oh, priest, that's awful kind of you. But I never offered Jehovah a lamb; I offered Him this lamb." There you are, brother. I'm sure you get the spiritual application there. "I never offered Him a lamb; I offered Him this lamb."
"Why," he said, "Bartimaeus, you cannot offer that lamb. That lamb is your eyes."
He said, "Oh, priest, if I'll be true to my promise to Jehovah, Jehovah will provide a lamb for Bartimaeus' eyes." That's what He'd done. He provided a Lamb. On this cool spring morning, Jehovah had provided a Lamb for blind Bartimaeus' eyes.

E-62 Let me say this to my waiting congregation tonight: That same Lamb is provided for you tonight. "He was wounded for our transgressions; He was bruised for our iniquity: the chastisement of our peace was upon Him; with His stripes we are healed." And our faith tonight can bring that same Lamb of God right down in our midst to perform the same miracles and signs that He did before Jericho and the rest of them. You believe that? Let us pray.

E-63 O Lamb of God that take away the sins of the world, I come to Thee now with all my heart for these sick people. They wait patiently, many of them standing, their limbs aching. But Thou art God, You will reward them.
They have laying here handkerchiefs and little parcels of goods; I lay my body over them in the Name of the Lord Jesus, asking that You'll send Your power and blessings with them, healing every sick person that these represented--to that little fevered baby waiting for this one, to that poor old, blind daddy setting there tonight in that little house with that white cane beating against the door. Oh, Jehovah, go out through the midst yonder, Lord, and heal them. Thou art God.
There's many yonder in that--in the hospital waiting; a sick person dying, all hopes is gone. Thou art still Jehovah God. They could not come to the meeting, but Thou can go to where they are, Father. I pray that You'll grant it so.

E-64 I pray that Your mercies rest upon the peoples now. Grant the healing of every sick person that's here, the salvation to every soul that's lost, the baptism of the Holy Spirit to every believer, that this meeting might close in a great climax with the Lamb of God leading them into paths of righteousness to the great healing fountains of God's mercy, to the great salvation pools of His Holy Spirit. Grant it, Lord.
I commit them to Thee now, with myself, that You might show Yourself, that our faith tonight, as the blind beggar that we have just talked about, can bring the Presence of the Lamb of God in our midst to show the same sign that He did when He was here. And all the people will believe You, Father. I--I trust with all my heart as I commit ourselves to Thee, waiting on Your Spirit to confirm the Word that's been preached with signs following. Amen.
I love Him (Worship Him now.), I love Him,
Because He first loved me
And purchased my salvation
On Calvary's tree.

E-65 Oh, isn't He wonderful? [Brother Branham begins humming "I Love Him"--Ed.] Let's just raise our hands tonight and hum it. [Congregation hums "I Love Him"--Ed.] Now, shake hands with a pilgrim around you somewhere.
I...
... purchased my salvation
On Calvary's tree.
Wonderful, wonderful, Jesus is to me,
Counselor, Prince of Peace, Mighty God is He;
Saving me, keeping me from all sin and shame,
Wonderful is my Redeemer, praise His name.
Oh, wonderful, wonderful, Jesus is to me,
Oh, Counselor, Prince of Peace, Mighty God is He;
Oh, saving me, keeping me from all sin and shame,
Wonderful is my Redeemer, praise His name.
I once was lost, now I'm found, free from condemnation,
Jesus gives liberty and a full salvation;
Saving me, keeping me from all sin and shame,
Wonderful is my Redeemer, praise...
Oh, let's just raise our hands when we sing it.
Oh, wonderful, wonderful, Jesus is to me,
Counselor, Prince of Peace, Mighty God is He;
Oh, saving me, keeping me from all sin and shame,
Wonderful is my Redeemer, praise His name.

E-66 Oh, don't He make you feel good? My, what a feeling. You know why I have you sing? I love singing. Don't you love singing? After the Message, it just feels like the Word of God just scours you out. See? And then I love good old Pentecostal singing. I do despise an overtrained voice. That's not singing, holding your breath till you're blue in the face, and... You're just putting on then. I just like good old fashion singing. Oh, my. I like...
Wonderful, wonderful, Jesus is to me,
Counselor, Prince of Peace, Mighty God is He;
Saving me, keeping me from all sin and shame,
Wonderful is my Redeemer, praise His name.

E-67 Isn't He wonderful? You know, there's been one song I always want to sing and that was, "Nothing Between My Soul And The Saviour." And I never could sing. I couldn't sing at all. But one of these days when you all get over to your big palace in heaven (I'm going to give you a little insight of something.), and all down... Way down there, when you're standing in your big palace door, walk out some morning. Way down there, and around where the river makes its turn after it comes out of the throne of glory, you know, there's a little bit of woods setting over there, and there's a little log cabin. That's mine. And then, when--when you get down there some morning, walk out on your porch, you listen. Standing down there on that old porch... [Blank.spot.on.tape--Ed.]

E-68 "I once was lost but now I'm found; was blind but now I see." You know what I want you to say, "Praise God, old Brother Branham made it. There he is, right down there now." Yes, sir. Oh.
When we've been there ten thousand years,
Bright shining as the sun;
We will have no less days to sing his praise
Than when we first begun.
Let's sing it everybody.
Amazing grace! how sweet the sound,
That saved a wretch like me!
I once... [Blank.spot.on.tape--Ed.]
Thou art calling, Do not pass me by.
Thou the Stream of all my comfort,
More than life to me,
Whom have I on earth beside Thee Lord?

E-69 How wonderful He is. Now, that great, wonderful Christ, the One we sing the old hymns of the faith, our forefathers... Back in the days of Spurgeon, John Wesley, and Charles Wesley... Brother Moore and I stood at the grave not long ago. I just cried. I thought, "Oh, God..." When I stood by William Cowper's grave there, when he... They thought he was a neurotic. Any man that's spiritual is considered crazy (We know that.), anyone.
So he got in the Spirit and wrote that famous song.
There is a fountain filled with blood,
Drawn from Immanuel's veins,
When sinners plunged beneath the flood,
Lose all of his guilty stain.
You know what happened? Immediately after the Spirit left him, he tried to commit suicide, drowning in the river. Yes. The Spirit had left him; he didn't know where he was at hardly. Them great men, misunderstood...

E-70 I stood there, and I thought... When Charles Wesley was down on the river that day, or the lakeside in his little cabin, a storm come up, and he was trying to make his way back. A little sparrow flew in his bosom, and he held it till the storm was over, went out and held it on his finger. And inspiration come.
Rock of ages, cleft for me,
Let me hide myself in Thee;
While the...?... waters roll,
While the tempest still is high,
Hide me, oh, my Saviour, hide,
Till the storms of life is past,
Safe into thy bosom climb...
Oh, my, great men.
Lives of great men all remind us
We can make our lives sublime,
With partings leave behind us
Footprints on the sands of time.
Footprints, that perhaps Another,
While sailing over life's solemn main,
A forlorn and shipwrecked brother,
In seeing, shall take heart again. (I like that.)
Tell me not, in mournful numbers,
That life is just an empty dream!
The soul is dead that slumbers,
And things are not what they seem.
Yea, life is real! And life is earnest!
And the grave is not its goal;
For dust thou art, to dust returnest,
Was not spoken of the soul. (Oh, I like that.)
Let us be up and doing,
With a heart for any strife,
Be not like dumb, driven cattle! (Don't be drove into it.)
Be a hero in the strife.
Oh, my, them poets and things certainly thrill my soul when I read of those godly men that wrote them--like the "Psalm Of Life" there, Longfellow. And how that...
I think that God penned them things. Them men of old, as it said in the Bible, moved by the Holy Spirit wrote those old Blood songs, "I See A Crimson Stream Of Blood," all those famous old songs of the church. It's a lot better than some of this little old chopped-up stuff we have today, brethren. I tell you it is. I love that old-time religion, love all those good old songs of the faith.

E-71 All right. While the Holy Spirit is here, we'll call the prayer line, and pray for the sick. Everybody get your faith now, and in your heart... You don't have to say it in your mouth. You remember, your--your thoughts are louder in heaven than your voice is on earth. See? Say this, "Oh, Jesus, Thou Son of David, have mercy on me." See if He will do the same thing He did.
Zacchaeus, just pull out your fig leaf one time and look down, see if He isn't still the same yesterday, today, and forever, see if He doesn't do the same thing. He will pull you out, speak to you. And the good thing, He will go home with you tonight; have a talk with Him before you go to bed, you and your wife. Home will be changed. It won't be like it used to be then, when He goes home with you.

E-72 Billy, where you at? Gene, Leo, who give out the prayer cards? You? Oh, oh, Billy? Where's Billy at? What? D-1 to a 100? Prayer card D's was give out today. Now, so that we won't be able to get mixed up... Have we got enough room there? I guess we could stand a few there of our brethren. Who has D-number-1? All right, lady, go right over here. Now, answer your call. Number 2?

E-73 [Blank.spot.on.tape--Ed.]... take place beautifully. There was a man and his wife, first time they was ever in one in my meetings; they were setting in the audience. A lady come in, and set down by the side of them, and the little lady resented it. The lady was setting close, 'cause she was in her way--made her move back.
After while the little lady made her move back. She re... This woman that had to move back, she resented the woman resenting her. So she got to praying. She said, "Lord, I oughtn't to have done that. Forgive me. I didn't mean it."
And then, the lady that was in front that had resented her said, "Sister, I'm sorry. I didn't mean to do that." And the two, the husband and wife were sick. And oh, just a little bit after it was done, I seen the Angel of the Lord standing over them, called them by name and healed them both, and sent them back to their home. Lake Charles will know about it.

E-74 [Blank.spot.on.tape--Ed.]... take the back seat, sister, brother. Prefer one another. 21, 2, 3, 4, 5? All right. 21, 22, 23, 24.

E-75 [Blank.spot.on.tape--Ed.]... Spirit come down, told him what he done through the day, and what he'd been doing, and what he wanted, and oh, my. He said, "There's no need in me saying any more." And out the door he went. Oh.
I'll never forsake Him,
I'll never forsake... (Do you really mean it?),
I'll never forsake Him,
Because He first loved me.
Down at the cross where my Saviour died,
Down... for cleansing from sin I cried;
There to my heart was the blood applied;
Glory to His name!
Glo... (40 to 50 now. 41, 2, 3, 4, 5.)
Glory to His precious name!
There to my heart was the blood applied;
Glory to his name! (46, 47.)
[Blank.spot.on.tape--Ed.]... wondrously saved from sin,
Jesus so sweetly abides within,
... at the cross where He took me in;
Glory to His name!
Singing, glory to His... (Let's bow our heads now while we sing it to Him.)
Glory to His precious name!
There to my heart was the blood applied;
Glory to His name!
Now, quietly. [Brother Branham begins humming "Glory To His Name"--Ed.] Now, get in the Spirit.

E-76 What... to my heart was the... (Is all the prayer cards up now? You got a prayer card, go over to the line. Now quietly and reverently now.)
Oh, come, to this fountain so rich and sweet;
Now, cast thy poor soul at the Saviour's feet,
Plunge in today, and be made complete;
Singing, glory to His name!
Glory to His name!
Glory to His precious name!
Where to my heart was the blood applied;
Glory to His name!

E-77 Precious Lord, as the organ is playing that beautiful old hymn, there's many in here, Lord, can share in this fellowship, to know that there's where our sins were all gone when we plunged by faith beneath that crimson stream. The lightning a flashing, the thunders roaring, the Blood of the Son of God, Immanuel's veins were bleeding. As that rain poured down across the cross, mixed with blood and water, poured over our souls, Lord, by faith. We always will sing "Glory To His Name." We thank Thee for this, Father.
Now, as I have just maybe... Just forgive my rude ways, Lord, of bringing Your Word. But I... It's the best that I can do. And I pray that You'll receive it, and plant into the hearts of the people the purpose of it, Father. It's to bring faith to the people.
Now, they know what You were. Every night we've approached a different Scripture somewhere to prove that You--them same Messiahic signs... Everywhere in the Scripture it's just full of them, Lord. Maybe they'd never read it before, read right over it.
So did the Pharisees and Sadducees of their day, the teachers, read right over it, that He was to be that. No doubt the very day that He was crucified, they might've sang in the temple that morning Psalms 22, "My God, my God, why hast Thou forsaken Me?" O God, open spiritual eyes. Give understanding, as we commit ourselves to Thee, in Jesus' Name. Amen.

E-78 Now, just a moment. Now, you see that great line of people. There's no way for me to have... Is there anybody here that's never been in one of the meetings when discernment is... [Blank.spot.on.tape--Ed.]
And--and just like I do. He eats like I do. He sleeps like I do. He's--He's a person that Jesus died for.
Now, I condemn the doctrine of the Catholic church (That's right.), but not the Catholic man. Certainly. And if I ever get to a place I can't reach my arm out just as far for a Catholic as I do for a Pentecost, then I ought to go back to Calvary again; there's something wrong with me. Jesus came to reach out for anybody. And for Oneness, Twoness, Threeness, Fiveness, whatever it might be, there's no difference. I want to reach an arm...

E-79 When I first come into this as a Baptist minister, why, one group said, "Come, join our group"; the other one said, "Come join our group."
I said, "Brethren, I love you both."
"You'll have to come to one. We just won't permit it."
I said, "Oh, but God will permit it. See? I'll stand right between you with a arm out to both sides and saying, 'We are brethren!'" Redeeming love has been my theme, and shall be till I die. That's right. Get love in your heart, and be true and honest, and have the right kind of a motive, and the right kind of objective, and God will take care of the rest. If your motive is right, and your objective is right... If your objective's right, and your motive's wrong, it won't work. But when you get your... If you know it's the will of God, then your motive right, and your objective right...

E-80 Like now. Here's a group of people. I've been talking about Him being Messiah that you can still touch. I'm not talking about it because I think so; I'm talking about it 'cause the Bible said so. Now, the reason...
You say, "Brother Branham, aren't you afraid He'll...?"
"No, sir. Now, if I wanted to say, "Look here. I could do this. See what a big guy I am?" I'd better shut up, and walk away from the platform right there, 'cause it'll never work. See?
What's my motive? To melt these people together, as God's people. Say, "I tell you, all you people, I belong to the Baptist. You all come over, join the Baptist." "I'm a Oneness." "I'm a Trinitarian." "I'm a Threeness," or "Twoness," or whatever you have, I don't know. All the... "I belong to that one."
No, sir. I'm your brother. I belong to Christ. We belong to one another. So that makes my motive, my objective right. My motive's right. So therefore, He said, "Say to this mountain, 'Be moved,' and don't doubt..." And it's the will of God for me to do it, or He'd have never sent me. There you are. You get everything working right, and your motive and objective right, you can say to anything... As long as it's the will of God, it'll do it.

E-81 But if I want to, say, to be some big stuffed shirt, to make me a great program somewhere, and put me on some telecast, universal or something, now that's wrong. I don't...
Jesus lacked one thing. You know what it was? Showmanship. He wasn't a showman. See? No, no. No. They said, "Why do you fool with this bunch of holy-rollers down here, fishermen and so forth?"
His brother said, "Come on up to the high priest. Come on up, and show yourself, what you can do, if you're the So-and-so."
He said, "Your time's always. Mine hasn't come yet." That's right. He didn't go up with--even with them. He doesn't today. He isn't a showman; He's the Son of God. Amen. We believe that. Oh, isn't He wonderful? Jesus, the Son of God...

E-82 Now, I can't have discernment in this line (See?), but we're going to pray. Before I do it, I want to be sure, if I can--the Holy Spirit will help me--to know that the power of God is here, so you can see the anointing.
Now, look. All this audience... Let's just make this a showdown tonight. This audience out here, every one a stranger to me... There's only one person... These two little girls setting here; that's my buddy's girls, the little Evans girls. Brother Evans, where you at? I haven't seen you...
Tell you something on Brother Evans while we're waiting. I'm waiting for something. We was fishing not long ago. How I come to get acquainted with this fine man and his wife, Brother Mercier introduced me to him.
The morning before I left the hotel... Wasn't that in Philadelphia? With Theo Jones at the Met. And Brother Mercier said, "There's a fine man by the name of Welsh Evans. He wants to meet you." Wife was with me. I got up that morning, and my little boy, Joseph...

E-83 You all know about little Joseph. Six years before he come I saw him in a vision. The doctor said my wife could never have another child. I said, "Oh, yes."
So when the next child was borned, it was a girl. They said, "Uh-huh. You meant, Josephine."
I said, "I meant Joseph. God never tells lies."
And so about four years later, she... We knowed she was going to be mother again. They said, "Is this Joseph?"
I said, "I don't know."
The doctor said, "She can't have it, Brother Branham."
I said, "She'll have that one."
So when the nurse came down, I was walking the carpet off on the floor, you know. And come down, and said, "Reverend Branham?"
I said, "Yes, ma'am?"
He said, "You have a fine boy, seven pounds and three ounces."
And I said, "Joseph, you've been a long time getting here. Daddy's glad to see you."
And so, she said, "You called him Joseph."
I said, "That's his name."

E-84 And Joseph was with me there, four years old: been two years ago. No, three years old. He's five now, and he sees visions. And when he got up that morning, he said setting on the side of the bed... He and I sleep together in one another's arms, and we're real buddies. And he said, "Daddy," he said, "David is going to get hurt on a motorcycle. He's going to skin his leg on that side."
I said, "Did you dream that?"
He said, "No, Daddy. I saw it right there."
We just marked it down on a book. And when we got home, David, the little boy next door to us, two days after we was home, rode down the lane on the motorcycle and skinned his side up, just exactly what he said.
I'm going one of these days, friends. I'm going to leave the world. I pray that God will take the Spirit that He's let me have, and put a double portion upon my son, Joseph, to shine the Light while I'm gone.
And so then... I expected Billy... Billy's one of the finest boys the world could... He wasn't called in the ministry. Now, I don't want to leave without having somebody to represent, take my place when I'm gone.

E-85 And I started to move, and I seen Brother Welch Evans... I oughtn't to say this, Sister Evans. Will you forgive me? He caught too many fish, and he was hiding them from the game warden. And I seen him up there in a vision; they had them in a sack; and he hid them two or three times. And I said, "I wonder if that's that same man? They tell me he likes to fish down in Florida."
So I went over there that morning. When I walked in... Brother Mercier back there and I, we walked in together. And I said, "That's the man. That's him."
So after he introduced me to him, I said, "Mr. Evans?" and I talked to him. I said... After we talked a little while, got ready to leave, I said, "Brother Evans, do you love me?"
He said, "Sure."
I said, "Here not long ago you was fishing in some kind of a bayou. You had a sack full of fish you was trying to hide them from the game warden."
He said, "Oh, my, my."
I said, "Just one thing I'm going to ask you. Take me fishing there."
He said, "All right."

E-86 So his brother's a sinner, and he got snake bit by a ground rattler. Anybody knows what a ground rattler is? He's really rank. And his brother was in the hospital, and walked on a hook for a long time, wasn't it, Brother Welch? On a hook...
So Brother Welch and I went back there, got eleven big fish that day. Oh, my, how fine. And I had a great big bass on, and I just couldn't hold him. And Brother Welch come up there, had his trouser legs all rolled up. He said, "Can't you hold him?"
I said, "He's too big. He must weigh fourteen, fifteen pounds." And I had him on there, and he just run over them pads, and I throwed a little bumble bee out again. Here he come. And one hit again, and it was a good one, around eight or ten pounds. But I couldn't hold him. And after while I got him kind of whipped down, started to bring him in.
Brother Welch said, "I'll get him." And without thinking, he jumped in those tulies and under those pads, to grab the fish barefooted, and a ground rattler grabbed him. There went the snake through the...

E-87 He jumped out of there, holding his foot like that, like bone-freezing in there, and his teeth set together, and the tears running down his cheeks.
And I looked, blood coming out in two places, about that wide apart. Oh, my. Well, I... He's a great big man. How am I going to pack him about two or three miles through them swamps? And I happened to think. And I said, "Oh, Brother Evans, oh, my, Brother Evans."
And something said to me, "I'm a very present Help in the time of trouble." I've never seen it before.
And I lay my hands over on his foot, and I said, "Now, Brother Evans, just--just a minute."
And I said, "Heavenly Father, we're in a state of emergency. And I--I know that Your Word says, that these--that they shall tread on the heads of scorpions and serpents, and nothing shall harm them. This man is a believer. He's Your child. And I put my hand over on him. In the Name of Jesus Christ, I rebuke that poison venom from that snake."
And I heard him quit groaning. I took my hand off. He said, "I haven't got a pain." We went on fishing all that day. That night when they come in, they was around there talking. We had those great big, black bass, about that long, hanging up.

E-88 About eleven o'clock his brother come out there. So he was still limping a little on his foot, and he wasn't a believer. He was a sinner boy: a fine fellow, a very fine man. I'm expecting to lead him to Christ next time I go down, baptize him out there in one of them pools.
And so, then when a... We went out there. And he runs a bait shop. And we was at a place in a little motel across the street from it at Fort--Fort Pierce. And so, his brother come out there, and I was telling his brother about it. And he seen that snake bite.
He said, "Now, brother, it's good to be religious, but not crazy." He said, "You'd better get to a doctor right now." Said, "You know how that made me lay in a hospital like that."
Brother Evans said, "I was bit this morning at eleven o'clock. This is nearly eleven o'clock tonight. And if God has taken care of me by His grace this long, He will take care of me the rest of the way out." Never had a rub or smell of anything. It's amazing grace--our Lord Jesus Christ.

E-89 I know those little girls, Brother and Sister Evans. And I believe this is Brother Willie setting here, the artist that drawed the pictures of them... church world. Was you... [Blank.spot.on.tape--Ed.] wall that Pillar of Fire. Was you there, Willie, to see that? Was you there, Brother Evans? Sister Evans? How many's in the building was there at the church that morning, to see it? All right. For fifteen minutes it stood right there, visible before nearly four hundred people standing there looking at it. Amen. That's right.
He's the Lord Jesus, and that same Angel of God is right here now. Have faith in God.

E-90 Now, for you out there, we can bring that line through in about ten minutes, if we can just get the Holy Spirit moving with us. Lord knows I'm testifying just so that you'll see to build your faith.
If I'd start telling what I've seen Him done--do in these, my ministry, that I've seen Jesus Christ do before my eyes, they'd make volumes of books. Just every day, every hour... You can just ask Brother Moore, these people who go around. Anywhere, any place, it's just constantly all the time: home, out there, and wherever, the Holy Spirit just showing, bring me off place, take me over here, over here. If you just yield yourself to Him... See? That's right.
The brethren that knows, that's been in the meetings, and knows, or been around with me in the meetings, up--up home and everywhere else, are those things so, brethren? Raise up your hands if they're so. That's right. Thousands can witness that.

E-91 Now, have faith, and if the holy Spirit will show us... What is... Two or three's a witness. Is that right? Two or three's a witness. Have faith now. Raise up your hands again now, so I can see.
There's no prayer cards. If you got a prayer card, get in line. If you're sick, and I don't know you, or you got a request on your heart, or something, hold your hands up: solid. You got one? You? Let's you and I talk; you're right close to me.
You believe me to be His prophet? You believe me? If I can, by the Holy Spirit, reveal to you what your trouble is, will you accept it as from the Lord? Will the rest of the audience do the same thing? (God, it's for Your glory.) You got trouble with your knees and legs. That's right? Wave your hand. All right, go home and receive your healing. Jesus Christ makes you well.

E-92 Anybody else believes with all your heart? Wait. Here it goes. Here it is. Wait just a minute. That man setting right there, praying for his mother in the hospital: heart trouble. You believe she'll be healed, brother? All right, sir. God bless you. I'm a stranger to the man. I don't know him. That's right, raise up your hand. That's right. That's true, though, isn't it? You believe now? What--what are they touching?
Here's a little lady setting here praying just with all of her heart; it's not for herself: for the salvation of her husband. If that's right, stand on your feet, lady. All right. If you just believe God...
There it is back there, a hernia, heart trouble. Oh, my. It's just everywhere. You believe now? How many believes with all your heart now? Just raise up your hand. That just goes to... I can't get into that too deep, 'cause I couldn't take the line through.

E-93 Is He God out there? Is He God up here? He's God in heaven. He's God on earth. He's God everywhere. (I have to just get a minute, Brother Jack, to get this way. See?) Do you believe what you've heard and seen? You believe it comes from God? Do the people out there believe the same?
If God will reveal to this woman what's her trouble, or whatever it is, I don't know. We're strangers, I suppose, to one another. You're a... She's the one... She had a prayer card, did she? All right.
The prayer card... The boys just come and mixed these prayer cards up, and you just happened to draw one. That's all. See? You see what He can do out there. Now, is that the very same sign that Jesus showed and proved that He was the Messiah when He was here on earth? You believe that? You do.

E-94 And do you believe that Jesus is here on earth tonight in the form of Spirit, called Holy Ghost? And He lives in His church through the Blood of His Sacrifice. He opened and tore down the veil with the shedding of His Blood and made a way that you and I could come into that Shekinah Glory, that He could talk here, take my lips and speak to you as two believers, and walk between us, and speak between us, and reveal to me the very things that He did there to prove that He's not dead but alive forevermore?
You're not here for healing; you've been healed. That's right. But you're here for your husband. Do you believe that God can tell me what's his trouble? All right. He's got stomach trouble. That's right. You got a son. That's the reason you're still standing with your hand up. You want me to tell you what's wrong with your son? He's got trouble with his shoulder. That's exactly right.
I see some other boy. It's a nephew. Yes, sir. You believe God can tell me his trouble? All right. The trouble with your nephew, he's got stomach trouble and he's nervous. And here's two things they both need, is salvation, 'cause they're both sinners. That's THUS SAITH THE LORD. Believe now with all your heart.

E-95 Father God, this darling little girl... All of you pray with me, please, now for these people. Father, I pray that You'll heal the little thing and make her well, in the Name of the Lord Jesus. Amen.
That's fine, sister. God in Christ's Name heal...?...
Come, sister. Everybody praying now. Now, sister, if I could straighten your hand, I'd do it. I can't, but I can pray. Heavenly Father, I pray that You'll heal her. May this hand come straight. May she go like Bartimaeus, with his eyes, go off this platform believing in Jesus' Name. Amen. God bless you.
Our heavenly Father, I take the hand of this woman and pray that You'll heal her, in the Name of Jesus Christ. Amen. God bless you.

E-96 Now, you know I know what's wrong with you. But whether I said it or not, would you believe it anyhow? See, If I keep on, all come, speak discernment, you know what it does? Breaks me down. But your back was healed setting in the chair. See? You can go home...?...
And if you'll believe with all your heart, arthritis won't bother you any more. Go, believing.
Lord, I pray that You'll heal her and make her well, in Jesus' Name. Amen. Believe it...?...
Our heavenly Father, I lay hands upon my sister and pray that You'll heal her, in Jesus' Name. Amen.
Keep praying. Keep praying. Your prayers, friends, you're the church of God. Pray for these people. What if it's your mother, father, your husband, wife?
Our heavenly Father, I pray that You'll heal him and make him well, in Jesus' Name I ask, amen.
While the anointing of the Holy Spirit is coming on now, you just come believing with all your heart and God will heal you. Do you believe that? You believe it?

E-97 I--I... Listen, friends. Just... if I get you quieted just a minute, listen. No matter where... See, you mustn't think that the Holy Spirit's gone away from here, because I don't speak to every one. I'd... They'd done been taking me out, if it'd been that. How many realizes that our Lord, when a woman touched His garment, He felt virtue go from Him?
[Blank.spot.on.tape--Ed.]... How many knows that a prophet called Daniel, seen one vision, and was troubled at his head for many days over it?
How do you think that I know those people, and all about them and things like that, if it wasn't visions? How would I ever be able to know it? Then you see what I mean? The strength... I... If I just... I see the people coming. You feel that vibration strike them, and then you just have to... You just have to turn your head, and lay your hands on them and go on. Why the Holy Spirit's here; It'll do the same work. The Lord will reveal. It isn't just because that one passed by or something.

E-98 Here, where's the next one? Is this...? Here. All right. We're strangers to one another, aren't we? I don't know you; you don't know me. If that's right... You heard me preach before. But to know you, you just probably sat out in the audience somewhere. You believe that Jesus Christ is the same yesterday, today, and forever? If I will be able then, by the grace of God, to reveal to you by the Spirit of God, the things...
You said, "What are you talking about me, brother? Why...?"
I'm catching your spirit, just exactly like He did the woman at the well. You have to take my word for that. But if He declares it to be right, then it's right. I told the truth. See? And then, if I claim that it's not me, that it's Him, I've told the truth. There's His Word declares it. See? It's by His permissive will that I do it. See? He permits me to do it.
Now, you're suffering with nervousness, real nervous. That's right. And you've had an operation, surgery on the stomach. That's exactly right. You're not from this city; from a place called Vidor, or something like that. Right. You believe God can tell me who you are? All right, Miss Beech, you can go back home, be well.

E-99 You believe? Now, just keep praying. Keep in prayer as these people pass by. Just keep praying.
Lord Jesus, heal this man, I pray in Jesus' Name. Amen. God bless you. Go on the road rejoicing now.
Our heavenly Father, I pray that You'll heal our sister.
[Blank.spot.on.tape--Ed.]... this, I pray, the prayer of faith for my brother in the Name of Jesus.
[Blank.spot.on.tape--Ed.]... now, with all your heart. Don't doubt. Believe with all your heart, you'll be all right.
[Blank.spot.on.tape--Ed.]... person, seem to have a nice spirit. You're a Christian. Do you believe with all your heart God can tell me what's the trouble? You think your husband will get all right, that eye trouble, having an allergy, and so forth? Go believe now, and he will get all right.
[Blank.spot.on.tape--Ed.]... heal him in Jesus' Name. Amen.
[Blank.spot.on.tape--Ed.]... God bless you, sister. Our heavenly Father, I can remember the time when I went into a den room to pray when the emergency was on and what a great thing you done in their home. I pray, Father, now knowing what's wrong, and I pray that You'll bless and give the desire of her heart, in the Name of Jesus Christ. Amen.

E-100 [Blank.spot.on.tape--Ed.]... Believe He will make you well? Yes. Save that operation, make you well, if you believe it. What do you think it is? Well, you thought it was a tumor. It's a growth. You thought it was a tumor. You thought it was cancer. You had many things. But what difference does it make, as long as He heals it? Is that right? You know what you need is a little lift in faith, isn't it? to make you come up. Sarah, go on home, and be well.
Father God, in the Name of the Lord Jesus, heal him. May the mercies of God be with the child. Make him well. May the mother see such a difference in him, Lord... [Blank.spot.on.tape--Ed.] Jesus, may it be so...
[Blank.spot.on.tape--Ed.]... In the Name of the Lord Jesus, may my sister be healed. Amen. Ask and it...
[Blank.spot.on.tape--Ed.]... give him courage to have faith and believe. Your blessings is on him, has been since the breakfast. I pray that You'll let him see it, Lord, and know that these stretched nerves be mended, in Jesus' Name. Amen. Don't doubt. Go, believing. Come my brother.
Our heavenly Father, as I lay hands upon her in the Name of the Lord Jesus, may it... Her loved ones leading her, may Christ do the leading from henceforth, dear Lord, making her well, restoring her right back again. Amen. Don't doubt. Come, believing.

E-101 You believe? Everybody believing with all your heart? Just have faith.
How do you do? Mighty young, healthy-looking, but you can't always go by that. You think the Holy Spirit can tell me your trouble? You do? The audience believe the same thing? If Christ remains Christ, He can.
Something strange about you. That's the reason He stopped me. Oh, I appreciate you. Now, to heal, I cannot heal, lady. I'm a man. But the life cannot be hid now. You're here for somebody else dangerously sick. You call it cancer in the blood stream. The right name is leukemia. In a hospital; not here, over in Louisiana... That's right. That's good faith for a sinner to have. Will you accept Jesus as your personal Saviour now? You do? All right. Raise up your hands. May your sins be forgiven you. [Congregation prays and worships--Ed.]...?...
Amen. You believe? How many in here is ready to receive Christ as Healer? I challenge you to believe it. Can your faith stop Him? Then in the Name of Jesus Christ, every one of you that wants healing, stand up on your feet. I don't care what's wrong with you. Stand up and accept your healing. Raise up your hands.

E-102 O Lord God, Creator of the heavens and earth, and the Author of Everlasting Life, Giver of every good gift, I challenge the devil in a pure faith. Come out of this people, Satan. You've lost the battle. In Jesus' Name, free them.
Raise up your hands now, and praise Him.
I will praise Him, I will praise Him...
Raise up your hands, and praise Him. Give Him glory, all ye people. Do you accept Him? Say, "Amen." Do you accept Him as your Healer? Do you accept Him as your Saviour? Then raise up your hands and say, "Praise God."...?... In the Name of Jesus Christ...

Up