Как ко мне пришел Ангел и Его поручение (кн'Брат Бранхам' )

Дата: 55-0117 | Длительность: 1 час 32 минуты | Перевод: VGR
doc doc doc
Просмотреть только русский текст Просмотреть только английский текст

Как ко мне пришел Ангел и Его поручение (кн'Брат Бранхам' ) / How The Angel Came To Me, And His Commission

КАК КО МНЕ ПРИШЁЛ АНГЕЛ И ЕГО ПОРУЧЕНИЕ
В17.01.1955 ЧИКАГО, ИЛЛИНОЙС, США

1 И братья, вероятно…И я вижу здесь несколько магнитофонов, и они, конечно, запишут это. Каждый раз, когда вы хотите точно знать, что Святой Дух сказал вам, обратитесь к этим братьям, у которых эти магнитофоны, и они это всё опять могут проиграть, и вы в точности можете узнать свой случай. И смотрите, и наблюдайте, не случится ли это точно так, как Это сказано, вы видите. Когда вы слышите, как это выражает "ТАК ГОВОРИТ ГОСПОДЬ: 'Что-то определённое или это, или то'," или просто проверьте это и смотрите, правильно это или нет. Видите? Это всегда так.

2 Теперь, просто немного в общем…И меня сегодня даже радует, что здесь нас не так много. Мы просто по-домашнему, не так ли? Мы не чужие, никто из нас здесь не чужой. Мы не…Я могу просто использовать свою кентуккскую грамматику и чувствовать теперь себя как дома, потому что мы—мы просто…И я не сбрасываю теперь со счетов кентуккцев, если здесь есть кто-нибудь из Кентукки. Здесь есть кто-нибудь из Кентукки? Поднимите свои руки. Послушайте! Я могу чувствовать себя прямо как дома, не так ли? Это очень замечательно.

Моя мать управляла пансионом. И однажды я пошёл туда, чтобы узнать…Большая группа людей разместилась там и установили большой, длинный стол. И я сказал: "Кто здесь из Кентукки, встаньте". Все встали. И тем вечером я пошёл в церковь, в мою церковь, и я сказал: "Кто здесь из Кентукки?" Все встали. Итак, я сказал: "Да, это очень хорошо". Миссионеры проделали хорошую работу, так что мы очень благодарны за это.

3 Теперь, в Книге Римлянам, 11-я глава и 28-й стих. Теперь внимательно слушайте, прочтём из Писания.

В отношении к благовестию, они враги ради вас; а в отношении к избранию, возлюбленные…ради отцов.

Ибо дары и призвания Божии непреложны.

Помолимся. Господь, помоги нам теперь сегодня вечером, когда мы в почтении приближаемся, от всего нашего сердца, в искренности, всё это сказано только для Твоей славы. И помоги мне, Господь, и вложи в мой разум только то, что следует сказать и сколько сказать. Останови меня, когда наступит Твой час. Я прошу, чтобы каждое сердце приняло всё это для пользы больным и нуждающимся в этой аудитории. Ибо я прошу об этом во Имя Иисуса Христа. Аминь.

4 Так вот, я хочу подойти к этой теме как раз тогда, когда нас мало. И—и я попытаюсь не держать вас слишком долго, я положу сюда свои часы и, как только смогу, постараюсь отпустить вас вовремя, чтобы вы могли вернуться завтра вечером. Теперь, пребывайте в молитве. Мне кажется, что парень даже не раздал карточки. Я не спросил его, сделал ли он…И если они не раздали, раздали они или нет, это не важно. У нас всё равно здесь есть карточки, если нам надо будет нескольких вызвать. Итак, если нет, мы просто посмотрим, что скажет Святой Дух.

Теперь, если вы внимательно послушаете…Теперь, это может…так как я…Нас здесь не так много, сейчас подходящее время сказать это, потому что это касается меня лично. И вот почему я сегодня вечером прочитал это место Писания, чтобы вы могли увидеть, что дары и призвание это не есть что-то такое, что кто-то мог бы заслужить.

5 Павел, говоря здесь, сказал: "Евреи, в Свете Евангелия, были ослеплены и отвержены от Бога, и это ради нас". Но стих прямо перед этим говорит: "Весь Израиль спасётся". Весь Израиль спасётся. Согласно избранию, Бог Отец возлюбил их и ослепил их, чтобы мы, Язычники, могли бы иметь теперь место покаяния, чтобы через Авраама его Семя могло благословить весь мир согласно Слову Его. Видите, какая суверенность Божья? Его Слово просто должно исполниться. Он просто не может быть ничем иным. И теперь мы, через…Бог избрал нас; Он избрал евреев; и Он…

Все эти вещи — это Божье предузнание. Когда Он изрёк то, что будет, Он предузнал это. Теперь, Бог, чтобы быть Богом, ещё вначале Он должен был знать конец, или Он не был бы безграничным Богом. Бог не желает, чтобы кто-нибудь погиб. Конечно, нет! Он не хочет, чтобы кто-нибудь погиб. Но от начала дней этого—этого мира Бог точно знал, кто будет спасён, а кто не будет спасён. Он не хотел, чтобы люди погибли: "Не Его воля, чтобы кто погиб, но Его воля всех спасти", но Он от начала знал, кто спасётся и кто не спасётся. Вот почему Он мог предсказать: "Вот это случится. То случится, — или, — это будет так. С этим человеком будет так". Видите?

7 Он мог предузнать это, потому что Он безграничен. Как вы знаете, это значит, что просто "нет ничего такого, чего Он не знает". Видите, Он знает. Вот, нет ничего прежде времён, и потом больше нет времени, видите, Он всё равно всё знает. Всё в Его разуме. И потом, как Павел сказал Римлянам, в 8-й и 9-й главе: "За что же ещё он обвиняет?" Итак, мы видим это, но Бог…

Как проповедуя Евангелие. Кто-то сказал: "Брат Бранхам, ты Этому веришь?"

Я сказал: "Послушай".

Сказал: "Ты, должно быть, кальвинист".

Я сказал: "Я кальвинист до тех пор, пока кальвинист находится в Библии".

Так вот, на Дереве есть ветвь — это кальвинизм, но на Дереве есть также и другие ветви. У дерева больше, чем одна ветка. Он просто хотел вывести это дальше до вечной безопасности, и через некоторое время продолжаешь выходить в универсализм и выходишь куда-то там, этому нет конца. Но когда ты закончил с кальвинизмом, подойди повыше и начни с арминизма. Видите, на Дереве есть ещё одна ветвь, и ещё одна ветвь на Дереве, просто продолжай двигаться. Всё это вместе взятое соделывает Дерево. Итак, я—я верю в…в кальвинизм до тех пор, пока он придерживается Писания.

8 И я верю, что Бог прежде основания мира знал, избрал Свою Церковь во Христе, и заклал Христа прежде основания мира. Так говорит Писание: "Он был Агнцем Божьим, закланным от основания мира". Видите? И Иисус сказал, что Он знал нас прежде основания мира, Павел так сказал: "Он—Он знал нас и предопределил нас к усыновлению через Иисуса Христа ещё до того, как был сформирован мир". Это Бог. Это наш Отец. Видите?

Итак, не беспокойтесь, всё вращается так, как надо, всё приходит как раз вовремя. Единственное, что — войди в это вращение. И это—это хорошая сторона этого, когда ты входишь в это вращение, тогда знаешь, как действовать.

Так вот, теперь обратите внимание: "Дары и призвание непреложны", и это единственный способ, каким я мог бы по Писанию поместить своё призвание в Господе. И верю, что сегодня вечером я с друзьями, которые, конечно, поймут это и не подумают, что это связано с личностью, но чтобы вы могли иметь понятие и просто знать, что—что именно сказал Господь, что Он сделает, и найти нечто движущееся, и потом следовать в этом.

9 Так вот, вначале, первое, что я только могу вспомнить — это видение. Первое, что я могу припомнить в своём разуме — это видение, которое Господь дал мне. И это было много-много лет назад, я был совсем маленьким мальчиком. И у меня в руке был камень.

Теперь, я прошу прощения, я помню, как я носил длинную одежду. Я не знаю, есть ли среди вас (из всех вас) такие пожилые, которые помнят, как мальчики носили длинную одежду. Кто из вас здесь помнит, как дети носили, да, длинную одежду? Так вот, я помню, там, в своей маленькой старой избушке, где я жил, я ползал по полу. И кто-то, я не знаю кто, вошёл. А мама к моей одежде пришила синюю полосочку. И я просто еле-еле ходил. Но тогда я ползал; я тыкал своим пальцем в снег на его ногах и ел снег с его ног, а он стоял рядом с огнём, согреваясь. Я помню, как мама меня за это оттрепала.

10 И потом следующее, что я помню, должно быть, два года спустя, что у меня был камень. И мне тогда было примерно три года, и моему младшему брату тогда было неполных два года. Итак, мы были на задворках, где был просто старый двор для щепок, куда обычно привозили лес и рубили дрова. Кто помнит те дни, когда лес затягивали на задний двор и рубили его? И зачем мне сегодня надо было одевать галстук? Я—я как у себя дома.

Потом, когда они…Там, на старом дворе для щепок был небольшой ручей, что бежал там, вытекая из родника. Там весной сверху был старый черпак из тыквы, мы черпали воду и выливали её в старое ведро, старое кедровое ведро, и несли его вниз.

11 Я помню, как последний раз видел свою старенькую бабушку, прежде чем она умерла, ей было сто десять лет. И когда она умирала, я взял её на свои руки и держал её вот так, как раз перед её смертью. Она обняла меня и сказала: "Пусть Бог благословит душу твою, дорогой, теперь и вовеки", — когда она умирала.

И мне кажется, эта женщина никогда в своей жизни не имела своих туфель. Помню, как я наблюдал за ней, и даже, когда я был молодым человеком, шёл туда и проведывал их, каждое утро она вставала, босая, и шла по снегу к этому роднику, набирала ведро воды и возвращалась назад, её ноги были прямо в нём. Так что, это вам не повредит, она дожила до ста десяти лет. Вот так, (да, сэр) она была очень-очень закалённой.

12 Итак, потом я помню, как она захотела рассказать мне о стеклянных шариках моего отца, с которыми он играл, когда он был мальчиком. "И эта дряхленькая старушка, — подумал я, — как она собирается забраться на этот чердак?" Маленькая двухкомнатная лачуга, и там сверху был чердак. И у них были вырублены два молодых деревца и сделана лестница, чтобы подниматься наверх. Так вот, сказала…

Так вот, теперь, она сказала: "Что ж, после обеда я расскажу тебе, покажу тебе стеклянные шарики твоего отца".

И я сказал: "Хорошо".

Итак, она собиралась показать их мне, в сундуке наверху, где были сложены её пожитки, как это делают старушки. И я подумал: "Как же эта дряхленькая старушка собирается забраться по этой лестнице?" Итак, я подошёл туда и я сказал: "Бабушка, — я сказал, — ты, подожди, дорогая, я заберусь туда и помогу тебе".

Она сказала: "Встань в сторонку". И она взбежала по той лестнице, как белочка. Она сказала: "Ну что, давай!"

И я сказал: "Хорошо, бабушка".

Я подумал: "О-о, если бы я только мог быть таким, было бы во мне ещё столько силы в сто десять лет!"

13 Так вот, потом помню, как я был у этого небольшого старого родника, и у меня был камень и вот так кидал его в грязь, пытаясь показать своему маленькому брату, какой я сильный. И там на дереве сидела птица, и она просто чирикала, металась туда-сюда, какая-то малиновка или что-то наподобие. И я подумал, что она говорила со мной, эта маленькая малиновка. И я повернулся и послушал, и птица улетела, и Голос сказал: "Большую часть своей жизни ты проведёшь рядом с городом, под названием Нью-Олбани".

Это в трёх милях от того места, где я вырос. Поехали, где-то год спустя, на то место, понятия не имея зачем ехать…Нью-Олбани. На протяжении всей жизни, как эти вещи…

14 Теперь взгляните: мои родные не были религиозными. Мои отец и мать не ходили в церковь. До этого они были католиками.

Мой меньший племянник, мне кажется, сидит где-то здесь сегодня вечером, я не знаю. Он солдат. Я молюсь за него. Он сам католик, пока ещё католик. И прошлым вечером, когда он был здесь и видел те дела Божьи, он стоял прямо там на платформе. Он стоял там и сказал, он сказал: "Дядя Билл?" Он долго был за океаном, сказал: "Когда я увидел это…" Сказал: "Это—это не происходит в католической церкви". Он сказал: "Это…Мне—мне кажется, дядя Билл, вы правы", — он сказал.

Итак, я сказал: "Дорогой, это не я прав, это Он прав. Видишь, именно Он прав". И так он сказал, что он…Я сказал: "Так вот, я не прошу тебя ничего делать, Мельвин, но просто служи Господу Иисусу всем своим сердцем. Ходи, куда только хочешь. Но будь уверен, что Иисус Христос был вновь рождён в сердце твоём, видишь, в сердце твоём. Потом после этого ходи в любую церковь, в какую только захочешь".

15 Так вот, но родные до меня были католиками. Мой отец — ирландец, и моя мать была ирландкой. Единственный разрыв в ирландской крови — моя бабушка была из индейцев племени чероки. Моя мать как бы метиска. Итак, тогда я…для меня, это моё…наше поколение, после трёх это исчезло. Но это единственный разрыв от чистого ирландца, имена были Харви и Бранхам. И потом, перед этим было Лайон, которое всё ещё ирландское. И потом, все они были католиками. Но я—у нас, как у детей, вообще не было никакого религиозного воспитания или обучения.

Но эти дары, эти видения, я видел видения ещё тогда точно так же, как я вижу сейчас, это так, потому что дары и призвание непреложны. Это предузнание Божье, Бог нечто делает. На протяжении всей жизни я боялся и слово вымолвить об этом.

16 Вы читали мою историю в маленькой книжечке под названием Иисус Христос вчера, сегодня и вовеки тот же. Мне кажется, это в какой-то из книг, в этих других. Это так, Джин? Это в этой обычной—обычной книге, в этой книге, которая у нас теперь? Это История жизни? Мне кажется, да. Потом, когда у нас было…Разве это не ужасно? Мои собственные книги, а я их даже сам не читал. Но их пишет кто-то другой, итак, потом они просто приносят некоторые на собрание. Я этим не занимаюсь, я всегда ожидаю, чтобы что-то ещё произошло. Так что, они хорошие, я читал из них частями, кое-что, когда есть возможность.

17 И теперь, во всяком случае, как—как маленький мальчик, вы знаете то видение, как мне было сказано, мне было примерно семь лет, было сказано: "Не пей и не кури, и не оскверняй своё тело никаким способом, когда ты вырастешь, для тебя будет труд, который ты должен будешь выполнить". И вы слышали, как об этом рассказано в книге. Ну что ж, это так. Это всё время продолжалось.

Когда я стал служителем, так вот, тогда это—тогда это действительно начало происходить, всё время.

И однажды ночью я видел нашего Господа Иисуса. Я говорю это, я верю, с разрешения Святого Духа. Тот Ангел Господень, который приходит — это не Господь Иисус. Он не похож на Него в этом видении. Потому что в видении, которое я видел о Господе Иисусе, Он был небольшим Человеком. Он не был…Я был там в поле, молясь за своего отца. И я опять пришёл, и я лёг в постель, и в тот вечер я посмотрел на него, и я—я сказал: "О, Боже, спаси его!"

18 Моя мать уже была спасена, и я крестил её. Тогда я подумал: "О-о! Мой отец так пьёт". И я подумал: "Если бы он только мог принять Господа Иисуса!" Я вышел, лёг на небольшой старый соломенный тюфяк в передней комнате рядом с дверью.

И Нечто сказало мне: "Встань". И я встал, пошёл и вышел назад на поле позади меня, на старое поле шалфея и ракитника.

И там не далее десяти футов от меня стоял Человек: одет в белое одеяние, небольшой; Его руки были вот так сложены; борода, такая короткая; волосы до плеч; и Он смотрел в сторону от меня, вот так; такой мирный облик. Но я не мог понять, как Его ноги стоят одна прямо за другой. И ветер дул, Его одеяние колыхалось, шалфей колыхался.

Я подумал: "Подожди минутку". Я ущипнул себя. Я сказал: "Так вот, я не сплю". И я наклонился, оторвал небольшой кусочек этого шалфея, вы знаете, взял его, как зубочистку. Я положил его себе в рот. Я посмотрел назад в направлении дома. Я сказал: "Нет, я был там и молился за отца, и Нечто сказало выйти сюда, и вот здесь стоит этот Человек".

19 Я подумал: "Он похож на Господа Иисуса". Я подумал: "Интересно, так ли это?" Он смотрел точно, прямо в направлении, где теперь стоит наш дом. Итак, я подвинулся в эту сторону, чтобы я мог увидеть Его. И я мог вот так видеть Его лицо сбоку. Но Он…Я должен был вот так обойти вокруг, чтобы увидеть Его. И я кашлянул. Он не двинулся. И я подумал: "Я позову Его". И я сказал: "Иисус". И когда Он повернулся, Он вот так оглянулся вокруг. Это было всё, что я запомнил, Он просто протянул Свои руки.

Нет такого художника во всём мире, который мог бы нарисовать Его картину, черты Его лица. Лучшее, что я когда-либо видел — это "Лицо Христа в тридцать три года" Гофмана, у меня это на всей литературе и на всём, что я использую. Потому что очень похож, и так тогда…или довольно близко, очень большое сходство.

Он выглядел как (Человек), если бы Он проговорил, наступил бы конец света, и всё равно с такой любовью и добротой, что ты—ты…Я просто упал навзничь. И при свете зари, я оказался при рассвете дня, рубашка пижамы была насквозь мокрой от слез, когда я пришёл в себя, пошёл назад домой через поле шалфея и ракитника.

20 Я рассказал об этом своему другу служителю. Он сказал: "Билли, Это тебя сведёт с ума". И сказал: "Это дьявол". Он сказал: "Никогда не шути с такими вещами". В то время я был баптистским служителем.

Так вот, я пошёл к другому моему старому другу. Я сел и рассказал ему об Этом. Я сказал: "Брат, что ты думаешь об Этом?"

Он сказал: "Хорошо, Билли, я скажу тебе". Он сказал: "Я думаю, что если ты хочешь попытаться сохранить свою жизнь, просто проповедуй, что есть здесь в Библии, благодать Божью и так далее, я бы не впадал в какие-то фантастические вещи, что-то вроде этого".

Я сказал: "Сэр, я не хочу впадать в какие-нибудь фантастические вещи". Я сказал: "Единственное, что я пытаюсь узнать — что это такое".

Он сказал: "Билли, много лет назад у них было всё это в церквах. Но, — сказал, — когда закончились апостолы, с ними всё это и закончилось". И сказал: "Теперь единственное, что у нас есть, это…любого рода созерцание таких вещей, — сказал, — это спиритуалисты, демоны".

Я сказал: "О Брат МакКинни, вы это хотите сказать?"

Он сказал: "Да, сэр".

Я сказал: "О Боже, смилуйся надо мной!"

Я сказал: "Я—я…О-о, Брат МакКинни, может вы помолитесь вместе со мной, чтобы Бог не позволил, чтобы это опять со мной случилось? Вы знаете, что я люблю Его, и я—я не хочу ошибаться в таких вещах". Я сказал: "Помолитесь со мной".

Он сказал: "Я помолюсь, Брат Билли". Итак, у нас была молитва прямо там, в—в доме пастора.

Я спрашивал некоторых служителей. Тот же самый ответ. Потом я боялся спрашивать их, потому что они бы подумали, что я бес. Итак, я—я не желал чего-то такого. Я знал, что в сердце моём нечто произошло. Так вот, это всё, там—там в моём сердце нечто произошло. И я не хотел быть таким, никогда.

21 Итак, по прошествии нескольких лет, я однажды услышал в Первой Баптистской церкви, я был её членом, я услышал, как кто-то сказал: "Говорю тебе, надо было вчера сходить туда и послушать этих святых скакунов".

И я подумал: "Святые скакуны?" И мой друг, Уолт Джонсон, певец басом, и я сказал: "Что это было, Брат Уолт?"

Он сказал: "Группа этих пятидесятников".

Я сказал: "Что?"

Он сказал: "Пятидесятники!" Сказал: "Билли, если бы ты только это видел, — сказал, — они вот так катались по полу и прыгали туда-сюда". И сказал: "Они сказали, что им надо было пробормотать на каком-то незнакомом языке, или—или они не спасутся".

И я сказал: "Где это находится?"

"О-о, — сказал он, — маленькое палаточное собрание на другой стороне Луисвилла". Сказал: "Цветные, конечно".

И я сказал: "Ага".

И он сказал: "Там много и белых людей".

Я спросил: "Они тоже это делали?"

Сказал: "Да, да! Они тоже это делали".

И я сказал: "Странно, и люди путаются в таких вещах". Я сказал: "Ну что же, мне кажется, нам просто нужны такие вещи". В воскресенье утром, я никогда этого не забуду. Он ел кусок сухой корки от апельсина от своего несварения желудка, и вижу это так же ясно, как будто это было вчера. И я подумал: "Бормотание, прыганье вверх и вниз, на какую религию это похоже?" И так я продолжал.

22 Затем, позднее я встретил пожилого человека, который, может быть, теперь здесь в церкви, или он заезжал в эту церковь, его зовут Джон Райэн. И я встретил его около места…Старина с длинной бородой и волосами, и он, может быть, здесь. Я думал, он отсюда, из Бентон-Харбор, у Дома Давида.

И у них было место в Луисвилле. Я пытался найти тех людей, и они назвали это Школой Пророков. Итак, я подумал, что заеду и посмотрю, что это такое. И вот, я не видел, чтобы кто-нибудь катался по полу, но у них были какие-то странные учения. Вот там я встретил этого пожилого человека, он пригласил меня прийти к нему.

Я поехал в отпуск. И я был там один день, и я вернулся назад к нему домой, а он исчез, и он пропадал где-то там в Индианаполисе. Его жена сказала: "Господь позвал его".

Я сказал: "Вы хотите сказать, что вы вот так позволяете удирать этому человеку?"

Она сказала: "О-о, он Божий слуга!" Я слышал, бедная старушка умерла несколько недель назад. И она была очень предана ему. Да, вот какую надо иметь жену! Это так. Прав или не прав, он всё равно прав! Я сказал…Так вот, я знал, что они…

23 Теперь он…Брат Райэн, вы здесь? Его здесь нет. Он был на днях, не так ли, ребята?

Так вот, они живут только тем, что могут достать, и у него дома нечего было есть. Это так. И я поймал несколько рыбок там в пруду или в озере, в Мичигане, и я вернулся назад—и я вернулся назад на то место. И у них дома даже не было жира или сала, чтобы приготовить на нём рыбу. И я сказал: "Он без ничего оставил тебя дома?"

Сказала: "О-о, но он Божий слуга, Брат Билл!" Сказала: "Он…"

И я подумал: "Да, да будет благословенно твоё сердечко. Брат, я встану прямо рядом с тобой". Это так. "Ты так высоко думаешь о своём муже — я готов присоединиться и встать рядом с тобой за это". Это так. Нам сегодня нужно побольше таких женщин, и побольше мужей, думающих так о своих жёнах. Это так. Америка была бы лучше, если бы мужья и жёны вот так соединились. Прав или не прав — оставайся с ними. Не было бы так много разводов.

24 Итак, мы—мы поехали в…Потом я пошёл дальше. И по дороге домой, что было странно, я проезжал через Мишаваку. И я теперь увидел машины—машины, стоящие на улице, под названием…большие знаки на них гласили: "Только Иисус". Я подумал: "Что это…"Только Иисус", это должно быть религиозным". И я подошёл сюда, и здесь на велосипедах было: "Только Иисус". Кадиллаки, Форды, модели "Т", на всём "Только Иисус". Я подумал: "Интересно, что это?"

Итак, я проследил это всё; оказалось, это было религиозным собранием, там было от тысячи пятисот до двух тысяч человек. И я слышал всё, как там кричали и прыгали туда-сюда, и всё это происходило. Я подумал: "Послушай, вот где я увижу, что такое "святые скакуны".

Итак, у меня был старый Форд, вы знаете, который, как я утверждал, мог развить тридцать миль в час, пятнадцать в сторону и пятнадцать вверх и вниз вот так. Итак, я поставил его к краю дороги с одной стороны, я…когда я нашёл место для стоянки и пошёл назад вниз по улице. Вошёл, оглянулся, и все, кто мог стоять, стояли. Мне пришлось смотреть поверх голов. И они кричали, и прыгали, и падали, и вели себя так. Я подумал: "Фью, ух, что это за люди!"

25 Но чем дольше я там стоял, тем лучше я себя чувствовал. "Это кажется довольно неплохо. Ну что же, с этими людьми всё в порядке. Они не сумасшедшие". Мне удалось поговорить с некоторыми из них, итак, они—они были прекрасными людьми. Итак, я сказал…

Так вот, теперь, это то же самое собрание, откуда я вышел и провёл всю ночь, и на следующий день пришёл туда. И вы слышали, как я рассказывал об этом в своей истории жизни. Я был на платформе со ста пятидесятью или двумя сотнями служителей, может быть и больше, и они хотели, чтобы каждый просто встал и сказал, откуда он был. И я сказал: "Евангелист Уилльям Бранхам из Джефферсонвилла, — сел, — баптист", — итак, сел. Каждый говорил, откуда он был.

26 Итак, на следующее утро, когда я туда попал…Всю ту ночь я спал в поле, брюки разгладил, зажав между двумя сиденьями Форда, знаете, и я—я…старые лёгкие штаны в полоску, футболка, вы знаете. Итак, следующим утром я пошёл на собрание в своей футболке. Я пошёл…

У меня было не больше трёх долларов, и мне надо было купить бензина, чтобы доехать на нём до дома. И потом я—я купил себе несколько булочек, таких чёрствых, вы знаете, в общем, всё в порядке. И я пошёл к водозаборному крану, налил себе стакан воды, вы знаете, и они оказались довольно неплохими. Итак, я их пожевал, это был мой завтрак.

Так вот, я мог бы есть с ними, вот, они ели два раза в день. Но я ничего не мог положить в пожертвования, поэтому я не—не хотел быть их нахлебником.

27 Итак, потом я—потом я вошёл туда тем утром и сказал…Я просто должен рассказать эту часть. Итак, попал туда тем утром, и он сказал: "Мы ищем Уилльяма Бранхама; вчера на платформе был молодой евангелист, баптист". Сказал: "Мы хотим, чтобы он сегодня утром принёс послание". Я видел, что эти люди не остановятся, пока не вытащат меня, баптиста. Итак, я вжался в свой стул. На мне были брюки из лёгкой полосатой ткани и футболка; вы знаете, мы не носили одежду священника, поэтому…И я вот так сидел на своём месте. Итак, он спросил два или три раза. И я сидел рядом с цветным братом.

И почему их конвенция проходила на севере, потому что тогда на юге была сегрегация. Поэтому они не могли провести её на юге.

Итак, мне стало интересно, что это такое "Только Иисус". И я подумал: "До тех пор пока это Иисус, всё в порядке. Поэтому нет никакой разницы, является ли это…как это, просто до тех пор пока это Он".

28 Итак, я немного посидел там и понаблюдал за ними, вот, они позвали ещё два или три раза. И этот цветной брат посмотрел на меня, он сказал: "Ты знаешь его?" Я—я—я…Это было полным разоблачением. Я не мог солгать человеку, я не хотел.

Я сказал: "Послушай, брат. Да, я знаю его".

Он сказал: "Ну так давай его сюда".

Я сказал: "Хорошо, я—я скажу тебе, брат, — я сказал, — это я. Но, видишь ли, — я сказал, — взгляни, я…эти лёгкие штаны в полоску".

"Давай, иди туда".

И я сказал: "Нет, я не могу туда подняться, — я сказал, — в таких штанах, вот так, в этой футболке".

Он сказал: "Этим людям неважно, как ты одет".

И я сказал: "Так вот, послушай, не говори этого. Слышишь?" Я сказал: "Видишь, на мне эти штаны в полоску, я не хочу подниматься туда".

Спросили: "Кто-нибудь знает местонахождение Уилльяма Бранхама?"

Он сказал: "Он здесь! Он здесь!"

29 О-о, вот это да! Знаете, моё лицо покраснело, как помидор; и без галстука, знаете; и эта футболка, знаете, и вот в таких штанах. И я пошёл, поднимаясь туда, уши у меня горели. Я никогда не стоял рядом с микрофоном.

И так я начал там проповедовать, и я взял тему, я никогда этого не забуду: "Богатый человек поднял свои глаза в аду, и тогда он возопил". Я часто проповедую вот такие три небольшие темы: "Пойдём, увидим мужа", "Верите ли вы этому?" или "Тогда Он возопил". И я продолжал говорить: "Там нет цветов, и тогда он возопил. Там нет молитвенных собраний, тогда он возопил. Там нет детей, тогда он возопил. Никаких песен, и тогда он возопил". Потом я возопил.

30 Итак, после того, как это всё закончилось, о-о, вот так, они просто…все они хотели, чтобы я приехал и провёл у них собрание. И я подумал: "Послушай, может быть, и я святой скакун!" Видите? Итак, я подумал: "Может быть…" Видите, они были такими замечательными людьми.

И я вышел оттуда. Мужчина, одетый в ковбойские ботинки, в большой ковбойской шляпе, я спросил: "Кто вы?"

Он сказал: "Я старейшина Такой-то из Техаса".

Я подумал: "Ну да, это похоже…"

Другой приятель подошёл в таких бриджах, в них обычно играют в гольф, и в таком шерстяном свитере. Он сказал: "Я служитель такой-то из Флориды. Не приедете ли вы провести…"

Я подумал: "Я прямо как дома, друзья, в этих лёгких штанах в полоску и в футболке. Это просто замечательно".

31 Итак, вы слышали мою историю жизни об этих вещах, поэтому я здесь остановлюсь и расскажу вам что-то такое, что я никогда раньше не рассказывал. Во-первых, я хочу спросить вас…Я собирался обойти это. Я никогда раньше в своей жизни не рассказывал это перед людьми. Поднимите вашу руку, если вы обещаете, что после того, как я скажу это, вы будете любить меня и постараетесь любить меня точно так же, как и до того. Хорошо. Это ваше обещание, держитесь его.

Сидя тем вечером на собрании, когда они пели свои песни, они хлопали руками. И они пели: "Я…" Эту песенку: "Я знаю, это Кровь, я знаю, это Кровь". И они бегали туда и сюда между рядами, и всё такое, и просто восклицали и восхваляли Господа. Я подумал: "Для меня это звучит просто замечательно". Я начал…

32 И они всё время обращались к Деяниям, Деяниям 2:4, к Деяниям 2:38, к Деяниям 10:49. Я подумал: "Послушай, это по Писанию! Я просто никогда раньше не видел Это так". Но, о-о, моё сердце горело, подумал: "Это чудесно!" Когда я первый раз встретил их, я подумал, что они — сборище святых скакунов, и я подумал: "О-о, вот это да! Теперь они — собрание "ангелов". Видите, я сразу быстро поменял своё мнение.

Итак, на следующее утро, когда Господь дал мне эту великую возможность провести собрания, я подумал: "О-о, вот это да, я пойду с этой группой людей! Они, должно быть, те, которых обычно называли "восклицающими методистами". Просто пошли немного дальше", — я подумал. "Может быть, это именно они и есть". Итак, я подумал: "Ну что ж, я…Мне точно это нравится. О-о, что-то в них есть, что мне нравится, они смиренны и приятны".

33 Итак, единственное, чего я не мог понять — это то говорение на языках, это заинтересовало меня. И я…Там был один человек, скажем, сидел здесь, и один вот здесь, и они были лидерами группы. Этот поднимался и говорил на языках, этот истолковывал это и рассказывал разное о собрании и так далее. Я подумал: "Вот это да, фью, я должен в этом разобраться!" Итак, потом, наоборот, сошло на этого и потом опять на того; и каждый говорил на языках, истолковывал. Остальная церковь говорила, но истолкование, казалось, не приходило, как у этих двух мужчин. Так вот, я видел, они сидели рядом вместе, я подумал: "О-о, вот это да, они, должно быть, Ангелы!" Итак, пока сидел там сзади…

Что бы это ни было (вы знаете), чего я не мог понять, Это сходило на меня. И у меня есть способ, как я могу узнать что-то, если Господь хочет, чтобы я это знал, вы знаете. И я не…Вот, почему я говорю, что никогда раньше я не высказывал этого на людях. Если я действительно хочу что-то узнать, Господь, обычно, рассказывает мне об этих вещах. Вот для чего этот дар, видите. Поэтому ты не можешь просто выкладывать это перед людьми, это становится, как бросать жемчуг перед свиньями. Это священно, свято, и не хочется этого делать. Итак, я бы отвечал перед Богом. Когда говоришь с братом и так далее, я бы не пытался узнать о брате что-нибудь злое.

34 Однажды, сидя за столом с человеком, он обнял меня, сказал: "О, Брат Бранхам, я люблю тебя". А я продолжал чувствовать, как нечто двигалось. Я взглянул на него. Он этого мне не сказал бы; я знал, что он не любит меня, видите, потому что так было. Он был таким лицемером, что только поискать, видите, и прямо там, обнял меня своей рукой.

Я сказал: "Ну что ж, хорошо", — вышел. Я не хочу этого знать. Я бы лучше просто знал его так, как я его знаю, как своего брата, и оставил бы это так, как есть. Пусть Бог делает остальное. Видите? И я не хочу…не знаю, не хочу знать эти вещи.

И много раз с этими вещами, и даже не в церкви. Я буду сидеть в комнате, сидеть в ресторане и Святой Дух скажет мне то, что должно случиться. Прямо здесь есть люди, которые знают, что это правда. Я буду сидеть у себя дома и скажу: "Так вот, будь внимателен, через некоторое время приедет машина. Это будет такой и такой человек. Заведи их, потому что Господь сказал, что они будут здесь". "Когда мы пойдём по улице, там произойдет вот такое. Наблюдай там за этим перекрёстком, потому что тебя чуть не собьёт". И просто смотри, не так ли это происходит. Каждый раз просто совершенно! Поэтому не хочется слишком сильно кидаться в это, потому что ты…Это—это…Ты можешь это использовать, это дар Божий, но надо смотреть, что ты с ним делаешь. Ты будешь ответствен пред Богом.

35 Взгляните на Моисея. Моисей был человеком, посланным Богом (вы этому верите?), предопределил, предназначил и сделал пророком. И Бог послал его туда, сказал: "Иди, скажи этой скале", — после того, как по ней ударил. Сказал: "Иди, скажи этой скале, и она испустит свои воды".

Но Моисей пошёл, рассердившись и ударил скалу. Вода не пошла, он опять ударил, сказал: "Вы, непокорные! Мы должны извлечь для вас воду из этой скалы?"

Вы видите, что сделал Бог? Вода пошла, но сказал: "Подойди сюда, Моисей". Это был конец, видите. Ты должен наблюдать за этим, чтобы ты…что ты делаешь с Божественными дарами.

36 Точно как проповедник, хороший, сильный проповедник, и отправляется, и проповедует, чтобы только собрать пожертвования и деньги, он ответит за это пред Богом. Это так. Ты должен смотреть, что ты делаешь с Божественными дарами. Или пытается сделать какой-нибудь большой престиж, или большое имя для какой-нибудь церкви, или большое имя для себя. Я бы лучше провёл два или три вечерних собрания и был бы где-нибудь ещё, и был бы смиренным, и не возвышался. И вы знаете, что я имею в виду. Да, сэр, всегда береги своё место, где Бог может держать руку Свою на тебе.

Помните, теперь это внутренняя Жизнь.

37 Итак, потом в этот день я подумал: "Ну что ж, я схожу". И я был просто так настороже к этим людям, я подумал: "Я узнаю об этих людях". Я продолжал искать их после окончания собрания, снаружи, в саду. Я оглянулся вокруг. Я нашёл одного из них, я сказал: "Здравствуйте, сэр!"

Он сказал: "Здравствуйте!" Спросил: "Это не вы тот молодой проповедник, который проповедовал этим утром?"

Я сказал…Мне тогда было двадцать три года. Я сказал: "Да, сэр".

И он спросил: "Как ваше имя?"

Я ответил: "Бранхам". Испросил: "А ваше?"

И он назвал мне своё имя. И я подумал: "Ну что ж, теперь если бы я только мог установить контакт с его духом". И всё ещё не знал, отчего это происходило. И я сказал: "Ну что ж, сэр, скажем, — я сказал, — у вас здесь есть нечто такое, чего я не имею".

Он спросил: "Принял ли ты Святого Духа, с тех пор как уверовал?"

Я сказал: "Я, вообще-то, баптист".

Он сказал: "Но принял ли ты Святого Духа, с тех пор как уверовал?"

И я сказал: "Хорошо, брат, что ты имеешь в виду?" Я сказал: "Я—я не имею того, что вы все имеете, я это знаю!" Я сказал: "Потому что вы имеете нечто, что кажется таким сильным и таким…"

Спросил: "Ты когда-нибудь говорил на языках?" Я ответил: "Нет, сэр".

Сказал: "Я сразу тебе скажу, что ты не получил Святого Духа".

И я сказал: "Ну что ж, если я…Если это требуется, чтобы получить Святого Духа, то я не имею Его".

Итак, он сказал: "Так вот, если ты не говорил на языках, ты не имеешь Его".

38 И вот так поддерживая разговор с ним, я сказал: "Ну что ж, где я могу получить Его?"

Сказал: "Пойди туда в комнату и начни искать Святого Духа".

И я продолжал наблюдать за ним, знаете. Он не знал, что я делаю, но он…я знал, что у него было странное чувство, потому что он…его глаза начали немного тускнеть, когда он смотрел на меня. И он…Но он был настоящим Христианином. Он был абсолютно на сто процентов Христианином. Это так. Ну что ж, я подумал: "Хвала Богу, вот Это! Я—я—я должен как-то добраться до того алтаря".

39 Я вышел, оглянулся вокруг, я подумал: "Найду другого мужчину". И когда я нашёл его и начал говорить с ним, я сказал: "Здравствуйте, сэр!"

Он сказал: "Послушай, к какой ты принадлежишь церкви?" Он сказал: "Мне говорят, что ты баптист".

Я сказал: "Да".

И он спросил: "Ты ещё не имеешь Святого Духа, да?"

Я сказал: "Ну я не знаю".

Спросил: "Ты говорил на языках?"

Я сказал: "Нет, сэр".

Сказал: "Ты не имеешь Его".

И я сказал: "Ну что ж, я знаю, что у меня нет того, что у всех вас. Я это знаю". И я сказал: "Но, мой брат, я очень хочу Его".

Он сказал: "Ну что ж, там—там есть бассейн, всё готово".

Я сказал: "Я крещён. Но, — я сказал, — я не принял того, что есть у вас". Я сказал: "У вас есть нечто такое, чего я очень сильно хочу".

И он сказал: "Ну что ж, прекрасно".

40 Я пытался уловить его, видите. И если я…Когда, наконец, я поймал его дух (так вот, это был совсем другой человек), если я когда-нибудь и разговаривал с бесчестным лицемером, то он был одним из них! Он жил…У его жены были тёмные волосы, он жил с блондинкой и имел от неё двоих детей. Пил, ругался, бегал по кабакам и всё такое, и, несмотря на это, пребывает там и говорит на языках, и пророчествует.

Тогда я сказал: "Господь, прости меня". Я пошёл домой. Это так. И я сказал: "Со мной просто…Я не могу этого понять. Казалось, как будто благословенный Святой Дух снисходил и на такого лицемера". Я сказал: "Не может быть! И всё".

41 На протяжение того долгого периода я изучал и взывал, думал, что если я подольше побуду с ними, может быть, смогу узнать, что к чему. Вот здесь один — подлинный Христианин; а другой — настоящий лицемер. Тогда я подумал: "Как это так? О-о, — я сказал, — Боже, может быть—может быть, со мной что-нибудь не в порядке". И я сказал, будучи фундаменталистом: "Это…должен увидеть это в Библии. Обязательно".

Для меня всё, что действует, должно выходить из этой Библии, иначе это неверно. Это должно выходить Отсюда. Это должно быть доказано в Библии, не только в одном месте, но это должно проходить сквозь всю Библию. Я должен верить этому. Это должно подходить и связываться вместе с каждым Писанием, иначе я этому не верю. И потом, потому что Павел сказал: "Если ангел с Неба придёт и будет проповедовать другое Евангелие, да будет проклят". Поэтому я верю Библии.

И я сказал: "Я никогда не видел ничего такого в Библии".

42 Два года спустя, после того как я потерял свою жену и всё, я был там в Гринс Милл, в своём там местечке, молился. Вернулся туда назад в свою пещеру на два или три дня, это было дня два. Я вышел, чтобы немного вздохнуть, подышать воздухом. И когда я вышел, моя Библия лежала там на краю бревна, сразу, как только входишь. Старое дерево свалило ветром, на нём было разветвление. И я…Развилка лежала вот так вверх, и дерево лежало внизу. И я просто сижу верхом на этом бревне и лежу там по ночам, вот так, глядя в небеса, моя рука лежит вот так вверх, и иногда прямо вот так, лёжа на бревне, засыпаю, в молитве. Бывал там несколько дней, просто без еды и питья, просто молился там. И я вышел из пещеры, чтобы немного подышать свежим воздухом; в ней было прохладно, сыро.

43 Итак, потом я вышел, и там лежала моя Библия, куда я положил её днём раньше, и она была открыта на Евреям 6-й главе. И я начал там читать: "Давайте отложим…к…поспешим к совершенству, не полагая снова основание покаяния и мёртвых дел, и веры Богу", — и так далее. "Ибо невозможно — однажды просвещённых, и вкусивших небесного дара и призвания", — и так далее. Но сказано: "Но тернии и волчцы, которые близки к отвержению, конец которых…вода…дождь многократно сходит на землю, чтобы возделать и приготовить её для тех, которые—тех, которые близки к отвержению с терниями и волчцами, конец которых — сожжение".

И Что-то начало: "Хш-ш-ш-ш!"

Я подумал: "Это здесь. Я теперь услышу, что бы Он не…Он пробудил меня здесь, Он прямо теперь собирается дать мне видение". И я ждал и ждал на краю того бревна. Я встал и ходил туда-сюда, вверх и вниз. Вернулся назад, ничего не происходит. Опять подошёл назад к своей пещере; ничего не случилось. Я стоял там, я подумал: "Ну, что это?"

44 Я опять подошёл к своей Библии и о-о, Это опять сошло просто повсюду вокруг меня. Я взял Её, и я подумал: "Что же Он хочет, чтобы я прочитал там?" Я продолжал дальше читать про "покаяние к Богу и вере", и так далее, и я дочитал до того места, где в Ней сказано: "Многократно сходящий дождь возделывает и приготавливает её для того, для чего она и возделывается, для этого, но тернии и волчцы, которые близки к отвержению, конец которых — сожжение". И, о-о, Это меня просто потрясло!

И я подумал: "Господь, не собираешься ли Ты дать мне видение о том, что…" Я был там наверху, прося у Него кое-что другое.

Тогда внезапно я увидел пред собой вращающийся мир, он был весь вспахан. И вот здесь пошёл человек в белом, с поднятой головой, вот так сея Семена. И когда он ушёл, проходя, как только он зашёл за холм, вот здесь за ним идёт человек, одетый в чёрное, склонив голову, сея семена. И когда хорошие Семена взошли, это была пшеница; и когда взошли плохие семена, это были сорняки.

45 И потом на земле наступила великая засуха, и пшеница повесила голову, почти погибала, желая воды. И я видел, как все люди подняли руки, молились, чтобы Бог послал воду. И потом я увидел сорняк, он опустил свою голову, склонившись, просил воду. И как раз тогда огромные облака пришли и дождь просто обрушился вниз. И когда он пролился, пшеничка, которая совсем было согнулась, начала: "У-ш-ш", выпрямилась. И сорнячок прямо рядом с ней начал: "У-ш-ш", выпрямился.

Я подумал: "Ну что это?"

Потом Это пришло ко мне. Вот это. Тот же самый дождь, который побуждает расти пшеницу, побуждает расти сорняк. И тот же самый Святой Дух может снизойти в собрании людей, и может благословить лицемера точно так же, как Он благословляет других. Иисус сказал: "По плодам узнаете их", тогда. Не то, что он восклицает или радуется, но: "именно по плодам их узнаете их".

Я сказал: "Вот тебе на!" "Я понял, Господь". Я сказал: "Тогда это действительно Истина". Этот мужчина…Можешь иметь дары, не зная Бога.

46 Итак, потом я стал—потом я стал слишком критичным к говорению на языках, видите. Но однажды, потом, как Бог подтвердил это мне!

Я крестил там на реке моих первых обращённых, на реке Огайо, и я крестил семнадцатого человека; когда я начал крестить, то я сказал: "Отец, когда я крещу его водой, Ты крести его Святым Духом". Я начал опускать его под воду.

И как раз тогда свыше с небес пришёл вихрь, и вот приходит тот Свет, сияя вниз. Сотни и сотни людей на берегу, прямо в два часа дня в июне. И Он завис прямо над тем местом, где был я. Голос проговорил оттуда и сказал: "Как Иоанн Креститель был послан, как предтеча первого пришествия Христа, так у тебя есть…имеешь Послание, которое предвестит Второе Пришествие Христа". И это сильно напугало меня.

47 И я вышел назад, и все люди там, эти—эти литейщики, и все другие, аптекарь, и все они на берегу. Тем днём я крестил где-то две или три сотни. И когда они забрали меня, вытащили меня из воды, дьякона и все остальные подошли, они спросили меня, сказали: "Что значил этот Свет?"

Большая группа негров из—из баптистской церкви Гилед Эйдж и церкви Лоун-Стар вон там, многие из них были там, они начали кричать, когда увидели, как это происходило, люди падали в обморок.

48 Одна девушка, — я хотел, чтобы она вышла из лодки, — сидела там в купальном костюме, учительница воскресной школы в церкви, и я сказал: "Марджи, ты выйдешь из лодки?"

Она сказала: "А чего я обязана выходить, Билл?"

Я сказал: "Это так, ты не обязана, но должно быть почтение к Евангелию, чтобы выйти отсюда, я здесь крещу".

Она сказала: "Я не обязана."

И когда она сидела там, хихикая и смеясь надо мной, когда я крестил, потому что она не верила в крещение, итак, тогда, когда сошёл Ангел Господень, она упала лицом вперёд в лодку. Сегодня эта девушка в заведении для душевнобольных. Поэтому, просто нельзя играть с Богом. Видите? Так вот, позже…Красивая девушка, позже начала пить, её ударили бутылкой, пивной бутылкой, изрезали всё её лицо. О-о, ужасно выглядела! И это там случилось.

49 И потом всё время на протяжении всей жизни я это видел, видел это движение, видел эти видения, как произойдут эти вещи. Потом, немного погодя, Это так сильно продолжало беспокоить меня, и все говорили мне, что Это было неверно. И я удалился в своё старое излюбленное место, туда, где я всегда молился до конца. И я…Неважно, сколько бы я ни продолжал молиться, чтобы Это не приходило, Это всё равно приходило. И так я был просто…я был—я был инспектором по охране дичи в штате Индиана. И я пришёл, там сидел человек, брат моего пианиста из Скинии. И он сказал: "Билли, не хочешь поехать со мной днём в Мэдисон?"

Я сказал: "Я не могу поехать, я должен сходить в лесничество".

И я…просто шёл вокруг дома и снимал свой ремень, ремень от ружья и всё такое, и закатывал рукава. Мы жили в небольшом двухкомнатном домике, и я собирался помыться и приготовиться к обеду. И я умылся, и просто шёл возле дома под большим клёном, и вдруг внезапно Что-то начало: "Хш-ш-ш-ш!" И я чуть было не потерял сознание. И я взглянул, и я знал, что это опять было То.

Я сел на ступеньках, а он выпрыгнул из машины, подбежал ко мне, говоря: "Билли, тебе плохо?"

Я сказал: "Нет, нет".

Он спросил: "Что случилось, Билли?"

И я сказал: "Я не знаю". Я сказал: "Просто не обращай внимания, брат, всё в порядке. Благодарю".

Моя жена вышла и принесла кувшин воды, она спросила: "Дорогой, в чём дело?"

Я ответил: "Ничего, любимая".

Итак, она сказала: "Пойдём, обед уже готов", и она обняла меня, стараясь меня довести.

50 Я сказал: "Дорогая, я—я хочу тебе кое-что сказать". Я сказал: "Позвони им туда и скажи, что меня сегодня днём там не будет". Я сказал: "Меда, дорогая, — я сказал, — я знаю в сердце своём, что я люблю Иисуса Христа. Я знаю, что я перешёл от смерти в Жизнь. Но я хочу, чтобы дьявол не имел ничего общего со мной". И я сказал: "Я больше так не могу, я узник". Я сказал: "Всё время, когда это продолжает происходить и всё такое, и эти видения приходят, и всё в этом роде. Или, чем бы это ни было, — я сказал, — это случилось со мной". Я не знал, что это было видение, я не называл это видением. Я сказал: "Такое, как транс, — я сказал, — я не знаю, что это. И, дорогая, я—я—я—я не хочу с этим играть, они—они говорят мне, что это дьявол. А я люблю Господа Иисуса".

"О-о, — сказала она, — Билли, тебе не следует слушать, что говорят люди".

51 Я сказал: "Но, дорогая, посмотри на других проповедников". Я сказал: "Я—я не хочу этого". Я сказал: "Я пойду в своё место в лесах. У меня есть где-то пятнадцать долларов, позаботься о Билли". Тогда Билли был крохотным мальчиком, маленьким мальчуганом. Я сказал: "Ты—ты возьми…Этого достаточно тебе и Билли, чтобы прожить некоторое время. Позвони им и скажи, что я—я, может быть, вернусь завтра, а может быть, никогда не вернусь. Если я не вернусь в ближайшие пять дней, пусть на моё место ставят человека". И я сказал: "Меда, я не выйду из этих лесов, пока Бог не пообещает мне, что Он заберёт это от меня и не позволит, чтобы это опять происходило". Подумайте только, в каком неведении может находиться человек!

52 И я пошёл туда в тот вечер. Вернулся назад в эту старенькую лачугу до наступления следующего дня; было поздновато. Я собирался пойти в свой лагерь на следующий день, туда на…подальше за гору или, точнее, за холм и добраться до тех лесов. Я думаю, даже ФБР не нашло бы меня там. Итак, эта старенькая лачуга…Я молился весь тот день и до тех пор, пока не стало слишком темно. Я молился, читал то место в Библии, где Она говорит: "Дух пророков подчиняется пророку". Я не мог этого понять. Итак, в этой старенькой лачуге стало слишком темно.

Я обычно там ставил капканы, когда ещё был мальчиком, там у меня была цепь капканов, я шёл туда и ловил рыбу, и проводил ночь. Просто такая полуразвалившаяся лачуга, стояла там годами. Может быть, там кто-то обитал, пока всё не стало таким.

53 И так я—я просто ожидал там. И я подумал: "Ну". Дождался часа, двух часов, трёх часов утра, ходил вверх и вниз по лачуге, ходил туда-сюда. Я сидел там на небольшой табуретке, на небольшом…не табуретке, на небольшом старом ящике от чего-то. И я сел там, и я подумал: "О Боже, почему Ты со мной это делаешь?" Я сказал: "Отец, Ты знаешь, что я люблю Тебя. Ты знаешь, что я люблю Тебя! И я—я—я не хочу быть одержимым дьяволом. Я не хочу, чтобы эти вещи происходили со мной. Боже, пожалуйста, не дай такому происходить со мной".

Я сказал: "Я—я люблю Тебя. Я не хочу идти в ад. Какая польза от моей проповеди и старания, и приложения своих усилий, если я не прав? И если тащу в ад не только себя, а сбиваю с пути и тысячи других". Или, сотни других, в те дни. И я сказал…У меня было большое служение. И я сказал: "Я—я же не хочу, чтобы это опять происходило со мной".

54 И я сел на эту табуретку. И я просто сидел, о-о, примерно в таком положении, точно вот так. И вдруг внезапно я увидел, как в комнате замерцал Свет. И я подумал, что кто-то шёл с фонариком. И оглянулся вокруг, и я подумал: "Ну…" И вот Это было там, прямо там, напротив меня. И на старых досках, на полу. И вот Это было там, прямо напротив меня. И в углу стояла часть цилиндрической печки, верх с неё был сорван. И—и прямо здесь был Свет на полу, и я подумал: "Откуда же это? Это же не может исходить…"

Я оглянулся вокруг. И вот Он был надо мной, этот тот же самый Свет, прямо там, надо мной, висел прямо вот так. Кружился кругом как огонь, как бы янтарного цвета, летал: "Хш-ш-ш-ш, хш-ш-ш-ш, хш-ш-ш-ш!" вот так, прямо над Ним, вот так. И я взглянул на Это, и я подумал: "Что Это такое?" Так вот, Это напугало меня.

55 И я услышал, как кто-то идёт, [Брат Бранхам имитирует, как кто-то идёт—Ред.] просто шёл, только был босым. И я увидел, как вошла нога Человека. В комнате темно, везде, кроме того места, где Это светило прямо вниз. И я увидел, как вошла нога Человека. И когда Он вошёл в комнату. Взошёл вверх, Он был Человеком, примерно…казалось, весил, примерно, двести фунтов. Руки у Него были сложены вот так. Так вот, я видел Это в вихре, я слышал, как Он говорил со мной, и видел Это в форме Света, но в первый раз я увидел образ Этого. Он подошёл ко мне очень близко.

Так вот, если честно, друзья, я—я думал, что у меня сердце остановится. Я…Только представьте! Поставьте себя на то место, вы точно так же себя почувствовали бы от Этого. Может быть, вы прошли больше пути, чем я, может быть, дольше были Христианином, но вы почувствовали бы себя от Этого точно так же. Потому что после сотен и сотен посещений меня парализует, когда Он подходит ближе. Иногда это меня даже…Я почти падаю в обморок, просто так слабею, много раз, когда я ухожу с платформы. Если я пробуду слишком долго, я совсем выйду из строя. Меня часами везде возили, а я даже не знал, где я находился. И я не могу этого объяснить. Прочитайте прямо здесь в Библии, и Она объяснит Это, что это такое. Писание так говорит!

56 Итак, я сидел там и смотрел на Него. У меня—у меня рука была как бы поднята вот так. Он смотрел прямо на меня, просто так приятно. Но у Него был очень низкий Голос, и Он сказал: "Не бойся, Я послан из Присутствия Всемогущего Бога". И когда Он проговорил этим Голосом, это был тот же самый Голос, который проговорил ко мне, когда мне было два года, всё время. Я знал, что это был Он. И я подумал: "Теперь…"

И послушайте это. Теперь послушайте разговор. Я процитирую его, насколько смогу, насколько знаю, слово за словом, потому что я почти не запоминал.

Он…Я сказал…Вот так посмотрел на него. Он сказал: "Не бойся, — просто тихо так сказал, — Я послан из Присутствия Всемогущего Бога, чтобы сказать тебе, что твоё необычное рождение…" Вы уже знаете, каким было моё рождение. Тот же самый Свет повис надо мной, когда я только родился. И так Он сказал: "Твоё необычное рождение и всякие недоразумения в жизни были для того, чтобы показать, что ты должен пойти по всему миру и молиться за больных". И сказал: "И несмотря на то, что у них…" И Он указал (Бог — Мой Судья, знает), что Он указал на "рак". Сказал: "Ничто…Если сделаешь так, что люди тебе поверят и будешь искренним, когда молишься, ничто не устоит перед твоими молитвами, даже рак". Видите: "Если сделаешь так, что люди поверят тебе".

57 И я видел, что Он не был моим врагом, Он был моим другом. И я не знал, или—или я умирал, или что происходило, когда Он вот так подходил ко мне. И я сказал: "Да, господин, — я сказал, — я…" Что я знал об исцелениях и обо всём таком, об этих дарах? Я сказал: "Господин, я же—я—я бедный человек". И я сказал: "Я среди своих родных. Я—я живу со своими родными, которые бедны. Я необразован". И я сказал: "И я—я—я не смогу, они—они не поймут меня". Я сказал: "Они не будут—они не будут меня слушать".

И Он сказал: "Как пророку Моисею было дано два дара, знамения, — точнее, — чтобы подтвердить его служение, так и тебе будет дано—так и тебе дано два дара, чтобы подтвердить твоё служение". Он сказал: "Один из них будет, что ты возьмёшь за руку человека, за которого ты молишься, своей левой рукой за его правую, — и сказал, — потом просто стой спокойно, и это будет…на твоём теле произойдёт физическое воздействие". И сказал: "Тогда ты молись. И если это уходит, то заболевание ушло из людей. Если это не уходит, просто проси о благословении и отходи".

58 "Ну что ж, — я сказал, — сэр, я боюсь, что они меня не примут".

Он сказал: "И следующим будет, если они не прислушаются к тому, тогда они прислушаются к этому". Сказал: "Тогда произойдёт так, что ты будешь знать даже тайны сердечные". Сказал: "К этому они прислушаются".

"Хорошо, — я сказал, — господин, вот почему я здесь сегодня вечером. Моё духовенство сказало мне, что всё это, что приходило ко мне, было неправильно".

Он сказал: "Ты был рождён в этот мир для этой цели". (Видите, "дары и призвание непреложны".) Он сказал: "Ты был рождён в этот мир для этой цели".

И я сказал: "Хорошо, сэр, — я сказал, — это, моё духовенство сказало мне, что это был злой дух". И я сказал: "Они…Вот почему я здесь молюсь".

И вот что Он процитировал мне. Он рассказал мне о приходе Господа Иисуса в Свой первый раз. И я сказал…

59 Странно было то, друзья…Хорошо, я прямо здесь остановлюсь только на минутку, вернусь назад. Что пугало меня больше всего, каждый раз, когда я встречал гадалку, они осознавали, что нечто происходило. И это просто…это чуть не убивало меня.

Например, однажды мы с двоюродным братом проходили через карнавал, и мы были просто мальчиками, проходили мимо. Итак, там в одной из этих палаток сидела гадалка, молодая женщина, красивая молодая женщина, она сидела там. И мы все шли, проходили мимо. Она сказала: "Эй, ты, подойди сюда на минутку!" И трое из нас, парней, повернулись. И она сказала: "Ты, в свитере в полоску" (это был я).

И я сказал: "Да, мадам?" Я подумал, что она, может быть, хотела, чтобы я пошёл и купил ей кока-колы или чего-нибудь ещё. И она была молодой женщиной, может быть, немного за двадцать, или где-то так, сидела там. И я подошёл, я сказал: "Да, мадам, чем могу быть полезен?"

И она сказала: "Послушай, а ты знаешь, что за тобой следует Свет? Ты был рождён под определённым знаком".

Я сказал: "Что вы имеете в виду".

Она сказала: "Так вот, ты был рождён под определённым знаком. За тобой следует Свет. Ты был рождён для Божественного призвания".

Я сказал: "Отстаньте от меня, женщина!"

И я пошёл дальше, потому что моя мать всегда говорила мне, что всё это от дьявола. Она была права. Итак, я…Это напугало меня.

60 И однажды, когда я был инспектором по охране дичи, я шёл к автобусу. И я сел в автобус. Казалось, всё время был подвержен духам. Я стоял там, и за мной стоял этот моряк. И я ехал патрулировать, и я ехал в лесничество Генривилла, ехал на автобусе. Я продолжал чувствовать что-то странное. Я оглянулся вокруг, и там сидела крупная полная женщина, хорошо одетая. Она сказала: "Здравствуйте!"

Сказал: "Здравствуйте!"

Я подумал, что это была обычная женщина, знаете, разговаривала, поэтому я просто продолжал…Она сказала: "Я хотела бы с вами минутку поговорить".

Я сказал: "Да, мадам?" Я повернулся. Она сказала: "Вы знаете, что вы рождены под знаком?"

Я подумал: "Ещё одна из этих странных женщин". Поэтому я просто продолжал смотреть на улицу. И так я не проронил ни слова, просто продолжал…

Она сказала: "Могу я с вами минутку поговорить?" И я просто продолжал…Она сказала: "Не ведите себя так".

Я просто продолжал смотреть вперёд. Я подумал: "Это не по-джентельменски" .

Она сказала: "Я хотела бы с вами немного поговорить".

61 Я просто продолжал смотреть вперёд и не обращал на неё никакого внимания. Я сразу подумал: "Что ж, посмотрю, скажет ли она то же самое, что и все остальные". Я повернулся, подумал: "О-о, вот это да! Я знаю, меня бросило в дрожь". Потому что мне не нравилось думать об этом. Повернулся.

Она сказала: "Может быть, я получше объясню". Она сказала: "Я астролог".

Я сказал: "Я так и подумал, что вы кто-то такая".

Она сказала: "Я еду в Чикаго, чтобы проведать своего сына, он баптистский служитель".

И я сказал: "Да, мадам".

Она сказала: "Кто-нибудь когда-нибудь говорил вам, что вы рождены под знаком?"

Я сказал: "Нет, мадам". Я тогда солгал ей, видите, и я сказал…просто хотел увидеть, что она скажет. И она сказала…Я сказал: "Нет, мадам".

И она спросила: "Не…вам служители никогда не говорили?" Я ответил: "Я не имею ничего общего со служителями".

И она сказала: "Ага".

И я сказал…она—она сказала мне…Я сказал: "Ну…"

Она сказала: "Если я точно скажу вам, когда вы родились, вы мне поверите?"

Я сказал: "Нет, мадам".

И она сказала: "Хорошо, я могу сказать вам, когда вы родились".

Я сказал: "Я этому не верю".

И она сказала: "Вы родились 6-го апреля 1909 года в пять часов утра".

Я сказал: "Правильно". Я спросил: "Откуда вы это знаете?" Я предложил: "Скажите этому моряку, где он родился".

Сказала: "Я не могу".

И я спросил: "Почему? Откуда вы это знаете?"

62 Сказала: "Взгляните, сэр". Она сказала, когда она уже начала говорить об этой астрономии, то она сказала: "Каждые вот столько-то лет…" Сказала: "Вы помните, когда появилась утренняя звезда, которая привела мудрецов к Иисусу Христу?"

И я как бы увиливал, знаете, я сказал: "Я ничего не знаю о религии".

И она сказала: "Хорошо, вы слышали о мудрецах, которые шли к Иисусу".

Я сказал: "Да".

И она сказала: "Ну так кем были мудрецы?"

"О-о, — я сказал, — они были просто мудрецами, это всё, что я знаю".

Она спросила: "А кто же тогда мудрец?" Она сказала: "То же самое, что и я, астролог, их называют 'звездочётами'." И она сказала: "Знаете, прежде чем Бог что-либо делает на земле, Он всегда это показывает на небесах, и потом на земле".

И я сказал: "Не знаю".

63 И она сказала: "Хорошо…" Она назвала две или три, две…три звезды: как Марс, Юпитер и Венера. Это были не они, но она сказала: "Они пересеклись своими траекториями и сошлись вместе, и соделали…" Сказала: "Три мудреца пришли встретиться с Господом Иисусом, и один был из родословной Хама, и другой от Сима, и третий от Иафета". И сказала: "Когда они встретились вместе в Вифлееме, три звезды, от которых они были…Каждый человек на земле, — сказала, — имеет какое-то отношение к звёздам". Сказала: "Спросите вот этого моряка, когда выходит луна и выходят небесные планеты, следует ли за этим прилив и прибывает".

Я сказал: "Нечего мне у него об этом спрашивать, я сам знаю".

И она сказала: "Так вот, ваше рождение имеет какое-то отношение к звёздам".

И я сказал: "А вот этого я не знаю".

64 И она сказала: "Так вот, эти три мудреца пришли". И сказала: "Когда эти три звезды, когда они…Они пришли с разных сторон и встретились в Вифлееме. И говорят, что они выяснили и посовещались, и они были из родословных Хама, Сима и Иафета, от тех трёх сыновей Ноя". И она сказала: "Тогда они пришли и поклонились Господу Иисусу Христу". И сказала: "Когда они уходили, — сказала, — они принесли дары и положили пред Ним".

И сказала: "Иисус Христос в Своём служении сказал, что когда это Евангелие будет проповедано всему миру (людям Хама, Сима и Иафета), тогда Он придёт опять". И она сказала: "Так вот, те планеты, небесные планеты, когда они движутся вокруг…"

Сказала: "Они разделились. Известно, что с тех пор они никогда не были на земле. Но, — сказала, — каждые столько-то сотен лет их орбиты вот так пересекаются". (Если здесь, случайно, окажется астроном, вы, может, знаете, о чём она говорила, я не знаю.) Итак, когда она говори…Сказала: "Они вот так пересекаются". И сказала: "В поминовение величайшего дара, который был дан человечеству, когда Бог отдал Своего Сына. Когда эти планеты опять пересекаются, — сказала, — Он посылает на землю ещё один дар". И сказала: "Вы были рождены на пересечении того времени". И сказала: "Вот почему я узнала это".

Ну, тогда я сказал: "Леди, во-первых, я ничему этому не верю. Я не религиозен, и я не хочу больше об этом слушать!" Отошёл. И так я довольно быстро от неё отделался. Итак, я пошёл и вышел.

65 И каждый раз, когда какая-нибудь…Я обходил таких стороной, так это и было. И я подумал: "Почему эти демоны так делают?"

Потом проповедники, говорят: "Это дьявол! Это дьявол!" Они меня вынуждали поверить этому.

И потом той ночью там, когда я…когда Он обратился к этому, я спросил Его, я сказал: "Так почему же все эти медиумы и все такие, и эти одержимые бесами люди, которые всё время говорят мне об Этом; а то духовенство, мои братья, говорят мне, что это от злого духа?"

Теперь послушайте, что Он мне сказал, вот Этот, Который на фотографии, что там висит. Он сказал: "Как это было тогда, так это и теперь". И Он начал напоминать мне, что: "Когда началось служение Господа Иисуса Христа, служители сказали: 'Он был Веельзевулом, дьяволом'; но бесы говорили: 'Он был Сыном Божьим, Святым Израиля'." Демоны…И взгляните на Павла и Варнаву, когда они были там и проповедовали. Служители сказали: "Эти люди весь мир вверх ногами переворачивают. Они нечестивые, они—они от дьявола". А какая-то там гадалка на улице распознала, что Павел и Варнава были мужами Божьими, сказала: "Они — мужи Божьи, которые указывают нам путь Жизни". Правильно? "Спиритисты и гадалки, одержимые бесами".

66 Но мы настолько закисли в теологии, что уже даже ничего не знаем о Духе. Надеюсь, что у вас ещё не пропала ко мне любовь. Но это как раз так. Я имею в виду и пятидесятников тоже! Это так. Просто восклицания и танцы кругом не значат, что вы что-то знаете о Духе.

Это личный контакт, лицом к лицу, вот что вам нужно. Вот какую Церковь собирается воздвигнуть Бог, это так, когда они соберутся вместе в единстве и в силе, в Духе.

И Он обратился к этому. И Он рассказал мне, как служители неверно Это поняли, и уверил меня, что служители поняли Это неверно. И когда Он мне всё об этом рассказал, что как Иисус…

67 Я сказал: "Хорошо, как насчёт этого, всего того, что со мной происходит."

И, видите, Он сказал: "Это умножится и станет сильнее и сильнее". И Он привёл мне, рассказывая, как Иисус это делал; как Он пришёл, и Он был обладаем Силой, которая могла предвидеть вещи и сказать женщине у колодца, не претендовал быть исцелителем, говорил, что делает дела, точно как Отец показывает Ему.

Я спросил: "Какой это был дух?" Он сказал: "Это был Святой Дух".

Тогда там нечто случилось внутри меня, я осознал, что я отвернулся от того, для чего Бог меня привёл сюда. И я осознал, что это было точно так, как с теми фарисеями в те далёкие дни, они мне неправильно истолковали Писание. Итак, с того момента и впредь я взял своё истолкование Этого: что сказал Святой Дух.

Я сказал Ему: "Я пойду".

Он сказал: "Я буду с тобой".

68 И Ангел опять шагнул в Свет, который начал вращаться вокруг и вокруг, и вокруг и вокруг, и вот так вокруг Его ног, вошёл в этот Свет и вышел из помещения.

Я пришёл домой новым человеком.

Пошёл в церковь и рассказал об этом людям. Это было в воскресенье вечером.

И в среду вечером они привели туда женщину, одну из медсестёр Майо, умирающую от рака, была только одна тень. Когда я подошёл туда, чтобы взяться за неё, передо мной появилось видение, показало, как она опять работала медсестрой. И она в Луисвилле в списке, как "много лет назад умершая". Теперь она там в Джефферсонвилле, работает медсестрой, годами работает медсестрой. Потому что я взглянул туда, и я увидел то видение. Я повернулся, почти не понимая, что я делал, когда стоял там, я задрожал, когда они впервые принесли мне эту больную и положили её там. И медсестры и все остальные стояли вокруг неё, и она там лежала, и всё её лицо провалилось, и глаза её глубоко впали.

69 Марджи Морган. Если вы хотите ей написать, это Ноблок Авеню 411, Джефферсонвилл, Индиана. Или пишите в больницу Кларка Каунти, в Джефферсонвилле, Индиана. Пусть она даст вам своё свидетельство.

И я взглянул туда. И вот вижу, появляется там этот первый случай, и вот приходит видение. Я видел, как эта женщина опять работает медсестрой, ходит везде, нормальная, сильная и здоровая. Я сказал: "ТАК ГОВОРИТ ГОСПОДЬ: Ты будешь жить и не умрёшь!"

Её муж, очень высокий человек в этих мирских делах, вот так посмотрел на меня. Я сказал: "Сэр, не бойтесь! Ваша жена будет жить".

Он отозвал меня наружу, сказал…назвал двух или трёх докторов, сказал: "Ты их знаешь?"

Я сказал: "Да".

"Так вот, — сказал, — я играл с одним в гольф. Он сказал: 'Рак охватил её внутренности, даже клизмой нельзя промыть'."

Я сказал: "Мне неважно, что у неё! Но нечто вот здесь, я видел видение! И тот Человек, что рассказал мне, сказал, что бы я ни увидел, говорить это, и так это и будет. И Он сказал мне, и я этому верю".

Хвала Богу! Несколько дней спустя она стирала и ходила повсюду. Она весит теперь примерно сто шестьдесят пять фунтов, совершенно здорова.

70 Когда я принял, это ушло. Потом Роберт Догерти позвонил мне. И вот это пошло по Техасу и по всему миру.

И однажды вечером, где-то на четвёртый или пятый раз…(Я не мог понять говорение на языках и так далее. Я верил в крещение Святым Духом, верил, что люди могут говорить на языках.) И однажды вечером, когда я подходил к…в кафедральном соборе, в Сан-Антонио, в Техасе, выходил там, какой-то приятель, сидел вот здесь, заговорил на языках как из автомата застрочил, или как из пулемёта, очень быстро. Сзади, там сзади поднялся парень и сказал: "ТАК ГОВОРИТ ГОСПОДЬ! Этот человек, который идёт к платформе, выходит со служением, которое было назначено Всемогущим Богом. И как Иоанн Креститель был послан как первый предтеча прихода Иисуса Христа, так этот несёт Послание, которое послужит предпосылкой Второго Пришествия Господа Иисуса Христа".

Я чуть сквозь землю не провалился. Я поднял взгляд, я спросил: "Вы знаете того человека?"

Он сказал: "Нет, сэр".

Я спросил: "Вы его знаете?"

Он сказал: "Нет, сэр".

Я сказал: "Вы меня знаете?"

Он сказал: "Нет, сэр".

Я сказал: "Что вы здесь делаете?"

Он сказал: "Я прочитал это в газете". И обычно…Это был первый вечер собраний.

Я осмотрелся там и сказал: "Как вы сюда пришли?"

Сказали: "Кто-то из моих родных сказал мне, что вы будете здесь, "Божественный исцелитель", и я пришёл".

Я сказал: "Вы разве не знаете друг друга?"

Он сказал: "Нет".

71 О-о, вот это да! Тогда я увидел, что та же самая сила Святого Духа…Тогда как раньше я думал, что это ошибочно, и я знал, что я…Этот же самый Ангел Божий присоединялся к тем людям, у которых всё это было. Хотя у них была и подделка, и много напутано, и много Вавилона в этом, но в этом было что-то подлинное. И я видел, что это—это была правда.

О-о, прошли годы, и на собраниях люди видели видения и всё такое.

Однажды фотограф заснял Это на фотографию, когда я стоял там, где-то в Арканзасе, мне кажется, там, примерно на таком же собрании, примерно в такой же аудитории. И я стоял, пытаясь Это объяснить. Люди знали, они сидели и слушали: методисты, баптисты, просвитериане и так далее. И тогда я случайно посмотрел, подходя к двери, вот Это подходит, идёт: "Хш-ш-ш, хш-ш-ш!"

Я сказал: "Мне больше не придётся говорить, ибо вот Это идёт". И Это двинулось вверх, люди начали кричать. Подошло туда вверх, где был я, и опустилось там рядом.

Как раз тогда, когда Это опускалось, подбежал служитель и сказал: "Послушайте, я Это вижу!" И Это сильно ослепило его, он пошатнулся назад. Можете взглянуть там на его фотографию в книге и увидеть это, как он пошатнулся назад с опущенной вот так головой. Можете посмотреть его фотографию.

И там Это опустилось. В тот раз только газетный фотограф поймал Это. Но Господь не был готов.

73 И однажды вечером в Хьюстоне, в Техасе, когда, о-о, тысячи и тысячи людей…У нас было восемьсот…восемь тысяч там, как это называется, в том музыкальном зале, перешли назад в огромный Сэм Хьюстон Колизей.

И там на тех дебатах, в тот вечер, когда баптистский проповедник сказал, что я "никто иной, как низкий лицемер и самозванец, религиозный самозванец, и должен убираться из города", то как раз ему и надо было это сделать.

Брат Босворт сказал: "Брат Бранхам, и ты позволяешь, чтобы такое происходило? Призови его к ответу!"

Я сказал: "Нет, сэр, я не верю в суматошное разбирательство. Евангелие не для того, чтобы поднимать шум. Оно для того, чтобы жить". И я сказал: "Неважно, насколько ты убедишь его, он уйдёт таким же, каким пришёл". Я сказал: "Он…для него это неважно. Если Бог не может проговорить его сердцу, то как я смогу?"

74 На следующий день это вышло в печать, где было сказано: "Из этого сразу видно, из какого они теста", — в хронике Хьюстона. Говорилось: "Сразу видно, из какого они теста, раз они боятся постоять за то, что они проповедуют".

Старина Брат Босворт подошёл ко мне, ему уже было за семьдесят, замечательный пожилой брат, положил мне на плечо свою руку, сказал: "Брат Бранхам, — он сказал, — ты хочешь сказать, что не будешь отстаивать это?"

Я сказал: "Нет, Брат Босворт. Нет, сэр. Я не собираюсь это отстаивать". Я сказал: "Это не приносит никакой пользы". Я сказал: "Только создаст много шума, когда мы пойдём с платформы". Я сказал: "Теперь я провожу собрание, и я не хочу, чтобы всё вот так покатилось". Я сказал: "Пусть он просто продолжает". Я сказал: "И всё, он просто без умолку болтает". Я сказал: "У нас раньше бывали такие, и говорить с ними не приносит никакой пользы". Я сказал: "Они как шли, так и пойдут, придерживаясь самих себя". Я сказал: "Если однажды они приняли знание Истины, а потом они не принимают Её, Библия говорит, что они пересекли разделяющую линию, и они не будут прощены ни в этом мире, ни в грядущем мире. Они называют Это 'дьяволом', и они не могут с этим ничего поделать. Они одержимы религиозным духом, который и есть дьявол".

Кто знает, что это правда, что дух дьявола религиозен? Да, сэр, такой фундаментальный, как только возможно. И так, тогда, когда я сказал "фундаментальный", это не пошло так гладко, но это правда. "Имеющие вид благочестия и отвергающие Силу его". Это так. Знамения и чудеса, вот что всегда подтверждает Бога. И Он сказал, что то же самое будет и в последние дни. И смотрите!

75 Пожилой Брат Босворт, я…он собирался прийти со мной, но он был уставший; он вернулся из Японии, он собирался здесь быть. Он поедет дальше, чтобы быть со мной в Лаббоке. И так он был…у него была сильная простуда, поэтому он не мог прийти на это, он и его жена. И так он…

Все думали, что он похож на Халева. Он стоял там, он сказал: "Ну что ж, Брат Бранхам", — (знаете, такой взгляд, полный чувства собственного достоинства), он сказал, — давай я пойду это сделаю, — и сказал, — если ты не хочешь".

Я сказал: "О, Брат Босворт, я—я не хочу, чтобы вы это делали. Начнёте поднимать шум".

Он сказал: "Не будет ни одного спорного слова".

Так вот, как раз перед тем, как я закончу, послушайте это. Он пошёл туда вниз. Я сказал: "Если не будете поднимать шум, ладно".

Сказал: "Я обещаю не поднимать шум".

В тот вечер где-то тридцать тысяч человек собрались в той аудитории. Брат Вуд, который сидит вот здесь, присутствовал в тот раз, и сидел в той аудитории. И я…

Мой сын сказал, или…Моя жена спросила: "Ты не пойдёшь на это собрание?"

Я сказал: "Нет. Я не хочу идти туда и слушать, как они спорят. Нет. Я не хочу идти туда и выслушивать это".

Когда наступил вечер. Нечто сказало: "Иди туда". Я взял такси, мой брат и жена, и мои дети, мы поехали туда. И я поднялся на балкон номер тридцать, вот так высоко, и сел.

77 Знаете, пожилой Брат Босворт вышел туда, как старый дипломат. Он выписал некоторые…У него там были выписаны шестьсот разных обетовании из Библии. Он сказал: "Так вот, Доктор Бест, не подниметесь ли вы сюда, чтобы опровергнуть этой Библией хоть одно из этих обетовании. Каждое из этих обетовании находится в Библии, относится к Иисусу Христу, исцеляющему больных в этот день. Если вы сможете взять одно из этих обетовании и с помощью Библии найти противоречие с Библией, я сяду, пожму вам руку, скажу: 'Вы правы'."

Он сказал: "Не беспокойтесь, когда заберусь туда я об этом позабочусь!" Он хотел последнего, чтобы стереть Брата Босворта в порошок, видите.

78 Итак, Брат Босворт сказал: "Хорошо, Брат Бест, я одно у вас спрошу, и если вы ответите мне 'да' или 'нет', — сказал, — мы прямо теперь прекратим дебаты".

И он сказал—он сказал: "Не беспокойтесь, я об этом позабочусь!"

Он попросил председателя собрания спросить его. Сказал: "Да".

Он сказал: "Брат Бест, применялись ли к Иисусу искупительные имена Иеговы? "Да" или "нет"?"

Это всё и решило. На этом всё и кончилось. Говорю вам, я просто почувствовал, как что-то прошло сквозь меня. Я сам никогда об этом не думал. И я подумал: "О-о, вот это да, он не может ответить! Вот и всё".

Он сказал: "Ну что ж, Доктор Бест, я—я встревожен". Он сказал: "Не беспокойтесь, я об этом позабочусь!"

Сказал: "Я встревожен, что вы не можете ответить на мой самый слабый вопрос". Он был совершенно невозмутим, и он знал, на чём он стоит. Итак, потом он просто сел там с этим Писанием.

Сказал: "Возьми свои тридцать минут, я отвечу потом!"

79 И пожилой Брат Босворт встал там и взял это Писание, и так повязал того человека, что его лицо так покраснело, казалось, об него можно было зажечь спичку.

Он поднялся оттуда злой и кинул на пол бумаги, поднялся туда, и отпроповедовал хорошую кемпбелитскую проповедь. Я был баптистом, я знаю, во что они верят. Он не…Он проповедовал о воскресении: "Когда это тление облечётся в нетление", тогда у нас будет Божественное исцеление. О-о, вот это да! Для чего нам нужно исцеление после того, как мы станем нетленны ("когда это тление облечётся в нетление", воскресение мёртвых)? Он даже сомневался в чуде, которое Иисус сделал с Лазарем, сказал: "Он потом умер, и это было просто временным". Видите?

80 И когда он вот так закончил, он сказал: "Приведите этого Божественного исцелителя и покажите мне, как он это делает!"

Потом у них возникла путаница. И Брат Босворт сказал: "Вы меня поражаете, Брат Бест, что не ответили ни на один вопрос, который я вам задал".

И так он тогда стал очень сильно возмущаться, он сказал: "Приведите этого Божественного исцелителя и покажите мне, как он это делает!"

Сказал: "Брат Бест, вы верите в спасение людей"? Он сказал: "Конечно!"

Он сказал: "Вы бы хотели, чтобы вас называли Божественным спасителем?"

Сказал: "Конечно, нет!"

"Так и…то, что вы проповедуете спасение души, не делает вас Божественным спасителем".

Он сказал: "Ну, конечно, нет!"

Сказал: "Так и Брат Бранхам не станет Божественным исцелителем оттого, что проповедует Божественное исцеление для тела. Он никакой не Божественный исцелитель, он просто указывает людям на Иисуса Христа".

Тот сказал: "Приведите его, покажите мне, как он это делает! Позвольте мне взглянуть на людей, которых он исцелил сегодня, и я скажу, верю я Этому или нет".

Брат Босворт сказал: "Брат Бест, это похоже ещё на один случай у Голгофы: 'Сойди с Креста, и мы поверим Тебе'." Видите?

81 И так, о-о, тогда он по-настоящему взорвался. Он сказал: "Покажите мне, как он это делает! Покажите мне, как он это делает!" Председатели заставили его сесть. Он пошёл туда, там стоял проповедник из пятидесятников, и толкнул его через всю платформу. И поэтому тогда они остановили его. (Итак, Брат Босворт сказал: "Успокойтесь! Нет, нет".) Поэтому председатели заставили его сесть.

Рэймонд Ричи встал, сказал: "Это такое отношение у Южного Баптистского Съезда?" Сказал: "Вы, баптистские служители, этого человека послал сюда Южный Баптистский Съезд или он пришёл сам по себе?" Они не отвечали. Он сказал: "Я вас спрашиваю!" Он знал их, каждого.

Они сказали: "Он пришёл сам по себе". Потому что я знаю, что баптисты тоже верят в Божественное исцеление. Итак, потом он сказал: "Он пришёл сам по себе".

82 Итак, потом вот что случилось. Потом Брат Босворт сказал: "Я знаю, что Брат Бранхам находится на собрании, если он захочет пройти и распустить собравшихся — очень хорошо".

Итак, Говард сказал: "Сиди спокойно!"

Я сказал: "Я сижу спокойно".

И прямо тогда Нечто пришло, начало кружить, и я знал, что Это был Ангел Господа, сказал: "Встань!"

Примерно пятьсот человек вот так взялись вместе за руки, сделали проход, сошёл на платформу.

Я сказал: "Друзья, я никакой не Божественный исцелитель. Я ваш брат". Я сказал: "Брат Бест, со всяким…" Или: "Брат Бест, — я сказал, — со всем уважением к вам, мой брат. Вы имеете право на свои убеждения, так же имею и я". Я сказал: "Конечно, вы видите, вы не смогли доказать свою позицию Брату Босворту. Не смогли бы вы так и с любым, который внимательно читает Библию, который знает всё это". И я сказал: "Что касается исцеления людей, я не могу их исцелить, Брат Бест. Но я здесь каждый вечер, если вы хотите увидеть, как Господь совершает чудеса, приходите. Он делает это каждый вечер".

И он сказал: "Я хотел бы увидеть, как ты исцелишь кого-нибудь и дашь мне взглянуть на них! Ты можешь загипнотизировать их своим гипнозом, но, — сказал, — я бы хотел посмотреть на это год спустя!"

Я сказал: "Ну что ж, у вас есть право проверить их, Брат Бест".

83 Он сказал: "Никто, кроме вас, сборища тупых святош, не верит в такую чепуху, как эта. Баптисты не верят в такую чушь".

Брат Босворт сказал: "Одну минуточку". Сказал: "Сколько здесь людей на этих двухнедельных собраниях, которые находятся в хороших отношениях с этими замечательными баптистскими церквами здесь в Хьюстоне, и которые могут подтвердить, что вы были исцелены Всемогущим Богом, пока Брат Бранхам был здесь?" И встало более трёх сотен. Спросил: "Как насчёт этого?"

Он ответил: "Они не баптисты!" Сказал: "Любой может что хочешь засвидетельствовать, это не значит, что это верно!"

Сказал: "Божье Слово говорит, что это верно, и вы не можете этому противостоять. И люди говорят, что это верно, и вы не можете от этого отмахнуться. Так что вы будете делать с Этим?" Видите, в таком духе.

84 Я сказал: "Брат Бест, я говорю только Истину. И если я истинен. Бог обязан поддержать Истину". Я сказал: "Если Он не…Если Он не поддержит Истину, тогда Он не Бог". И я сказал: "Я не исцеляю людей. Я родился с даром видеть эти вещи, видеть, как это происходит. Я сказал: "Я знаю, что меня неправильно понимают, но я ничего больше не могу делать, чем исполнять убеждение своего сердца". Я сказал: "Я верю, что Иисус Христос воскрес из мёртвых. И если Дух, который приходит и показывает видения, и так далее, если в этом сомневаетесь, приходите и выясните". Я сказал: "И всё". Но я сказал: "Но что касается меня, я ничего не могу делать от самого себя". И я сказал: "Если я говорю Истину, Бог обязан мне засвидетельствовать, что Это — Истина".

И примерно в то время Нечто сошло: "Хш-ш-ш!" Вот Он идёт, сходит прямо вниз. И Американская Ассоциация Фотографов, Дугласская студия в Хьюстоне, штат Техас, имея там установленный большой фотоаппарат (там запрещено фотографировать), засняли на фото.

85 Когда они там снимали фотографии мистера Беста, и он—он сказал, прежде чем я сошёл туда, он сказал: "Подождите минутку! У меня здесь выходят шесть иллюстрированных журналов!" Он сказал: "Сюда, теперь щёлкайте мою фотографию!" И он поставил свой палец в нос того пожилого святого мужа, вот так, сказал: "Теперь снимайте мою фотографию!" И они сняли. Тогда он вытащил свой кулак и поднял его, сказал: "Теперь снимайте!" И вот так это сняли. Потом он сделал вот так, позируя для своей фотографии. Он сказал: "Увидите это в моём журнале!", в таком духе.

Брат Босворт стоял там и даже слова не сказал. Потом они просто сняли фотографию Этого.

86 Тем вечером по дороге домой, (это снял парень католик), он сказал другому парню, он спросил: "Что ты думаешь об Этом?"

Тот сказал: "Я знаю, что я критиковал его. Тот зоб, что оставил горло женщины, я сказал, что он её загипнотизировал". Сказал: "Я мог в этом и ошибиться".

Сказал: "Что ты думаешь о той фотографии?" "Я не знаю".

Они положили в проявитель. Вот здесь его фотография, можете спросить у него, если хотите. Они пошли домой, он сидел там и курил сигарету. Вошли и вытащили одну, Брата Босворта, там ничего не было. Вытащили две, три, четыре, пять, шесть, и все они были пустыми. Бог не допустил бы фотографии Своего святого пожилого мужа, стоящего там с этим лицемером, который размахивал вот так кулаком перед его носом. Он не позволил этого.

Они вытащили следующую, и там Это было. Сказали, что в тот вечер у того человека был сердечный приступ.

И они послали этот негатив в Вашингтон, округ Колумбии. На него наложили авторское право, послали назад.

87 И Джорджа Джей Лейси, начальника отдела ФБР по документированию отпечатков пальцев, и так далее, одного из лучших в мире в этой области, привезли туда и потратили два дня на проверку фотоаппарата, освещения, и всего остального. И когда мы в тот день пришли, он сказал: "Почтенный Бранхам, я тоже был вашим критиком". Он сказал: "И я сказал, что это психология, кто-то говорил, что они видели этот Свет и всё такое". И сказал: "Знаете, как говорят старые лицемеры, привыкли говорить, (он имел в виду неверующего человека) что эти картины везде, этот венец вокруг Христа, вокруг святых, что это просто психология". Он сказал: "Но, Почтенный Бранхам, механический глаз этого фотоаппарата не сфотографирует психологию! Свет прошёл через объектив и засветил фотоплёнку, и Это было там". И он сказал…

Я отдал это на их усмотрение. Он сказал: "О-о, мистер, вы знаете, сколько это стоит?"

И я сказал: "Не для меня, брат мой, не для меня". И так он сказал…

Конечно, это не произведёт такого эффекта при твоей жизни, но однажды, если цивилизация продлится и останется Христианство, с этим что-нибудь будет.

88 Итак, друзья, сегодня вечером, если это наше последнее собрание на этой земле, мы с вами пребывали в Присутствии Всемогущего Бога. Моё свидетельство — это правда. Много-много всего, понадобились бы тома книг, чтобы описать это, но я хочу, чтобы вы знали.

Сколько здесь тех, которые на самом деле (без фотографии) видели Сам Свет, пребывающий вокруг того места, где я проповедовал? Поднимите свои руки, по всему зданию, все, кто когда-нибудь Это видел. Видите, где-то восемь или десять рук, которые здесь сидят.

Ты скажешь: "Разве могли—могли они видеть Это, а я не видел Этого?" Да, сэр.

Та—та Звезда, за которой следовали мудрецы, прошла над каждой обсерваторией, а никто кроме них Её не видел. Они были единственными, которые Её увидели.

89 Илья стоял там и смотрел на все эти огненные колесницы и всё такое. И Гиезий оглянулся вокруг, он нигде их не видел. Бог сказал: "Открою глаза его, чтобы мог увидеть". И тогда он их увидел, видите. Но он был хорошим парнем, стоял там, смотрел вокруг, но он не видел этого. Конечно. Одним дано это видеть, а другим не дано. И это правда.

Но теперь те, что никогда Это не видели, никогда Это не видели, и те, что видели Это своими естественными глазами и никогда не видели фотографию, хотя те, которые видят фотографию имеют более сильное доказательство, чем те, которые видели Это своими естественными глазами. Потому что вы своими естественными глазами могли ошибиться, это могло быть оптическим обманом. Это так? Но Это не оптический обман, Это — Истина, научное исследование доказывает, что Это — Истина. Итак, Господь Иисус это сделал.

90 "Что же Это тогда, на твой взгляд, — вы скажете, — Брат Бранхам?"

Я верю, что Это тот же самый Столп Огненный, который вёл детей Израильских из Египта в Палестину. Я верю, что Это тот же самый Ангел Света, который вошёл в—в темницу, подошёл к святому Петру и прикоснулся к нему, и пошёл вперёд, и открыл дверь, и вывел его на белый свет. И я верю, что Это Иисус Христос тот же самый вчера, сегодня и вовеки. Аминь! Он тот же самый Иисус, каким Он был вчера. Он вовеки будет тем же самым Иисусом.

И когда я говорю об Этом, тот же самый Свет, который на той фотографии, находится…стоит не более двух футов от того места, где я стою прямо теперь. Это так. Я не вижу Его своими—своими глазами, но я знаю, что Он стоит здесь. Я знаю, что Он пребывает внутри меня прямо теперь. О-о! Если бы вы только могли знать эту разницу, когда сила Всемогущего Бога охватывает, и как всё сразу выглядит по-другому!

91 Это вызов для каждого. Я не собирался молиться за больных, я собирался совершить посвящение. Но видение висит над людьми. Да. Бог знает это. Я не собираюсь созывать никакой молитвенный ряд, я просто оставлю вас там сидеть. Кто из людей не имеет молитвенной карточки, поднимите вашу руку. Кто-нибудь, у кого нет молитвенной карточки, не имеете молитвенной карточки?

Там сидит негритянка, я видел, что вы подняли свои руки. Верно? Просто встаньте, чтобы я мог выделить вас на минутку. Я не знаю, что скажет Святой Дух, но вы смотрите на меня очень-очень искренне. У вас нет молитвенной карточки? Если бы Всемогущий Бог открыл мне, в чём ваша беда…Я делаю это просто для начала, просто, чтобы начать. Вы верите, что я…Вы знаете, что нет ничего…во мне нет ничего хорошего. Если вы замужняя женщина: я ничуть не больше вашего мужа. Я просто человек. Но Иисус Христос есть Сын Божий, и Он послал Свой Дух, чтобы всё это подтвердить.

Если Бог скажет мне, что у вас не в порядке (и вы знаете, что я вообще никак не могу иметь с вами контакта), поверите ли вы всем своим сердцем? [Сестра объясняет—Ред.] Бог благословит вас. Тогда ваше высокое кровяное давление оставило вас. Вот что у вас было. Разве не так? Тогда садитесь.

Вы только поверьте этому хоть один раз! Я призываю каждого поверить Этому.

92 Взгляните сюда, позвольте мне вам кое-что сказать. Марфа, подходя к Господу Иисусу. Тот дар никогда бы не задействовал…После того, как Отец уже показал Ему, что Он собирался сделать. Он бы никогда не задействовал. Но она сказала: "Господи, я…Если бы Ты был здесь, не умер бы мой брат". Сказала: "Но я знаю, что даже теперь, что бы Ты ни попросил у Бога, Бог даст это Тебе".

Он сказал: "Я есть Воскресение и Жизнь, верующий в Меня хотя и будет мёртв, но он оживёт. И всякий живущий и верующий в Меня не умрёт. Ты веришь этому?"

Послушайте, что она сказала. Она сказал: "Да, Господь. Я верю, что всё, что Ты сказал — Истина. Я верю, что Ты — Сын Божий, Которому надлежало прийти в мир". Вот её подход, смиренно.

Вы чувствуете себя иначе, не так ли, леди? Да. Это так.

93 Женщина сидит прямо там, там, рядом с вами, тоже, страдает от артрита и женской болезни. Разве это не так, леди? Встаньте на минутку, женщина в красном платье. Вы были так близко, видение подошло к вам. Артрит, женская болезнь. Это так? И вот здесь в вашей жизни что-то есть (у вас—ясно и чётко вижу вас), в вашей жизни много беспокойства, много бед. И это беда с вашим любимым, это ваш муж. Он пьяница. Он не ходит в церковь. Если это правда, поднимите свою руку. Бог благословит вас, леди. Теперь идите домой и примите своё благословение. Вы исцелены, вокруг вас становится светлее.

94 Мужчина сидит сразу рядом, тоже, вон там. Вы, сэр, вы верите всем своим сердцем? Вы потеряли одно из своих чувств, и это чувство обоняния. Это так? Если да, помашите своей рукой. Вот так приложите свою руку к своему рту, скажите: "Господь Иисус, я верю Тебе всем своим сердцем". [Брат говорит: "Господь Иисус, я верю Тебе всем своим сердцем".—Ред.] Бог благословит вас. Идите теперь, и примите своё исцеление.

Имейте веру в Бога! Что вы все думаете об Этом, там, сзади? Вы верите? Пребывайте в почтении!

Там, прямо в углу сидит одна леди. Я вижу, как этот Свет висит над ней. Единственным образом, как я могу рассказать об этом, когда тот Свет висит. Этот Свет прямо здесь висит над этой леди. Может быть, только через минуту, если я увижу, что это. Это сломает…Леди страдает от—от болезни сердца. Она смотрит прямо на меня.

И муж её сидит прямо рядом с ней. И у её мужа какая-то болезнь, он просто больной, расстройство, больной. Разве это не так, сэр? Поднимите свои руки, если это правда. Это так, это вы, леди, с шарфиком, там. Мистер, разве это не так? Разве у вас сегодня не было расстройства? У вас расстройство желудка, мужчина. Это так.

Вы верите всем своим сердцем, вы, оба? Вы принимаете Это? Сэр, говорю вам, вы тоже, я вижу, что у вас тяга к курению. Перестаньте это делать. Вы курите сигары, вам не следует этого делать, это вызывает у вас тошноту. Это так? Если да, вот так помашите своей рукой. Вот от чего у вас расстройства. Это плохо сказывается на ваших нервах. Выбросьте эту…гадость и больше этого не делайте, и у вас это перестанет, и всё будет в порядке, и болезнь сердца вашей жены оставит её. Вы верите этому? Разве это не так? Я вас отсюда не вижу, вы это знаете, но вы носите сигары на вашем…в—в вашем переднем кармане. Это так. Выложите всё это оттуда и положите свою руку на плечо своей жены, скажите Богу, что вы покончили с этой чепухой, вы пойдёте домой здоровыми, и вы и ваша жена выздоровеете. Благословенно будет Имя Господа Иисуса!

95 Вы верите всем вашим сердцем?

Вот эта леди сидит здесь, смотрит на меня. Вы на…здесь на переднем месте, прямо здесь сидите. Небольшая дамочка…смотрит на меня, сидит вот там. Вы не…У вас есть молитвенная карточка, леди, вот здесь? У вас нет молитвенной карточки? Вы верите всем своим сердцем? Вы верите, что Иисус Христос может исцелить вас?

Что вы об Этом думаете, вы, что сидите рядом с ней? У вас есть молитвенная карточка, леди? У вас нет? Вы тоже хотите выздороветь? Не хотели бы вы пойти и опять есть, как и раньше, чтобы прекратилась болезнь желудка? Вы верите, что Иисус теперь исцеляет вас? Встаньте, если вы верите, что Иисус Христос исцелил вас. У вас была язва желудка, не так ли? Нервное состояние послужило причиной этого. Вы долгое время нервничали. Особенно кислоты и всё такое, или, я имею в виду, выделяется кислота, и делает зубы чувствительными, когда вы отрыгиваете пищу назад себе в рот. Это истина. Да, сэр. Это пептическая язва, она находилась в нижней части вашего желудка. Она иногда жжёт, особенно после того, как поедите гренки с маслом. Это так? Я не читаю ваши мысли, но Святой Дух безошибочен. Вы теперь исцелены. Идите домой, будьте здоровы.

96 Как вы, что в этом направлении? Кто-нибудь из вас там без молитвенной карточки, поднимите руку. Кто-нибудь без молитвенной карточки. Хорошо, будьте в почтении, верьте всем своим сердцем. Как насчёт наверху на балконе? Имейте веру в Бога.

Я не могу сделать это сам по себе, это только Его суверенная благодать. Вы верите? Я могу сказать только когда Он показывает мне. Насколько у тебя веры…Я говорю это, чтобы встряхнуть вашу веру, и потом смотрю, куда Он поведёт меня. Вы осознали, что—что это не брат ваш? Вы находитесь в Его Присутствии. Не я всё это делаю, это ваша вера управляет Этим. Я не могу Этим управлять. Ваша вера это делает. Я никак не могу Этим управлять. Одну минутку.

97 В этом углу я вижу там сидит негр, довольно пожилой, в очках. У вас есть молитвенная карточка, сэр? Встаньте на минутку на ноги. Вы верите, что я Божий слуга, всем своим сердцем? Вы думаете о ком-то другом, не так ли? Если это так, помашите рукой. Не потому что это я, брат ваш. Так вот, у вас нет молитвенной карточки. Вы бы никак не попали в ряд, потому что у вас нет молитвенной карточки. Так вот, если у кого-нибудь из вас есть молитвенные карточки, не—не—не вставайте, понимаете, потому что у вас будет возможность прийти в ряд.

Но я вижу, что этот Свет просто висит над ним. Видение ещё не пришло. Я не могу исцелить тебя, брат, я не могу. Только Бог может это сделать. Но ты—ты—ты имеешь веру. Ты веришь. И есть нечто такое, это—это вызвало это, как-то.

Если Всемогущий Бог скажет этому человеку, какая у него болезнь, вы все остальные примете своё исцеление? Мужчина, который стоит, в десяти-пятнадцати ярдах от меня, я никогда в жизни его не видел. Просто человек, что стоит там. Если Всемогущий Бог откроет мне, что с этим человеком не в порядке, каждый из вас должен выйти прямо отсюда здоровым человеком. Что ещё может сделать Бог? Это так?

98 Сэр, это не с вами что-то не в порядке. Вы слабы, ночью немного встаёте, предстательная железа и всё такое, но не об этом вы беспокоитесь. Вы беспокоитесь относительно вашего сына. И ваш сын в какой-то государственной психбольнице, и у него раздвоение личности. Это так? Помашите своей рукой, если это так. Это точно так.

Сколько теперь верят, что Иисус Христос, Сын Божий стоит здесь? Давайте встанем, воздадим хвалу и примем наше исцеление.

Всемогущий Бог, Автор Жизни, Даятель всякого благого дара, Ты здесь, тот же самый Господь Иисус Христос, тот же самый вчера, сегодня и во веки.

И, сатана, ты достаточно долго запугивал этих людей, выйди из них! Я проклинаю тебя живым Богом, Чьё Присутствие теперь здесь в форме Столпа Огненного, оставь этих людей! И выйди из них, во Имя Иисуса Христа!

Каждый из вас, поднимите свои руки и восхвалите Бога, и примите своё исцеление, каждый. [Собравшиеся восхваляют Бога—Ред.]

How The Angel Came To Me, And His Commission

55-1 And the brethren will probably... I see several tape recorders down here, and they'll pick this up, of course. Anytime you want to know just what the Holy Spirit said to you, see the brethren here that's got these tape recorders, and they can run that right back through; you can get your case exactly. Watch and see if it don't happen just exactly the way It said. See? When you hear it breathe out, "THUS SAITH THE LORD, 'A certain thing, or this is this way,'" or just check it over and see if that's right or not. See? It's always that way.

55-2 Now, for just a little background... And I'm just kind of happy tonight that there's just a few of us here. We're just home folks, aren't we? We're not none of us strangers. We don't... I can just use my Kentucky grammar and feel right at home now, 'cause we're--we're just... And I ain't throwing off on Kentucky now, if there's anybody here from Kentucky. Is there anybody here from Kentucky? Raise your hand. Say, I should feel right at home, shouldn't I? That's mighty fine.
My mother used to run a boarding house. And I went down there one day to find out... And a great group of men boarded there, and the big long table set. And I said, "How many here is from Kentucky, stand up." Everybody stood up. And I went up to church that night, my church, and I said, "How many here from Kentucky?" And everybody stood up. So I'd say, "Well, that's very good." The missionaries has done a good job, so--so thankful for it.

55-4 Now, in the Book of Romans the 11th chapter and the 28th verse... Listen closely now to the reading of the Scripture.
As concerning the Gospel, they are enemies for your sakes: But as touching the election, they are beloved of the... for the fathers' sake. For the gifts and callings of God are without repentance. Shall we pray. Lord, help us tonight now as we approach this reverently with all of our heart in sincerity, only for Your glory these things are said. And help me, Lord, and put just in my mind just the things that should be said and how much to say. Stop me when it's Your time. I ask that every heart will receive these things for the benefit of the sick and needy in this audience. For I ask it in Jesus Christ's Name. Amen.

56-1 Now, I want to approach this subject just while we're small. And--and I'll try not to keep you too long; I'll lay my watch out here and try my best now to let you out in good time so you can be back tomorrow night.
Now, be in prayer. I don't think the boy even give out cards. I never asked him whether he... And if they didn't or whether they did or did not, it doesn't matter. We got cards in here anyhow if we have to call some. So if not, why, we'll just see what the Holy Spirit says.
Now, if you'll listen close now, this may... Being that I... It's just a few of us here, it's a good time to say this, 'cause it--it deals with my own personal being. And that's the reason I read this Scripture tonight, that you might see that gifts and callings are not anything that anyone can merit.

56-3 Paul speaking here, said, "The Jews, in the line of the Gospel, was blinded and away from God, that, for our sake." But the verse just before that said, "All Israel will be saved." All Israel will be saved. According to the election, God the Father has loved them and blinded them that we Gentiles might have a place now of repentance, that, through Abraham, his Seed could bless all the world according to His Word. See how the sovereignty of God is? His Word's just got to be. He just can't be nothing else. And now, we by... God has elected us; He's elected the Jew; and He's...

56-4 All these things is God's foreknowledge. When He spoke of them what would be, He foreknew it. Now, God, in order to be God, at the beginning He had to know the end or He wasn't the infinite God. God's not willing that any should perish, certainly not. He doesn't want anyone to perish. But at the beginning of--the beginning of the days, the--the world, God knew just exactly who would be saved and who would not be saved. He didn't want the people to be lost, "It's not His will that any should be lost, but it's His will to save everybody," but He knew from the beginning who would and who would not. That's the reason He could foresay, "This thing will happen. That thing will happen," or, "This will be that. This person will be that way." See?

56-5 He could foreknow it because He's infinite. If you know what it means, that's just there's nothing that He don't know. See, He knows. Well, there's nothing from before time, and after there's no more time (See?), He--He still knows everything. Everything is in His mind. And then as Paul said in Romans, the 8th and 9th chapter, "Then why does he still find fault?" So we see that. But God...
Like preaching the Gospel. Someone said, "Brother Branham, do you believe That?"
I said, "Look."
Said, "You must be Calvinist."
I said, "I am Calvinist as long as Calvinist is in the Bible."
Now, there's a limb on the Tree, that's Calvinism, but there's more limbs on the tree too. A tree has more than one limb. He just wants to run it on out there into Eternal Security, and after while you go on off into Universalism and you drop off out there somewhere, there's no end to it. But when you get through with Calvinism, come back up and start on Arminianism. See, there's another limb on the Tree, and another limb on the Tree, just keep on. The whole thing together makes the Tree. So I believe in--in the--in Calvinism as long as it stays in the Scripture.

57-3 And I believe that God knew before the foundation of the world, chose His church in Christ, and slayed Christ before the foundation of the world. The Scripture said so, "He was the Lamb of God slain from the foundation of the world." See? And Jesus said that He knew us before the foundation of the world. Paul said that, "He--He knew us and predestinated us unto the adoption of the children by Jesus Christ before the world was ever formed." That's God. That's our Father. See?
So don't worry, the wheels are turning just right, everything's coming just in time. The only thing is, get in the turn. And that's the--that's the good part about it, then you know how to work when you're getting in the turn.
Now, notice now, "The gifts and calling without repentance," that's the only way that I could--could Scripturally place my calling in the Lord. And trusting that I'm with friends tonight who will surely understand this and not think it's personal, but that you might have an understanding and know just what's the--what the Lord has said that He would do, and find something moving, and then follow in it.

57-6 Now, in the beginning, the first thing that I can ever remember is a vision. The first thing that I can recall to my mind is a vision that the Lord gave me. And that was many, many years ago, I was a little bitty boy. And I had a rock in my hand.
Now, I beg your pardon, I can remember when I was wearing a long dress. I don't know whether you (any you all) old enough to remember when little boys used to wear long dresses. How many in here remembers when children wore, yes, long dresses? Why, I can remember in my little old hut there where we lived, I was crawling on the floor. And it was someone; I don't know who it was, come in. And Mama had worked a little--little blue ribbon in my dress. And I was just barely able to walk. But I was crawling then, and I stuck my finger in the snow on their feet, and was eating the snow off his foot standing by the side of the fireplace, getting warm. I remember my mother jerking me up for it.

58-1 And then the next thing I remember, must have been about two years later, I had a little rock. And that would make me about three years old, and my little brother then would just been about not quite two years old. And so we were out in the back of the yard where there was just an old chip yard where they used to bring the wood up and chop the wood. How many remembers them days when you used to pull the wood up in the back yard and chop it? Why'd I wear a tie even tonight? I--I'm right at home.
Then when they... Out there in the old chip yard there was a little branch that run down there, come from the spring. Had an old gourd dipper up there at the spring where we'd dip our water and put it in the old bucket, old cedar bucket, and bring it down.

58-3 I remember the last time I seen my little, old grandmother before she died, she was one hundred and ten years old. And when she died, I picked her up in my arms and held her like this just before she died. She put her arms around me and said, "God bless your soul, honey, now and forever," when she died.
And I don't think the woman ever owned a--a pair of shoes of her own in her life. And I remember watching her, and even when I was a young man would go down and see them; every morning she'd get up, bare-footed, and go through that snow up to the spring, get a bucket of water and come back, her feet right in that. So it don't hurt you; she lived to be a hundred and ten. So it's a--it's a... She was very, very rugged too.

58-5 So then I remember she was going to tell me about my father's marbles that he played with when he was a boy. "And that poor old thing," I thought, "how's she going to get up in that attic?" A little, old two-room shack, and it had an attic up there. And they had two saplings cut, and a ladder made to go up. Well, I'd take--went out... She said, "Now, after dinner I'm going to tell you, show you your--your daddy's marbles."
And I said, "All right."
So she was going to show them to me in a trunk upstairs where she had her stuff put away like the old folks do. And I thought, "How in the world is that poor old thing going to get up that ladder?" So I got around there and I said, "Grandma," I said, "now, wait, honey, I'll get up here and help you."
She said, "Stand aside." Up that ladder she went like a squirrel. And she said, "Well, come on."
And I said, "All right, grandma."
I thought, "Oh, my, if I can just be like that, that much of strength in me yet at a hundred and ten years old."

59-1 Now, then I remember being at this little old spring, and I had a rock and was throwing it down like that in the mud, trying to show my little brother how strong I was. And there was a bird setting up in the tree and he was just chirping, tearing around, a little old robin or something. And the little robin, I thought he spoke to me. And I turned and listened, and the bird flew away, and a Voice said, "You're going to spend a big part of your life near a city called New Albany."
That's three miles from where I was raised, went about a year later, to the place, having no idea of ever going, New Albany. Along through life, how those things...

59-3 Now, look, my people was not religious. My father and mother did not go to church. Before that, they were Catholic.
My little nephew setting in here somewhere tonight, I guess; I don't know. He's a soldier. I'm praying for him. He's Catholic himself, still Catholic. And last evening when he was here and saw those things of God, he was standing right there at the platform. He said, standing there, and said, "Uncle Bill?" He's been overseas for a long time, said, "When I seen that..." Said, "That--that don't happen in the Catholic church." He said, "That... I--I believe, Uncle Bill, you're right," he said.
And so I said, "Honey, it isn't me right, it's Him that's right (See?), Him that's right." And so he said... He's... I said, "Now, I'm not asking you to do nothing, Melvin, but just serve the Lord Jesus Christ with all your heart. You go anywhere you want to. But be sure that in your heart that Jesus Christ has been born anew (See?), in your heart. Then you go to any church you want to after that."

59-6 Now, but the people before me were Catholic. My father's Irish and my mother was Irish. The only break there is in the Irish blood, my grandmother was a Cherokee Indian. My mother is just about a half-breed. And so then I... To me, it's my... Our generation, after three it's done faded out. But that's the only break in being strictly Irish, Harvey and Branham was the name. And then behind that was Lyons, which is still Irish. And then they was all Catholic. But myself, we had no religious training or teaching at all as children.
But those gifts, that visions, I saw visions right then just the same as I do now. That's right. Because gifts and callings are without repentance. It's the foreknowledge of God, God doing something. Down through life I was afraid to say anything about it.

59-8 You've read my story in the little book called "Jesus Christ The Same Yesterday, Today, and Forever." I think it's in some of the books, these others. Is that right, Gene? Is it in this, the regular--the regular book, in the--in the book we have now? Is it, "Life Story"? I think it is. Then we--we had... Ain't that awful? My own books, and I never read them myself. But somebody else writes them, so then there's just something they take in the meeting. I've been through that, so I'm looking for something else always to happen. So then, they're fine, I've read parts of them now, here and there, just as I get a chance.

60-1 And now, anyhow, as a--as a little boy, you know the vision how it spoke to me; I was about seven years old. And said, "Don't drink or smoke or defile your body in any way; there'll be a work for you to do when you get older." And you've heard that told in the book. Well, that's right. All along it kept happening.
When I become a minister, well, then it--then it really started happening all the time.
And I one night saw our Lord Jesus. I'm saying this with permission, I believe, from the Holy Spirit. The Angel of the Lord that comes is not the Lord Jesus. It doesn't look like Him in the same vision. For the vision I saw of the Lord Jesus, He was a little Man. He wasn't... I'd been out in the field, praying for my dad. And I come back in, and I went to the bed, and that night I looked at him, and I--I said, "O God, save him."

60-4 My mother had already been saved and I baptized her. Then I thought, "Oh..." My dad drank so, and I thought, "If I could just get him to accept the Lord Jesus." And I went out, laid down on a little old pallet out in the front room, near the door.
And Something said to me, "Rise up." And I raised up, went walking, and went back into the field behind me, an old broom sage field.
And there, standing not over ten feet from me, stood a Man: white garment on, little Fellow, had His arms folded like this, a beard kind of short, hair down to His shoulders; and He was looking sideways from me, like that: peaceful-looking Figure. But I couldn't understand how His feet, one just behind the other, and the wind blowing, His robe moving, sage blowing.
I thought, "Now, wait a minute." I bit myself. I said, "Now, I'm not asleep." And I pulled down, pulled a little piece of that sage off, you know, got it like a toothpick in it. I put it in my mouth. I looked back towards the house. I said, "No, I was in there praying for dad; Something said come out here, and here stands this Man."

60-8 I thought, "That looks like the Lord Jesus." I thought, "I wonder if it is?" He was looking just exactly, directly towards where our house sets now. So I moved around this way to see if I could see Him. And I could see the side of His face like that. But He... I had to turn way around this way to see Him. And I said, "Uhm!" Never moved Him. And I thought, "I believe I'll call Him." And I said, "Jesus." And when He did, He looked around like that. That was all I remember; He just reached out His arms.
There's not an artist in the world could paint His picture, the character of His face. The best I've ever seen was that Hofmann's Head of Christ at Thirty-three, I've got it on all literature and everything I use. That's it, 'cause that looks just like it, and so then--or pretty near, as close as it could be.
He looked like a Man, if He'd speak the world would come to an end, and yet with so much love and kindness till you'd--you... I just pitched over. And at daylight I found myself just in the break of day, pajama shirt soaking wet with tears, when I come to myself, walking back through the broom sage field, home.

61-2 I told it to a minister friend of mine. He said, "Billy, That'll run you crazy." He said, "That's the Devil." And said, "Don't you fool with nothing like that." I was a Baptist minister at the time.
Well, I went over to another old friend of mine. I set down and told him about It. And I said, "Brother, what do you think about that?"
He said, "Well, Billy, I'll tell you." He said, "I believe if you'd try to keep your life, just preach what's in the Bible here, the grace of God and so forth, I wouldn't go off after some fantastic thing, something like that."
I said, "Sir, I don't mean to go off after some fantastic thing." I said, "Only thing I'm trying to find out is what this is."
He said, "Billy, years ago they used to have those things in the churches." But said, "when the apostles ceased, those things ceased with it." And said, "Now, the only thing that we have that any kind of seeing those things," said, "it's spiritualists, demons."
I said, "O Brother McKinney, you mean that?"
He said, "Yes, sir."
I said, "O God, have mercy on me." I said, "I--I... Oh, Brother McKinney, will you--will you join with me in prayer that God will never let it happen to me? You know I love Him, and I--I don't want to be wrong in these things." I said, "You pray with me."
He said, "I will, Brother Billy." And so we had prayer right there in the--in the parsonage.
I asked several ministers. The same thing would come. Then I got scared to ask them, 'cause they'd be thinking I was a devil. So I--I didn't want to be like that. I knowed in my heart something happened. Now, that's all; there--there's something in my heart that happened. And I didn't want to be like that, never.

62-1 So later on in years, I heard one day down at the First Baptist church where I was a member at the time, I heard someone saying, "Say, you ought to have went over and heard them holy-rollers last night."
And I thought, "Holy rollers?" And a friend of mine, Walt Johnson, bass singer, and I said, "What was that, Brother Walt?"
He said, "A bunch of these Pentecostals."
I said, "What?"
He said, "Pentecostals!" Said, "Billy, if you'd ever see that," said, "they was rolling on the floor like that and jumping up-and-down." And said, "They said that they had to jabber off in some kind of unknown tongues or they--they wasn't saved."
And I said, "Where's that at?"
"Oh," said, "a little old tent meeting out there, the other side of Louisville." Said, "Colored people, of course."
And I said, "Uh-huh."
And he said, "There's a lot of white people there."
And I said, "Did they do that too?"
Said, "Yes, yes. They did it too."
And I said, "That's funny, and people get mixed up in stuff like that." I said, "Well, I guess we just have to have those things." On a Sunday morning, I'll never forget it. He was eating a piece of dry orange peeling for an indigestion he had, and I can just see it as well as it was yesterday. And I thought, "Jabbering, jumping up-and-down, what kind of religions will they get next?" And so I--I went on.

62-3 Later from that, I met an old man that's here in the church maybe now, or he was here over to the church, by the name of John Ryan. And I met him at a place... The old fellow with long beard and hair, and he may be here. I thought he was from Benton Harbor up here at the House of David.
And they had a place in Louisville. I was trying to find them people, and they called it the School of the Prophets. So I thought I'd go over and see what that was. Well, I didn't see nobody rolling on the floor, but they had some strange doctrines. And there's where I met this old man; he invited me to come up to his place.
I went up for a vacation. And I was there one day, and I went back to his house and he had done gone, and he'd gone somewhere down in Indianapolis. Said, "The Lord called him," his wife.
I said, "You mean you let that man run off like that?"
She said, "Oh, he's God's servant." Poor old thing died a few weeks ago, I heard. And she was devoted to him. My, that's the kind of wife to have. That's right. Right or wrong, he's right anyhow. I said... Well, I knowed they...

63-1 Now, he... Brother Ryan, are you here? He isn't here. He was the other day, wasn't he, boys?
Why, they just live with what they can get ahold of, and he didn't have nothing to eat in the house. That's right. And I'd caught some fish out to a pond, or a lake, in Michigan, and I come back down at--and I come back down to the place. And they didn't even have lard in the house, or grease, to cook the fish with. And I said, "He left you without anything in the house?"
Said, "Oh, but he's God's servant, Brother Bill." Said, "He...
And I thought, "Well, bless your old heart. Brother, I'll stand right by you." That's right. "You think that much of your husband, I'm ready to join up and stand by you for that." That's right. We need more women like that today, and more men thinking of their wife like that. That's right. It'd be a better America if husbands and wives would join together like that. Right or wrong, stay with them. Wouldn't be so many divorces.

63-4 So we--we went to... Then I went on. And on my road home, it's a strange thing, I come down through Mishawaka. And I seen little--little old cars now, setting on the street, called--big signs on them said, "Jesus Only." I thought, "What does...'Jesus Only,' that must be religious." And I went over here and here's bicycles had it on it, "Jesus Only." Cadillacs, Model-T Fords, everything, "Jesus Only" on it, I thought, "Well, wonder what that is?"
So I followed it around; come to find out, it was a religious meeting, fifteen hundred to two thousand people there. And I heard all that there screaming and jumping up-and-down, and going on. I thought, "Say, here's where I'll see what holy-rollers is."
So I had my old Ford, you know, that I claimed would make thirty miles an hour, fifteen this way and fifteen up-and-down this a-way. So I pulled it over to one side, I... When I got a place to park, and walked back down the street, walked in, looked around, and everybody standing that could stand. I had to look over their heads. And they were screaming, and jumping, and falling, and carrying on. I thought, "Whew, uhm, what a people that is."

63-7 But the longer I stood there, the better I felt. I thought, "That seems pretty good. Well, there ain't nothing wrong with them people. They ain't crazy." I got to talking to some of them, so they--they were fine people. So I said...
Well, now, that's the same meeting that I went out and stayed all night that night, and the next day I went in. And you've heard me tell that in my life story. I was on the platform with a hundred and fifty, or two hundred ministers, and maybe more, and they wanted everybody to just raise up and say where they was from. And I said, "Evangelist William Branham, Jeffersonville," set down, "Baptist," so, set down. Each one tell where they were from.

64-1 So that next morning when I got in there... I slept in the field all night that night, and pressed my trousers between the two Ford seats, you know, and I--I... Old seersucker trousers, little T-shirt, you know... So the next morning I went to the meeting, my little T-shirt on. I'd went...
I didn't have but three dollars, and I had to get enough gasoline to get home on. And I--I got me some rolls, that kind of old, you know, but I was all right. And I got to a hydrant, got me a glass of water, you know, and they were pretty good. So I'd soaked them up a little, and I had breakfast.
Now, I could eat with them now; they eat twice a day. But I couldn't put nothing in the offering, so I wouldn't--wouldn't sponge on them.

64-3 So then I--the next... I got in there that morning, they said... I just have to tell this part of it. So got in there that morning, and he said, "We're looking for William Branham, a young evangelist was on the platform last night, a Baptist." Said, "We want him to bring the message this morning." I seen it was going to pull me hard, that bunch of people, me a Baptist. So I just kind of scooted down in my seat. I had on seersucker trousers, a T-shirt, you know; we wore clerical, so... And I set back in the seat like this. So he asked two or three times. And I set down by a colored brother.
And the reason they had their convention in the north, because the segregation was then on in the south. So they couldn't have it in the south.
So I wondered what this "Jesus Only" was about. And I thought, "As long as it's Jesus, it's all right. So it don't make any difference whether it's--how it is, just as long as it's Him."

64-6 So I set there a little bit and watched them, and so they called two or three times more. And this colored brother looked over at me, he said, "Do you know him?" Now, I--I--the--a... The showdown was there. I couldn't lie to the man; I didn't want to.
I said, "Look, brother. Yes, I know him."
He said, "Well, go get him."
I said, "Well, I--I'll tell you, brother," I said, "I am he. But, you see, I said, "Look, I... These seersucker trousers..."
"Get on up there."
And I said, "No, I can't go up there," I said, "with these trousers on like this, this little T-shirt on."
"Them people don't care how you dress."
And I said, "Well, look, don't you mention it. Hear?" I said, "See, I've got these seersucker trousers on; I don't want to get up there."
Said, "Anybody know the whereabouts of William Branham?"
He said, "Here he is. Here he is."

65-2 Oh, my. My face real red, you know; and no tie on, you know; and this little old T-shirt, you know, and little sleeves on like this. And I went walking up through there, my ears burning. I never been around a microphone.
And so I got to preaching up there, and I took a text; I never will forget it, "The rich man lifted up his eyes in hell, and then he cried." I, a lot of times, preach little three things like that, "Come, see a man," "Believest thou this?" or "Then he cried." And--and I kept saying, "There's no flowers, and then he cried. There's no prayer meetings; then he cried. There's no children; then he cried. No songs, then he cried." Then I cried.

65-4 So after it was all over, why, my, they just had... All of them around me, wanting me come hold a meeting for them. I thought, "Say, maybe I'm a holy-roller." See? So I thought, "Maybe..." See, they was such fine people.
And I walked up out there. A man with a pair of cowboy boots on, and big cowboy hat; I said, "Who are you?"
And he said, "I'm Elder So-and-so from Texas."
I thought, "Well, that looked..."
Another fellow walked up with these little bitty knicker-bocker pants on, you know, they used to play golf with, and one of them little bitty jersey sweaters. He said, "I'm Reverend So-and-so from Florida. Would you come hold..."
I thought, "I'm right at home, boy, in these here seersucker trousers and T-shirt. That's just fine."

65-7 So you've heard my life story on those things, so I'll stop here and tell you something that I've never told before. First thing, I want to ask you... I was going to bypass that. I've never said it before in public in my life. If you promise me that you'll love me and will try to love me as much after I say this as I do before I say it, raise up your hand. All right. That's your promise; I'm going to hold you to it.
Setting in the meeting that night, when they'd singing their songs they'd clapped their hands. And they'd sing, "I..." That little song, "I know it was the Blood, I know it was the Blood." And they would run up and down the aisles, and everything, and just shouting and praising the Lord. I thought, "That sounds awful good to me." I begin...

65-9 They was referring all the time to Acts, Acts 2:4, Acts 2:38, Acts 10:49, all that. I thought, "Say, that's Scripture. I just never seen It like that before." But, oh, my heart was a-burning, thought, "This is wonderful." I thought they was a bunch of holy-rollers when I first met them, and I thought, "Oh, my." Now, they're a bunch of angels. See? I changed my mind right quick.
So the next morning when the Lord had give me this great opportunity to hold these meetings, I thought, "Oh, my, I'll get with this bunch of people. That must be the kind of what they used to call the shouting Methodists, just went a little farther," I thought. "Maybe that's what it is." So I thought, "Well, I'm... I sure like that though; there's something about them I like; they're humble and sweet."

66-2 So one thing I couldn't understand was that speaking in tongues; that got me. And I just... There was one man, say, setting here and one over here, and they was the leaders of the group. This one would raise up and speak in tongues; this would interpret it and would tell things about the meeting and so forth. I thought, "My, I got to read that." So then it vice versa, fall on this and then back on that one; and each one would speak in tongues, interpret. The rest of the church would speak, but it didn't seem like the interpretation come like these two men. And I seen they set close together; I thought, "Oh, my, them must be angels." So while setting back there...
Ever what that was (you know) that I couldn't make out, It would come on me. And I have a way of knowing things if the Lord wants me to know it. See? And I don't... That's the reason I say I don't breathe this out, never before in public. If I really want to find out anything, the Lord usually tells me about these things. That's what the gift is for. You see? So you can't just throw that out before the people; it becomes like cast your pearls before swine. It's a sacred, holy thing, and you don't want to do that. So God would hold me responsible. Like talking to brethren and so forth, I wouldn't try to find out something evil about a brother.

66-4 One time setting at a table with a man, him with his arm around me, said, "Oh, Brother Branham, I love you." And I kept feeling something moving. I looked at him. He couldn't have told me that; I knowed he didn't do it (See?), 'cause there it was. He was absolutely a hypocrite, if there ever was one (See?), and right there with his arm around me.
I said, "Well, okay," and walked away. I don't want to know that. I'd rather just know him the way I know him, as my brother, and let it go like that. Let God do the rest of it. See? And I don't want to--don't know, want to know those things.
And many times on these things; it's not here in the church. I'll be setting in the room, set in a restaurant, and the Holy Spirit will tell me things that's going to happen. People's right here that knows that to be true. I'll set at my home, and I'll say, "Now, be careful, there's a car coming after while. It'll be a certain, certain person. Bring them on in, for the Lord has said they'd be here." "When we go down the street, there'll be certain things happen. Watch at that crossing there, because you're going to almost get hit. And just see if ain't that way." See? Every time, just perfectly. So you don't want to throw yourself too much into that, because you'd... It--it's... You can use it; it's the gift of God; but you have to watch what you do with it. God will hold you responsible.

67-1 Look at Moses. Moses was a God-sent man (Do you believe that?), predestinated, foreordained, and made a prophet. And God sent him out there, said, "Go speak to the rock," after it done been smitten. Said, "Go speak to the rock, and it'll bring forth its waters."
But Moses angrily went out there and struck the rock. The water didn't come, he smote it again, said, "You rebels! Must we bring you water out of this rock?"
See what God did? The water come, but He said, "Come up here, Moses." That was the end of it. See? You have to watch those things, so you--what you do with Divine gifts.

67-4 Just like a preacher, a good forceful preacher, he get out and preach just to take up offerings and money, God will hold him responsible for that. That's right. You have to watch what you do with Divine gifts. And, or try to make some big prestige or big name for some church, or a big name for himself. I'd rather have two or three nights meeting and braze on somewhere else, and be humble, and stay down. And you know what I mean. Yes, sir, always keep where--place where God can put His hand on you. This is inside Life now, remember.

67-5 So then this day, I thought, "Well, I'm going to walk up." And I was just so alarmed at those people; I thought, "I'll find out about those man." And out in the yard I kept looking for them after the service was over. I looked around. I found one of them, I said, "How do you do, sir?"
He said, "How do you do." Said, "Was you the young preacher that preached this morning?"
I said... I was twenty-three years old then. I said, "Yes, sir."
And he said, "What was your name?"
I said, "Branham." And I said, "Yours?"
And he told me his name. And I thought, "Well, now, if I can just get his contact of his spirit now." And yet, not knowing what that was doing it. And I said, "Well, say, sir," I said, "you people have something here that I don't have."
He said, "Have you got the Holy Ghost since you believed?"
I said, "Well, I'm a Baptist."
He said, "But have you received the Holy Ghost since you believed?"
And I said, "Well, brother, what do you mean?" I said, "I--I haven't got what you all got, I know that." I said, "Because you've got something that seems to be powerful and so..."
Said, "Have you ever spoke with tongues?"
And I said, "No, sir."
Said, "I'll tell you right quick; you haven't got the Holy Ghost."
And I said, "Well, if I... If that what it takes to get the Holy Ghost, I haven't got it."
And so he said, "Well, if you haven't spoke with tongues, you haven't got It."

68-2 And keeping in conversation that way, I said, "Well, where can I get It?"
Said, "Get on in the room there and start seeking the Holy Ghost."
And I kept watching him, you know. He didn't know what I was doing, but he... I knew he had a little strange feeling, 'cause he--his eyes begin to get a little glassy as he looked at me. And he... But he was really a Christian. He was absolutely, rung out one hundred percent, a Christian. That's right. Well, I thought, "Praise God, here it is. I--I've--I've got to get to that altar somewhere."

68-4 I went out, looked all around, I thought, "I'll find the other man." And when I found him and started talking to him, I said, "How do you do, sir?"
He said, "Say, what church you belong to?" He said, "They tell me you're a Baptist."
I said, "Yep."
And he said, "You ain't got the Holy Ghost yet, have you?"
I said, "Well, I don't know."
Said, "You ever spoke in tongues?"
I said, "No, sir."
Said, "You haven't got It."
And I said, "Well, I know I haven't got what you all got. I know that." I said, "But, my brother, I'm really wanting It."
He said, "Well, there's--there's the pool ready."
I said, "I've been baptized." But I said, "I--I haven't received what you all got." I said, "You got something that I--I really want."
And he said, "Well, that's fine."

69-1 I was trying to catch him. You see? And if I... When I finally got his spirit (Now, that was the other man.), if I ever talked to a lowdown hypocrite, there was one of them. He was living... His wife was a black-headed woman; he was living with a blond and had two children by her: Drink, curse, run to taverns, and everything else, and yet in there and speaking in tongues and prophesying.
Then I said, "Lord, forgive me." I went home. That's right. And I said, "I'll just get a... I can't understand it. Seemed like the blessed Holy Spirit falling, and on that hypocrite?" I said, "Can't be. That's all."

69-3 During this long period then, me studying and crying, thought if I could get out with them maybe I could find out what it was all about. Here's one, a genuine Christian; and the other one, a real hypocrite. Then I thought, "What of it? Oh," I said, "God, maybe--maybe there's something wrong with me." And I said, being a fundamentalist, "That'll have to be that in the Bible. It has to."
To me, everything that operates must come out of this Bible or it's not right. Has to come from Here. It's to be proved in the Bible, not just one place, but it has to come all the way through the Bible. I have to believe it. It has to dovetail and tie together with every Scripture or I don't believe it. And then, because Paul said, "If an angel from heaven come, preach any other Gospel, let him be accursed." So I believe the Bible.
And I said, "I could never see nothing like that in the Bible."

69-6 Two years later, after I'd lost my wife and everything, I was up there at Green's Mill, my little old place up there, praying. Been back in my cave back there for two or three days: two days it was. I walked out to get a bit of breath, a breath of air. And when I walked out there, my Bible was laying out there on the end of a log just as you come in. An old tree blowed down, it had a fork in it. And I... It had a fork laying up like this, and the tree laying down. And I just set straddle that log, and lay out there at nighttime, looking up towards the skies like that, my hand laying up like this, and sometimes go to sleep laying right out on the log like that, praying. Be up there several days, just don't eat or drink, just there praying. And I walked out to get a little fresh air, out of that cave; it was cool, damp back in there.

69-7 So then I come out and there laid my Bible where I had had It the day before, and it was turned to Hebrews the 6th chapter. And I begin to read there, "Let us lay aside... on... go on to perfection, not laying again the foundation of repentance from dead works and faith towards God," and so forth. "For it is impossible for those which were once enlightened, made partakers of the heavenly gift, and the callings," and so forth. But said, "But thorns and thistles which is nigh unto rejection, whose end... water... The rain cometh oft upon the earth to dress it and prepare it for that which is--that which is nigh unto rejection, with thorns and thistles, whose end is to be burned."
And Something went, "Whoosh!"
I thought, "Here It is. I'll hear right now whatever... He--He woke me up here; He's fixing to give me a vision right now." And I waited there on the end of that log, and waited. I got up and walked back and forth, up and down: walked back, nothing happened, walked back to my cave again, nothing happened. I stood there, and I thought, "Well, what is this?"

70-3 I walked over to my Bible again, and, oh, It just come all over me again. I picked It up, and I thought, "What's in there He wants me to read?" I kept reading on down about "repentance towards God, and faith," and so forth, and I read on down where It said, "The rain cometh oft upon the earth to dress it and prepare it for what it's meant for, for here, but the thorns and thistles which is nigh unto rejection whose end is to be burned..." And, oh, It'd just shake me.
I thought, "Lord, are You going to give me a vision of what..." I was up there to ask Him for something another.
Then all at once, before me, I seen the world a-rolling, and it was all disked up. And here went a man with white, with his head up, a-sowing seeds like this. And when he went, coming... Just as he went over the hill, here come a man behind him, dressed in black, with his head down, a-sowing seeds. And when the good seeds come up, it was wheat; and when the bad seeds come up, it was weeds.

70-6 And then it come a great drought on the earth, and the wheat had its head hanging over, just about perished, wanting water. And I seen all the people with their hands up, praying for God to send water. And then I seen the weed; it had its head down, bowing for water. And just then the great clouds come across and the rain just gushed down. And when it did, the little wheat that was all bent over went, "Whish," stood right up. And the little weed right by its side went, "Whish," stood right up.
I thought, "Well, what's that?"
Then it come to me. There it is. The same rain that makes the wheat to grow, makes the weed to grow. And the same Holy Spirit can fall in a bunch of people, and can bless a hypocrite just the same as It blesses the others. Jesus said, "By their fruits you shall know them." Not whether he shouts, whether he rejoices, but "it's by his fruits you shall know them."
I said, "There you are." "I got it, Lord." I said, "Then that really is the Truth." This man... You could have gifts without knowing God.

71-1 So then, I--then I was getting too critical on speaking with tongues. You see? But one day then, how God a-vindicated that to me... I was baptizing down on the river, my first converts, at the Ohio River, and the seventeenth person I was baptizing, as I started to baptize, then I said, "Father, as I baptize him with water, You baptize him with the Holy Spirit." I started to--to put him under the water.
And just then a whirl come from the heavens above, and here come that Light, shining down. Hundreds and hundreds of people on the bank, right at two o'clock in the afternoon, in June. And It hung right over where I was at. A Voice spoke from there, and said, "As John the Baptist was sent for the forerunner of the first coming of Christ, you've got a--have a Message that will bring forth the forerunning of the second coming of Christ." And it liked to scared me to death.

71-4 And I went back, and all the people there, the--the foundry men and all them, the druggist, and all of them on the bank. I'd baptized about two or three hundred that afternoon. And when they taken me out, pulled me out of the water, the deacons and so forth went up; they asked me, said, "What did that Light mean?"
A big group of colored people from the--the Gilead Age Baptist church and the Lone Star church down there, and many of those was down there, they begin screaming when they saw that happen; people fainted.

71-7 A girl I tried to get out of a boat there, setting there with a swimming suit on, a Sunday school teacher in a church, and I said, "Won't you get out, Margie?"
She said, "Billy, I don't have to get out."
I said, "That's right, you don't have to, but I'd have enough respects for the Gospel to get out where I'm baptizing."
She said, "I don't have to."
And when that--she set there snickering and laughing at me baptizing, 'cause she didn't believe in baptizing, so then when the Angel of the Lord come down she pitched forward in the boat. Today the girl's in the insane institution. So you just can't play with God. See? Now, later on... A beautiful girl, went to drinking later on, was hit with a bottle of--of beer bottle, cut all of her face down. Oh, a horrible-looking person. And there that happened.

71-9 And then all along down through life I'd see that, see that moving, see that visions, how those things would happen. Then, a little later on, it kept bothering me so much, and everybody telling me it was wrong. And I took off to my old stamping grounds up there where I always prayed through. And I'd... No matter how much I'd keep praying for that not to come to me, it come anyhow. And so I was just... I was--I was game warden in the State of Indiana. And I come in; there was a man setting there, a brother to my pianist at the--the Tabernacle. And he said, "Billy, will you ride up to Madison with me this afternoon?"
I said, "I can't do it, I got to go up to the forestry."
And I'd... Just coming around the house and taking off my belt, gun belt and things, and rolling up my sleeves. We lived in a little two-room house, and I was going to wash and make ready for my meal. And I'd washed, and just walking around the side of the house, under a--a big maple tree, and all at once Something went, "Whoosh." And I just almost passed out. And I looked, and I knowed it was That again.
I set down on the steps, and he jumped out of his car and run to me, said, "Billy, are you fainting?"
I said, "No, sir."
He said, "What's the matter, Billy?"
And I said, "I don't know." I said, "Just go ahead, brother; that's all right. Thank you."
My wife come out and brought a pitcher of water, she said, "Honey, what's the matter?"
I said, "Nothing, sweetheart."
So she said, "Come on now, dinner's ready," and she put her arm around me, tried to bring me in.

72-4 And I said, "Honey, I--I want to tell you something." I said, "You call them up and tell them I won't be out there this afternoon." I said, "Meda, sweetheart," I said, "I know in my heart I love Jesus Christ. I know that I've passed from death unto Life. But I don't want the Devil to have anything to do with me." And I said, "I can't go on like this; I'm a prisoner." I said, "All the time, when this thing keeps happening, and things like that, and these visions a-coming, and so forth like that, or whatever it is," I said... "that happens to me." (I didn't know it was a vision. I didn't call it a vision.) I said, "Them trances like," I said, "I don't know what that is. And, honey, I--I--I--I don't want to fool with it; they--they tell me it's the Devil. And I love the Lord Jesus."
"Oh," she said, "Billy, you oughtn't to listen to what people tell you."

72-5 I said, "But, honey, look at other preachers." I said, "I--I don't want it." I said, "I'm going to my place in the woods. I got about fifteen dollars; you take care of Billy." Billy was a little bitty boy then, a little bitty fellow. I said, "You--you take... That's enough for you and Billy to live on awhile. Call them up and tell them I'll--I may be back tomorrow, and I may not never be back. If I ain't back in the next five days, put a man on in my place." And I said, "Meda, I'll never come out of that woods until God promises me He will take that thing away from me and never let it happen again." Think of the ignorance that a man can be.

73-1 And I went up there that night, went back in a little old cabin floor. It was next day, it was kind of late; I was going to go up to my camp the next day, up on the--farther around the mountain, or the hill, rather, and get up in the woods there. I don't believe the FBI could find me up there. So this little old cabin... I'd been praying all that afternoon and 'fore it got too dark. I'd prayed, was reading over there in the Bible where It said, "The Spirit of the prophets is subject to the prophet." I couldn't make that out. So it got too dark in the little old cabin where I used to trap when I was a boy, had a trap line through there, and go up there and fish and stay all night: just a little old dilapidated cabin setting over there, been in there for years. Some tenant might've had it before it all come to that.

73-3 And so I--I was just waiting there. I thought, "Well." Got along towards one o'clock, two o'clock, three o'clock in the morning; I was walking up and down the floor, walking back and forth. I set down on a little old stool there, a little old--not stool, a little old box of a thing. And I set down there, and I thought, "O God, why do You do this to me?" I said, "Father, You know I love You. You know that I love You. And I--I--I don't want to be possessed with the Devil. I don't want them things to happen to me. Please, God, don't never let it happen no more." I said, "I--I love You. I don't want to go to hell. What's the use of me preaching, and trying, and putting my efforts forth if I'm wrong? And I'm not only taking myself to hell; I'm misleading thousands of others." Or hundreds of others in them days. And I said... I had a big ministry. And I said, "Well, I--I don't never want it to happen to me again."

73-5 And I set down on this little stool. And I just setting, oh, kind of in this position, just like that. And all at once I seen a Light flicker in the room. I thought somebody was come up with a flashlight. And I looked around, and I thought, "Well..." And here It was, right out in front of me. And old wooden boards on the floor, and there It was, right in front of me. There's a little old drum stove setting in the corner; the top was tore out of it. And--and right in here there was a--a Light on the floor, and I thought, "Well, where's that? Well, that couldn't be coming..."
I looked around. And here It was above me, this very same Light, right there above me, hanging right like that, circling around like a fire, It's kind of an emerald color, going, "Whoosh, whoosh, whoosh," like that, just above it like that. And I looked at That, and I thought, "What is That?" Now, It scared me.

74-1 And I heard somebody coming [Brother Branham imitates someone walking--Ed.], just walking, only it was bare-footed. And I seen the foot of a Man come in. It was dark in the room, all but right here where It was shining right down. I seen the foot of a Man coming in. And when He come into the room, walked on up, He was a Man about, looked to weigh about two hundred pounds. He had His hands folded like this. Now, I'd seen It in a Whirlwind; I'd heard It talk to me, and seen It in the form of a Light, but the first time I ever seen the image of It. It walked up to me, real close.
Well, honest friends, I--I thought my heart would fail me. I... Just imagine. Put yourself there. It'd make you feel the same way. You're maybe farther along the road than I am, may have been a Christian longer, but It would make you feel that way. 'Cause after hundreds and hundreds of times of visitation, it paralyzes me when He comes near. It sometimes it even makes me... I almost completely pass out, just so weak when I leave the platform. Many times If I stay too long, I'll go completely out. I've had them ride me around for hours, not even know where I was at. And I can't explain it. Read down here in the Bible; It'll explain It, what it is. The Scripture says so.

74-3 So I was setting there and looking at Him. I--I kind of had my hand up like that. He was looking right at me, just as pleasant. But He had a real deep voice, and He said, "Do not fear; I am sent from the Presence of Almighty God." And when He spoke that voice, that was the same voice that spoke to me when I was two years old, all the way up. I knowed that was Him. And I thought, "Now..."
And hear it. Now, listen to the conversation. I'll quote it the best that I can, knowingly, word by word, 'cause I'd hardly remember. And He...
I said, looked at Him like that. He said, "Do not fear," just as quiet, said, "I'm sent from the Presence of Almighty God to tell you that your peculiar birth..." As you know what my birth was up there. That same Light hung over me when I was first born. And so He said, "Your peculiar birth and misunderstood life has been to indicate that you're to go to all the world and pray for the sick people." And said, "And regardless of what they have..." And He designated (God, Who's my Judge, knows) that, He designated cancer. Said, "Nothing... If you get the people to believe you, and be sincere when you pray, nothing shall stand before your prayers, not even cancer, (See?) if you get the people to believe you."

75-1 And I seen He wasn't my--my enemy; He was my friend. And I didn't know whether you--whether I was dying or what was happening when He was coming up to me like that. And I said, "Well, Sir," I said, "I am..." What did I know about healings and things like that, those gifts? I said, "Well, Sir, I am a--I--I'm a poor man." And I said, "I'm among my people. I--I live with my people who's poor. I'm uneducated." And I said, "And I--I--I would not be able; they'd not--they'd not understand me." I said, "They--they wouldn't--they wouldn't hear me."
And He said, "As the prophet Moses was given two gifts, signs (rather) to a-vindicate his ministry, so will you given two--so are you given two gifts to a-vindicate your ministry." He said, "One of them will be that you'll take the person that you're praying for by the hand, with your left hand and their right," and said, "then just stand quiet, and it'll have--there'll be a physical effect that'll happen on your body." And said, "Then you pray. And if it leaves, the disease is gone from the people. If it doesn't leave, just ask a blessing and walk away."

75-2 "Well," I said, "Sir, I'm afraid they won't receive me."
He said, "And the next thing will be, if they won't hear that, then they will hear this." Said, "Then it'll come to pass that you'll know the very secret of their heart." Said, "This they will hear."
"Well," I said, "Sir, that's why I'm here tonight. I have been told by my clergymen that those things that's been coming to me was wrong."
He said, "You were born in this world for that purpose." (See, "gifts and calling without repentance.") He said, "You were born in this world for that purpose."
And I said, "Well, Sir," I said, "that, my clergymen told me that--that it was the--the evil spirit." And I said, "They... That's why I'm here praying."
And here's what He quoted to me. He related to me the coming of the Lord Jesus in His first time. And I said...

75-6 The strange thing was, friends... Well, I'll stop right here just for a minute, go back. What made me more scared than ever, every time I met a fortuneteller, they would recognize something had happened. And that would just... It just nearly killed me.
For instance, one day my cousins and I was going down through a--a carnival ground, and we was just boys, walking along. So there was a little old fortuneteller setting out there in one of those tents, a young lady, nice-looking young lady, she was setting there. And we was all going, walking by. She said, "Say, you, come here a minute." And the three of us boys turned around. And she said, "You with the striped sweater..." That was me.
And I said, "Yes, ma'am?" I thought she maybe wanted me to go get her a coke, or something another like that. And she was a--a young woman, maybe in her early twenties, or something, setting there. And I walked up; I said, "Yes, ma'am, what could I do for you?"
And she said, "Say, did you know there's a--a Light that follows you? You were born under a certain sign."
I said, "What do you mean?"
She said, "Well, you were borned under a certain sign. There's a Light that follows you. You were born for a Divine call."
I said, "Get away from here, woman."
I started moving on, 'cause my mother always told me them things was of the Devil. She was right. So I... That scared me.

76-2 And one day while I was a game warden, I was going up on the bus. And I got on the bus. Was always seemed to be subject to spirits. I was standing there, and this sailor was standing behind me. And I was going up to patrol, and I was going up to the Henryville Forestry, was on a bus. I kept feeling some strange something. I looked around there, and there was a--a great big heavyset woman setting there, nicely dressed. She said, "How do you do?"
Said, "How do you do."
I thought it was just a woman, you know, talking, so I just kept... She said, "I'd like to talk to you a minute."
I said, "Yes, ma'am?" And I turned around.
She said, "Did you know you were born under a sign?"
I thought, "Another one of them funny women." So I just looked on out. And so I never said a word, just kept...
She said, "Could I speak to you a minute?" And I just kept... She said, "Don't act like that."
I just kept looking forward. I thought, "That isn't gentleman-like."
She said, "I'd like to speak to you just a moment."

77-1 I just kept looking forward, and I wouldn't pay any attention to her. Directly I thought, "I believe I'll see if she says like the rest of them." I turned around; I thought, "Oh, my." That quivered me; I know; 'cause I hated to think that. Turned around.
She said, "Maybe I'd better explain myself." She said, "I'm an astrologist."
I said, "I thought you was something like that."
She said, "I'm on my way to Chicago to see my boy who's a Baptist minister."
And I said, "Yes, ma'am."
She said, "Anybody ever tell you you were born under a sign?"
I said, "No, ma'am." Now, I lied to her there (See?), and I said--just wanted to see what she was going to say. And she said... I said, "No, ma'am."
And she said, "Doesn't... Hasn't ministers ever told you?"
I said, "I don't have nothing to do with ministers."
And she said, "Uh-huh."
And I said... She--she said to me... I said, "Well..."
She said, "If I tell you just exactly when you was born, will you believe me?"
I said, "No, ma'am."
And she said, "Well, I can tell you when you were born."
I said, "I don't believe it."
And she said, "You were born on April the 6th, 1909, at five o'clock in the morning."
I said, "That's right." I said, "How do you know that?" I said, "Tell this sailor here when he was born."
Said, "I can't."
And I said, "Why? How do you know?"

77-2 Said, "Look, sir." She said, when she begin to talk about this astronomy now, and she said, "Every so many years..." Said, "You remember when the morning star come, that led the wise men to Jesus Christ?"
And I kind of stalled it, you know; I said, "Well, I don't know nothing about religion."
And she said, "Well, you've heard about the wise men coming to see Jesus."
I said, "Yes."
And she said, "Well, what was wise men?"
"Oh," I said, "it was just wise men, all I know."
She said, "Well, what is a wise man?" She said, "The same thing that I am, an astrologist, star gazer they call them." And she said, "You know, before God does anything in--in the earth, He always declares it in the heavens, and then on the earth."
And I said, "I don't know."

77-3 And she said, "Well..." She called two or three, two--three stars, like Mars, Jupiter, and Venus. It wasn't them, but she said, "They crossed their paths and come together and made..." Said, "There was three wise men that come to meet the Lord Jesus, and one was from the lineage of Ham, and one of Shem, and the other one Japheth." And said, "When they met together at Bethlehem, the three stars that they were from... Every person on earth," said, "they have something to do with the stars." Said, "Ask that sailor there when the moon goes out and the heavenly planet goes out, the tide doesn't go with it and come in."
I said, "I don't have to ask him that, I know that."
And she said, "Well, your birth has something to do with the stars up there."
And I said, "Well, that I don't know."

78-2 And she said, "Now, these three wise men came." And said, "When they three stars, when they... They come from different directions and they met at Bethlehem. And they said they found out and consulted, and one was from the lineage of Ham, Shem, and Japheth, the three sons of Noah." And she said, "Then they come and worshipped the Lord Jesus Christ." And said, "When they departed," said, "they brought gifts and put to Him."
And said, "Jesus Christ said in His ministry that when this Gospel has been preached to all the world (Ham, Shem, and Japheth's people), then He would come again." And she said, "Now, those planets, heavenly planets, as they move around..." Said, "They separated. They've never been on the earth since, known." But said, "Every so many hundred years, they cross their cycles like this."
If there happen to be an astronomer here, he might know what she was talking about; I don't. So when she was talk... Said, "They cross like that." And said, "In commemoration of the greatest gift that was ever given to mankind, when God gave His Son. When these planets cross themselves again, why," said, "He sends another gift to the earth." And said, "You were born on the crossing of that time. And I said, 'That's the reason I knew it.'"
Well, then I said, "Lady, the first place, I don't believe anything about it. I'm not religious, and I don't want to hear no more about it." Walked away. And so I cut her off pretty short. So I went on out.

78-4 And every time any--I'd get around one of them, that's the way it would be. And I thought, "Why does them devils do that?"
Then the preachers, saying, "That's the Devil. That's the Devil." They had me believing it.
And then that night up there when I--when He referred to that, I asked Him; I said, "Well, why is it all them mediums and things like that, and them devil-possessed people, that always tell me about it; and the clergy that, my brethren, tell me that it's of the evil spirit?"
Now, listen at what He said, this One Who's hanging over there in the picture. He said, "As it was then, so is it now." And He begin to refer to me, that when the ministry of our Lord Jesus Christ begin to take place, the ministers said He was Beelzebub, the Devil; but the devils said He was the Son of God, the Holy One of Israel. Devils... And look at Paul and Barnabas when they was up there preaching. The ministers said, "These men turn the world up-side-down. They're evil; they're--they're the Devil." And the little old fortuneteller out on the street recognized that Paul and Barnabas was men of God, said, "They're men of God who tell us the way of Life." Is that right? Spiritualists and soothsayers, demon-possessed people...

79-2 But we get so soured down on theology, till we don't know nothing about the Spirit. I hope you love me after this. But that's what it is. I mean Pentecost too. That's right. Just shouting and dancing around doesn't mean you know anything about the Spirit. It's personal contact, face to face, that's what you need. That's the kind of church God's fixing to raise up (That's right.) when they come together in unity and power, in Spirit.
And He referred to that. And He told me how that the ministry misunderstood it, and assured me that the ministry had misunderstood it. And when He told me all about this and how that Jesus...

79-5 I said, "Well, what about this--these things that happen to me?"
And...?... He said, "That'll multiply and get greater and greater." And He referred to me, telling me how Jesus did it; how that He come and He was possessed with a power that could foreknow things and tell the women at the well, claimed not to be a healer, claimed to do those things just as the Father showed Him.
I said, "Well, what kind of a spirit would that be?"
He said, "It was the Holy Spirit."
Then something there happened inside of me, that I realized that the very thing that I turned my back on was what God brought me here for. And I realized that it was just like those Pharisees in the days gone by, they had misinterpret the Scripture to me. So from then on I took my own interpretation of It, what the Holy Spirit said.
I told Him, "I'd go."
He said, "I'll be with you."

80-1 And the Angel stepped into the Light again that begin to come around and around, and around and around, and around His feet like that, went up into the Light and went out of the building. I went home a new person. Walked over to the church and told the people about it, the--on Sunday night.
And on Wednesday night they brought a woman there, one of Mayo's nurses dying with cancer, nothing but a shadow. When I walked down to take ahold of her, there come a vision before her, showed her back nursing again. And she's on the list in Louisville, "been dead for years." There she is at Jeffersonville now, nursing, been nursing for years. For I looked up there, and I seen that vision. I turned around, hardly knowing what I was doing, standing there; I quivered when they first brought that case and laid it down there. And the nurses and things standing around her, and her laying there, and her face all sunk in and her eyes way back.

80-3 Margie Morgan. If you want to write to her, that's 411 Knobloch Avenue, Jeffersonville, Indiana. Or write to Clark County Hospital, Jeffersonville, Indiana. Let her give you the--the testimony.
And I looked down there. And that first case there, to see here come out, there come a vision. I seen that woman nursing again, walking around, good and strong and healthy. I said, "THUS SAITH THE LORD, You'll live and not die."
Her husband, a very high man in this world's things, looked at me like that. I said, "Sir, don't you fear. Your wife will live."
He called me outside, said, called two or three doctors, said, "You know them?"
I said, "Yes."
"Why," said, "I've played golf with him. He said, 'The cancer had wrapped around her intestines; you can't even wash her out with an enema.'"
I said, "I don't care what she's got. Something down in here; I seen a vision. And that Man that told me, said, whatever I seen, to say it and it would be so. And He's told me and I believe it."
Praise God! A few days from then she was doing her washing, going around. She weighs about a hundred and sixty-five pounds now, in perfect health.

80-5 Then when I accepted it, away it went. Then Robert Daugherty called me. And here it went, out down through Texas, across the world.
And one night, on about four or five times out... I couldn't understand speaking in tongues and so forth. I believed in the baptism of the Holy Spirit, believed that people could speak in tongues. And one night when I was walking out onto the--in a Cathedral, San Antonio, Texas, walking out there, a little fellow setting up here begin to speak in tongues like a shotgun firing, or a machine gun, rapidly. Way back, way back there, a fellow raised up and said, "THUS SAITH THE LORD. The man that's walking to the platform is going forward with a ministry that was ordained of Almighty God. And as John the Baptist was sent as the first forerunner of the coming of Jesus Christ, so he packs a message that will cause the second coming of the Lord Jesus Christ."
I like to a-sunk in my shoes. I looked up, I said, "Do you know that man?"
He said, "No, sir."
I said, "Do you know him?"
He said, "No, sir."
I said, "Do you know me?"
He said, "No, sir."
I said, "What are you doing here?"
He said, "I read it in the paper." And this is... That was the first night of the meeting.
I looked over there and I said, "How'd you come here?"
Said, "Some of my people told me that you was going to be here, a Divine healer, and I come."
I said, "Don't you all know one another?"
He said, "No."

81-2 Oh, my. There I seen that the very power of the Holy Spirit... Where one time back there I had thought it was wrong, and I knowed that I... This same Angel of God was associated with them people that had those things. Although they had phony and a lot of mix-up and a lot of Babylon in it, but in there was a genuine article. [Blank.spot.on.tape--Ed.]... Jesus Christ. And I seen that it--it was true.
Oh, years passed by, and in the meetings the people would see the visions and so forth.

81-4 One time a photographer caught It in a picture when I was standing down somewhere in Arkansas, I believe it was, in a meeting about like this, the auditorium about like this. And I was standing, trying to explain It. People knew, they would set and listening, Methodists, Baptists, Presbyterians, and so forth. And then I happened to look, coming in the door, here It come, going, "Whoosh, whoosh!"
I said, "I will not have to speak anymore, for here It comes now." And It moved up, and people begin screaming. Come up to where I was and settled down around.
Just as It was settling down, a minister run up and said, "Say, I see That." And It struck him as blind as--as he could be, staggered back. You can look at his picture right there in the book and see it as he staggered back with his head down like that. You can see his picture. There It settled down. Just the newspaper photographer caught It that time. But the Lord wasn't ready.

82-3 And one night at Houston, Texas, when, oh, thousands times thousands of people... We was having eight hundred--eight thousand over at the what-you-call-it, over at the music hall, come back over to the great Sam Houston Coliseum.
And there in that debate that night, when a Baptist preacher said I wasn't nothing but a low-down hypocrite and an impostor, a religious impostor, and ought to be run out of the city, and he ought to be the one to do it.
Brother Bosworth said, "Brother Branham, would you let something like that happen? Call his hand."
I said, "No, sir, I do not believe in fussing. The Gospel's not made to fuss; It's made to live." I said, "No matter how you convince him, he'd go just the same way." I said, "He... Wouldn't make him any difference. If God can't speak to his heart, how can I?"

82-6 Next day he come out, said, "It shows what they're made out of," the "Houston Chronicle." Says, "Shows what they're made out of, they're afraid to take up for what they're preaching."
Old Brother Bosworth come up to me, being way in his seventies then, lovely old brother, put his arm around me, said, "Brother Branham," he said, "you mean you're not going to take that up?"
I said, "No, Brother Bosworth. No, sir. I'm not going to take it up." I said, "It don't do no good." I said, "Just causes fussing when we leave the platform." I said, "I'm holding a meeting now, and I don't want to get things all tore up like that." I said, "Just let him go ahead." I said, "That's all; he's just rattling." I said, "We've had them before, and it doesn't do any good to talk to them." I said, "They'll go right away, holding theirself." I said, "If they once receive the knowledge of the truth and then they won't receive it, the Bible said they've crossed the separating line and they'll never be forgiven in this world or the world to come. They call It the Devil, and they can't help it. They're possessed with a religious spirit which is the Devil."
How many knows that's true, that a devil spirit is religious? Yes, sir, just as fundamental as they can be. And so then that didn't go very good when I said, "fundamental," but that's true. "Having a form of godliness and denying the power thereof." That's right. Signs and wonders is what vindicates God, always. And He said it would be in the last days the same thing. And notice.

83-1 Old Brother Bosworth, I... He was going to come with me, and he was kind of tired; he come back from Japan; he was going to be here. He's going on to be at Lubbock with me. And so he was... He had a little, bad cold, so he couldn't come on this one, he and his wife.
And so they--he almost thought he looked like Caleb. He stood there, he said, "Well, Brother Branham," (that very dignified look, you know), he said, "let me go do it," and said, "if you don't want to."
I said, "Oh, Brother Bosworth, I--I don't want you to do it. You'd go fussing."
He said, "There won't be one word of fussing."
Now, just before I close, listen to this. He went down there. I said, "If you won't fuss, all right."
Said, "I promise not to fuss."

83-5 Around thirty thousand people gathered for that auditorium that night. Brother Wood, setting over here, was present at the time, and was setting in that auditorium. And I...
My boy said, or... My wife said, "You're not going down to that meeting?"
I said, "No. I wouldn't go down there and hear them fussing. No, sir. I wouldn't go down there and listen at it."
When nighttime come, Something said, "Go on down there."
I got a taxicab, my brother, and wife and my children, we went down. And I'd went way up in balcony thirty, way high like that, and set down.

83-8 Old Brother Bosworth walked out there just like an old diplomat, you know. He had copied off some... He had six hundred different promises of the Bible copied off there. He said, "Now, Doctor Best, if you'll come up here and will take one of these promises and disprove it by the Bible... Every one of these promises is in the Bible, pertaining to Jesus Christ healing the sick in this day. If you can take one of these promises and, by the Bible, contradict it with the Bible, I'll set down, shake your hand, say, you're right."
He said, "I'll take care of that when I get up there." He wanted the last so he could rub off on Brother Bosworth. See?

83-9 So Brother Bosworth said, "Well, Brother Best, I'll ask you one, and if you'll answer me yes or no," said, "we'll just settle the debate right now."
And he said--he said, "I'll take care of that."
He asked the moderator if he could ask him, said, "Yes."
He said, "Brother Best, was the redemptive Names of Jehovah applied to Jesus, yes or no?"
That settled it. That was all. I tell you; I just felt something just going all through me. I never thought of that myself. See? And I thought, "Oh, my, he can't answer. That ties it."
He said, "Well, Doctor Best, I'm--I'm alarmed."
He said, "I'll take care of that."
Said, "I'm alarmed that you can't answer my weakest question." He was just as cool as a cucumber; he knew where he was standing. So then he just set down there with that Scripture.
Said, "Take your thirty minutes; I'll answer after that."

84-3 And old Brother Bosworth set there and took that Scripture and tied that man in such a place till his face was so red you could have struck a match on it nearly.
He raised up from there, angry, and threw the papers across the floor, got up there and preached a good Campbellite sermon. I was a Baptist; I know what they believe. He never... He was preaching on the resurrection, "When this mortal puts on immortality, then we'll have Divine healing." Oh, my. What do we need Divine healing after we're immortal ("when this mortal puts on immortality," the resurrection of the dead)? He even doubted the miracle that Jesus did on Lazarus, said, "He died again, and that was just a temporary thing." See?

84-5 And when he got through like that, he said, "Bring forth that Divine healer and let me see him perform."
They had a little puddle then. Brother Bosworth said, "I'm surprised at you, Brother Best, not answering one question that I asked you."
And so he got real frantic then; he said, "Bring that Divine healer forth and let me see him perform."
Said, "Brother Best, do you believe in people being saved?"
He said, "Sure."
He said, "Would you want to be called a Divine Saviour?"
Said, "Certainly not."
"Neither... That wouldn't make you a Divine Saviour because you preached salvation of soul."
He said, "Why, certainly not."
Said, "Neither does it make Brother Branham a Divine healer by preaching Divine healing for the body. He's not no Divine healer; he just points people to Jesus Christ."
And he said, "Bring him forth; let me see him perform. Let me look at the people a year from today, and I'll tell you whether I believe It or not."
Brother Bosworth said, "Brother Best, that sounds like another case at Calvary, 'Come down off the Cross and we'll believe You.'" See?

85-2 And so, oh, man, he really blew up. He said, "Let me see him perform. Let me see him perform." The moderators made him set down. He walked over there, and there was a Pentecostal preacher standing there; he just smacked him all the way across the platform. And so they stopped him then. So Brother Bosworth said, "Here, here! No, no." So the moderators made him set down.
Raymond Richey raised up, said, "Is this the attitude of the Southern Baptist Convention?" Said, "You Baptist ministers, did the Southern Baptist Convention send this man over here or did he come on his own?" They wouldn't answer. He said, "I asked you." He knew them, every one.
They said, "He come on his own." 'Cause I know Baptists believe in Divine healing too. So then he said, "He come on his own."

85-5 So then here's what happened then. Then Brother Bosworth said, "I know Brother Branham's in the meeting, if he wants to come and dismiss the audience, very well."
So Howard said, "You set still."
I said, "I'm setting still."
And just then Something come around, begin to whirl around, and I knew It was the Angel of the Lord, said, "Rise up."
About five hundred people put their hands together like this, made an aisle, come down to the platform.
I said, "Friends, I'm not no Divine healer. I'm your brother." I said, "Brother Best, with no..." Or, "Brother Best," I said, "with no disregards to you, my brother, not at all. You have a right to your convictions; so do I." I said, "'Course, you see you couldn't prove the--your point, by Brother Bosworth. Neither could you by anybody that's well read in the Bible, that knows those things." I said, "And as far as healing people, I cannot heal them, Brother Best. But I'm here every night. If you want to see the Lord perform miracles, come on over. He does it every night."
And he said, "I'd like to see you heal somebody and let me look at them. You might hypnotize them with your hypnotism," but said, "I'd like to see it in a year from there."
I said, "Well, you'd have a right to check them, Brother Best."

85-6 He said, "Nothing but you bunch of numskull holy-rollers believe in such stuff as that. Baptists don't believe in no such nonsense."
Brother Bosworth said, "Just a moment." Said, "How many people out there, in these two weeks' meeting here, that's standing in good standing with these fine Baptist churches here in Houston, that can prove that you've been healed by Almighty God while Brother Branham's been here?" And over three hundred stood up. Said, "What about that?"
He said, "They're not Baptists." Said, "Anybody can testify anything; that still doesn't make it right."
Said, "God's Word says it's right, and you can't withstand That. And the people says it's right, and you can't back that down. So what are you going to do about It?" See, like that.

86-1 I said, "Brother Best, I only tell what's truth. And if I'm truthful, God's obligated to back up the truth." I said, "If He isn't... If He won't back up the truth, then He isn't God." And I said, "I do not heal people. I was born with a--with a gift to see things, see it happen." I said, "I know I'm misunderstood, but I can do no more than fulfill the conviction of my heart." I said, "I believe that Jesus Christ raised from the dead. And if the Spirit that comes and shows visions and so forth, if that's questioned, drop around and find out." I said, "That's all." But I said, "But for myself, I can do nothing of my own self." And I said, "If I tell the truth, God's obligated to me, to witness that It is the truth."
And about that time, Something went, "Whoosh!" Here He come, coming right down. And the American Photographer Association, the Douglas Studios in Houston, Texas, having the big camera set there (They're forbidden to take pictures.), shot the picture.

86-3 When they was there to take pictures of Mr. Best, and he--he said... Before I went down there, he said, "Wait a minute. I got six glossies coming here." He said, "Here, shoot my picture now." And he put his finger in that old saintly man's nose, like that, said, "Now, take my picture." And they did. Then he drawed his fist and put it up, said, "Now, take my picture." And they took it like that. Then he done like that, to pose for his picture. He said, "You'll see this in my magazine." like that.
Brother Bosworth stood there and never said a thing. Then they just took the picture of This.

86-5 On the road home that night (Catholic boy took it.), he said to this other boy, he said, "What do you think about that?"
He said, "I know I criticized him. That goiter that left that woman's throat, I said he hypnotized her." Said, "I could've been wrong on that."
Said, "What do you think about that picture?"
"I don't know."
They put it in the acid. Here's his picture; you can ask him if you want to. They went home, he set there and smoked a cigarette. Went in and pulled out one of Brother Bosworth; it was negative: pulled out two, three, four, five, six, and every one of them was blank. God would not permit the picture of His sainted old man standing there with that hypocrite, with his nose, or hand, fist shaking under his nose like that. He wouldn't permit it.
They pulled out the next one, and here It was. The man had a heart attack, they said, that night.
And they sent this negative to Washington D.C. It was copyrighted and sent back.

87-3 And George J. Lacy, the head of the FBI fingerprint and document, and so forth, one of the greatest there is in the whole world, was brought there and kept two days on it to test camera, lights, everything else. And when we come that afternoon, he said, "Reverend Branham, I've been a critic of yours too." He said, "And I said it was psychology, somebody said they seen them Lights and things like that." And said, "You know, the old hypocrite used to say that (he meant the unbeliever) them pictures around, that halo around Christ, around the saints, he said, that was just simply psychology." But said, "Reverend Branham, the mechanical eye of this camera won't take psychology. The Light struck the lens, or struck the negative, and there It was." And he said...
I submitted it over to them. He said, "Oh, mister, do you know what that's worth?"
And I said, "Not to me, brother, not to me." And so he said...
'Course, it'll never come in effect while you're living, but someday, if civilization moves on and Christianity remains, there'll be something happen about this.

87-6 So friends, tonight, if this is our last meeting on this earth, you and I have set in the Presence of Almighty God. My testimony is true. Many, many things, it would take volumes of books to write it, but I want you to know.
How many in here that's actually without the picture seen the Light Itself standing around where I've been preaching? Raise your hands, all over the building, anybody that's ever seen It. See, about eight or ten hands that's setting here.
You say, "Could--could they see It and me not see It?" Yes, sir.
That--that Star that the wise men was following, passed over every observatory; no one seen It but them. They were the only one who saw It.

87-9 Elijah was standing there looking at all those chariots on fire, and everything else. And Gehazi looked around; he couldn't see them anywhere. God said, "Open his eyes that he can see." And then he seen them. See? But he was a good boy, standing there looking around, but he couldn't see it. Sure. It's given for some to see, and some not to. And that's true.
But now you that has never seen It, has never seen It, and you that did see It with your natural eye and has never seen the picture, yet the ones that sees the picture has a greater proof than you that seen It with your natural eye. 'Cause you with your natural eye, could been mistaken; it could have been an optical illusion. Is that right? But That's not an optical illusion; that's the truth, where scientific research proves that it's the truth. So the Lord Jesus has did this.

88-2 "What do you think It is then," you say, "Brother Branham?"
I believe that It is the same Pillar of Fire that led the children of Israel from Egypt to Palestine. I believe It's the same Angel of Light that come in the--in the jail and come in to Saint Peter and touched him, and went forward, and opened the door, and put him out into the light. And I believe that It's Jesus Christ the same yesterday, today, and forever. Amen. He's the same Jesus today that He was yesterday. He will be forever the same Jesus.
And while I'm talking about It, that same Light that's on that picture is on--standing not two feet from where I'm standing right now. That's right. I can't see It with my--my eyes, but I know It's standing here. I know It's settling with-inside of me right now. Oh, if you could only know the difference when the power of Almighty God catches, and how things look different.

88-4 That's a challenge. Anybody... I wasn't going to pray for no sick people. I was going to make a committal. But the vision's hanging over the people. Uh-huh. God knows it. I ain't going to call no prayer line; I'm just going to leave you set there. How many of you people don't have a prayer card? Let's see your hands. Somebody that don't have a prayer card, do not have a prayer card...
Colored lady setting here, I see you had your hands up. Is that right? Just stand up so I can single you out just a minute. I don't know what the Holy Spirit will say, but you're looking at me awfully honest. You have no prayer card? If Almighty God would reveal to me what's your trouble... I'm just doing this for a start, just to get started. Do you believe me to be... You know there's nothing... There's not one good thing about me. If you're a married woman, I'm no more than your husband. I'm just a man. But Jesus Christ is the Son of God, and He sent His Spirit to vindicate these things.
If God will tell me what's wrong with you (and you know there's no way for me to have contact with you at all), will you believe with all your heart? God bless you. Then your high blood pressure has left you. That's what you had. Wasn't that right? Then set down.
You just believe that one time. I challenge anybody to believe It.

89-1 Look here, let me tell you something. Martha, coming to the Lord Jesus, that gift would have never operated... Yet the Father had already showed Him what He was going to do. It'd never operated. But she said, "Lord, I... If Thou would've been here, my brother would not have died." Said, "But I know that even now whatever You ask God, God will give it to You."
He said, "I am the Resurrection and Life; he that believeth in Me though he were dead, yet shall he live. And whosoever liveth and believeth in Me shall never die. Believest thou this?"
Listen to what she said. She said, "Yea, Lord. I believed that everything You've said is the truth. I believe You're the Son of God that was to come into the world." That's her approach, humbly.
You feel different, don't you, lady? Yeah. That's right.

89-4 Little lady setting right there, there next to you too, suffering with arthritis and a female trouble. Isn't that right, lady? Stand up just a minute, the little lady with the red dress on. You was so close; the vision's come to you. Arthritis, female trouble. Is that right? And here's something in your life (You got--I got a good straight look to you.); you got a lot of worry on your life, a lot of trouble. That trouble's about your loved one, it's your husband. He's a drunkard. He won't go to church. If that's right, raise your hand. God bless you, lady. Go home now and receive your blessing. You're healed, turns light around you.

89-5 Man setting right next to him there. You, sir, do you believe with all your heart? You've lost one of your senses; that's the sense of smelling. Isn't that right? If it is, wave your hand. Put your hand up to your mouth like this, say, "Lord Jesus, I believe You with all my heart." [The brother says, "Lord Jesus, I believe You with all my heart."--Ed.] God bless you. Go now, and you'll receive your healing.
Have faith in God. What do you all think about It, back in there? Do you believe? Be reverent.
There's a lady setting right back over there in a corner. I see that Light hanging over her. That's the only way I can tell what about it; that Light's hanging. This Light right here is hanging over the lady. May be just a minute, if I can see what it is. Says break... The lady's suffering with a--with a heart trouble. She's looking right to me.
And her husband's setting next to her. And her husband has got some sickness; he's just been sick, upset, sick. Isn't that right, sir? Raise your hands up if that's true. That's right, it's you, lady, with the little scarf there. The mister, isn't that right? Haven't you been just kind of upset today? You have upset in your stomach, the man. That's right.
You all believe with all your heart, both of you? You accept It? Sir, I tell you, you too, I see you with your hand up, the habit of smoking. Quit doing that. You smoke cigars; you shouldn't do that, makes you sick. Isn't that right? If it is, wave your hand like this. That's what's upsetting you. It's bad on your nerves. Throw nasty thing away and don't do it no more; you'll get over that and be all right, and your wife's heart trouble will leave her. You believe that? Isn't that right? I can't see you from here, and you know that, but you're carrying cigars on the--in--in your pocket in the front. That's right. Lay the things out and put your hand over on your wife, tell God that you're through with that kind of stuff, you'll go home well, you and wife will get well. Blessed be the Name of the Lord Jesus.

90-2 You believe with all your heart?
This little lady setting here looking at me here. You on the--you on the front seat here, setting right here, a little lady with a--looking at me, setting right there. You don't... You have a prayer card, lady, right here? You don't have any prayer card? Do you believe with all your heart? You believe that Jesus Christ can make you well?
What do you think about It, you setting next to her? Do you have a prayer card, lady? You don't? You want to get well too? Wouldn't you like to go eat again like you used to, have the stomach trouble over? Do you believe Jesus heals you now? Stand up if you believe Jesus Christ healed you. You had an ulcerated stomach, didn't you? It's caused from a nervous condition. You been nervous for a long time. Especially acids and things, or I mean creates acid, and makes sensitive teeth when you belch your food back up in your mouth. That's truth. Yes, sir. It's a peptic ulcer; it was laying in the bottom of your stomach. It burns sometime after eating especially toast with butter on it. Is that right? I'm not reading your mind, but the Holy Ghost is infallible. You're healed now. Go home; be well.

90-5 What do you back over in this direction? Some of you over there without a prayer card, raise up your hand, somebody without a prayer card. All right, be reverent; believe with all your heart. What about up in the balcony? Have faith in God.
I can't do this within myself; it's only His sovereign grace. Do you believe? I can only say as He shows me. As your faith... I say that to shake your faith, and then see which way He will lead me. Did you realize this--this is not your brother? You're standing in His Presence. It's not me that's doing this; it's your faith operating It. I can't operate It. It's your faith a-doing it. I have no way of operating It. Just a minute.

90-7 In this corner I see a colored man setting there, kinda elderly, with glasses on. You have a prayer card, sir? Stand up on your feet a minute. You believe me to be God's servant with all your heart? You're thinking about somebody else, aren't you? If that's right, wave your hand. Not because it's me, your brother. Now, you don't have a prayer card. There wouldn't be no way of you ever getting in line, 'cause you ain't got a prayer card. Now, if any of you's got prayer cards, don't--don't--don't raise up (See?), 'cause you'll have a chance to come in the line.
But I see that Light just hanging above him. It's never broke to a vision yet. I cannot heal you, brother; I cannot. Only God can do that. But you're--you're--you got faith, you're believing, and there's some--something that's--that's caused it some way.
If Almighty God will tell this man what's his trouble, will the rest of you receive your healing? There's a man, perfectly stands ten, fifteen yards away from me; I never seen him in my life. He's just a man standing there. If Almighty God will reveal what's wrong with that man, every one of you ought to walk right out here a well person. What more can God do? Is that right?

91-3 Sir, it's nothing wrong with you. You're weak, have a little getting up at night, prostates and so forth, but that's not what's your trouble. Your trouble is concerning your boy. And your boy is in some kind of a state institution, and he has a dual personality. Is that right? Wave your hand if that's right. That's exactly right.
How many believes now that Jesus Christ the Son of God is standing here? Let's stand and offer praise and receive our healing.
Almighty God, Author of Life, Giver of every good gift, You're here, the same Lord Jesus Christ, the same yesterday, today, and forever.
And, Satan, you've bluffed these people long enough; come out of them. I adjure thee by the living God Whose Presence is here now in the form of the Pillar of Fire, leave these people, and come out of them, in the Name of Jesus Christ.
Every one of you raise your hands and praise God, and receive your healing, every one. [Congregation praises God--Ed.]

 

Up