Странный

Дата: 64-0614E | Длительность: 1 час 33 минуты | Перевод: VGR
doc doc
Просмотреть только русский текст Просмотреть только английский текст

Странный / The Oddball

СТРАННЫЙ
В14.06.1964 ДЖЕФФЕРСОНВИЛЛ, ИНДИАНА, США

1 Давайте ещё минуту постоим. Драгоценный Господь, мы снова приходим в Твоё Божественное присутствие с помощью молитвы; прежде всего воздаём благодарение за всё, что Ты сделал для нас, и за великую любовь в наших сердцах к Тебе и к Твоему Слову. Господь, эти люди, сегодня вечером, которых я люблю всем моим сердцем, они пожертвовали собой, что пришли и находятся в жарком помещении, и так далее, потому что они любят Твоё Слово.

2 И сегодня вечером мы пришли помолиться за больных, Господь, и за нуждающихся. Пусть к концу служения среди нас не останется ни одного немощного. Воздай им за их верность, Господь. Говори нам через Твоё Слово и укрепи нас, Господь, когда мы будем идти, неся поношение. Что за привилегия делать это! Мы просим этого во Имя Иисуса. Аминь. Можете садиться.

3 У меня, конечно же, просто нет слов, чтобы выразить свою признательность к такой группе людей, которые согласны прийти и находиться в таком здании. Я хочу сказать, что завтра…О, мы собираемся отправиться в Топику, штат Канзас, на следующие собрания, и они закончатся в следующее воскресенье. А затем, оттуда мы едем в Филадельфию.

И, ещё, мы, возможно, поедем за океан, в Кению и Танганьику, и Уганду, к—к тамошним племенам. И у них там сейчас небольшое восстание у Мау Маус. Я не могу въехать туда, как миссионер, но я собираюсь попытаться попасть туда, как охотник. Въеду, а они всё устроят.

4 Обычно я въезжаю как миссионер, а отправляюсь на охоту; в этот раз я въеду как на охоту, а буду миссионером. Итак, чтобы каким-нибудь образом пробраться туда к ним. И Брат Мэттсон-Бозэ усердно хлопочет о том, чтобы я мог въехать, пытается устроить мне охотничью экспедицию, чтобы я смог приехать на охоту. Ну и я потом приеду, а в день этой экспедиции он скажет: “Наш Брат Бранхам уже здесь”. Отправимся в посольство: “Ничего, если мы просто проведём там небольшое собрание?” Видите? Вот с этого тогда всё и начнётся, и просто пойдёт дальше. Итак, мы не знаем, будет ли это или нет, сможем ли мы это сделать или нет. Мы пытаемся. И я попросил Господа, если что-то произойдёт, из-за чего он не сможет, то для меня это будет знаком, что я должен возвращаться сюда, в Джефферсонвилл, и проповедовать Семь Труб, в июле или августе, в какое-то время в течение этого промежутка.

5 И тогда, если мы будем проповедовать, принимая во внимание сегодняшнюю ситуацию, мы попытаемся там снять школьную аудиторию, в которой установлено кондиционирование воздуха, потому что с ним будет действительно приятно и прохладно. Вмещает от полутора тысяч до тысячи восьмисот человек. И есть кондиционирование воздуха, совершенно новое помещение, где-то за пять кварталов отсюда. И однажды мы её просили, но нам её не захотели дать. И того человека, который не захотел нам её дать, выгнали с работы. И вот теперь, человек, который теперь работает там, говорит, что мы можем воспользоваться ею в любое время, когда пожелаем. И мы—мы очень рады воспользоваться ею. И вот, может быть, нам удастся арендовать её сейчас и где-то в июле, и провести… Кто будет молиться, если есть воля Господа, если что-то воспрепятствует нам? [Собрание говорит: “Аминь.”—Ред.]

6 Вы знаете, мне нравится Аризона. Это чудесная местность. Меня всегда туда очень тянуло.

Не мог бы ты его чуть-чуть пододвинуть, Брат Бен, пожалуйста, если он…О, вот это…Да, сэр. Да. Или, кто там находится, пусть немного добавит громкости, потому что я отхожу от него довольно-таки… [Кто-то говорит: “Братья, для плёнки.”—Ред.] Что говорите? [“Это для записи на плёнку”.] А, только для записи. О, вот здесь наверху ещё один. Прошу прощения. Хорошо, Брат Бен. Так вот, я…

7 При возвращении из Аризоны, когда приезжаю сюда, то немного хрипну из-за перемены климата. Здесь у нас от восьмидесяти семи до девяноста, а иногда стопроцентная влажность. А там она падает до нуля и иногда в среднем одна двадцатая процента влажности. Живёшь почти что под кислородной палаткой. А потом выезжаешь из-под такого сюда, вы знаете, как такая разница влияет на тебя. И поэтому так сказывается на голосе, и так далее.

Отодвинь его, пожалуйста, как он был, Брат Бен. Я допустил ошибку, пододвинув его. Я думал, что этот…но для усиления вот этот сверху.

8 Итак, молитесь за нас, каждый из вас. Я очень вам признателен. Билли мне говорил, что кто-то принёс нам корзину персиков и всякие подарочки, которые вы…Я просто не в состоянии как надо выразить вам благодарность. Я—я не знаю, как это сделать. И я—я чувствую себя таким недостойным принимать от вас подобные вещи. Я молю, чтобы Бог благословил вас, и я знаю, что Он сделает это, потому что Он сказал: “Так как вы сделали это меньшим сим, вы сделали это Мне”. И Бог благословит вас, я уверен.

9 И хотя Аризона такая приятная местность, одного мне там не хватает, — вас. Это правда. Я по всем вам скучаю. Я…куда бы я ни поехал, я—я…там не то, там не вы. У меня есть друзья повсюду, по всему миру, но всё равно, они — это не вы. В этой группке есть что-то такое, что… Я не знаю. Они у меня не выходят из головы.

10 А в Тусоне, это город туристов, вы знаете, и церкви завлекают, знаете. Там довольно напряжённо. Не очень духовно, так как там сильная конкуренция, и поэтому тяжело. Если бы у меня были все вы и ещё церковь, и жить там, тогда, думаю, всё было бы совсем неплохо. Понимаете? Но я полагаю, что пока здесь будет стоять церковь, и вы все будете приходить, я буду здесь, пока не придёт Иисус.

11 Итак, молитесь за меня, как я уже недавно говорил. Я не думал повторять это, но когда я оказываюсь перед вами, я—я нервничаю, и я становлюсь меланхоличным, и сентиментальным и также импульсивным. Начнём с того, что я такой и есть, поэтому я…внутри меня всё разрывается. Но, зная, что куда бы я ни поехал…у меня нет на земле такой группы, насколько мне известно, которая была бы такой преданной мне, как эта группа. Пусть—пусть Бог даст нам быть настолько неразделимыми, что в том грядущем Царстве, пусть там мы будем вместе — молю об этом.

12 Совсем недавно, расположившись здесь у двери, разговаривал с Биллом Даухом, до того как в той другой комнате привёл одного человека обратно ко Христу. Но сидел здесь, говорил с ним, ему девяносто один год, он сказал: “Я—я слабею. Мои глаза уже не те, что надо”.

И, по-моему, пару лет назад я пришёл к нему, когда у него была полная сердечная недостаточность и блокада сердца, умирал. А тот доктор, который лечил его, который сказал, что он не сможет поправиться, тот доктор уже умер. И вот здесь сидит Билл Даух, видите, в возрасте девяносто одного года. Я сказал: “Билл, ты больше не занят на земле в таких делах, как работа и тому подобное. Но я прошу вот о чём: ‘Пусть Бог дарует тебе силу’, — потому что ты так сильно любишь собрания”. Этот человек, которому девяносто один год, пересекает страну на автомобиле, жара, сушь, холод, не имеет значения, что бы там не оказалось, чтобы услышать Слово. Да благословит Бог эту верную душу. Итак, у меня нет…

13 У меня ещё есть за что попросить извинения, за то что я вас так задерживаю, как сегодня утром, на три часа. Я и проповедь не сказал так, как следует, потому что я разрезал её на куски и не сказал часть из неё, и часть из неё пропустил, и так далее. И вот почему я сказал им попридержать плёнку. Я бы снова где-нибудь взял эту тему, где прохладно или что-то наподобие. И я—я…я чувствовал Дух, но я смотрю на вас и знаю, что на вас дуют вентиляторы, знаю, что вам жарко, и—и у меня от этого всё просто разрывается. Я не хочу, чтобы вы страдали, я—я хочу, чтобы вы чувствовали себя удобно. Понимаете? И я от этого утомляюсь.

14 Подобно, когда я вижу больных; если я—если я не могу сочувствовать этим больным, им не будет от меня никакой пользы. Я—я должен им сочувствовать. И то же самое с—с вами; я—я должен сочувствовать вам, или же я не могу быть вашим братом. Видите? Я—я должен вам сочувствовать. И я сочувствую; Бог знает, что это правда.

15 И вот, сегодняшний вечер я отдаю для молитвы за больных.

И я хотел бы…мужей, и поблагодарить этих мужей — и Брата Коллинза, и Хиккерсона, Брата Невилла, Брата Кэппса, попечителей, и всех остальных — за хорошие отзывы, которые приходили, о том, какой у вас порядок в устройстве церкви, и как всё постепенно занимает своё надлежащее положение. Я благодарен вам, мужи. Благословит вас Господь за выполнение поручения. И письмо за письмом приходят мне в Тусон: “Брат Бранхам, всё не так, как обычно было. Настолько всё по-другому, такое благословенное ощущение Присутствия Божьего”. И я—я благодарен за это. Благословит вас Господь во всякое время!

16 Далее, вот, сегодня вечером я читал здесь в Писании небольшой отрывок, чтобы—чтобы, может быть, сделать наброски для проповеди и прочитать Писание, а потом, может, пару мест из Писания, потом немного поговорить с вами и затем молиться за больных. Всего несколько минут; я наблюдаю за часами, и я попытаюсь сделать это так быстро, как только возможно. Но я считаю, что когда собирается группа людей, то не прочитав Слова или не сделав чего-то такого, без какого-нибудь наставления собрание было бы неполноценным.

17 Многие из вас ожидали. Многим из вас в этот вечер предстоят ещё многие мили пути. Как я этим восхищаюсь! Когда я смотрю и вижу каждого из вас, и думаю о…Там, в Аризоне, я думаю: “Когда я снова его увижу, я спущусь вниз и пожму ему руку, и обниму его за плечи”. И вот вы здесь сидите, и с кого…откуда я могу, вы понимаете? Не знаю с кого начать и кем…как поступить с этим. Но, да, я люблю вас. Бог вас тоже любит.

18 Теперь, я думаю, если я не ошибаюсь, если это то место из Писания, которое находится вот здесь, я хочу прочитать из Первого Коринфянам, 1-й главы, начиная с 18-го стиха, и также прочитать Второе Коринфянам 12:11, чтобы обозначить тему. Теперь, я постараюсь их очень быстро найти, и тогда мы прочитаем, а потом помолимся, и сразу же начнём, просто несколько минут поговорю с вами на небольшую тему. В Первом Коринфянам, 1-я глава, начиная с 18-го стиха.

Ибо слово о кресте для погибающих юродство есть, а для нас спасаемых — сила Божия.

Ибо написано: “погублю мудрость мудрецов и разум разумных отвергну”.

Где мудрец? где книжник? где совопросник века сего? Не обратил ли Бог мудрость мира сего в безумие?

Можно я ещё раз это процитирую? “Не обратил ли Бог мудрость мира сего в безумие?” Что тогда мудрость этого мира? Безумие.

…не обратил ли Бог мудрость мира сего в безумие?

Ибо, когда мир своею мудростью не познал Бога в премудрости Божией, то благоугодно было Богу юродством проповеди спасти верующих.

Можно я снова прочитаю этот стих? Слушайте внимательно.

Ибо, когда мир своею мудростью не познал Бога в премудрости Божией, то благоугодно было Богу юродством проповеди спасти верующих.

Ибо и Иудеи требуют чудес,…Еллины ищут мудрости;

А мы проповедуем Христа распятого, для Иудеев соблазн…для Еллинов безумие.

Для самих же призванных Иудеев и Еллинов, Христа, Божью силу и Божью премудрость.

Потому что немудрое Божье премудрее человеков, и немощное Божье сильнее человеков.

19 И во Втором Коринфянам 12-я глава, 11-й стих, Павел говорит.

Я дошёл до неразумия, хвалясь: вы меня к сему принудили. Вам надлежало хвалить меня, ибо у меня ни в чём нет недостатка против высших Апостолов, хотя я и ничто:

20 Давайте помолимся. Господь Иисус, добавь в этот вечер к этим нескольким словам, которые были сказаны в давно минувших днях великим апостолом Павлом, чтобы слушая их в этот вечер нам преуспеть в их применении к нашей жизни, чтобы нам быть произведением Божьим, сделанным по тому образу, в котором Он избрал нам находиться. Ибо мы просим этого во Имя Иисуса. Аминь.

21 Я собираюсь сегодня вечером, если на то воля Господа, несколько минут проповедовать на тему: Чудак. Итак, это очень резкая, грубая тема для проповеди, но, я думаю, это более или менее отобразит то, каким образом я хочу это выразить.

22 Вы знаете, сегодня есть так много вещей, из-за чего люди становятся, как говорят, чудаками. И это выражение, если кто-нибудь ни разу его не слышал, подразумевает кого-то, кто “своеобразный”, кого-то, кто “необычный” для другого человека. И нет сомнения, что многие из нас необычны друг для друга.

23 И вот, я однажды шёл по улице в Лос-Анджелесе, штат Калифорния, и я видел очень странного человека, который вёл себя необычно. И он шёл по улице, не пикетировал, но просто, как будто совершал послеобеденную прогулку. И я перешёл на другую сторону, чтобы посмотреть, что же он делает. Все оборачивались, смеялись над ним из-за его своеобразности.

Я заметил, что спереди у него висит табличка. И я подумал, увижу-ка я, из-за чего это все смеялись над этим странным, необычным человеком. И вот, он был…Я обратил на него внимание, так как люди смотрели на него, они смеялись над ним, и—и, но у него самого, казалось, была другая улыбка — улыбка удовлетворённости. Остальные улыбки, которыми одаривали его люди, были скорее осмеивающими его, но он, казалось, был удовлетворён тем, что он делал.

24 Да, здесь есть о чём подумать, когда человек удовлетворён тем, что он делает то, что правильно. Хоть для кого-то он и чудак, если он удовлетворён тем, что он делает то, что правильно, то пусть с этим и остаётся.

И когда я подошёл ближе к этому человеку, я заметил на…во всю его грудь на какой-то пластинке или дощечке было написано: “Я безумен, — а внизу: ради Христа”. “Я безумен”, — большими буквами; надпись снизу: “ради Христа”. И все смеялись над этим.

25 И когда этот невысокий человек непреклонно шёл вперёд сквозь толпу презрительно усмехающихся и дразнящихся людей, я оглянулся, чтобы увидеть, что было на его спине. А там, на его спине, был большой знак вопроса и внизу было написано: “А ради кого безумен ты?”

26 Ну, я—я подумал, что в этом что-то есть. Вы понимаете, но он, похоже, был удовлетворён тем, что мог быть безумным ради Христа. И это Павел сказал, что он стал “безумным” ради Христа.

27 Брат Трой, из Предпринимателей Полного Евангелия, мой очень хороший друг, он—он мясник. И однажды заразил свою руку каким-то микробом, когда резал свинину. Какой-нибудь сведущий мужчина, или женщина, может быть знает, какой это был микроб, но он—он съедает тебя. И вот для того, чтобы спасти его жизнь, пришлось ампутировать три пальца. И на одной руке у него осталось только два пальца, но несмотря на это он продолжает работать мясником.

28 И там был один немец, который работал с ним в—в мясной лавке, в Лос-Анджелесе, и он—он всё время старался привести этого голландца ко Христу. А тот говорил, что он был “Лутеранином”, и этого ему достаточно. Он был доволен тем, что был Христианином, так как принадлежал к “Лутеранской” церкви, как он утверждал. И вот, однажды вечером, у Брата Тройя появилась возможность пригласить его в церковь.

29 Его звали Генри. А Генри на немецком это “Хайнрих”, и поэтому его называли “Хайни”. Вы уже слышали это слово. Он сказал: “Хайни, как насчёт того, чтобы пойти сегодня вечером со мной в церковь?”

30 “Ну, — он сказал, — думаю, что пойду”. И он пришёл на старомодное собрание, где тогда было молитвенное собрание, и он по-настоящему осознал греховность и отдал своё сердце Христу.

О-о, на следующий день этого голландца переполняло от радости. Всякий раз, когда он шёл по зданию, он шёл с поднятыми вверх руками, говоря: “Да будет слава Богу! Благодарю Тебя, Господь Иисус!”, — и он привлёк внимание всех, всех людей.

31 Вы видите, он стал чудаком для всех мясников в ряду. И он резал мясо и начинал думать о Господе, и он начинал плакать. Он откладывал нож и ходил по проходу взад-вперёд, не истерически, но просто выражая любовь ко Христу, говоря: “О, как я люблю Тебя, ‘Йезус’!” Ну, понимаете, просто так ходил взад-вперёд.

32 И проходил мимо хозяин, и застал его за этим занятием, когда он прохаживался, плакал. И хозяин… Он даже не заметил хозяина, он думал об Иисусе. И он пошёл, с поднятыми вверх руками, и слезы текли по щекам, говорил: “О, Боже, как я люблю Тебя!”

И хозяин сказал: “Хайни, что же это такое с тобой произошло?” Он сказал: “Во всём—во всём ряду только об этом и говорят. Что, в самом деле, с тобой приключилось, Хайни?”

33 Маленький голландец сказал: “О, хозяин!” Он сказал: “Слава Богу, я стал спасённым”.

Он сказал: “Кем ты стал?”

Он сказал: “Я стал спасённым!” Он сказал: “Я пошёл с Братом Тройем в небольшую миссию, и я—я стал спасённым. И Иисус вошёл в моё сердце, и я так преисполнен любви!”

Он сказал: “Ты, наверное, сходил к этим оболтусам”.

34 Он сказал: “Да!” Сказал: “Слава Богу!” Сказал: “Благодарение Богу за ‘болтусы’!” Он сказал: “Знаешь, если автомобиль будет ехать по дороге и из него вытащить все ‘болтусы’, то получится только куча ‘опломков’!”

35 Ну, не знаю, но большая доля правды в словах того голландца была. Вытащить все болты? Болты как раз и держат всё вместе. И я считаю, что иногда как раз они и скрепляют церковь вместе, на них держится цивилизация.

36 Итак, возвращаясь после посещения Прескотта, несколько дней назад, я смотрел в пустыню и обратил внимание на то, как за пределами Финикса они разводят японские сады и там у них растут цветы, прекрасные цветы. Там, где ещё мальчишкой я пас скот, как раз в тех местах. Травы там коровам не было, поэтому они питались только плодами кактуса и так далее.

37 И потом, я заметил, что на осваиваемых землях пустыни стали заниматься воспроизведением. А в пустыне мы видим, что там кактус и цветы… И в моём доме там, то есть в том доме, который мы снимаем; Сестра Ларсон, я думаю, она была здесь сегодня утром, я её видел. И у неё есть клумба у дома; немного земли. Там везде песок, поэтому у неё есть немного земли в большой клумбе с каждой стороны двухквартирного дома. И каждое утро мне нужно выходить и поливать эти цветы. Если я не полью их, они умрут. И они…И потом, ещё мне нужно было взять какое-то средство и распылять его, чтобы уберечь их от вшей; букашки съели бы их.

38 И потом, отойдёшь оттуда каких метров десять, и там растут цветы, и они растут прямо в пустыне. И можно прокопать на шесть метров вглубь, и там всё как порох в бочке, одна только пыль, и там совсем нет воды. И кто же опрыскивает их? Видите?

Эти, на клумбе, если не опрыскаешь их и не польёшь, термиты или жуки, вши их съедят. Но вошь даже не притронется к тому, который растёт в пустыне, и с ним не надо нянчиться и поливать каждый день; он является произведением Творца. Этот — гибридное воспроизведение.

39 И я думаю, причина того, что Христианство стало для людей сумасшествием, состоит в том, что у нас появилось много воспроизведённых, а не подлинных Христиан, таких, которых нужно нянчить и опрыскивать, чтобы они не ушли из церкви.

40 Могу себе представить ту первую Церковь, какими они были, и сравнить её с этой сегодняшней репродукцией. Это окажется дешёвым произведением того, чем была подлинная первая Церковь, те стойкие верующие в Бога, со Святым Духом. С ними не нужно было нянчиться. Их не нужно было похваливать и говорить им, что вы их отведёте к этому, а если им этот надоел, они отправятся к другому; и вы сделаете их дьяконом, если они придут сюда и оставят того. Это гибридное воспроизведение.

41 Я размышлял об оригинальной картине, написанной Микеланджело, по-моему, “Последняя вечеря”. Я думаю, это он написал её. Вы представляете, сколько могла бы стоить та подлинная картина? Неисчислимых тысяч долларов и близко не хватит за этот оригинал, потому что он бесценен. Он так высоко ценится! Но вы можете купить его дешёвую репродукцию, примерно, за два доллара.

42 Вот почему люди сегодня не могут понять твёрдости настоящих, подлинных верующих; они стали “чокнутыми”, оболтусами. Знаете, мир становится таким разболтанным, что время от времени нужен “-болтус”, чтобы подзатянуть его. Нужен тот, кто появится на поле действия и будет немного отличаться, и для этого поколения он будет “чокнутым”.

Я думал однажды, а кто вообще здравый? Для кого-то ты всё равно “чокнутый”? Ты ради кого-то безумен. Я считаю, что мир становится совершенно безумным. Знаете ли вы, что сейчас время, когда люди не могут рассудить, где правда и неправда, где истина и ошибка?

43 Вы знаете, что политики не могут решить, где правда, а где неправда? Вы видели, как они молчали во время этого голосования, чтобы Библию вернуть обратно в церковь, то есть в… Библию обратно в школу? Они не знают, в какую дуду запоют политики. Подумайте об этом! Я не знаю, как это в штате Индиана, но в штате Аризона читать Библию в школе — противозаконно. Я думаю, что то же самое и в Индиане, почти во всех Соединённых Штатах, потому что какая-то безбожная женщина изменила всю программу. И, помните, в наших бесплатных школах читать Библию противозаконно, но налоги верующих тратятся на то, чтобы в этой же школе учили безбожию.

44 Политика. Нам снова нужен Авраам Линкольн. Нам снова нужен Патрик Генри. Нам нужен американец, который сможет встать независимо от того, что утверждают политики, и назвать правду “правдой,” а неправду — “неправдой.”

45 Знаете ли вы, что проповедники сегодня не могут решить, что же правильно — Слово Божье или церковная деноминация? Они не знают, на какую дорогу ступить. Они не могут рассудить, что правда и неправда. “Я знаю, что Библия говорит об этом, но наша церковь говорит…” Видите, люди не способны рассудить между правдой и неправдой. А всё, что противоречит Библии — неправда. Слово Божье правильно, а слово каждого человека, которое противоречит Ему, — ложь. И попытайся в такое время вот таким образом постоять и занять позицию за то, что верно, ты сразу становишься “чокнутым”.

Давайте приведём несколько персонажей.

46 Я могу себе представить пророка Ноя в тот великий день, в который он жил; ту великую научную эпоху, когда они строили пирамиды и сфинксов, когда они могли доказать научными исследованиями, что в небесах нет воды. Вот, выходит там этот старик и говорит: “С небес скоро прольётся дождь”. Ной был “чокнутым” для того поколения. Он стал “чокнутым”.

47 Давайте вспомним о Моисее. Моисей, когда он пошёл к фараону, как мы говорили сегодня утром, и Моисей шёл к фараону, и говорил: “Господь послал меня, чтобы вывести этих рабов”, — с палкой в руке своей, против великой армии, покорившей весь мир. Фараон, при всех своих выдающихся способностях к науке, считал, что Моисей чокнутый. И для них он был “чокнутым”.

48 Я могу себе представить пророка Илию, в его великий день, когда была легендарная эпоха мод: когда Ахав и Иезавель правили миром, каким он был в их дни, и все эти модные фасоны и остальное, которые носила Иезавель, все женщины стали одеваться, как она, и её косметика, и тому подобное, её моды, то, как она себя украшала. И когда такой старый чудак, как Илия, вышел на сцену и противостал всему народу, для Ахава он был “чокнутым”. Это верно.

49 Амос, пророк, когда он пришёл в Самарию в те дни, когда Самария была как сегодняшний Голливуд, женщины переодевались на улице, и даже публичное прелюбодеяние, как они жили там и вот так себя вели, позволяя мужчине…

50 Сегодня прямо перед глазами почти что публичное прелюбодеяние. Я однажды вечером пошёл в одно место, чтобы что-нибудь поесть, и молодые парни и девушки там обнимались и целовались, как я не знаю кто.

А ты знаешь, моя молодая сестра, что это потенциальное прелюбодеяние? Когда мужчина целует тебя, он потенциально совершает прелюбодеяние с тобой. Ты ни в коем случае не должна позволять ему целовать себя, пока ты не замужем, потому что железы, и мужские, и женские железы, находятся в губах. Ты понимаешь? А когда мужские и женские железы встречаются, где бы они ни находились, потенциально ты совершаешь прелюбодеяние. И ты не должна позволять парню целовать себя, пока та вуаль не поднимется с твоего лица, и ты станешь его женой. Не делай этого! Это совершение прелюбодеяния. Это соединение женских и мужских желез.

51 Почему мужчина не целует мужчину, женщина не целует женщину в губы? Потому что при этом не смешиваются клетки желез. Дети рождаются от соединения железистых клеток.

Итак, снова, куда ни глянь, почти что публичное прелюбодеяние. Посмотрите на экраны и на остальное, вы увидите чмоканье и остальное в таком духе. Неудивительно, что аморальность в стадии—в стадии роста! Как они могут делать это и беспорядочно осеменять себя, целуя этих женщин в губы, зная, что это прелюбодеяние! Бог не простит вам, если вы не покаетесь.

52 И теперь, пришёл этот великий пророк, Амос. Он известен как один из малых пророков, потому что о нём не очень много написано, но у него было Слово Господа. И он взглянул на тот город, весь отданный…В парках сидели мужчины, обнимая женщин, а женщины — обняв мужчин, просто современный Голливуд! И он прошёл через тот город и сказал: “Вы покаетесь или погибнете!” Он был “чокнутым”. В их глазах он выставил себя чуть ли не душевнобольным.

53 Иоанн Креститель, когда он вышел на сцену. Для религиозных деноминаций того дня он был “чокнутым”. У него была возможность стать священником, пойти по стопам своего отца. Но он отказался от этого, потому что Бог не дал ему увязнуть в этих вероучениях и деноминациях, потому что его труд был слишком важным. Он должен был возвестить приход Мессии. И когда он не имел ничего общего с фарисеями, саддукеями или с кем бы то ни было, он отверг их всех как одного, и сказал: “Даже и не начинайте говорить: ‘Мы имеем отца Авраама’, — ибо говорю, что Бог способен из этих камней воздвигнуть детей Аврааму”. Для—для религиозного мира своих дней он был “чокнутым”. Верно.

54 Когда на сцену вышел Иисус. Для религиозных людей Своих дней Он также был “чокнутым”. Потому что они говорили: “Ты самарянин. Ты не в Своём уме. Ты безумный”, — другими словами “сумасшедший”. Вот каким Он был для людей, ваш Господь и Спаситель.

Неудивительно, что Павел, выученный Гамалиилом на священника, имел возможность однажды стать первосвященником, и на пути в Дамаск он был сражён сверхъестественным Светом. И он взглянул вверх, являясь иудеем и зная, что именно Столп Огненный вёл его народ, он сказал: “Кто Ты, Господи?”

И Он ответил: “Я — Иисус”.

55 И когда он оставил своё образование, он оставил всю свою теологию, которой был научен в школах, и стал обычным уличным проповедником, он был “чокнутым”. Он сказал: “Я стал безумным”.

56 И люди думали, что он сумасшедший, вне себя. Он говорил Фесту: “Я не сумасшедший”. Он просто знал Господа. Но познав Господа в религиозной группе...

Я надеюсь, вы это не упускаете. Познав Иисуса, для сегодняшней религиозной группы ты становишься “чокнутым”. Это не изменилось. Я мог бы надолго задержаться на этом, но я—я хочу поспешить ради молитвенной очереди.

57 Мартин Лютер, этот немецкий священник, который, однажды, разнося причастие, бросил его на ступеньки и сказал: “Это не тело Иисуса Христа. Это всего лишь хлеб, который был испечён”. И он провозгласил, что: “Праведный верою жив будет”. Для Католической церкви он был “чокнутым”. Они могли бы убить его за это, но он был “чокнутым”, и они просто оставили его в покое. Но он стал “чокнутым” для того поколения.

58 Джон Веслей, во времена ужасной аморальности в Англии. Тогда, если бы не пришло веслеянское пробуждение, весь мир был развращён, аморальность повсюду. И Англиканская церковь зашла так далеко, что уже никаких больше пробуждений, такое вот кальвинистское мышление. И Джон Веслей вышел на сцену со—со словом освящения, вычищая от аморальности. Он стал “чокнутым”.

59 Однажды, если цитировать мистера Веслея из его книги, он шёл как-то по тропинке, и один человек из английской церкви… Они все думали, что он сошёл с ума. Итак, он стоял на тропинке. Мистер Веслей был невысоким человеком. И этот громадный, высокий приятель думал надавать ему, так что он встал на тропинке. Мистер Веслей подошёл и сказал: “Простите, сэр, не уступите ли вы дорогу? Я спешу”.

И англиканец сказал: “Я никогда не уступаю дорогу дураку”.

60 Мистер Веслей вежливо поправил свою шляпу, обошёл вокруг него, сказал: “А я всегда уступаю”. Итак, вы видите, вот кто был “чокнутым”; этот ради Христа, а тот — ради церкви.

Так что, для кого-то ты “чокнутый”, так и так.

61 Когда вышли на сцену пятидесятники, пятьдесят лет назад, те сказали: “Эти люди сошли с ума!” Они были “чокнутыми”, правильно, потому что в то время, когда они начали действовать, они осуждали всё то разложение, которое было в церковных периодах.

Но что сделали Пятидесятники? Угодили прямо в ту же блевотину, из которой они вышли, прямо в деноминационное разложение. Знаете что? Наступило время появиться следующему “чокнутому -болтусу”. Да. Наступило время для ещё одного такого. Верно.

62 Обратите внимание, гайка; для каждой гайки должен быть болт, к которому подходит эта гайка. И эта гайка нарезана по резьбе болта; если нет, то не совпадёт. Обратите внимание. Всех, кто совпали по резьбе в дни Ноя, совпали по резьбе с Евангельским посланием, Ной, “-болтус”, затянул их в ковчег. Всё зависит от того, какая у тебя резьба, под что ты нарезан. Если ты нарезан под этот мир, они затянут тебя. Если ты нарезан под Слово, Оно притянет тебя. Всё зависит от того, под что ты нарезан, за каким “о-болтусом” ты последуешь.

63 Но Ной, будучи “-болтусом” со Словом Божьим, “чокнутым” для научной эпохи и для религиозной эпохи, в которую он жил, он притянул спасаемых в ковчег. Аминь. Тех, которые были предопределены: болт, который был сделан прежде гайки. Гайка должна иметь такую же резьбу, как и болт.

64 Итак, у сатаны тоже есть гайки и “-болтусы”, болты и гайки царств этого мира.

Фараон был таким же оболтусом для Ноя, или же для Моисея, как и Моисей для фараона. Фараон со всеми своими научными штучками притянул свой народ к себе. Ной, “чокнутый -болтус” Божий, втащил церковь в обетованную землю. Зависит от того, какая у тебя резьба. Он вытащил церковь из Египта; как Ной вытащил церковь из мира в ковчег. Моисей вытащил церковь из Египта в Божью обетованную землю.

65 Иисус сказал. Теперь, будьте осторожными, потому что эти гайки и болты очень во многом выглядят похожими. Просто следите за резьбой. Матфея 24:24, Он сказал: “Это почти обольстит самих Избранных”.

Так вот, американская и вся всемирная деноминация нуждаются в скрепляющем болте.

66 Методисты, баптисты, пресвитериане, они все разобщились в этом, том, и все ссорятся. Но, в конце концов, они имеют одну и ту же резьбу. Итак, Бог дал им гайку, и посылает болт — Всемирный Совет Церквей. Он стянет их всех вместе. Верно. Конечно же, стянет. Он соединит их вместе, Всемирный Совет.

67 Вы знаете, это появилось здесь не так давно… Не может произойти следствие без причины, никак. Женщинам хочется снимать с себя одежду. Им хочется носить шорты. Тем не менее, им по-прежнему хочется принадлежать к церкви. Им хочется носить все эти “-кини”, или как вы там называете эти вещи. Они хотят это делать и при этом принадлежать к церкви; им хочется кричать, орать и танцевать: поклонение, это их поклонение.

68 Так вот, если бы у меня было время, я доказал бы это вам. Это дьявольское поклонение — танцевать вот так и делать подобные вещи. Я могу доказать это вам, в языческих землях. Они хотят поклоняться и утверждать о своём свидетельстве, и по-прежнему принадлежать к церкви. Так что Бог даёт им оболтуса, два или три: одного зовут Элвис Пресли, другого — Пэт Бун, и Эрни Форд; могут петь гимны и всё остальное, и по-прежнему заявлять, что они Христиане. Это болт, но он не нарезан по Слову. Верно.

Ну вот, я сказал, что окончу через полчаса, и они истекли. Но, послушайте.

69 Миру нужен болт. Дьявол проследит, чтобы они его получили. Они уже нарезаны для него.

Но в то время, как мир нарезан под тот болт, есть люди, называемые Невестой. Она также имеет резьбу. И нет ни малейшего сомнения в том, что Бог пошлёт им “-болтуса”, который вытащит Невесту из хаоса в Присутствие Божье. Это будет болт с резьбой-Словом.

70 Несколько дней назад в Тусоне один критик сказал мне. Он сказал: “Ты знаешь, одни люди делают из тебя “чокнутого оболтуса”, другие делают из тебя бога”.

Я сказал: “Что ж, с этими явлениями всё в порядке”. Я знал, что он пытается покритиковать меня. Видите?

71 Он сказал: “Люди думают, что ты — бог”.

72 Я сказал: “Ну, как...” Я знаю, что люди так не думают. Но я—я знал, что он этого не понимает, потому что он был по ту сторону плотяной завесы, вы понимаете. И я знал, что он, он не знает этого. Ну и я сказал: “Это не так уж далеко от Слова Божьего. Не так ли?”

Понимаете, просто для того, чтобы он знал, что мы не заблудшие, мы знаем, на чём стоим. Мы знаем, какие у нас подняты паруса, и каким ветром они раздуты. Мы знаем, что у нас за резьба, и какой для нас болт. И мы знаем, как мы стоим.

Я сказал: “Это не так уж противоречит Слову Божьему. Не так ли?” Я сказал: “Помнишь, когда Бог послал Моисея к детям Израиля, Бог сделал Моисея богом, это верно; и сделал также Аарона, брата его, пророком. Это верно. ‘Все пророки, — сказал Иисус, — были богами’. Они были богами, человеки”. Это верно. Бог это подразумевает.

73 Слушайте, Слово, которое мы проповедуем, и слово, которое я сказал этим утром: “Бог, скрывающийся за кожами, барсучьими кожами; Бог, скрывающийся за кожей человека”. Видите? Это то, что Он делал. Когда Бог был явлен миру, Он скрывался за завесой, за оболочкой Человека по имени Иисус. Он был укрыт и скрывался за оболочкой человека, по имени Моисей, и они были богами, не Богами, но они были Богом, одним Богом, Который просто менял Свою маску, каждый раз делал одно и то же, донося это Слово. Видите, Бог устроил это таким образом. Он знает, что человеку нужно что-то увидеть; это находится внутри каждого из нас, рождённых в мире.

74 Как я говорил вам сегодня утром, никто даже не мог осмелиться следовать за Моисеем туда внутрь. Бог никогда не имеет дела с двумя. Он имеет дело с одним, всегда. Никто не осмеливался подражать Моисею. Это была смерть, физическая смерть за попытку подражать ему, идти в этот Столп Огненный с ним. Итак, не все люди созданы…не все рождены таким образом, чтобы пробиваться в сверхъестественное.

Но у Бога есть люди на земле, чтобы представлять Его; как посланец от Него. И этот посланец определён Богом отправляться в эти великие неизведанные сверхъестественные дали и различать, и обнаруживать такие вещи, которых естественный разум не может постигнуть. Он излагает тайну Божью, предсказывает то, что происходит, то, что происходило, и то, что грядёт. Что это? Бог, Бог за оболочками, за человеческой оболочкой. Совершенно верно.

75 Сэм Коннели живёт в Тусоне. Он приехал сюда однажды, много лет назад, с мистером Киддом, и был исцелён от затяжной, многолетней язвы. Когда я приехал прошлой осенью, у Сэма был камень, который исследовал специалист там, в—в Тусоне. Он был большой, как детский стеклянный шарик. Брат Сэм Коннели…Многие из вас знают его; он из Огайо. И он пошёл к доктору, и он сказал: “Сэм, готовься на следующую неделю; я вытащу этот камень”, — через пару дней.

Он сказал: “Может ли камень выйти, доктор?” Сказал: “Невозможно, камень слишком велик”.

76 И он посадил его в машину и отвёз его домой. И он позвонил, и сказал: “Я хочу, чтобы ты приехал помолился за меня, Брат Бранхам”. Почему он мне позвонил по этому поводу? И я начал молиться за него.

77 Я сказал: “Сэм, это ТАК ГОВОРИТ ГОСПОДЬ, камень выйдет сам”.

78 И на следующее утро он принёс камень врачу. И он сказал, врач сказал: “Мистер Коннели, я не понимаю, как это произошло”.

79 И он сказал: “Я верующий в Бога, и Бог вытащил мне камень, вынул его из меня”. Тот человек, доктор, едва мог поверить этому. Так же, как он не мог поверить, что эта большая опухоль исчезла с бока моей жены. Вы об этом знаете. Итак, он сказал..

80 Где-то шесть месяцев после этого, что было около трёх... около двух недель назад, или три недели назад, Сэм Коннели был сражён серьёзным сердечным приступом. И я не знаю, как называется, коронарный, или что-то вроде блокады сердца, что бы там ни было. Это очень опасно…Он не…Это невозможно перенести, как они утверждают. Сердечный приступ и сердце заблокировано. И его конечности распухли до такой степени, что его лодыжки стали больше чем его нога, вот здесь вверху бедра. Его отвезли к врачу. Врач сказал: “Тихонько везите его домой или в больницу”.

Сэм сказал: “Я не хочу ехать в больницу!”

Сказал: “Отвезите его домой, и уложите в постель, и не двигай ни головой, ни рукой или ногой в течение шести месяцев”. Сказал: “Ты можешь в любую минуту умереть”.

81 И Брат Норман позвонил. И мы пошли тем вечером навестить Брата Сэма. И когда мы помолились за него, и Господь проговорил.

И на следующее утро, Сэм вошёл в кабинет к врачу с закатанными по колено брюками, стал перед врачом и сказал: “Посмотрите-ка на меня, доктор!”

И доктор посадил его под электрокардиограмму, и он сказал: “Я не понимаю этого”. Сказал: “Возвращайся назад на работу”. Он сказал: “К какой церкви ты принадлежишь?”

Он сказал: “Я не принадлежу ни к одной из них”.

82 Он сказал: “Ты не можешь быть Христианином и не принадлежать к этим деноминациям. Ты должен где-то быть”. Видите, это всё, что доктор знал. Для него Сэм был “чокнутым”. А он был “чокнутым” для Сэма, задавая такой вопрос.

Тогда, что же произошло? Сэм подошёл, и он сказал: “Что мне сказать тому, кто мне говорит такие вещи, Брат Бранхам?”

83 “Скажи им, что ты ‘принадлежишь к одной и единственной Церкви’. Ты не присоединяешься к Ней. Это не деноминация. Ты рождаешься в Неё”.

84 Одна дама, около шести месяцев назад, близкая подруга Сестры Норман. Я забыл, как её зовут, очень красивая женщина в возрасте около тридцати лет. Они с мужем разошлись, и она заболела лейкемией. И она была в таком состоянии, что едва передвигалась. И в конце концов стало до того плохо, что доктора положили её в постель. И доктора навещали её, пока не наступил такой момент, что ей дали срок до следующей среды. Она должна была к среде умереть. И миссис Норман как-то удалось поднять её с кровати, и привела её сюда, и приходилось поддерживать её на стуле. И бедняжка села здесь, шатаясь из стороны в сторону, вся полностью серая, вся кожа жёлтая от рака, лейкемии.

Я сказал: “Я могу помолиться за вас, сестра”.

И она попыталась заговорить, и слёзы в её глазах, она сказала…

Я—я сказал: “Вы Христианка?”

Она сказала: “Я — методистка”.

Я сказал: “Я—я спросил вас, Христианка ли вы”.

И она сказала: “Вы имеете в виду, принадлежу ли к Христианской церкви?”

85 Я сказал: “Нет, мэм. Я имею в виду, рождены ли вы от Духа Божьего и любите ли Господа Иисуса?”

Она сказала: “Но я всегда принадлежала к церкви”.

86 Я сказал: “Если Бог позволит вам жить, пообещаете ли вы мне, что вы ещё раз придёте ко мне и позволите мне показать вам путь Господа более ясно?”

Она сказала: “Я обещаю Богу всё что угодно, если Он сохранит мне жизнь. Я буду служить Ему”.

87 И сразу тогда пришло видение, сказал: “ТАК ГОВОРИТ ГОСПОДЬ. Не готовься: разорви всё, что приготовила для похорон, послезавтра”. Это было в понедельник, а она должна была умереть в среду. “Ты не умрёшь”.

В прошлое воскресенье, за неделю до этого воскресенья, я сидел с ней в комнате. Набрала тринадцать с чем-то килограмм; доктор сказал, что нельзя найти и следа от лейкемии. И она желала знать; и я отправил её креститься во Имя Господа Иисуса Христа, в ирригационной канаве, путь Господа. Может быть, “чокнуто”, но: “Если Я вознесён буду, то всех привлеку к Себе”.

88 Я навестил парня, который раньше здесь записывал плёнки, Лео Мерсер. У него там есть стоянка для жилых автоприцепов. А я молился за каких-то людей. И я помолился за одну леди по фамилии Локер, по-моему, так её звали. И она перенесла четырнадцать операций от рака, и доктора оставили её умирать. И помолился за неё, и сказал ей, что она не умрёт, но будет жить. И даже и следа от него нигде не осталось. И из-за этого двадцать восемь членов её семьи стояли здесь, спасённые, наполненные Святым Духом. Может быть и “чокнуто”, но это привлекает к Нему всех человеков, которые придут. У этого одна резьба со Словом. Вы видите, что я имею в виду?

89 У меня есть письмо, которое пришло позавчера, лежит прямо вот там, в папке. Прошлой осенью во время охоты…то есть прошлой весной, это было год назад. Индейский юноша, которого звали Оскар, с которым мы охотились там, в горах возле шоссе; это там, где Ангел Господень, я говорил вам, на другой стороне, дал этого оленя карибу и—и этого серебристого гризли. Вы все помните это. Затем, этот парень, когда я вошёл в…Он вошёл в палатку, прошлой весной. И когда Бад попросил меня попросить благословения (он снял свои перчатки, он ехал на коне), он надел свои перчатки и уже хотел выйти. Он был католиком. Он не хотел иметь с Этим ничего общего.

90 Прошлой осенью, когда он мог, находясь рядом со мной… Когда его мать была там, умирая от сердечного приступа, он сказал: “Не мог бы ты зайти и помолиться за неё?” Я пошёл в эту маленькую индейскую хижину там. И там, они все собрались вокруг его матери, и она умирала, ни слова не могла сказать по-английски. И Святой Дух сошёл и проговорил к матери через переводчицу, её дочь, о том, что произошло. И даже назвал её имя и сказал ей, кто она такая, из какого она племени и как это всё произошло. И мать моментально исцелилась.

91 И на следующее утро, когда я отправился навестить их, когда я ехал на лошади, проехав шестьдесят километров за овцами, они все сидели там, она…взобралась на лошадь, чтобы ехать сушить лосиное мясо. И я сказал: “Вчера вечером, когда я молился, я сказал: ‘Отче наш, Сущий на Небесах’.” Я сказал: “Луиза, я—я… Вы все начали католическую молитву, а потом я, конечно, ушёл”. И я сказал: “Теперь, я просто хочу поблагодарить Бога. Мы не читаем молитв, мы молимся”.

92 Она сказала: “Мы больше не католики”. Она сказала: “Мы верим так же, как и ты. Мы хотим, чтобы ты взял нас всех и крестил нас так, как крестишь ты. Мы хотим Святого Духа”.

93 Возвращаясь назад…Парнишка потерял своих лошадей, за несколько месяцев до этого, не мог их найти. И проводник бурчал на него, говорил: “Оскар, ты же знаешь, что это такое — вот так их оставить. Медведи, много гризли, сейчас твоих лошадей уже съели”.

И он продолжал стоять возле меня. И он сказал, однажды вечером он сказал: “Можно спросить?”

Я сказал: “Да”.

Сказал: “Брат Бранхам, молись Богу, Бог вернул моих пони”.

Я сказал: “Бад сказал, что медведь их уже съел”.

Сказал: “Брат Бранхам, проси Бога, Бог вернул Оскару его пони”.

Я сказал: “Ты веришь в это, Оскар?”

Он сказал: “Я верю. Бог вылечил мою мать. Бог сказал тебе, где был медведь, где была добыча. Этот Бог, который знает, где добыча, знает, где мои лошади”. Видите?

94 Год назад, когда мы были там с Фредом Сотманом, который сегодня здесь, с моим сыном Билли Полем. Сошёл Святой Дух. Я сказал: “Оскар, ты найдёшь своих пони. Они будут стоять в снегу”.

Вот лежит письмо, написанное на прошлой неделе, и я получил его в пятницу, пришло сюда. Оно лежит сейчас прямо там, в папке. “Брат Бранхам, Оскар нашёл пони, стоящих в снегу”.

95 Как они просуществовали, не знает никто. Там, этот паренёк…В это время года, в июне, там столько снега, там ещё шесть или девять метров снега вокруг них. Как они выдержали всю зиму в этом каньоне? Оскар смог добраться до них в снегоступах, но, конечно же, на своих пони он не мог надеть снегоступы. Но он нашёл их по Слову Господа. Это может показаться “чокнутым”; только поверьте этому однажды! Зависит от того, какая у вас резьба.

96 Так вот, это не накрутится на деноминацию. Это накрутится только на Слово. Но в мире есть люди, которые верят этому Слову! Нужен “чокнутый _болтус”, чтобы вывернуть Невесту отсюда, она с той же резьбой, потому что Невеста и Жених — одно. И Бог один, и Слово есть Бог! Должна быть одна резьба со Словом, и Оно вытащит Невесту из этих деноминаций.

97 Да-а, он хотел меня покритиковать. Вы знаете, это напоминает мне о разговоре сегодня утром. Бог, скрывающийся за оболочками, за оболочкой человека.

98 Небольшая история, и потом я закончу; простите, что я продержал вас здесь почти что сорок пять минут. Был один дом, Христианский дом, и там был…Я рассказал это тому критику. И в том доме был…Они верили в Бога. У них был маленький мальчик, но он, однажды в бурю, был напуган до смерти. Сверкала молния, о, он просто был напуган до смерти. Он прятался под столы, куда угодно, когда сверкала молния.

И вот однажды ночью, на ферму, где они жили, налетела сильная гроза, и деревья шумели, и сверкали молнии, наступал поздний вечер. Мать сказала сыночку, сказала: “Ну, сынок, поднимайся наверх и ложись спать”. Сказала: “Не бойся. Иди наверх”.

99 И этот малыш, в пижаме, пошёл вверх по лестнице, оглядываясь назад, чуть ли не плача. Он улёгся, попытался заснуть, укрылся с головой. Он не мог уснуть; эта молния постоянно вспыхивала за окном. И он сказал: “Ой, мама, — сказал, — иди и ляг вместе со мной”.

И она сказала: “Сынок, с тобой ничего не случится. Молния не может причинить тебе вреда”.

Он сказал: “Но, мама, поднимись сюда и ляг со мной”.

100 И мать пошла наверх и легла на кровать рядом со своим малышом. И она сказала: “Малыш, мой маленький сыночек, мама хочет тебе что-то сказать”. Она сказала: “Малыш, мы — Христианская семья. Мы верим в Бога, и мы верим, что в такие бури Бог защищает нас. Мы верим в это. И мы верим, что Бог заботится о Своих”. И сказала: “Я хочу, чтобы ты верил в это, сынок. То есть, не пугайся, Бог с нами, и Он защитит нас”.

101 Малыш несколько раз подтянул нос, он сказал: “Мама, я тоже верю в это”. Он сказал: “Но когда эта молния оказывается так близко от окна, мне хочется держаться за Бога, на котором есть кожа”.

И я думаю, приличная часть нас, взрослых, думает то же самое. Бог под плотью! Бог, на котором есть кожа. Это может прозвучать как безумие для мира, но это притягивает всех людей к Нему.

Давайте помолимся.

102 Небесный Отец, эти небольшие рассказы о…о переживаниях, и иногда они происходят с какой-то целью. И, как бы неотёсанно это ни было, мы всё же понимаем это на том языке, на котором это происходило. И мы благодарим Тебя, в этот вечер, Господи, что—что Бог может поселить Себя в нас. Мы благодарны, что было совершено умилостивление — Кровь Праведного, Иисуса; Который был полнотой Бога, полнотой Божества телесно, и Он отдал Свою драгоценную жизнь, не то, что была забрана от Него, но Он отдал её добровольно, чтобы мы могли наслаждаться Им в полноте Его Присутствия, в славе Шекина, в которой Он жил; чтобы наши души могли быть освящёнными этой Кровью, чтобы Сам великий Святой Дух мог жить в нас. И для людей мы становимся учителями, пророками и так далее, для тех, Господь, кто нуждается; дары Божьи; Сам Бог, проявляющийся, светящийся великими дарами Божьими перед лицом сего современного века.

103 И это грубое выражение, Господи, — быть “чокнутым”. И мы знаем, что в этот день не потребуется много времени, чтобы миру угодить в рутину, наподобие как сегодня церковь: просто примыкание к новым церквям и новым деноминациям. Человек, который выходит со Словом считается “чокнутым”, человеком не в своём уме. Как великий апостол Павел, который был выучен на теолога, священника, и при этом он сказал, что стал безумным ради славы Божьей. Он оставил своё образование, то, чтобы люди могли слушать его до блеска отполированные слова. И сказал, что он не пришёл с обворожительными словами и мудростью человеческой, чтобы их вера не была в этом. Как же церковь обратилась к такому сегодня, как он пророчествовал: “После моего отшествия войдут волки, не щадящие стада”. Но он сказал, что пришёл к ним: “в силе и явлениях Святого Духа”, чтобы их вера была в Бога. Отец, он стал безумным для мира, чтобы познать Иисуса.

104 Так же и мы сегодня, Господь. Вот здесь сидят люди, которых считают сумасшедшими, из-за того что они готовы довериться Богу в их исцелении, в их Вечном предназначении. Ставят под угрозу свою репутацию, поклоняясь Ему. Благодарят Его, славят Его, дают свободу своему духу, чтобы поклоняться Богу; их считают сумасшедшими. Но Ты сказал, что: “Немудрое Божье, — если уж мы немудрые, — было сильнее и мудрее чем мудрость человеческая; ибо человек мудростью не познал Бога. Но через юродство проповеди благоугодно было Богу спасти тех, которые могли быть спасены”. Мы молим, Боже, чтобы великий Автор этого Слова пришёл сегодня вечером и исцелил больных, спас потерянных. Мы просим этого во Имя Иисуса. Аминь.

105 Я сравниваю Бога (чтобы вы не напутали того, что я сказал сегодня), Бог — это великий Алмаз, Вечный.

И когда алмаз извлекают из голубых африканских камней, я был в шахтах и наблюдал за ними в огромной…как они обрабатывают это и извлекают алмазы, как те проходят через дробилку, и выходят замечательные голубые огненные алмазы, чёрные алмазы. Они бесформенные, у них нет какой-то конкретной формы. Они просто красивые камни. И на самом деле в то время в них нет искры. Они — просто алмаз, камень; округлые, гладкие, большинство из них. Но алмаз должен быть огранён. Так вот, иметь хоть один не прошедший огранку — противозаконно. Должны быть огранены, и потом, ты должен иметь квитанцию о том, где ты купил его, потому что в них миллионы и миллионы долларов.

И я сравниваю Бога с этим алмазом.

106 Так вот, алмаз ограняется, чтобы он отражал то, что находится внутри него, огонь, который находится в алмазе. И он должен быть огранён с большой точностью, в мельчайших деталях, с трёх сторон. Придайте бриллианту трёхгранную форму, и свет, пропущенный через трёхгранный объект, даст семь цветов, видите, разложится на семь цветов.

107 И теперь, обратите внимание: “Бог был изранен за наши преступления, поражаем за наши прегрешения”. Видите, Он был огранён, избит, этот великий Алмаз, чтобы из Него отразились дары для Церкви.

И дело не в свете, потому что свет уходит назад (когда солнце на него больше не светит), откуда он пришёл.

Но каждый мельчайший кусочек, который получается при этой огранке, не выбрасывается; он используется. Из многих делают виктороловские иглы. И эти иглы воспроизводят, которые были отсечены от алмаза, воспроизводят музыку, зафиксированную в записи.

108 Я надеюсь, вы понимаете, что я имею в виду. Осколок от Христа, дар от Христа, поставленный на Библию, изрекает верующему скрытые тайны Божьи. Он знает тайны сердца. Он знает каждого человека. Вы верите в это?

Не то, что алмаз сказал бы: “Видишь, кто я такой?” Дело в том, откуда он взят. Алмаз потому алмаз, потому что он от алмаза.

109 И вот каковыми являются дары Духа для человека, они — часть этого Алмаза. Это послано и донесено, и преобразовано в дар, чтобы истолковывать, проповедовать, учить. Есть пять духовных даров: апостолы, пророки, учителя, пасторы, евангелисты и все они — для назидания Тела Христова. И точно так же, как есть учителя и пасторы, должны быть пророки. Мы знаем это.

110 И мы верим, что Бог в последнее время должен стать проявленным среди Своего народа, для избранного Семени, в соответствии с Библией, в форме пророка. Это в полнейшем соответствии со Словом. Не человек является Богом, но дар является Богом. Понимаете? И он есть игла.

Так вот, булавка не воспроизведёт запись правильно. Обычная швейная иголка не воспроизведёт её правильно. Но алмазная — лучше всех. Она воспроизводит ясно, игла с алмазной головкой.

111 Пусть Бог сегодня вечером…Запись твоей жизни, что бы ни было у тебя неверно, чего бы ты ни желал от Бога, пусть этот великий Мастер, Который держит эту иглу в Своей руке, пусть Он поставит её на твою жизнь и откроет нам, для чего ты здесь, чего ты желаешь; тогда мы узнаем, что Он здесь.

112 Небесный Отец, не даруешь ли Ты это, прежде чем я начну этот молитвенный ряд, я не ставлю за цель делать это, но не даруешь ли Ты это, чтобы люди смогли узнать. Может быть, есть незнакомые, за которых нужно помолиться. Я их не знаю, но Ты знаешь. И Павел сказал: “Если вы говорите языками, и не будет истолкования или назидания людям, люди скажут, что вы сошли с ума. Но если кто-то пророчествует и открывает, что в сердце, тогда они скажут: ‘Истинно с вами Бог’.” Пусть это повторится снова, Боже, в этот поздний час. Ты пообещал это, и так и будет. Во Имя Иисуса Христа. Аминь.

113 Итак, мне интересно, сколько сегодня здесь больных, что находятся здесь? Или раздал ли Билли молитвенные…? Есть розданные молитвенные карточки? [Братья говорят: “Да”, — Ред.] Есть. Так, я думаю, каждый больной получил молитвенную карточку, но я не знаю, что вы на ней написали. Я думаю, он просто даёт вам карточку; вы пишете на ней, что захотите. Так это? Просто получили карточку; записали на ней то, что пожелали.

114 Я не знаю вас. Сколько здесь знают, что я не знаю вас, и тем не менее, вы больны, и вы скажете вот что: “Я слышал, как ты сказал сегодня: ‘Бог за оболочками. Бог за человеческой плотью, скрывающий Себя’”? Но если у вас есть духовные глаза, вы можете открыть и увидеть Его, увидеть, Кто Он такой. И вы верите этому. Иисус сказал: “Верующий в Меня, дела, которые Я делаю, и он сотворит; и более сих сотворит, потому что Я иду к Отцу”. Так вот, если вы только верите всем вашим сердцем!

115 Сколько сейчас здесь тех, которые больны, и знают, что я не знаю вас, не знаю что с вами не в порядке? Просто поднимите свою руку, скажите: “Я болен. У меня есть нужда”. Сколько имеют желание в сердце, не больны, но имеют сильное желание? Знаете что...?... Хорошо. Не было ни одного, насколько я мог видеть, кто бы не поднял свою руку. Ну, я не знаю...

116 Я знаю этого мужчину, который сидит здесь. Я уверен, что это Брат Джеймс, и, я думаю, что это Сестра Джеймс. Я знаю Брата Бена. И временами просто ваши лица… Брат фотографирует. Но...

Пусть кто-нибудь здесь сзади, где угодно, просто…Я—я—я бросаю вызов на основании и в завершение этого Послания.

117 Знаете ли вы, что Бог пообещал, что это произойдёт в последние дни? Он дал обещание. Видите? Итак, я не могу заставить это произойти. Понимаете, я—я не могу этого сделать. Он должен сделать это. Он — Тот, Кто делает это; не я. Но я верю в Него, или же я не стоял бы здесь, говоря вам то, во что я не верю. Теперь, вы молитесь, и скажите: “Господь Иисус, я научен по Библии, что Ты — Первосвященник, прямо сейчас, которого можно коснуться чувствами наших немощей”. Мне неважно, где вы находитесь. И просто скажите: “Я верю Тебе. И, верой, я верю тому, что этот человек сказал сегодня”.

118 Это то, что мне сказал Ангел: “Сделай так, чтобы люди поверили тебе”. И если я говорю вам Слово Божье, то это не “верьте мне”, это “верьте Слову”.

Если это не соответствует Слову, то не верьте этому. Но если вы верите, что это Слово, тогда, что бы там ни было, молитесь и верьте, и посмотрите, сможет ли Он и сейчас открыть то, что в вашем сердце.

119 И каждый знает, что в Библии сказано, что: “Слово Божье острее обоюдоострого меча и различает мысли и намерения сердца”.

Вот как Авраам узнал, что это был Бог, когда Он смог сказать то, что говорила Сарра там, в шатре, о чём она подумала: когда Он сказал: “Я опять буду у тебя”, — а Сарра подумала в своём сердце: “Такого не может быть”.

120 Итак, я сказал, что Он здесь, чтобы исцелить вас. Что вы думаете об этом? Если вы только поверите! Так вот, я не могу, у меня нет какого-то метода: Небесный Отец знает это. Понимаете? Мне нужно просто увидеть это. И то, что я вижу, я говорю: и того, чего я—я не вижу, конечно же, я не могу сказать. Но так или иначе, Он — Бог! Не поднимет ли это вашу веру, если Он сделает это?

Когда проповедую таким образом, это немного сбивает мой настрой. Но Он здесь. Я это осознаю.

121 Наблюдал за мужчиной, когда он склонил свою голову, вон там сзади. Его жена сидит рядом с ним, также молится. Вон там.

У вас есть что-то на сердце. Ваша жена молится. Есть какое-то бремя в вашем сердце. Это о вашей тёще. Это верно. Вы верите, что Бог может мне сказать, что с вашей тёщей не в порядке? Я не знаю вас. Мы друг с другом не знакомы. Итак, это правда? Вы верите, что Бог может сказать мне, что с ней не в порядке? Она не здесь. Я вижу большое расстояние; она находится к востоку отсюда. Она из Огайо. Это верно. Она страдает из-за болезни крови. Пусть ваша жена возьмёт тот платочек, она плачет, и положит на неё. Не сомневайтесь; она поправится. Верите в это?

122 Вот здесь, прямо передо мной сидит одна леди. Она плачет. Что-то не в порядке с ребёнком, я не знаю... Нет, всё в порядке. У неё просто есть какое-то желание. Она желает получить крещение Святым Духом. Это ТАК ГОВОРИТ ГОСПОДЬ. Верь, дитя, ты получишь Его. Это верно. Не сомневайся.

123 Здесь, в конце ряда, сидит дама. Она молится. Я с ней не знаком, но она затенена. Вы перенесли операции. Я думаю, мы с вами не знакомы. Я не знаю вас. Вы знаете меня, только, может быть, когда слышали меня. Вы нездешняя. Вы не из наших. Вы из Висконсина. Из города Милуоки. И ваша проблема — это рак; он на груди. Операция за операцией, всё безуспешно. Пусть вера, которая коснулась края Его одежды, поверит этому прямо сейчас. Погрузите это в ваше сердце; это произойдёт. Имейте веру!

124 Здесь в углу сидит мужчина. Он молится за свою мать. Мне он не знаком. Я не знаю его. Но он молится за свою мать. А у его матери то же самое, что было и у этой женщины, рак. Или, она боится, что это он, а так и есть. Вы молитесь за одного мужчину, и у того мужчины проблема с его спиной. Он, также, я вижу его пьяным. Он — алкоголик. Ваш брат. Вы не отсюда. Вы из штата Иллинойс. Вы верите, что Бог может сказать мне, как ваша фамилия? Фармер. Это правильно? Поднимите свою руку. Верьте!

125 Вот кто-то склонился над кем-то на колени, молится, кто-то лежит на раскладушке. Хорошо. Вы верите, что то, что вы слышали это — Истина, леди? Вы верите. Если бы я мог исцелить вас, я бы подошёл, чтобы сделать это. Но вы уже исцелены Христом, вот как. Вы просто должны этому поверить. Эта дама, которая стоит там, молилась за то, чтобы вас коснулось. Я не знаю вас, но Бог знает. Вы тоже не из этого города. Это так. Вы из Иллинойса. Точно так. Город называется Ист-Молин, штат Иллинойс. [Сестра говорит: “Это город, в котором я родилась”.— Ред.] Вы страдаете от рака. Вы — жена служителя. Вы верите? [“Да”.] Вы ведь умрёте вот так лёжа. Почему бы вам не принять Его в этот вечер, и не сказать: “Я могу, в сердце своём, со своей верой, которая превыше всего окружающего, я верю, что я исцелена. Я в Присутствии Божьем”. Вставайте, верьте и идите домой, и будьте исцелённой. Вот, она встаёт.

Вы верите всем вашим сердцем? [Собрание радуется.—Ред.] Давайте прославим Бога.

126 Небесный Отец, мы благодарим Тебя за всю Твою доброту и милость. Мы благодарим Тебя, потому что Ты всё ещё здесь посреди всех этих бед. В этом мире, который извращён, однако, Ты по-прежнему здесь. Пусть Дух Твой, Господь, постоянно пребудет с нами. Мы видим, что Ты здесь. Бог, имеющий оболочку, в человеческих сердцах: дающий веру и откровение, и видение. Ты Бог в Своей Церкви, Бог в Своём народе. Мы благодарны за это Тебе, Господь. И пусть сегодня вечером все единодушно верят, и пусть они исцелятся. Через Имя Иисуса Христа я молю. Аминь.

127 У кого из присутствующих здесь с этой стороны есть молитвенные карточки? Пусть те, которые с этой стороны, отойдут назад, дойдут до середины вот этого прохода. Те, кто в том проходе, пройдите вон там, просто займите ваше место, проходите вон там. Пусть те, как только они выйдут, эта очередь подключится с другого края.

128 Старшие, подойдите. Брат Рой, Господь благословит тебя; не знал, что ты был здесь. Я хочу, чтобы дьякона церкви немедленно подошли сюда, если смогут пробраться оттуда, где они находятся. Подойдите, нужна небольшая помощь.

Я хочу, чтобы каждый из тех, за кого будут молиться, поднял свою руку, сказал это за мной.

Господь, [Собрание: “Господь”. — Ред.] я верю. [“Я верю”.] Помоги моему неверию. [“Помоги моему неверию”.] Я верю. [“Я верю”,] что в Твоём Присутствии, [“что в Твоём Присутствии,”] когда я последую Твоему Слову, [“когда я последую Твоему Слову”,] и мои…сегодня вечером на меня возложат руки, [“и сегодня вечером на меня возложат руки”,] я приму моё исцеление, [“я приму моё исцеление”] во Имя Иисуса, [“во Имя Иисуса”.] Аминь. [“Аминь”.] Благословит вас Бог.

129 Итак, смотрите. “Молитва веры спасёт больного. Если возложат руки на больных, они исцелятся”. Он сказал Ною, что будет дождь. Это никогда—Он никогда…Я не говорил никогда: “Как только за тебя помолятся, ты выздоровеешь”. Он сказал: “Они исцелятся”.

130 Он сказал Ною, что будет дождь. Дождь не шёл ни разу за сто двадцать лет, но дождь пошёл.

Он сказал Аврааму, что у него от Сарры будет ребёнок. Этого не происходило двадцать пять лет, но он родился.

Сказал Исайе, что девственница зачнёт. Это не происходило восемьсот лет, но она зачала.

Это верно? Он пообещал это! Не имеет значения, сколько времени это займёт, Он всё равно сделает это. Верьте этому.

131 Выходите теперь вперёд. Пусть Брат Кэппс ведёт пение. Вы будете собирать карточки? Пусть каждый теперь пребывает в молитве.

132 Наш Небесный Отец, мы собираемся в послушании исполнить Твои заповеди через возложение рук на этих больных. Я не знаю ничего, что бы Ты ещё мог сделать, Господь, потому что Ты сказал в Своём Слове, что Ты выкупил их исцеление. Ты доказал, что Ты здесь вместе с нами в этот вечер, Слово, которое может различать мысли, которые находятся в сердце. Ты доказал, что Ты среди нас. И я молю Тебя, Отец, чтобы Твоё Слово, которое не может ошибаться, стало настолько реальным для каждого сердца! Что Ты сказал: “Если сможешь в это поверить, не сомневаться, но верить в это, скажешь этой горе: ‘Сдвинься’, и не усомнишься, но поверишь, что это произойдёт!” Он не сказал когда.

133 Ты сказал людям в Пятидесятницу подняться туда наверх и ожидать. Ты не назвал часа, дня: Ты сказал: “до тех пор пока”. Теперь они пришли, чтобы получить своё исцеление. Пусть они не думают ни о чём другом, кроме своего исцеления, пока не наступит освобождение. Мы послушаемся Тебе, как верующие, возлагая на них руки. Во Имя Иисуса Христа. Аминь.

134 Хорошо, теперь подходите. [Брат Бранхам и братья возлагают руки на больных и молятся за каждого в молитвенной очереди. Пробел на плёнке.—Ред.] Вы исцелены. Благословит вас Бог. Это хорошо. [Пробел на плёнке.]

Богу возможно всё, верь, только верь;

Верь, только верь, верь, только верь,

Богу...

Господь Иисус, я молю сейчас за эти платочки, во Имя Иисуса Христа. Аминь.

Давайте, может, поменяем слова:

Да, верю я, да, верю я,

Богу возможно всё, да, верю я;

Да, верю я, да, верю я,

Богу возможно всё, да, верю я.

135 Вы верите, что то, о чём просили и чего сильно желали, будет даровано? [Собрание: “Аминь”.—Ред.] Это произойдёт.

136 Я видел некоторых моих друзей-итальянцев из Чикаго, проходивших через молитвенную очередь несколько минут назад. Кто из вас знает Сестру Ботацци из Чикаго? Ну вот, знаете, у неё совсем недавно было психическое, нервное расстройство, очень, очень сильное. Но утром на завтраке у Христианских Предпринимателей в Чикаго я сказал сестре под вдохновением Святого Духа. Она просто дошла до крайности и не могла полностью владеть собой. И я сказал: “Сестра, у тебя это не пройдёт моментально, но ты поправишься”. Я сказал: “Это будет или через восемнадцать месяцев, или через два года, в этом промежутке ты выздоровеешь”.

137 Однажды, когда разговаривал с ней…я слышал, как она свидетельствовала, такая счастливая, счастливее, чем когда-либо в своей жизни. Она ехала на машине. Она не находила покоя, казалось, что Присутствие Божье отошло от неё; потому что это был психический срыв, вы понимаете; и вдруг, оно возвратилось с мощным потоком радости, и сила Святого Духа сошла на неё. Она плакала, она кричала, она—она…У них просто было чудесное время около двух или трёх недель назад, или месяца. И я слышал, как она свидетельствовала в позапрошлое воскресенье, и она сказала: “Брат Бранхам, когда я вернулась, я отметила день и достала ту плёнку. И было ровно восемнадцать месяцев, день в день”. Аминь.

Вы любите Его? [Собрание говорит: “Аминь”.—Ред.] Разве Он не чудесен? [“Аминь”.]

138 Так вот, тот же Святой Дух, Который может в точности предсказать, ни разу не ошибившись за все эти годы, пытался через Своё Слово раскрыть для вас сегодня, что Бог — это не какой-то объект вдалеке или нечто историческое. Он живой, в настоящем времени, Его Слово стало проявленным. Спрятал Себя за человеческим покрывалом, в Своей Церкви, открывая Себя через вашу веру и мою веру вместе, собираясь вместе, создавая Божье целое. Я ничего не могу сделать без вас; вы не можете ничего сделать без меня; тем более не можем ничего сделать без Бога. Таким образом, вместе это создаёт единое целое, это соединение. Бог послал меня ради этой цели; вы в это верите; и вот это происходит. Вот и всё, видите, полностью подтверждённое.

Меня не интересует, что не в порядке с вами, что кто-то сказал: если всем сердцем ты веришь, что выздоровеешь, нет ничего, что могло бы хоть как-то это удержать. Он так сказал. И Он сказал: “Небо и земля пройдут, но Слово Моё не подведёт”. Вы верите в это? [Собрание говорит: “Аминь”.—Ред.]

139 Кто из вас будет молиться за меня, когда я поеду на другие собрания? [Собрание говорит: “Аминь.”—Ред.] Я тот, кто нуждается в молитве. Понимаете? Все отвернулись от меня, видите, кроме вас, но при этом есть ещё где-то там Семя.

140 Я послал письмо в Южную Африку. Они не позволят мне въехать, если только я не подпишу бумагу, что я “буду на этой стороне крестить каждого три раза: один — для Отца, другой — для Сына, и Святого Духа, вперёд лицом. На другой стороне я должен крестить лицом назад, раз — для Отца…И учить, что таким было Учение”.

Я написал им письмо. Я сказал: “Святой Дух в течение последних нескольких лет пытался ещё раз привести меня в Африку. Он хочет использовать моё служение там, где однажды днём тридцать тысяч приняли Христа”. Я сказал: “Помните, кровь тех душ будет на вас, не на мне. Я предложил приехать, но вы не захотели этого”.

Может, это и есть тот день, когда Иисус, Сын Божий, выставлен из церкви, Слово отвергнуто? Но во всём—при всём этом, Он продолжает являть Себя Своему народу. Разве вы не благодарны за это? [Собрание говорит: “Аминь”.— Ред.]

141 И в этот вечер я проходил, возлагал на них руки, некоторые пожилые женщины, некоторые молодые, некоторые пожилые, некоторые молодые мужчины, старые мужчины, промокли до нитки, как и я. Я думал: “Сидели здесь, сидели здесь, слушая Слово, которое весь остальной мир считает сумасшествием”. Видите? Они—они болт. Понимаете, Бог здесь, чтобы покрепче притянуть вас, вытащить вас из вашей болезни. Это обетование Слова. Просто помните, оно начнёт затягиваться: “Я привлеку их; если Я буду вознесен, Я привлеку их”. Он вытащит это из вас. Несомненно, Он вытащит. Вы просто верьте Ему, имейте веру в Него. Не сомневайтесь в Нём. Верьте Ему.

142 Молитесь за меня. Когда вам не за кого будет молиться, вспомните меня.

Доколе мы свидимся,

Мы свидимся...

Спасибо, что приехали так издалека. Пусть Бог сохранит вас, когда вы поедете домой!

Доколе...

Поприветствуйте всех Христиан, передайте им привет от этой группы здесь. Пусть пребудет на вас Божий мир! Шалом!

Бог с тобой, доколе свидимся!

[Брат Бранхам начинает напевать “Бог с тобой, доколе свидимся”.—Ред.]…доколе мы свидимся!

Доколе мы свидимся, мы свидимся у ног Христа;

Доколе мы свидимся,

Бог с тобой, доколе свидимся!

143 Я так рад. Знаете, много чего я не знаю, но кое-что я знаю. Я так благодарен за вас. Я так рад быть с вами в общении. Я так рад быть одним из вас. Пусть Бог пребудет с вами. Он будет с вами. Он никогда не оставит вас. Он никогда не покинет вас. Он не оставит вас. Вы теперь прорвались через завесу. Понимаете?

144 Так рад в этот вечер видеть Брата Палмера, один из наших помощников пастора здесь, из Джорджии. Брат Джуниор Джексон находится где-то в здании, где-то в углу сзади, мы рады, что он здесь. Брат Дон Радделл сидит вон там. О, так много! Я не знаю, не пропустил ли я кого-то…Брат Бен Брайант здесь, и много других здесь, хороший брат, Вилбур Коллинз. Мы так рады, что вы все здесь.

Может, давайте встанем на ноги, всего на минутку сейчас. Давайте сейчас склоним головы.

Доколе мы свидимся,

Мы свидимся у ног Христа;

…свидимся,

Бог с тобой, доколе свидимся.

145 Вы чувствуете эту близость общения с Духом?

Давайте напоём её. [Брат Бранхам и собрание начинают напевать “Бог с тобой, доколе свидимся”.—Ред.]

Я заметил, что с нами Брат Мак-Кинни из Огайо. Брат Джон Мартин и его брат. Так рад, что вы все здесь. Я, может, и не заметил вас, братья. Он знает вас.

Доколе свидимся! Пусть ваши сердца и моё будут одно с Божьим сердцем, доколе мы свидимся! [Брат Бранхам и собрание продолжают напевать “Бог с тобой, доколе свидимся”.—Ред.]

Пока наши головы сейчас склонены в молитве.

146 Постарайтесь дать знать каждому служителю, что мы счастливы, что они находятся здесь, всем прихожанам, вам, люди из Теннеси, Огайо, и со всей страны. Я встретил здесь некоторых женщин, аж из Бостона. Наши цветные братья были здесь сегодня утром, тоже откуда-то оттуда. Так много из разных частей страны; я благодарен тебе, мой дорогой верный друг. Пусть Бог будет с тобою. Я называю тебя моим другом. Помнишь, что Иисус сказал об этом? “Ещё ближе, чем брат”, — да, друг. Склоним наши головы…До следующей встречи через несколько дней, пусть Бог будет с вами.

147 Я хочу попросить нашего любезного, верного брата, Брата Ричарда Блэра, распустить нас в молитве. Брат Блэр.

The Oddball  

1 Let us remain standing just a moment. Precious Lord, we come to Thy Divine Presence again by the way of prayer, first to give thanks for all that You have done for us and for the great love in our heart for Thee and Thy Word. Lord, these people tonight, that I love with all my heart, they have sacrificed and come to set in a hot room, and whatmore, because they love Thy Word.
And we come to pray for the sick tonight, Lord, and the needy. May there not be a feeble person in our midst at the end of this service. Reward them for their faithfulness, Lord. Speak to us through Thy Word and strengthen us, Lord, as we go bearing the reproach. What a privilege to do this. We ask in Jesus' Name. Amen. (Can be seated.)

3 I could not find words, of course, to express my gratitude towards a group of people like this, that would come and set in this building. I want to say that tomorrow or--we're going to go to--over to Topeka, Kansas, for the next meeting. And that'll end up the following Sunday. And then we go from there to Philadelphia. And now, we're supposed to be going overseas, over to Kenya, and Tanganyika, and Uganda in the--the tribes in there. And they're having a little uprise now with the Mau Mau. I can't get in as a missionary, but I'm going to try to get in as a hunter. Go in... And they're fixing up...
Usually I go in as a missionary and go hunting, this time I'm going in to go hunting and be a missionary. So they're--they're... Any way to get in there to them. And now, Brother Mattsson-Boze is there on the job, trying to get me in, to fix a safari that I come in to go hunting. Well, then, I come in on this safari, then he's going to say, "Our Brother Branham is in the land (go down to the embassy); would it be all right if we just held a little meeting out here?" See? That gets it started then, just keep it rolling. So we don't know whether it's going to be--we're going to be able to do that or not; we're trying. And I have asked the Lord if something happens that he can't, then it'll be a sign to me that I'm to come back here to Jeffersonville and preach the Seven Trumpets, along July or August, somewhere along in there.

5 And then, if we do, we're seeing today, we're going to try to get this schoolroom here that's air-conditioned, 'cause it'd be real nice and cool. Seats fifteen, eighteen hundred people, and it's air-conditioned, a brand new place, just about five squares above this. And one time we asked for it, and the--they wouldn't let us have it. And the man that wouldn't let us have it was throwed off the board. So now, the man that's on there now says we can have it anytime we want it. So we are--we are very happy to get it. And so, we may be able to get that now, and sometime in July and have... How many would be praying, if the Lord's will now... If something turns us down...

6 You know, I like Arizona. It's a wonderful country; I've always longed to be there. (If you'll push that up a little bit, Brother Ben, if you will, 'cause it... Yes, sir, just... Ever who's on it'll step it up just a little bit, 'cause I'm... Coming back out of that real... What say? Oh, it's just the tapes. Oh, here's the other one up here; I'm sorry. Okay, Brother Ben. So I...)
Coming back from Arizona, coming in here, it makes me just a little bit hoarse, because of a--a change in climate. Here we have about eighty-seven to ninety, and sometime a hundred percent humidity, and there it gets to zero, and then sometimes on a average, one-twentieth of one percent humidity. You're just living under an oxygen tent. And then, come out from under that to here, you know what a great difference it makes in you. So it does bother you in the voice and so forth... (Pull it where it was at, if you will, Brother Ben, I made a mistake and pulled it out. I thought that was... But up here is where they step it up at.)

8 Now, pray for us, every one of you. I do appreciate you. Billy was telling me somebody brought us a basket of peaches, and just little gifts that you... I just can't thank you enough. I--I don't know how to do it. And I--I feel so unworthy to take things like that from you. I pray God will bless you, and I know He will, for He said, "Insomuch as you do unto the least of these, you've done it to Me." And God will bless you, I'm sure.
And Arizona being such a nice country, there's one thing that I miss; that's you all. That's right. I miss you all. I--I don't care where I go, I--I... It ain't--it isn't you. I have friends everywhere around the world, but it--it isn't you--it isn't you all. There's something about this little group that just... I don't know. I think about them.
And at Tucson, it's a tourist city, you know, and the churches are pulling... You know? It's kindly hard. Not very spiritual and, because this competition is very strong; and it makes it hard. If I could have all of you all plus the church and then live out there, I guess it'd be all right. See? But I suppose, as long as this stays a church and you all's still coming, I'll still be here until Jesus comes.

11 So pray for me as I said awhile ago. I don't mean to repeat it, but when I get before you, I--I get nervous, and I get melancholy, and sentimental, and I--temperamental too. I am that to begin with, so I--I--it makes me all tore up inside. But to know that wherever I can go... I haven't a--a group on earth that I know of that sticks by me like this group. May--may God let us be so inseparable that in the Kingdom that is to come, may we be there together is my prayer.
Setting at the door, talking to Bill Dauch just a moment ago 'fore leading someone back to Christ again in the other room... But setting there talking to him (ninety-one years old), he said, "I--I'm getting weak. My eyes are not like they should be." And I think a couple years ago I come to him when he had a complete heart failure and heart block, was dying. And the very doctor that was doctoring him, that said he couldn't get well, the doctor's dead. And here sets Bill Dauch (See?) of--ninety-one years old. I said, "Bill, you're no more use in the earth as far as working and things like that, but I'm asking this, 'God, give you strength,' because you love the meetings so well.'" That ninety-one year old man crosses the nation in a automobile, hot, dry, cold, indifference, anything it is, to hear the Word. God bless that gallant soul.

13 Now, I haven't... I've got one more apology of keeping you the way I did this morning on a three hour... And I didn't do justice to the message, because I cut it up, and left part of it, and skipped part of it, and so forth. That's the reason I told them to hold the tape. Let me get it again somewhere where it's cool or something. And I--I--I could feel the Spirit, but I'm looking at you, and knowing you're fanning, and knowing you're hot, and--and that just tears me to pieces. I don't want you to suffer; I--I want you to be comfortable. See? And that worries me.
Like I see sick people... If I can't--if I can't feel for those sick people, I can't do them no good. I--I've got to feel for them. And the same way with--with you; I--I've got to feel for you, or I can't be your brother. See? I--I got to feel for you. And I do that; God knows that that's true.

15 And now, tonight I'll give to praying for the sick. And I want to commend and bless these men, and Brother Collins, and Hickerson, Brother Neville, Brother Capps, the trustees, and all, for the fine reports that's been coming of how you're orderly, setting the church, and how everything's becoming into its right position. I'm grateful to you men. The Lord bless you for trying to carry out an order. And I... Letter after letter comes into Tucson to me: "Brother Branham, it's not like it used to be. It's so much different. Such a blessed feeling of the Presence of God." And I'm--I'm grateful for that. The Lord ever bless you.

16 And then... Now, tonight I was reading here in the Scripture a little place to--to maybe set out a few words to speak and read a Scripture and then--maybe a couple Scriptures, then talk to you for a few moments, and then pray for the sick. Not but just a few moments, I'm watching the clock. And I--I'll try to make it just as quick as possible.
But I do think that when a crowd of people are gathered together, without reading the Word or doing something, some exhortation, the meeting wouldn't be complete. Many of you's waited; many of you's got miles to travel yet tonight. How I admire that. How I look and see each one. To think... I'm out there in Arizona, I think, "When I--seeing him again I'm going to walk right down and shake his hand and hug his neck." And here you are setting here, and I--who--where can I go? You know. I just don't know which one to start at, which--how to get out of it. But I love you. God loves you too.

18 Now, I think if I'm not mistaken, if I haven't got the--the wrong Scripture laying out here, I want to read out of I Corinthians the 1st chapter beginning with the 18th verse, and also read II Corinthians 12:11 to take a text. Now, if I can find those right quick, and then we'll read, and then pray, and start right in, just speaking to you for a few minutes on a little subject, in I Corinthians the 1st chapter beginning with the 18th verse:
For the preaching of the cross is to them that perish foolishness; but to us which are saved it is the power of God. For it is written, I will destroy the wisdom of the wise, and will bring to nothing the understanding of the prudent. Where is the wise? where is the scribe? where is the disputer of this world? has not God made foolishness the wisdom of this world?... (May I quote that again?)... has not God made foolishness the wisdom of this world?... (What is the wisdom of this world then? Foolishness.)... hath not God made foolishness the wisdom of this world? For after that in the wisdom of God the world by wisdom knew not God, but it pleased God by the foolishness of preaching to save them which hath believed. (Can I read that verse again? Listen closely.) For after that in the wisdom of God the world by wisdom knew not God, it pleased God by the foolishness of preaching to save them that believe. For the Jews require a sign,... the Greeks seek after wisdom: But we preach Christ crucified, unto the Jews a stumblingblock,... unto the Greeks foolishness; But unto them which are called, both Jew and Greek, Christ the power of God, and the wisdom of God. Because the foolishness of God is wiser than men; and the weakness of God is stronger than men. And in II Corinthians the 12th chapter, the 11th verse, Paul speaking:
I am become a fool in glorying; ye have compelled me: for I ought to have been commended of you: for in nothing am I behind in the very chiefest apostle, though I be nothing.

20 Let us pray. Lord Jesus, add to these few words tonight, that's been spoken in days gone by by the great apostle Paul, that we might prosper by hearing them tonight in applying them to our lives, that we might be the--the handiwork of God, made in the fashion in which He has chosen for us to be in. For we ask it in Jesus' Name. Amen.

21 I'm going to preach tonight for a few minutes, the Lord willing, upon the subject of "The Oddball." Now, that's a very crude, rude text to take, but that's--I think would more or less state it the way that I want to express it.
You know, there's so many things today that people become oddballs, we call it. And that expression, if anyone that's ever heard it, it means somebody that's peculiar, somebody that's odd to another fellow. And no doubt but what many of us are odd one to another.

23 And now, I was going down the street one time in Los Angeles, California, and I seen a very odd person, acting odd. And he's walking down the street, not picketing, but he was just merely like taking an afternoon stroll. And I went to the other side of the street to see what he was doing. Everybody was turning around, laughing at him, because of his peculiarity. I noticed he had a sign hanging on the front of him. And I thought I'd see what everybody was laughing about, this odd, peculiar man. And so he was... I noticed him. As the people looked at him, they laughed at him, and--and--but he seemed to have a different kind of a smile, a smile of contentment. The other smiles that the people were giving him was more like a--a ridiculing him. But he seemed to be satisfied in what he was doing.

24 Well, that's a whole lot to think about, when a man's satisfied in what he's doing is right. Though he be an oddball to somebody else, if he is satisfied that what he's doing is right, then let him stay with it. And as I come close to the little man, I noticed on--across his chest here on a plaque or board, was wrote, "I am a fool," and at the bottom, had, "for Christ!" "I am a fool," in great letters; down at the bottom said, "for Christ!" And everybody was laughing at this.
And as the little man pressed on down through the crowd of jeers and carrying on, I turned to look what was on his back. And there was a great big question mark on his back, and down at the bottom, said, "Now, whose fool are you?"
Well, I--I thought he had something there. You see? And--but he seemed to be satisfied that he could be a fool for Christ. And that's what Paul said he had become: a fool for Christ.

27 A Brother Troy of the Full Gospel Business Men, a very good friend of mine, he--he's a meat cutter. And getting some kind of a germ in his hand from cutting pork one time... I ask some man who knows or woman, might know what the germ was, but it--it'll eat you up. So in order to save his life they had to--to amputate three fingers. And he only has two fingers on one hand, but yet he remains as a butcher.
And there was a little German who worked with him in a--a butcher shop down in Los Angeles, so he--he kept trying to lead the little Dutchman to Christ. And he said he was a "Lutern" and it was all right with him. He was satisfied that he was a Christian, because he belonged to the "Lutern" Church as he stated it. So one night Brother Troy had the privilege of getting him to go to church.

29 His name was Henry. And "Henry" in German is "Heinrich," and so they call them, "Heini." You've heard that expression. He said, "Heini, how about going to church with me tonight?"
"Vell," he said, "I believe I'll go." So he went down to an old fashion meeting where they was having a prayer meeting, and he really got under conviction, and give his heart to Christ. Oh, the next day this little Dutchman was enjoying himself. Every once in a while he would just walk through the building with his hands up in the air, saying, "Praise be to God. Thank you, Lord Jesus." And he attracted the attention to all--of all of them.
You see, he become an oddball to the whole line of meat cutters. And he'd be cutting meat, and he'd start thinking about the Lord; he'd start crying. He'd lay the knife down and walk up and down the aisle, not hysterically, but just making love to Christ, saying, "Oh, how I love You, 'Yesus!'" you know, just walking back and forth.

32 And the boss came by and seen him do this. And as he went walking down, crying, and the boss... He never noticed the boss; he was thinking about Jesus. And he started down with his hands up in the air, and the tears rolling down his cheeks, saying, "Oh, God, how I love You."
And the boss said, "Heini, what in the world has happened to you?" He said, "Everybody in the--in the whole line is talking about it. What in the world's happened to you, Heini?"
The little Dutchman said, "Oh, boss," he said, "glory to God, I got saved."
He said, "You got what?"
He said, "I got saved." He said, "I went with Brother Troy here down to a little mission, and I--I got saved. And Jesus came into my heart, and I'm so full of love."
He said, "You must've went down to that bunch of nuts."
He said, "Yeah." Said, "Glory to God." Said, "Thank God for the nuts." He said, "You know, you take a automobile coming down the road, and you take all the nuts out of it, you ain't got nothing but a bunch of 'yunk.'"
Well, I don't know but what the little Dutchman was just about right. Take all the nuts out... The nuts is what holds it together. And I think that's what holds the church together sometimes, holds civilization together.

36 Now, coming down from a visit at Prescott a few days ago, I was looking at the desert and noticing how that out of Phoenix they had the Japanese Gardens, and they had flowers in there, beautiful flowers. Where when I was a boy out there, I herded cattle down through those places. The cows--wasn't no grass--so they just lived on cactus beans and so forth.
And then I noticed that there has been a--a reproduction to the use of the desert. And in the desert we find that the cactus and the flowers... And in my home there or the home we're renting... Sister Larson, I think she was here this morning; I seen her. And she has a flower bed on the outside of--of the house, some dirt... Everything there is sand. So she had some dirt in a large flower bed on each side of the duplex. And every morning I have to get out and water those flowers. If I don't water them, they'll die. And they'll... And then again, I have to get some spray and spray them to keep the lice off of them; the bugs'll eat them up.

38 And then, you go just a little beyond that, thirty feet from that, there's some flowers growing, and out in the desert they're growing, and you could dig down twenty feet, and it'd be like a powder keg; nothing in the world but just dust. And there's no water at all. And who sprays them? See? These in the flower bed, if you fail to spray them and to water them, the termites--or the bugs, lice, will eat them up. But the lice can't touch that one out there in the desert. And neither does he have to be babied and watered every day. He is a production of the Creator. This is a hybrid reproduction.
And I think that today the reason Christianity has become to the people, a nut, is because that we've got a bunch of reproductions and not genuine Christians, a bunch that has to be babied and sprayed and in order to stay in the church.

40 I can imagine the very first church, what they were, and compare it with this reproduction today; this would be a cheap production of what the real first church was, that rugged believers in God with the Holy Ghost. You babied not them. You didn't have to pat them and tell them you'd take them in this one. And if they get tired that one, they go to another one. And you'll make them a deacon if they'll come over here and leave this other one. That's a hybrid reproduction.

41 I was thinking of Michelangelo's original painting, I believe, of "The Last Supper." I think he painted it. Do you realize what that original picture would cost you? It would be... Countless thousands of dollars would never touch that original, because it's beyond price. It's so--valued so high. But you can buy a cheap reproduction of it for about two dollars.
That's why people today can't understand the ruggedness of real, genuine believers. They become a nut. You know, the world gets in such a rut till every once in a while you have to have a nut to straighten it out. Takes somebody come on the scene that's a little different, and he is a nut to that generation.

43 I was thinking the other day, who is able--who today is not a nut? You're somebody's nut. I believe the world is completely going insane. Did you know, it's a time that people can't judge between right and wrong, or truth or error? Do you know the politicians can't judge right and wrong? You see them keeping quiet on this voting the Bible back in the church or into the--Bible back into the schools? They don't know which way their politics are going to blow. Think of it. I don't know how it is in Indiana now, but in the State of Arizona it's against the law to read the Bible in school. I think it's the same thing in Indiana, nearly the whole United States, because some infidel woman changed the whole program. And remember, it's against the law to read the Bible in our public schools, but believer's taxes supports infidelity to be taught in the schools.
Politics... We need another Abraham Lincoln; we need another Patrick Henry; we need an American who can stand out regardless of where the politics are and call right, right, and wrong, wrong.

45 Did you know preachers today can't judge which is right, the Word of God or the church denomination? They don't know which road to take. They can't judge between right and wrong. "I know the Bible says it, but our church says..." See? People are not capable of judging right from wrong. And anything that's contrary to the Bible is wrong. God's Word is right, and every man's word's a lie. It's contrary to It. And to try to stand now upon a--a--a time like that, and to stand for what's right, you become a nut.

46 Let's call a few characters. I can imagine the prophet Noah in that great day that he lived in, that great scientific age where they built pyramids and sphinx, where they could prove that there was no water in the skies by scientific research... Here comes this old man out there and said, "There's coming rain out of the heavens." Noah was a nut to that generation. He become a nut.
Let's think of Moses. Moses, when he went down to Pharaoh, as we spoke this morning, and Moses going down to Pharaoh, and saying, "The Lord sent me down to bring these slaves out," with a stick in his hand, against the great army that had the whole world conquered. Pharaoh in all of his scientific genius thought Moses was a nut, and he was a nut to them.

48 I can imagine the prophet Elijah in his great day, when the fabulous age of fashion, when Ahab and Jezebel ruled the world as it was in them days, and all the fashions and things that Jezebel wanted to wear, and how she had all the women dressing like her, and her paints and going on, her fashions, the way that she fashioned herself... And when some old crank like Elijah come out on the scene and withstood the whole nation, to Ahab he was a nut. That's right.
Amos the prophet, when he come to Samaria in the day that Samaria was like Hollywood today, the women on the street dressing and even public adultery, how they carry on and live out there, letting men... It's almost a public adultery today right before you.

50 I went to a certain place the other night to get something to eat, and the little boys and girls up there hugging and kissing like I don't know what. And do you know, my little sister, that that's potentially an adultery? When a man kisses you, he's potentially committed adultery with you. You should never let him kiss you until you're married, for the glands, both male and female glands, is in the lips. Do you understand? And when male and female glands come together, let it be where it may be, you have potentially committed adultery. And you shouldn't let a boy kiss you until that veil is raised on your face and you're his wife. Don't do that. It's committing adultery. It's mixing male and female glands.
Why don't a man kiss a man, woman kiss a woman in the lips? Because it don't cross the glands. Children is born by crossing glands. So it's almost a public adultery again, everywhere. Look on the screens and everything you see, a--a slobbering and a--a carrying on. No wonder immorality is on the--is on the incline. How can they do it and spurn themselves all up by kissing those women in the mouth, knowing that that's adultery. God won't forgive it unless you repent.

52 And now, when coming up, this great prophet Amos... He's known as one of the minor prophets, because there wasn't too much wrote of him. But he had the Word of the Lord. And he looked out upon that city, all given... In the parks men set with their arms around women and women with their arms around men, just a modern Hollywood. And he walked down through that city and said, "You'll repent or perish!" He was a nut. He had almost declared himself insane to them.

53 John the Baptist, when he come on the scene, to the religious denominations of that day he was a nut. He had the opportunity to become a priest, to follow his father's footsteps. But he refused to do it, because God had kept him out of those creeds and denominations, because his job was too important. He was to announce the Messiah coming. And when he had nothing to do with neither Pharisee, Sadducee, or whatever it was, he rejected the whole group of them, and said, "Don't you begin to say, 'We have Abraham to our father,' for I say that God's able of these stones to rise children to Abraham." To the--to the religious world of his days he was a nut. Right.

54 When Jesus came on the scene, to the religious people of His days, He was also a nut, because they said, "You are a Samaritan. You're out of your mind. You're a mad man." In other words, a crazy man. He was that to the people: your Lord and Saviour. No wonder Paul, trained by Gamaliel to be a priest, the opportunity of someday becoming a high priest, and on his road down to Damascus, he was struck down by a supernatural Light. And he looked up, being a Jew, and knowed that Pillar of Fire was what led his people. He said, "Lord, Who are You?"
And He said, "I'm Jesus."
And when he forfeit his education, he'd forfeit all of his theology that he'd been trained in the schools, and become a regular street preacher, he was a nut. He said, "I have become a fool."
And the people thought he was mad, beside himself. He told Festus, "I'm not mad." He just knowed the Lord. But to know the Lord in a religious group... I hope you don't miss it: to know Jesus this day amongst a religious group, you are a nut. It hasn't changed. I could dwell much on this, but I--I want to hurry up for the prayer line.

57 Martin Luther, that little German priest, that packing the communion one day, threw it down on the steps and said, "This is not the body of Jesus Christ; this is only bread that's been made back there." And he declared that the just shall live by faith. He was a nut to the Catholic church. They could've assassinated him for that. But he was a nut, and they just let him alone. But he become a nut to that generation.
John Wesley, in the days of the great immoral hour of England... When the Wesleyan revival happened to come on the scene, the whole world was corrupted, immorality everywhere. And the Anglican church had got so far away, till there was no more revival, such Calvinistic thinking. And John Wesley come on the scene with the--the word of sanctification, cleaning up the immoral. He became a nut.

59 Quoting Mr. Wesley once in his book, he was coming down a path, and one of the men of the England church... They all thought he was crazy, so he stood in the path. Mr. Wesley was a little bitty man. This great big fellow thought he'd just get to slap him down, so he stood in the path. Mr. Wesley walked up and said, "Pardon me, sir. Would you step out of the way? I'm in a hurry."
And the Anglican said to him, "I don't step out of the way for a fool."
Mr. Wesley politely tipped his hat, walked around him; said, "I always do." So, you see, that was one who was a nut. One was for Christ; the other one was for the church. So you're somebody's nut. Yeah.

61 When the Pentecostals came on the scene fifty years ago, they said, "Them people are crazy." They were nuts (That's right.), because they condemned all that corruption that was in the church ages at that time when they come on the scene. But what has the Pentecostals done? Went right back into the vomit that they come out of, right back into the denominational corruption. You know what? It's time for another nut. Yes, it's time for another one. That's right.
Notice, a nut... Before there is a nut, there is a bolt to fit that nut; and that nut is threaded to that bolt. If it don't, it's a misfit. Notice, all who was threaded in the days of--of Noah, threaded to the Gospel message, Noah, the nut, pulled them into the ark. It depends what your threads are, what you're threaded to. If you're threaded to the world, they'll pull you; if you're threaded to the Word, It'll pull you. It depends on which you're threaded to, what nut you'll follow.
But Noah, being a nut with the Word of God, a nut to the scientific age and to the religious age that he lived in, he pulled them that would be saved into the ark (Amen.), those that were predestinated, the bolt that was made before the nut. The bolt must be threaded to the nut.

64 So Satan, he has some bolts and nuts too, bolts and nuts of the kingdoms of this world. Pharaoh was just as much nut to Noah--or to Moses as Moses was to Pharaoh. Pharaoh with all of his scientific gimmicks had pulled his nation to himself. Noah, by being a nut for God, pulled the church to the promised land. Depends on which way you're threaded. He pulled the church out of Egypt. As Noah pulled the church out of the world to the ark, Moses pulled the church from Egypt to God's promised land.
Jesus said... Now, be careful, 'cause these nuts and bolts look a whole lot alike. Just watch the thread. Matthew 24:24, He said it would almost deceive the very Elected.

66 Now, the--the American and the whole world denomination needs a nut. The Methodist, the Baptist, the Presbyterian, they're all scattered out in this, that, and all fighting. And after all, they're all threaded to the same bolt. So God's give them a bolt and sending them a nut, the World Council of Churches. It'll pull them all together. That's right. It sure will; it'll pull them together, the World Council.
You know, it got to here not long ago... There can't be nothing happen, a cause, without reason. The women want to strip their clothes off; they want to wear shorts; they wanted to still belong to church. They wanted to wear all these 'kinis' or ever what you call the things. They want to do that, and they want to still belong to church. They want to scream, holler, and dance; worship. That's a worship.

68 Now, if I had time I'd prove that to you. That is a devil worship, dancing like that and doing those things. I could prove it to you in the heathen land. They wanted to worship and maintain their testimony and still remain in church. So God give them a nut, two or three of them: one named Elvis Presley, one Pat Boone, and Ernie Ford, can sing hymns and everything else and still claim to be a Christian. It's a nut. It's not threaded to the Word. That's right.
Now, I said I'd be through in a half a hour, and it's up. But listen. The world wants a nut. The devil sees they get it. They're already threaded for it. But while the world is being threaded for a nut, there's a people called the Bride; it's threaded too. And just as sure as I'm standing here, God will send them a nut that'll pull the Bride out of this chaos into the Presence of God. It'll be a Word-threaded nut.

70 A critic a few days ago said to me down in Tucson; he said, "You know, some people make you a nut, and others make you a god."
I said, "Well, that kindly runs all right." I knowed he's trying to criticize me. See?
He said, "People think you're god."
I said, "Well, just..." I know the people didn't do that. But I--I knowed he didn't understand it, because he's on the other side of the skin. You see? So I knowed that he didn't--he didn't know it. So I said, "That's not too far away from the Word of God, is it?" See? Just let him--just let him know we wasn't lost; we knowed where we were standing; we know what kind of sails we had set and what kind of wind was blowing it; we know what our thread was and what our nut was, and we know how we're standing. I said, "That's not contrary to the Word of God so much, is it?" I said, "Remember, when God was sending Moses down to the children of Israel, God made Moses a god (That's right.), and made also Aaron his brother, a prophet." That's right. All the prophets, Jesus said, were gods. They were gods, men. That's right. God means it that way.

73 Listen, the Word that we preach and the word that I said this morning, "God hiding behind skins, badger skins, God hiding behind the skin of a man..." See? That's what He did. When God was manifested in the world, He was hiding behind a Veil, behind a skin of a Man called Jesus. He was veiled and hiding behind the skin of a man called Moses, and they were gods, not gods, but they were God, the one God, just changing His mask, doing the same thing each time, bringing this Word. See, God made it that way. He knows that man's got to see something. There isn't...

74 Every one of us born into the world... Like I was telling you this morning, nobody was daresn't to follow Moses in there. God never did deal with two; He deals with one always. No one would daresn't to impersonate Moses; it was death, natural death to try to impersonate him, to go in that Pillar of Fire with him. So people are not all made, you're not borned in that way to break out into that supernatural, but God set some on the earth to represent Him as an ambassador from Him. And that ambassador is ordained of God to go into the great, unknown supernatural, and discern, and bring out things that the natural mind cannot perceive it. It brings out the mystery of God, foretells things that is, and things that will... has been, and things that will be. What is it? God, God behind skins, human skin. Exactly right.

75 Sam Connally lives in Tucson; he's come here once many years ago with Mr. Kidd and was healed, with a standing ulcer for many years. When I went out last fall, Sam had a--a stone that (the specialist there in--at Tucson examined it)--it was big as a marble. Brother Sam Connally... Many of you here know him; he's from Ohio. And he went to the doctor and he said, "Sam, make yourself ready next week; I'll take that stone out (couple days from then)."
He said, "Can I pass the stone, doctor?"
He said, "It's impossible. The stone is too big."
So he got him in a car and took him home. And he called; he said, "I want you come over and pray for me, Brother Branham." Why did he call me for such?
And I started to praying for him; I said, "Sam, it's THUS SAITH THE LORD. The stone will pass by itself."
And the next morning he took the stone to the doctor. And he said... The doctor said, "Mr. Connally, I don't understand how it happened."
And he said, "I am a believer in God, and God passed the stone for me--took it from me." The man could hardly believe it, the doctor. Just no more than he could believe that that big tumor leaving my wife's side, you know about. See? So he said a...

80 About six months later, which was about three--about two weeks ago, or three weeks ago, Sam Connally was stricken down by a serious heart condition (And I don't know the name, a coronary, or some kind of a heart block, or ever what it is. It's a very dangerous... It won't... You can't get over it they claim.), a heart attack and his heart blocked. And his limbs swelled out till his ankles were larger than his leg up here high around his hip. So they took him down to the doctor. The doctor said, "Take him home peaceably or to the hospital."
Sam said, "I don't want to go to the hospital."
Said, "Take him home and put him in the bed and don't you move head, hand, or foot for six months." Said, "You could die at any minute."

81 And Brother Norman called, and we went over that night to see Brother Sam, and when we prayed for him, and the Lord spoke... And the next morning Sam went down to the doctor's office with his britches legs pulled up, stood before the doctor, and said, "Look at me, doctor."
And the doctor put him under a electrical cardiogram, and he said, "I don't understand it." Said, "Go on back to work." He said, "What church do you belong to?"
He said, "I don't belong to any of them."
He said, "You can't be a Christian without belonging to them denominations. You have to be." See, that's all the doctor knows. Sam was a nut to him, and he was a nut to Sam by asking such a question.
Then what happened? Sam come over, and he said, "What can I say to anybody that tells me such things, Brother Branham."
Tell them that you belong to the one and only Church. You don't join it; it's not a denomination; you're borned into It.

84 A little lady about six months ago leaning on the bosom of Sister Norman (I forget her name.), very--a pretty little woman about thirty years old, her and her husband had separated, and she'd took leukemia. And she had been in such a condition that she could hardly get around. And finally it got worse until the doctors put her in a bed. And the doctors visited her until the time come... They give her until the following Wednesday; she'd be dead by Wednesday. And Mrs. Norman somehow got her out of the bed, and brought her over, and had to hold her up in a chair. And as the little fellow set there pitching back and forth and gray as she could be, yellow over the skin from the cancer, leukemia, I said, "Well, I can pray for you, sister."
And her trying to speak and the tears in her eyes, she said, "I..."
I said, "Are you a Christian?"
She said, "I'm a Methodist."
I said, "I--I asked you if you was a Christian."
And she said, "You mean belong to the Christian church?"
I said, "No, ma'am. I mean, are you borned of the Spirit of God and love the Lord Jesus?"
She said, "Well, I've always belonged to the church."
I said, "If God will let you live, will you promise me that you will return to me and let me show you the way of the Lord more plainer?"
She said, "I promise God anything. If He'll spare my life, I'll serve Him."
Just then a vision come, said, "THUS SAITH THE LORD, don't make ready; tear up your things for your death day after tomorrow. (That was on Monday and she was to die Wednesday.) You're not going to die." Last Sunday, a week from this Sunday, I set with her in the room. Gained thirty some odd pounds; the doctor said there's not one trace of leukemia could be found anywhere. And she wanted to know (And I sent her down to be baptized in the Name of Jesus Christ in an irrigation ditch.) the way of the Lord. Might be a nut, but "If I be lifted up, I'll draw all men unto Me."

88 I visited up at... The boy that used to take tapes here, Leo Mercier; he's got a trailer court. And I'd been praying for some people. I prayed for a--a little lady named Lokar, I believe it was. And she'd had fourteen operations of cancer (And the doctors give her up to die.), and was prayed for and told her she would not die, but she would live. And there's not a trace of it anywhere. And because of that, twenty-eight of her family was standing there, is saved and filled with the Holy Ghost. Might be a nut, but it's drawing all men unto Him that will come. It's threaded with the Word. You see what I mean?

89 I got a letter that come in day before yesterday, laying right back there in the file. Last fall while on a hunting trip... The last spring it was a year ago, an Indian boy named Oscar, that we hunted on the highway up there with, the--where the Angel of the Lord (I told you across here.) would bring that caribou and--and that silver-tip grizzly. All of you remember it. Then that boy, when I walked into the... He walked into the tent last spring, and when Bud asked me to ask the blessing (He took off his gloves--he was riding.)--he put them gloves on and was ready to go out. He was a Catholic, didn't have nothing to do with it.

90 Last fall when he could... Standing by my side when his mother was back there, dying with a heart attack, he said, "Won't you come back and pray for her?" I went back in this little hut of the Indians there. And there all of them gathered around this mother, and her dying, couldn't speak a word of English. And the Holy Spirit came down and told the mother through an interpreter, her daughter, what had taken place, which was--even called her name, and told her what she was, and what tribe she was from, and how that this would happen. And the mother was instantly healed.
And the next morning when I went back to see them, as I rode out, going forty miles back for a sheep, there they was all setting there, she was all--getting on the horse to go back to dry moose meat. And I said, "Last night when I prayed, I said, 'Our Father Who art in heaven.'" I said, "Louise, I--I... Was a Catholic prayer. You all started, and then, of course, I left you." And I said, "Now, I'm just going to thank God. We don't say prayers; we pray."
She said, "We no more Catholic." She said, "We believe like you believe. We want you to take all of us and baptize us the way you baptize. We want the Holy Ghost."

93 On the trip back... The boy had lost his horses months before that, couldn't find them. And the guide was bawling him out, said, "Oscar, you knowed better than to leave them horses like that. The bears (lot of grizzlies) would eat them horses up by this time."
And he kept standing close to me, and he said--one night he said, "Me ask you something?"
I said, "Yes."
Said, "Brother Branham, pray God. God give me my ponies back."
I said, "Bud said the bear eat them up."
Said, "Brother Branham, ask God. God give Oscar his ponies back."
I said, "You believe that, Oscar?"
He said, "I believe. God make my mother well; God tell you where bear was, where game was; that God know where game is, know where my horses is." Think of it.

94 A year ago while standing back there with Fred Sothmann (He's here tonight.), Billy Paul my son, the Holy Spirit came down. I said, "Oscar, you'll find your ponies. They'll be standing in the snow." There lays the letter, wrote me last week, and I got it Friday... Come in here... It's laying right in the file now: "Brother Branham, Oscar find ponies standing in snow."
How they lived, nobody knows. They're... The boy... At this time of year, June, there's so much snow, there's still twenty or thirty foot of snow around them, how did they stay there through the winter in this canyon. Oscar can get in to them on snowshoes, but 'course, he can't put snowshoes on his pony. But he found them according to the Word of the Lord. It might sound like a nut; just believe it one time. Depends on how your threads are.

96 Now, it won't thread up with a denomination; it'll only thread with the Word. But there's some people in the world believes that Word. It'll take a nut to wrap that Bride out of here as...?... for the Bride and the Bridegroom are one, and the... God is One, and the Word is God. It'll have to be threaded with the Word, and It'll draw the Bride out of these denominations.
Yeah, he wanted to criticize me.
You know, it reminds me of--talking about this morning, God hiding behind skins, skin of men.

98 A little story and then I'm closing. Sorry that I kept you here about forty-five minutes now. It was a home; Christian home, and there was a... (I told this to this critic.) And in this home there was--they believed in God. They had a little boy there, but he's scared to death in a storm. Lightning, oh, he was just scared to death. He'd run under tables, anywhere, when it would lightning. So one night it come a big storm out on the farm, and--where they lived--and the trees was blowing, and lightning flashing, getting late in the night. The mother said to Junior, said, "Now, Junior, you go upstairs and go to bed." Said, "Now, don't be scared; go on up there."
So little Junior with his pajamas on went up the steps, looking back, about half crying. He laid down, tried to go to sleep, covered up his head; he couldn't go to sleep, that lightning flashing around the window; so he said, "Oh, mama," said, "come up here and sleep with me."
Why, she said, "Junior, nothing's going to bother you. That lightning can't hurt you."
He said, "But, mama, come up here and sleep with me."
So the mother went up the steps and laid across the bed with her junior. And she said, "Junior, my little son, mother wants to tell you something." She said, "Junior, we are a Christian family. We believe in God, and we believe that God protects us in storms. We believe that. And we believe that God takes care of His own." And said, "I want you to believe that, Junior, that... Don't be a scared; God is with us, and He'll protect us."
Junior snubbed a few times, and he said, "Mama, I believe that too." He said, "But when that lightning's so close to the window, I like to feel that God has got skin on it." So I think that--a whole lot of us adults think the same thing: God with skin on Him. It might sound like a nut to the world, but it's drawing all men unto Him. Let us pray.

102 Heavenly Father, as the little stories of--of experiences... And sometimes they happen for a reason. And as... Yet as rude as it is, yet we understand it in the language that it happened in. So we thank Thee tonight, Lord, that--that God can house Himself in us. We're thankful there was a propitiation made, the Blood of the righteous One, Jesus, Who was the Fullness of God, the Fullness of the Godhead bodily, that He laid down His precious Life, not taken from Him but wilfully laid it down, that we might enjoy Him in the fulness of His Presence in the Shekinah glory that He lived in, that our souls might be sanctified with that Blood, that the great Holy Spirit Itself could live in us. And we become teachers, prophets, and so forth to the people, to those, Lord, who are needy: gifts of God, God, Himself, manifesting, glowing out the great gifts of God in the presence of this modern age.

103 And the rude expression, Lord, of being a nut... And we know that in this day that it takes sometime when the world gets in a rut like the church is today, just joining new churches and new denominations... A man who comes forth with the Word is considered a nut, an insane person. As the great apostle Paul, who was trained to be a theologian, a priest, and yet he said he become a fool for the glory of God. He forsook his education that the people might listen to his high polished words. And he said he come not with enchanting words and wisdom of men that their faith would be in such. How the church has turned to that today as he prophesied, "After my departure, wolves shall enter in, not sparing the flock." But he said he came to them in power and manifestations of the Holy Spirit, that their faith would be in God.
Father, he became a fool to the world to know Jesus. And so do we today, Lord. There's people setting here that's considered crazy, because that they're ready to trust God for their healing, for their eternal destination, placing their reputation at stake in worship to Him, thanking Him, praising Him, giving freedom to their spirit to worship God. They're considered crazy. But You said that the--the foolishness of God (if we are fools) was stronger and wiser than the wisdom of men; for man by wisdom knowed not God, but through the foolishness of preaching, it pleased God to save them that was savable. We pray, God, that the great Author of this Word will come tonight and heal the sick, save the lost. We ask it in Jesus' Name. Amen.

105 I am likening God, so that you won't be mixed up in what I said today... God is a great Diamond, the Eternal. And when a diamond is brought out of the blue stones of--of Africa... I've been in the mines and watched them in the great--how they process this and get the diamonds out, how they go through the crusher, and the great blue fire diamonds, black diamonds come out. They have not much form, certain form. They're just a great stone. And really they have no fire in them at the time. They're just a diamond, a stone; round, smoothed out, lot of them. But this diamond must be cut. Now, it's against the law to have one not being cut. Must be cut, and then you have to have a receipt where you bought it, 'cause there's millions of dollars in them.
And I liken God to that diamond. Now, a diamond is cut so that it will reflect what's on the inside of it, the fire that's in the Diamond. And it has to be cut to every little way, every little shape, three points. Put the three points to a diamond, and a light against a three point object will give seven colors (See?), makes seven colors.

107 And now notice, God was wounded for our transgressions, bruised for our iniquities. See? He was cut, bruised, that great Diamond, that from Him might reflect the gifts to the Church. And it isn't the light, because the light must return back when the sun's off of it to where it has been cut from. But every little piece that comes from that chipping is not destroyed; it's put to use. Many of them are made to victrola needles. And those needles bring forth--that's been chipped from the diamond--bring forth music that's been canned into a record. I hope you see what I mean.
The chip from Christ, the gift from Christ, put upon the Bible speaks out the hidden mysteries of God to the believer. He knows the secret of the heart. He knows every person. Do you believe that? It would not be the diamond saying, "You see what I am"; it's what he come from. The diamond is a diamond, because he's off of a diamond. And that's the way the gifts of the Spirit is to the person; it's a part of that Diamond. It's sent, and been brought down, and brought in to a gift to interpret, to preach, to teach.

109 There's five spiritual gifts: apostles, prophets, teachers, pastors, evangelists. And they're all for the edifying of the Body of Christ. And just as sure as there's teachers, pastors, there's got to be prophets. We know that.
And we believe that God is to be manifested in the last day among His people--to the elect seed, according to the Bible--in the form of prophet. That's exactly with the Word. Not that the man is God, but that the gift is God (See?); and that's the needle. Now, a pin won't play that record right. A regular sewing needle won't play it right; but a diamond, it's the best. It brings it out clear, a diamond pointed needle.
May God tonight... Your record of life, whatever that's wrong with you, whatever that you're desiring from God, may the great Master Who holds the needle in His hand, may He put it upon your life and reveal to us what you're here for, what you want; then we'll know that He's here.

112 Heavenly Father, will You grant it before I start this prayer line, not aiming to do this, but will You grant it, that the people might know. Maybe strangers here to be prayed for. I know not them, but You do. And Paul said, "If you speak with tongues and there be no interpretation or give no edification, the people will say you're mad; but if one prophesies and reveals what's on the heart, then they'll say, 'Truly God's with you.'" Let it be again, God, in this late hour. You promised it, so shall it be. In the Name of Jesus Christ. Amen.

113 Now, I wonder how many sick people in here tonight, that's here... Or did Billy give out prayer... Is any prayer cards give out? There is. Well, I guess every sick person's got a prayer card, but I don't know what you wrote on it. I think he just gives you a card; you write what you want to on it. Is that it, just got the card? You put on it whatever you want.
I don't know you. How many in here knows that I don't know you and yet you're sick, and you'd say this, "What I've heard you say today, 'God behind skins, God behind human skin, veiling Himself...'" (But if you got spiritual eyes you could open and see Him, see who He is), and you believe that, Jesus said, "He that believeth in Me, the works that I do shall he also; more than this shall he do, for I go to the Father."

115 Now, if you believe with all your heart... How many in here that's sick and knows that I do not know you, know what's wrong with you, just raise up your hand, say, "I'm sick, have need." How many has desires in their heart, not sick, but has desires, in the audience? All right. There isn't very--anybody that I seen but what held up their hand.
Now, I don't know... I know this man setting here; I'm sure that's Brother James, and I think that's Sister James. Brother Ben, I know... Just your faces sometimes... The brother taking pictures... But the... Let somebody back in here anywhere, just... I--I--I challenge this on the basis in the closing of this message.

117 Do you know God promised this to happen in the last days? He made the promise. See? Now, I can't make it happen. See? I--I cannot do that; He has to do that. He's the One Who does it, not me. But I believe in Him, or I wouldn't be standing here telling you something that I didn't believe in. Now, you pray, and you say, Lord Jesus, I'm taught in the Bible that You're a High Priest right now, that can be touched with the feeling of our infirmities." I don't care where you are. And just say, "I believe You, and by faith I believe what that man said today." That's what the Angel told me. "Get the people to believe you."
And if I tell the Word of God, it ain't believe me it's believe the Word. If it ain't with the Word, then don't believe it. But if you believe it is the Word, then whatever it is, you pray, and you believe, and see if He still can reveal what's in your heart.
And anybody knows that the Bible said that the Word of God is sharper than a two-edged sword and discerns the thoughts and intents in the heart. That's how Abraham knew that that was God, when he could tell what Sarah was saying back in the tent, what she was thinking about, when He said, "I'll visit you," and Sarah thought in her heart, "It can't be so."

120 Now, I said He's here to heal you. What do you think about it? You just believe. Now, I can't--I have no certain way, heavenly Father knows that. See? I just got to see it; and what I see I say, and what I--I don't see, 'course, I can't say. But He's just as much God. Would that increase your faith if He'd do it? Preaching like that, it kinda throws me out a little bit, but He's here. I'm conscious of that.
Watching a man as he bowed his head right back here, his wife setting by him, praying also. Right here. Got something on your heart. Your wife praying... Got a burden on your heart. It's for your mother-in-law. That's right. You believe God can tell me what's wrong with your mother-in-law? I don't know you. We're strangers to one another. That's right? You believe God can tell me what's wrong with her? She isn't here. I see a great distance. She's in--east from here; she's in Ohio. That's right. She's suffering with a blood condition. Have your wife to take that handkerchief there she's crying on, place on her, don't doubt; she'll get well. Believe that?
Here's a little lady setting right here in front of me. She's crying. There's something wrong with the child... I don't know... No, it's nothing wrong. She just got a desire. She's desiring to receive the baptism of the Holy Ghost. That's THUS SAITH THE LORD. Believe, child, you're going to receive It...?...

123 Here's a lady setting out here on the end of the row. She's praying. I'm a stranger to her, but she's shadowed. You had operations. If we're a stranger to each other, I suppose. I don't know you; you don't know me, only just, maybe hearing of me. You're not from here; you're a stranger among us. You're from Wisconsin. The city is Milwaukee. And your trouble is cancer; it's on the breast. Operation after operation, yet without success... Let the faith that touched the hem of His garment believe it right now. Sink it in your heart; it shall come to pass. Have faith.
A man setting over in a corner here. He's praying for his mother. He's a stranger to me. I don't know him. But he's praying for his mother, and his mother has the same thing this woman has, cancer--or she's scared of it--which it is. There's a man you're praying for, and that man has trouble with his back. He's also... I see him intoxicated; he's an alcoholic, your brother. You're not from here; you're from Illinois. You believe God can tell me what your name is? Farmer. Is that right? Raise up your hand. Believe.

125 There's somebody kneeling over somebody praying, somebody laying on a cot. All right. Do you believe what you've heard to be the truth, lady? You do. If I could heal you, I'd come do it. But you're already healed by Christ. See, see? You just got to believe it. That lady standing there praying was praying for you to be touched. I don't know you, but God knows you. You're from out-of-town also. That's right. You're from Illinois. That's exactly. The city is called East Moline, Illinois. You suffer with cancer. You're a minister's wife. Do you believe? You'll die laying there. Why don't you accept Him tonight and say, "I can in my heart. With my faith above anything that's here, I believe that I'm healed; I'm in the Presence of God." Rise up; believe; go home, and be healed. There she is. Do you believe with all your heart? Let us praise God.

126 Heavenly Father, we thank Thee for all Thy goodness and mercy. We thank Thee, for You're still here, right in the midst of all this trouble, in this world that's perverted, yet You're here. Let Thy Spirit, Lord, ever remain with us. We see that You're here, God with skin on, in the human hearts, giving faith, and revelation, and vision. You're God in Your Church, God in Your people. We thank Thee for this, Lord. And may everyone believe tonight with one accord, and may they be healed. Through Jesus Christ's Name I pray. Amen.

127 How many over there has prayer cards on that side? Let them that's on that side move back, come right in the middle of this aisle. Them on that aisle, come right out this a-way. Just take your place. Come right out this a-way. Let those as soon as they're finished up, this line catch the next side.
Elders, come here. Brother Roy, Lord bless you. I didn't know you was setting there. I want the deacons of the church here immediately, if they can get in from ever where they're at. Come here for a little help. I want each one that's going to be prayed for, raise up your hand. Say this behind me, "Lord,... [Congregation repeats after Brother Branham--Ed.] I believe... Help Thou my unbelief... I believe that in Your Presence... as I follow Your Word,... and my--hands is laid on me tonight,... I'm going to accept my healing... In Jesus' Name... Amen." God bless you.
Now, watch. "The prayer of faith shall save the sick. If they lay their hands on the sick, they shall recover." He told Noah it was going to rain. It never... He never... Now He never said, "As soon as--as you're prayed for, you're going to be well." He said, "They shall recover."

130 He told Noah it was going to rain; it never rained for a hundred and twenty years, but it rained. Told Abraham he was going to have a baby by Sarah; it never happened for twenty-five years, but he had it. Told Isaiah a virgin was going to conceive; it never happened for eight hundred years, but she conceived. Is that right? He promised it. No matter how long it takes, He does it anyhow. You believe that, come forward now.
Let Brother Capps lead the singing. You'll move the cord... Now, let everybody be in prayer now.

132 Our heavenly Father, we're going to obey Your commandments by laying hands upon these sick people. I don't know one thing else you could do, Lord, for You have said in Your Word You've purchased their healing. You've proved that You're here with us tonight, the Word that can discern the thoughts that's in the heart. You've proved that, that You are among us. and I pray, Thee, Father, that Your Word, which cannot fail, will be made so real to each heart, as You said, "If you can believe it, don't doubt, but believe it, say to this mountain, 'Be moved' and don't doubt but believe that it will come to pass..." He didn't say when.
You told the people at Pentecost to go up there and wait. You never said hours, days; You said, "Until." Now, they're coming to accept their healing. May they never think of nothing else but their healing until the deliverance comes. We obey You by laying hands upon them as believers. In Jesus Christ's Name. Amen.

134 All right. Come right by now... [Blank.spot.on.tape--Ed.] You're healed. God bless you. Go right ahead. That's good...?... [Blank.spot.on.tape--Ed.]
... all things are possible, only believe; Only believe, only believe, All... (Lord Jesus, I pray for these handkerchiefs, Lord, in Jesus Christ's Name. Amen.) Wonder if we could change them words.
Now I believe, it's now I believe, All things are possible, now I believe; Now I believe, now I believe, All things are possible, now I believe. Do you believe that what has been asked and desired shall be granted? It shall happen.

136 I saw passing through the line a few moments ago some of my Italian friends from Chicago. How many knows Sister Botozzi from Chicago? Well, you know, she had a--a mental, nervous break just recently, very, very bad. But the morning in Chicago at the Christian Business Men's breakfast, I told the sister, under the inspiration of the Lor--Holy Spirit... She come back to one side, and she was--just couldn't hold herself together. And I said, "Sister, you won't get over it right away, but you're going to be well." I said, "It'll be either eighteen months or two years. Right in that bracket you'll be made well."

137 The other day while speaking with her... I heard her testifying, so happy, the happiest she'd ever been in all of her life. She was riding in a car. She had no peace. The Presence of God seemed to have departed from her ('course it was mental nerve, you know), and all of a sudden it returned with a great flow of joy. And the power of the Holy Spirit was upon her. She wept; she cried; she--she had--they had just had a great time--about three or four weeks ago or a month. And I heard her testify Sunday before last, and she said, "Brother Branham, when I got back, I marked down and took that tape, and it was exactly eighteen months to the day." Amen.

138 Do you love Him? Ha, ah, isn't He wonderful? Now, the same Holy Spirit that can predict exactly, without missing one time, all these years and through His Word, has tried to uncover to you today that God isn't some object way off or some historical something; He's a living, present tense, His Word made manifest. Hid Himself in human veil in His Church, revealing Himself by your faith and my faith together, coming together, making the unit of God. I can do nothing without you; you can do nothing without me; neither could do anything without God. So together it makes the unit, the connection... God sent me for the purpose. You believe it, and there it happens. That's exactly (See?), confirmed perfectly. I don't care what's wrong with you, what anyone has said, if from your heart you believe that you're going to be well, there's nothing can ever stop it. He said so. And He said, "Heavens and earth will pass away, but My Word won't fail."
Do you believe that? How many will pray for me in other meetings as I go? I'm one who needs prayer. See, everybody's turned me down (See?) but you. And yet, there's seed out there.

140 I sent a letter to South Africa. They wouldn't let me come in unless I would sign a paper that I would baptize over on that side everybody three times, once for the Father, and once for the Son and the Holy Ghost face forward, on the other side I'd baptize backwards, one for the Father... and teach that was doctrine. I wrote them a letter; I said, "The Holy Spirit's been trying for the last few years to get me in Africa again. He wants to use my ministry there where thirty thousand accept Christ one afternoon." I said, "Remember, the blood of them souls be upon you, not upon me. I've offered to come, but you won't do it." I wonder what it'll be in this day when Jesus the Son of God has been turned from the church, the Word rejected. But in--in all that, He still is making Hisself known to His people. Aren't you thankful for it?

141 And I passed by tonight, put my hands on them, some aged women, some young, some old, some young men, old men, just soaking wet as I am, I thought, "Setting there--setting there listening at the Word that the rest of the world thinks is crazy..." See? They are--they are the bolt. See? God's here to thread it up, draw you right out of your sickness. It's a promise of the Word. Just remember, it'll start tightening: "I will draw them. If I be lifted up, I'll draw them." He'll draw it out of you; He sure will; you just believe Him. Have faith in Him; don't doubt Him; believe Him.

142 Pray for me. When you have no one else to pray for, just remember me. And then...
Until we meet, till we meet, Till we meet at (Thanks for coming those long ways; God protect you as you go home.) Till we (Greet all the Christians; salute them from this group here. God's peace upon you; Shalom.) God be with you till we meet again. [Brother Branham begins humming the song; singing intermittently--Ed.] till we...
... at Jesus feet; Till we meet, till we meet, God be with you till we meet again.

143 I'm so glad to see there's some--many things I don't know, but there's some things I do know. I'm so thankful for you. I'm so glad to be associated with you. I--I'm so glad to be one of you. God be with you. He will; He'll never leave you; He'll never forsake you; He won't leave you. You've done broke through the veil now.
So glad tonight to see Brother Palmer, one of our associate pastors over here from Georgia. Brother Junior Jackson's in the building somewhere, back in the corner; we're glad to have him. Brother Don Ruddell, setting over here... Oh, so many. I don't know. If I missed anybody... Brother Ben Bryant here. And many of the others here, fine brother, Wilbur Collins. We're so glad to have all of you here. I wonder if we'd just stand to our feet just a moment now. Let's bow our heads now.
Till we meet, till we meet, Till we meet at Jesus feet; (Till we meet;) Till we meet, till we meet, God be with you till we meet again.

145 You feel that closeness of fellowship with the Spirit? Let's hum it. [Brother Branham speaks while congregation hums--Ed.] I noticed Brother McKinney from Ohio with us; Brother John Martin and his brother. So glad to have all of you. I might not even see you, brethren. He knows you.
... Till we meet; (May my heart and yours with God heart be one till we meet.) While we bow our heads now in prayer. Try to let every minister know that we're happy for them to be here. All the laity, you people from Tennessee, Ohio, and across the country... Some women I met over there today, all the way from Boston. Our colored brethren was here this morning from up in there also. So many from different parts of the country, I thank you, my dear loyal friend. God be with you. I call you my friend. Remember what Jesus said about that? "Closer even than a brother," a friend.
While we bow our heads now... Until we get to meet again in the next few days, God be with you. I'm going to ask our good loyal brother, Brother Richard Blair, if he won't dismiss us in a word of prayer. Brother Blair.

Up