Он, который в Вас

Дата: 63-1110E | Длительность: 2 часа 4 минуты | Перевод: VGR
doc pdf
Просмотреть только русский текст Просмотреть только английский текст

Он, который в Вас / He That Is In You

ОН, КОТОРЫЙ В ВАС
В10.11.1963 ДЖЕФФЕРСОНВИЛЛ, ИНДИАНА, США

1 Благодарю вас, Брат Невилл. Благословит вас Господь.

Пожалуйста, не садитесь, пока мы будем молиться. Давайте сейчас склоним наши головы. И все, кто хочет быть вспомянутыми в этой молитве, поднимите ваши руки и скажите: "Боже, это я".

2 Святейший и Благодатный Бог, мы приносим к Тебе в молитве этих людей с их просьбами. Они попросили быть вспомянутыми. Господи, и моя рука также поднята. Я молю, чтобы Ты был милостив к нам. Ты знаешь наши нужды, и мы будем молиться, как Ты учил нас молиться, — "Да придёт Царствие Твоё. Да будет воля Твоя и на земле, как на Небе". Отец, мы просим сегодня вечером о милости, о свободе Духа, чтобы мы смогли принести народу Истину Евангелия, и то, что является, как мы верим, Посланием этого часа для Твоей Церкви. Господь, молясь, чтобы мы были частью той Церкви, которая будет вызвана в последние дни! Отец, если мы не являемся этой частью, тогда открой нам, что мы должны делать, чтобы быть этой частью. И даруй нам благодать, силу в этот испытательный час для этой земли, чтобы испытать всех её обитателей. Дай нам Твоего Святого Духа, вести нас и управлять нами, чтобы мы могли наконец, в конце прийти к Тебе в мире, для этой Вечной Жизни, которой с нетерпением ожидали все верующие от начала времён. Помоги нам, Господь. Мы просим во Имя Иисуса. Аминь.

Садитесь, пожалуйста.

3 Я действительно благодарен за привилегию находиться здесь сегодня вечером и за благодать Божью, дарованную нам через Иисуса.

А теперь о Послании, что было утром, я хочу, чтобы каждый основательно понял. Так вот, я верю Богу, что это не есть то время. Понимаете? Но Послание верное. Послание верное. Это будет в определённое время, если сейчас не то время. И это так сильно похоже на то время, что я почувствовал, как Павел тогда, который сказал: "Я не избегал провозглашать вам весь совет", видите, всё, что должно быть сделано.

5 Я сожалею, что сказал сегодня утром одну вещь. Я назвал имя брата, и думаю, что я сделал ошибку. Этого не стоило бы делать. Я никогда не называю имени человека; и если так случится, что кассета попадёт в его руки. Я желаю увидеть его и говорить с ним, потому что я думаю, этот брат — великий муж и хороший человек, который проповедовал здесь, прямо за этой кафедрой, Брат Давид ДуПлесис. И я не предполагал называть его имя. Я был озабочен Посланием и так далее, думал о том, то ли это время, и назвал имя этого брата. Я так не поступаю. Я сожалею, что так вышло. Я люблю Брата Давида ДуПлесиса. Он наш брат, но я думаю, что такой умный человек, как он, должен быть более сведущ в Писании.

Я скажу вам, что это. Это тот разговор, который был между Давидом и мною...

6 Однажды во время служении он говорил ко мне. Он проповедовал из-за этой кафедры, в старом здании церкви, прямо из-за этой кафедры. А его брат, Юстус, был моим переводчиком в Южной Африке, куда я сейчас возвращаюсь. Они вышли из прекрасной семьи, из семьи Пятидесятников, действительно замечательный человек. Я полагаю, что Давид был одно время председателем Всемирной Пятидесятнической Ассамблеи и на Всемирной Конференции Пятидесятников. Он был один из руководителей. Позже он приехал в Соединённые Штаты и поселился в Техасе с Братом Гордоном Линдсейем и потом начал проповедовать по разным местам.

7 Но дело было в том, что, я думаю, что наш дорогой брат сделал ошибку; так же, как я могу ошибиться или кто-либо другой: он начал иметь дело с "верхушками". Он продолжал рассказывать об университете Принстона и тех местах, куда его приглашали, думая, что он делает верно и "закидывает корм прямо в машину"; видите, и такая радость!

И не только это, но Деловые Люди полного Евангелия, которые повсюду в мире являются устроителями моих собраний. Видите? Я люблю этих людей, но я определённо не согласен с ними по этим принципам, которые они...Они уже отъехали оттуда, от своих принципов, с которых начали, и теперь становятся точно как любая другая организация или что-то такое. Понимаете? Дело в том, что они не стараются остаться Пятидесятниками, но они пытаются смешать Пятидесятницу и остальное вместе.

8 Похоже, как тот Брат ДуПлесис, удивительный, хороший человек, должен достаточно знать Писание, чтобы увидеть, что когда спящие девицы пытались купить Масло, время ушло. Видите? Помните, когда она пришла купить Масло. Масла уже не осталось. Это говорит Писание. И она сказала Церкви: "Дай нам твоего Масла". [Брат Бранхам четыре раза стучит по кафедре-Ред.] Но она не получила Его. Она, может, прыгала туда-сюда, говорила на языках, всё что угодно, но согласно Самому Божьему Слову она не получила Его. И она осталась снаружи во тьме: и там был плач и вопли и скрежет зубов, когда избранная Невеста вошла и сокрылась. Мудрая девица имела Масло в своём светильнике.

9 Теперь, я знаю другого человека, это случилось прямо на днях. Дело в том, что эти приятные люди, ухватываются, вы знаете, что я имею в виду, собирают вокруг себя людей. И вы сразу слышите, что они чувствуют, что это производит Бог. А много раз бывает, что это производит дьявол. Понимаете?

Иисус имел возможность предстать перед Иродом: Он имел возможность перед многими, но они хотели использовать Его для эффектных публичных зрелищ.

Это всё, что они стараются сделать для Пятидесятницы. Пятидесятница выходит из этого, чтобы отличаться. "И как свинья опять возвращается в грязь, и пёс на свою блевотину", теперь идут в Экуменический Совет. Видите? Хуже некуда. Это стыд.

11 Сохрани меня Боже умалённым и смирённым, чтобы Он смог открыть Свою Истину. Я никогда не желаю этого: ни ярких огней, ни вспышек и блеска этого мира. Позволь мне идти по пути с немногими Господними презренными. Позволь мне стоять со Словом.

Теперь говоря об Экуменическом Совете, консолидирующемся с Ватиканом. Вы думаете, что они могли бы объединиться в Слове? Они могут в организации, но они не могут в Слове. Понимаете? Это верно. Там нет ничего, чтобы идти на компромисс. Понимаете? Какая-либо организация — это всё то же самое, все те же самые: совершенно в одном ряду: мать и дочка. Но что касается этого Слова, здесь я точно так же твёрд против методистов, баптистов и пресвитериан, как против Католицизма, потому что это мать и дочки согласно этому Слову. Я верно держусь этого Слова, понимаете. Этого, каждого слова из Него.

13 Так вот, этот дорогой брат и его жена мои близкие друзья. Многие из вас видели тот журнал, где этот дорогой, Богом посланный брат, как он мог позволить своей жене...Кто-то ей сказал, что она похожа на Жаклин Кеннеди, и она сделала эту потрясающую стрижку с начёсом. Что это? Она всё время общается с подобного рода людьми, и в конце концов...

Хороший человек берёт плохую жену, или же она станет хорошей женщиной, или...Я имею в виду, хороший человек берёт плохую жену, либо она станет хорошей, либо он станет плохим. Покажи мне твою компанию-и я скажу тебе, кто ты. Птицы слетаются в стаю по перьям. Держись подальше от блестящих вещей!

14 На днях я забрался в шахту на вершине гор на линии Аризона-Мехико. Мы были там на вершине вместе с братом Сотманом. И я забрался туда и откопал много таких...Они выглядели как золото. И единственное, что говорит вам, что это не золото, это то, что оно блестит лучше золота. Оно блестит. А золото не блестит, оно светится. Понимаете? Это называется "золото дураков". Оно не дороже куска камня. Это железный пирит. Я думаю, что...Учёные говорят, что вода и жидкие кислоты не воздействовали в достаточной мере, чтобы укрепить и превратить его в золото. Итак, блестит оно лучше, но не имеет в себе того химического состава.

Именно таким образом со многим притворяющимся христианством, видите, оно сверкает и похоже на Голливуд. [Американская киноиндустрия и кинопродукция-Пер.] Но церковь сияет Евангелием. Понимаете?

15 Теперь, здесь есть одна сестра, Билли только что показал мне, она была так любезна, что достала журнал "Лайф" ["Жизнь".-Пер.] с этой фотографией семи Ангелов, пересняла, увеличила и прислала мне. Вот эта фотография. Если вам видно, вот здесь, когда Ангелы принесли своё Послание и восходили обратно, это было в форме пирамиды: точно, как я вам рассказал за три месяца до того, как это произошло. Правильно? [Собрание говорит: "Аминь".-Ред.]

И этот заметный Ангел со Своими крыльями сзади, вы помните Его. Сказал: "Что Его голова...он мчится с такой скоростью". Разве вы не видите здесь крыльев? И вот там Ангел, точно как было сказано.

Так вот, только Бог может сделать это. Здесь у них так же лежит фотография женщины, которой сказал...Много раз, люди говорят...

В духе различения говорю: "Этот человек в смертной тени, чёрная тень".

18 Они говорят: "Да ладно, он просто так говорит". Видите, то есть люди, которые не могут идти по всему пути, не могут увидеть это. Они могут с вами восклицать, они могут с вами беседовать, но когда доходит, чтобы действительно верить во всё, душой и телом, они не могут этого.

Так, если в этом Бог, говорящий Истину, то это последнее время истории. Это концовка истории этого мира. Это закрытие. В один день времени уже не будет. Бог всё подтверждает, и духовным образом, и научным.

Когда я сказал, маленький мальчик: "Столп Света, похожий на звезду".

Кто из вас помнит, как в старые времена они называли Это "звездой"? Когда Он явился здесь на реке, когда Он сказал: "Как Иоанн Креститель был послан..."

Теперь, наконец. Это спустилось и они сделали фотографию. У нас где-то здесь висела одна. Да, они говорят, что там на углу; Мне не видно её. Научно доказано, что это Истина.

22 Так вот, говорил людям, что они "осенены тенью". Здесь была одна женщина, фотограф. Вот, обычный фотограф с камерой, как любой другой. Я сказал...Человек интересовался этим. И сказал этой женщине: "На вас тень смерти, это рак. Здесь сверху чёрная тень". Та повернулась и сфотографировала. Эта женщина была здесь, чтобы засвидетельствовать, может быть, сегодня вечером она ещё здесь, насколько я знаю.

Вот, здесь эта женщина, и над ней как бы чёрный капюшон. Хорошо, теперь есть научное доказательство, что это правда. И немедленно после того, как она произнесла "хорошо", они сфотографировали и ничего не оказалось. Что тогда воздействовало на объектив? И что исчезло, чего не оказалось в объективе, когда произнёс, что она стала исцелена?

Так вот, я тут стоял и рассказывал вам, что приходили Ангелы.

23 Брат Фред как раз был...Я видел недавно Брата Фреда. Я думал, что он где-то здесь, но я что-то потерял его. А, там сзади, хорошо. Он находился на расстоянии двух или двух с половиной милей от того места, где был я, услышал взрыв, падение скалы и всё остальное, когда это произошло. Правильно, брат Фред?

Там были Ангелы, которые принесли с собой Послание. И вот это именно в форме пирамиды, как я и показывал вам, как это будет, ещё перед своим отъездом рассказал, как они будут стоять.

Фотографы снимали это по всей стране вплоть до Мексики, это было тридцать миль в высоту и двадцать семь миль в ширину. Так высоко никакой туман и ничто другое не может...Испарения не поднимаются выше восьми или девяти миль, а они находились там, где испарениям неоткуда взяться. Видите? Я думаю, что это было двадцать семь миль в высоту и тридцать миль в ширину, или двадцать...или тридцать миль в высоту и двадцать семь миль в ширину, одно из двух. Это напечатал журнал "Жизнь", или журнал "Взгляд". Какой это был журнал, "Взгляд" или "Жизнь"? "Жизнь", журнал "Жизнь". Я думаю, выпуск за 17 мая. Вот этот.

24 Так вот, научное доказательство, что это есть Истина, однако нас это, конечно, не беспокоит. Истина ли это: одновременно и научно, и духовно, и то, что было сказано, произошло. Итак, Послание Семи Печатей в их заключении, это Послание всей Библии. Семь Печатей заканчивают Новый Завет и запечатали его. Это верно. Теперь, мы знаем, что это так через пророческое изречение, научно и через Слово. Трое свидетельствуют, что это есть Истина.

Однако, мы знаем, что живём у конца времени. Мы именно здесь. Я не знаю, как долго ещё, я...Он не позволит нам это знать, потому что Его Пришествие будет, "как вор ночью". Друзья мои, мои братья и сестры, давайте будем готовы, несмотря ни на что. Давайте держать себя в строгости. Потому что мир так и пойдёт дальше. Они никогда даже не узнают, что это произошло. Когда двери милости закроются, проповедники будут проповедовать спасение, заставляя людей покаяться, продолжая делать всё, как всегда делали. Это делали в прежние века, и это делали...Будут делать в этом веке.

Восхищение произойдёт так внезапно и так быстро, что мир даже не заметит, что они исчезли. Верно. Они ничего не будут знать об этом. Он придёт и унесёт Её. Она исчезнет, они ничего не узнают об этом.

Итак, пребывайте в молитве. Молитесь за меня. Я буду молиться за вас. Мы не знаем, когда придёт этот час, но мы верим, что это будет скоро. Держитесь в стороне от блестящих вещей. Стойте с Евангелием, стойте именно там и молитесь.

26 Вот, Билли написал мне здесь письмо или, вернее, записку о том, что кто-то желает посвятить дитя. Если это так (да?), поднимите вашу руку, если кто-то...Да, два младенца. Хорошо, принесите их прямо сейчас. И Брат Невилл...Интересно, не могла бы наша сестра подойти сюда, сесть на минутку за пианино, для посвящения ребёнка. Мы никого не хотим обойти.

27 Теперь, помните, завтра вечером в это время, если воля Господа, я буду в Нью-Йорке. А мы едем туда на поле битвы, "вести доброе сражение Веры".

Пожалуйста, сестра, проходите сюда. Прямо сюда вперёд, я возьму их на руки. Да, уважаемая. Благодарю вас. А теперь мы...

Кто будет молиться за меня? [Собрание говорит: "Аминь".-Ред.] Да, если Господь желает: я надеюсь, что Он желает: в воскресенье, через неделю...Если Брат Невилл одобряет. [Брат Невилл говорит: "Это хорошо".] В воскресенье, через неделю, я буду возвращаться и по пути в Луизиану остановлюсь на служение в этой церкви. ["Аминь".]

Я хочу поблагодарить вас всех за вашу доброту. И ту леди, что прислала мне конфеты, я очень ценю это. Я не знаю, кто эта леди. Кто-то прислал мне коробку конфет и таких маленьких слоёных шариков. Это действительно было вкусно. Я до сих пор ещё сыт, большое вам спасибо. Вы думаете, что эти мелочи мало значат? Конечно, много: это маленький знак. Разные люди вручают свои подарочки любви. Показывают Билли Полю и отдают их и всё такое. Вы не представляете, как я ценю это! Благословит вас Бог. Я буду помнить это, а тем более Он будет помнить это. "То что вы сделали для одного из этих меньших моих, вы сделали это для Меня". Видите? Да за милость будет явлена милость.

28 Теперь, у нас тут есть милые малыши. Вы не могли бы...Я хочу, чтобы вы потом встали и спели "Приводите их". Хорошо, братья, подойдите сюда на минуту.

А, вот первый, пара маленьких карих глаз смотрит на меня с широкой умной улыбкой. Маленькая девочка, как её...[Мать говорит: "Шарон Роуз. Шарон Роуз".] Шарон Роуз, это имя для меня много значит. ["Мы назвали её так в вашу честь, Брат Бранхам".] В честь моей маленькой дочери, которая ушла. ["Мы назвали её так ещё до её рождения, Брат Бранхам".] Назвали её до её рождения. Если это была бы девочка, то вы собирались назвать её Шарон Роуз. ["Мы были уверены, что это будет девочка. Она, она должна была быть".] Должна была быть. ["Шарон Роуз Гудман".]

Вы знаете что? Я не знаю, знаете вы это или нет: если бы здесь стояла моя жена, то она, вероятно, упала бы в обморок. Это такое же самое платье, какое было на моей маленькой девочке, на маленькой Шарон Роуз в день её посвящения. Эта, быть может...Пусть эта девочка живёт: мою Бог забрал.

Как ваша фамилия? [Мать говорит: "Гудман".] Миссис и...Вы отсюда, из этого города? ["Из Чикаго".] Чикаго. Брат и Сестра Гудман, Благословит вас Бог.

И, вы знаете, моя маленькая Шарон была похожа на неё. Интересно, здесь есть кто-нибудь, кто помнит, как она выглядела. У неё были такие карие глазки, как у её мамы, хорошенькая темноволосая девочка. Как раз около...

Сколько этому ребёнку? [Мать говорит: "Пять месяцев".-Ред.] Пять месяцев. Ей было восемь месяцев, когда Бог позвал её. Я видел её чуть спустя. Вы знаете эту историю. ["У нас есть дома на кассете".] У вас есть дома на кассете.

29 Шарон Роуз мы находим в Слове. Я поменял местами из "Роза Шарона". [Синод. Пер. "Нарцисс Саронский"-Пер.] А Ему нужно было иметь такую крошечку на Своём алтаре, и так Он взял её. И я буду с ней опять. Пусть ваша маленькая Шарон живёт, чтобы исполнить ту жизнь, которой она прожила бы здесь на земле. И пусть она будет с вами в Славе, как я чувствую, что моя Шарон будет со мной.

Здравствуй. Видите? Вы говорите о дружеских чувствах, взгляните-ка сюда! Она вся светится улыбкой.

Давайте склоним наши головы.

Дорогой Бог, я держу это маленькое сокровище, маленькую Шарон Роуз. Ты знаешь, Господь, о чём я думаю в сердце моём, поэтому мне не надо это выражать. Да будет благословен Господь Бог, Кто даёт нашим сердцам эти маленькие драгоценности! Благослови дом семьи Гудман. Пусть будет честь для этих родителей, так оно и есть, иметь в доме такую драгоценность. Пусть она остаётся в их доме, Господь. И если наступит завтра, то пусть она в будущем будет благочестивой женщиной.

И теперь, Господь Бог, в послушание того, что Ты поручил нам делать Своим примером, как Ты взял маленьких детей в свои руки, благословил их и сказал: "Позволяйте маленьким детям приходить ко Мне". И они принесли этих детей ко мне, к слуге Твоему, как Ты сказал, что Твои слуги понесут дальше Твой труд. И здесь стоят Твои слуги, Брат Невилл, и Брат Кэппс, и я. И сейчас, Господь Бог, из рук отца и матери мы отдаём Тебе эту маленькую Шарон Роуз Гудман, которую мы посвящаем для жизни служения, во Имя Иисуса Христа. Аминь.

30 Благословит вас Бог! [Сестра Гудман говорит: "Брат Бранхам, у нас дома ещё пятеро, две девочки и два мальчика".-Ред.] Кроме этой пятеро маленьких! ["Да".] Как чудесно! Благословит вас Бог, Брат Гудман. Благословит вас Бог, Сестра Гудман. И пусть Господь благословит маленькую Шарон!

Здравствуй, мой братик. Дайте-ка взглянуть, я...Арнетт. [Отец говорит: "Арнетт".-Ред.] Арнетт. Правильно, Арнетт. ["Назван в вашу честь".] Да? Уилльям, Уилльям Арнетт? ["Джеймс Уилльям Арнетт".] Джеймс Уилльям Арнетт. Какой хороший мальчик. Вы знаете, мы уже имеем с ним что-то общее: имена, и потом наши волосы отчасти похожи, вы видите. Он прекрасный мальчик, Джимми. Я полагаю, что так вы его зовёте, Джеймс? ["Джеймс".] Тогда Джеймс, хорошо.

Интересно, могу я его подержать? ["Он должен позволить вам".] Не знаю. Ну, Джимми, какие мы крепыши. Ты знаешь это, не так ли? Хорошо.

Давайте склоним наши головы.

Господь Бог, Ты благословил этот дом, эту семью Арнетт этим прекрасным мальчиком. И я молю, чтобы Ты благословил его отца, его мать, его близких. Они Христиане. Как его отец тяжело боролся с курением и другими вещами...Однажды это пришло — ТАК ГОВОРИТ ГОСПОДЬ". Он был, как та женщина, которая настойчиво пыталась достигнуть. Хотя рухнул его бизнес, и казалось, что всё рушится, он всё-таки имел какие-то деньги и ожидал работу от собеседования до собеседования, и однажды утром это случилось. Он верил, что это произойдёт.

Теперь он принёс этого маленького мальчика, которым Ты его благословил. О Боже, плод их союза. Я благословляю этого маленького Джеймса Уилльяма Арнетта во Имя Иисуса Христа. Дай ему долгую жизнь. Сделай его достойным мужем Твоего Евангелия в завтрашнем дне, если будет завтрашний день. И наконец, пусть в грядущем Царстве мы будем вместе. Я...Твои служители, мы возлагаем на него наши руки и посвящаем его Иисусу Христу для жизни служения. Аминь.

Благословляю тебя. Благословит вас Бог, брат. Имеете ещё двоих? Эти те же самые. Хорошо.

Я думаю, что скорее вы меня подняли бы, чем я вас. А это...[Брат Арнетт говорит: "...?..."-Ред.] Альфред, Аль и Марта. Хочу показать собранию, пусть посмотрят на деток. Я думаю, когда они маленькие, они такие милые.

Теперь, давайте возложим на них наши руки.

И так же мы, Всемогущий Бог, Твои слуги, возлагаем наши руки на этих детей, на братика и сестричку этого маленького мальчика, которого только что посвятили. Мы возлагаем наши руки на них для их посвящения, от матери и отца в руки Иисуса Христа, для жизни служения, во Имя Иисуса Христа. Аминь.

Благословит вас Бог, Аль и Марта, действительно приятно увидеть вас снова, сестра. Пребудет с вами Господь.

Этот малыш, ого, хороший мальчик. Я также раньше причёсывал свои волосы. Как его имя? [Отец говорит: "Тэррелл Кейт Уолкер".-Ред.] Ке-...["Тэррелл Кейт Уолкер".] Хэррелл Кейт Уолкер. Какой хороший мальчик!

Интересно, я прямо не знаю, смотрите. Он так и смотрит на меня. Интересно, могу я его подержать? [Младенец говорит-Ред.] Хорошо, Кейт? О, он прекрасный мальчик. Конечно. Разве не чудесный малыш? Хэррелл. [Мать говорит: "Тэррелл".] Тэррелл, Тэррелл Кейт Уолкер.

Всемогущий Бог, из рук родителей в руки Иисуса Христа, маленький Тэррелл Кейт Уолкер, мы возлагаем на него наши руки в посвящение Всемогущему Богу. Как желают его отец и мать, чтобы это дитя выросло в наставлениях Божьих. Если будет завтрашний день, сделай его слугой, достойным этого посвящения, ибо мы. Твои слуги, возлагаем наши руки на это дитя и посвящаем его Господу Иисусу Христу. Аминь.

31 Благословляю вас, Брат Уолкер. Это сестра Уолкер? [Сестра Уолкер говорит: "Да, сэр".-Ред.] Это прекрасно. У вас хороший мальчик, и пусть Бог благословит вас.

[Брат Грэмби говорит Брату Бранхаму-Ред.] Хорошо, сэр. [Брат Грэмби продолжает говорить.] Да. ["И молились за неё, когда она родилась. Она родилась с наростом на челюсти. Вы помолились за неё, и это сразу же ушло".] Эта маленькая девочка, Брат Гримзли наш...[Брат говорит: "Грэмби".] Грэмби. Я перепутал. Я думал о Брате Гримзли...Брат Грэмби принёс эту маленькую девочку. А когда она родилась, у неё на лице был большой нарост. И я помолился за неё, и этот нарост удалился. И сейчас они хотят молиться, потому что...Родители христиане? ["Не христиане".] Они не христиане. Но они боятся, что злой дух охватывает дитя, и они хотят, чтобы он был удалён.

Будем молиться.

Господь Иисус, над этим маленьким ребёнком, которого приносим на алтарь...Которому Ты явил благодать, удалил эту опухоль во рту. Теперь злой дух пытается взять жизнь этого ребёнка. Нет сомнений, что ты можешь использовать эту девочку, и это в плане твоём, а сатана пытается ставить преграды. Однако мы требуем во Имя Иисуса Христа, чтобы сатана убрал свои руки и сам убрался прочь от этого ребёнка: мы отдаём её Господу Иисусу Христу для славы Божьей. Аминь.

Брат Грэмби, вы веруйте! Дитя слишком маленькое, чтобы иметь веру, но это будет.

32 Я люблю Его. А вы? [Собрание говорит: "Аминь".-Ред.] Он удивительный.

Теперь, я говорил, что сегодня вечером в восемь тридцать я уйду, итак, у меня есть где-то полчаса. А теперь я не знаю. Может, я закончу немного позже. Но давайте теперь...

Я рад был в это утро видеть здесь Брата Дауха. Но я не знаю, куда ушёл другой человек; если у него есть двойник, то тот человек, который утром сидел там сзади, был совершенно как второй Даух. Я сказал: "Брат Даух?" Я посмотрел вперёд и назад, и собирался позвать его; я был так погружён в Послание. Вы знаете, Брат Даух, вы выглядите, как всегда, хорошо. Я рад видеть его в таком состоянии.

Совсем недавно мне позвонили по междугородке из Тусона, чтобы опять помолиться за него, что-то ещё случилось с ним. Брату Дауху, я думаю, уже девяносто или девяносто один. Я полагаю, что или девяносто, или девяносто один. А наше тело стареет. Но: "Много скорбей у праведного, но от всех их избавит его Господь". А иногда, когда тело приходит в состояние, когда уже не держится, я знаю, что он держится за Руку. Хотя это ком праха. Бог обещал опять его воздвигнуть в последние дни. И я так благодарен.

35 Я вспоминаю Брата Дауха, когда он пришёл в этот бассейн, чтобы креститься в Имя Иисуса Христа, а он даже не имел одежды для крещения, но все равно желал этого. И Бог был так благ к этому человеку. Подумайте только, он уже за двадцать лет перешагнул то время, которое обещал ему Бог. Видите? Разве это не благодать!

А в те дни он лежал с полным параличом сердца и с инфарктом, видите, уже на краю. Разве Бог не исцелил этого человека и не поднял его мгновенно? Я думаю, что его врач уже скончался. Верно? Да, даже тот врач еврей, который лечил его и всё такое, и стоял в гостиной и говорил мне о нём, тот врач уже умер. Видите?

О, насколько огромна и глубока Твоя любовь, О Господь! Как велика Твоя любовь!

Теперь, у нас тут есть платки, над которыми мы будем молиться через некоторое время. Но я собираюсь поговорить с вами немного о вере, и потом мы посмотрим, как поведёт Господь, и что мы тогда будем делать. Хорошо, давайте предоставим это Ему, это самый лучший путь. О-о, вместе восседать в Небесных местах!

37 Сегодня я говорил с некоторыми из моих друзей, после того как я вышел из "Голубого Кабана". Я спросил: "Вы собираетесь остаться на служение?"

-"Да".

Я сказал: "Вам, возможно, придётся ехать за рулём до двенадцати или до часа". Они предполагают добраться домой около шести утра, дальняя дорога. Помните, что они люди и устают так же, как и я. Путь на Теннесси и в окрестности, куда они едут. Благословит их Господь.

Много чего я мог бы сказать: я всё время этим занимаюсь. Но мне не удаётся вас так часто видеть, и я просто люблю разговаривать с вами. Но если мне не удастся рассказать вам здесь всё, что я думаю о вас...Понимаете?

Я хочу сказать этим братьям. Некоторые из них отменили сегодня собрания в церквах.

41 Брат Джексон здесь в это утро дал прекрасное истолкование незнакомого языка, на котором говорил один брат, подтверждая или подкрепляя, что Это был Бог. Вы обратили внимание, Он не сказал, что Это было ошибочно. Он не сказал, что Это было не так; Он просто предостерёг, чтобы слушали. Видите? Итак, Брат Юниор был здесь в это утро, он тоже отпустил свою церковь.

Я понимаю, что некоторые из братьев из...других церквей, отсюда из Селлезбурга.

И Брат Раделл, он был здесь в это утро. Я не знаю, они здесь сегодня вечером или нет. Хорошо, они опять здесь! Хорошо, благословит вас Господь, Брат Раделл. И вас...

Я просто не могу выразить это, всё что я думаю. Но может быть...Да, когда мы придём на другую сторону, я хотел бы присесть с вами сразу на десять тысяч лет, понимаете. Тогда мы обо всём переговорим.

43 А в то время, как урожай созрел, а работников мало, давайте-ка копать, может, случайно рядом сидит грешник. А может, есть сегодня вечером тот, кто, может, изменит весь свой курс.

Если не было это время в это утро, сегодня вечером Книги могут закрыться. Запомните, уже больше ни один не войдёт, когда имена искуплены.

Теперь, послушайте все внимательно перед тем, как я буду читать из Писания.

Все, которые будут искуплены, Бог поместил их имена в Книгу Жизни Агнца до сотворения мира. Кто из вас знает это? Это Писание. А антихрист в последние дни будет так близко, как нечто настоящее, как настоящая Церковь, точно как был Иуда, вплоть до того, что обманул бы самих Избранных, если это было бы возможно. Правильно? Но никто не приходит к Иисусу, если Бог не притянет его, и все, которых Бог дал Ему, придут к Нему. И когда Он возьмёт ту Книгу, последнее имя...

45 Видите, всех в лютеранском периоде, Он вытянул их. Всех в период Веслея, Он вытянул их. Всех в разные периоды, и в период Пятидесятницы, Он вытаскивает их. Они перешагнули это, не будут осуждены с ними. Они идут в Восхищение. И тогда, когда выйдет последнее имя, которое было внесено в Книгу Жизни Агнца, закланного прежде основания мира; когда то последнее имя искуплено. Его труд завершён. Он придёт востребовать тех, кого Он искупил. От этого кипят наши сердца. Но если бы прошло ещё тысячу лет, то там уже не было бы ни одного искупленного.

И ни один не может быть искуплен, если он не был внесён в Книгу Жизни Агнца прежде основания мира. Кто они? Я не знаю. Никто другой не знает, понимаете, только один Бог. Я верую, что каждый из нас, что наши имена были в той Книге. Если моё имя там было, я, конечно, буду там: если оно не было, то я не буду там. Вот и всё. Понимаете, это просто зависит от Бога. "Не от желающего и не от бегущего, но от Бога милующего". Видите?

46 Теперь давайте с почтением и искренностью подойдём к Слову. Я думаю, что это единственное, что мы должны делать. Давайте прекратим всякую чепуху и вздор! Будьте искренними и почтительными!

Я заметил, что эти конфессии иногда, когда они...По телевидению, когда у них собрание Билли Грэхема: ничего против Билли Грэхема. Но там в Калифорнии вчера этот человек проповедовал чудесную проповедь: проповедовал то же самое, что я проповедовал здесь не так давно, по Книге Даниила: "Я взвесил тебя и нашёл слишком лёгким". Кто из вас смотрел это? Я думаю, многие из вас.

Смотрите, вы обратили внимание на этих людей, которые проходят вперёд, пожёвывая жевательные резинки, смеясь и пиная друг друга? Это не переход от смерти к Жизни. Это не сожаление о грехе и не покаяние. Это точно, как Билли сказал: "Принятие решения". А холодное, равнодушное согласие, решение — это вообще ничто. Ты должен сожалеть о грехе и отвернуться от него.

И сам Билли сказал: "Как доказательство этого из тридцати тысяч через год вы не найдёте и тридцати человек". Однажды он сказал: "Что происходит с Нью-Йорком? У меня было там великое собрание, и что произошло? Грех ещё сильнее, чем был раньше".

48 И это будет ещё хуже. Там не будет никакого...национального покаяния. Эта нация исчезла. Только вы, отдельные личности: и скоро будет кончено, если не уже кончено. Да, вы просто можете пометить себе это, юноши и дети. Видите, как Брат Бранхам далеко...Это не Брат Бранхам. То, что я сказал либо верно, либо неверно. Грех будет возрастать и возрастать, пока однажды небеса не вспыхнут огнём, он ниспадёт на землю и земля воспламенеет. Но Искупленных уже тогда там не будет, они исчезнут.

Теперь я желаю прочесть из Книги Святого Марка, 11-я глава, из Первого Послания Иоанна 4:4 и Матфея 28:20.

Сначала я хочу прочесть из Святого Марка, 11-я глава с 12-го по 24-й стих.

Теперь слушайте внимательно, когда мы будем читать. Сейчас это укрепит небольшое свидетельство и несколько слов увещания, и потом мы посмотрим, как Господь поведёт нас и что делать. Когда мы будем читать, вы продолжайте сидеть и пребывайте в молитве.

51 Марк 11:12.

Ни другой день, когда они...вышли из Вифании, Он был голоден;

И увидев издалека смоковницу, покрытую листьями, пошёл, не найдёт ли чего на ней: но придя к ней, ничего не нашёл, кроме листьев, ибо ещё не время было собирания смокв.

И сказал ей Иисус: "Отныне да не вкушает никто от тебя плода вовек". И слышали то ученики Его.

Пришли в Иерусалим. Иисус вошёл в храм и начал выгонять продающих и покупающих в храме: и столы меновщиков и скамьи продающих голубей опрокинул;

и не позволял, чтобы кто пронёс через храм какой-либо сосуд.

И учил их, говоря: написано: "Дом Моего Отца наречётся Домом Молитвы для всех народов"? А вы сделали его воровским притоном.

Услышали это книжники и первосвященники и искали, как бы погубить Его; ибо они боялись Его, потому что весь народ изумлялся учению Его.

И когда пришёл вечер, Он вышел из города.

Утром, то есть на другой день, проходя мимо, они увидели, что смоковница засохла до корня.

За двадцать четыре часа произошло чудо, после того, как Он сказал ей: "Да не вкушает никто". И казалось, что ничего тогда не случилось: но на следующий день она была высохшая.

И, вспомнив, Пётр сказал Ему: "Учитель! Вот, смоковница, которую Ты проклял, засохла".

...Иисус, отвечая ему, сказал: Имейте веру в Бога.

Ибо истинно говорю вам, что если кто скажет этой горе:

"Сдвинься и ввергнись в море", и не усомнится в сердце своём, но поверит, что то, что он сказал, произойдёт, — будет ему, что ни скажет.

Потому говорю вам: Всё, что будете просить в молитве, верьте, что получаете, и будете иметь.

И когда стоите на молитве, прощайте, если что имеете против кого, чтобы и Отец ваш Небесный мог простить вам согрешения ваши.

Если же вы не прощаете, то и Отец ваш Небесный не простит вам согрешений ваших. На таких условиях.

52 Теперь я хотел бы прочесть из Первого Иоанна 4:4.

Вы от Бога, дети, и победили их: потому что...(слушайте внимательно)...Он, который в вас, больше того, который в мире.

Я прочту это снова.

Вы от Бога, дети, и победили их: (он говорит об антихристе), потому что Он, который в вас, больше его, кто в мире.

Видите, два местоимения, — "он", личное местоимение: "он", который находится в мире, и "Он", который в вас. "Он, который в вас, больше чем тот (он), который в мире".

Вот, и 28-я глава Святого Матфея, 20-й стих.

Уча их соблюдать всё, что Я повелел вам: и вот, Я с вами всегда, даже до конца этого мира.

И сегодня вечером я хотел бы из этого взять такую тему "Он, Который в вас". И на этом я желаю, конечно, построить веру для молитвенного служения. И просто как быстрее...

56 Теперь, как я уже вам говорил, я люблю ставить вас в известность после прошедших событий. И я обычно ожидаю, пока не окажусь здесь, в церкви, чтобы рассказать об этих событиях. А потом, если другие захотят это услышать, они могут послушать на кассете. Но я ожидаю, пока не окажусь здесь.

И так же по крайней мере с этим событием, о котором я собираюсь вам сейчас рассказать, здесь находятся несколько человек, христианских братьев, которые были свидетелями этого. Один из тех, кто там был, это Брат Бэнкс Вудс. Ещё присутствовал Брат Давид Вудс. Другой из них, кто присутствует здесь, это Брат Эванс и его сын Рональд. Ещё присутствовал наш знатный дьякон, Брат Уиллер. И ещё был Брат Манн. Здесь есть Брат Манн из Нью-Олбани? Проповедник из методистов, которого я совсем недавно крестил в Имя Иисуса Христа, он тоже был там, когда это произошло.

57 Некоторое время, несколько лет я чувствовал тяжёлое бремя в сердце моём. Мне казалось, что я сделал нечто неправильно. И я снова и снова просматривал свою жизнь, чтобы увидеть, что было не так. "Господь, если я сделал что-нибудь неправильно, то Ты открой это мне, в чём я не прав, и я пойду и исправлю это". Но мне не было открыто ничего. Я говорил: "Я причинил кому-нибудь боль? Может, я что-нибудь не сделал? Достаточно ли я читаю? Достаточно ли я молюсь?" И я читал и молился. Я говорил: "Открой это мне. Может, я кого-нибудь где-нибудь обидел? Если так, то я поправлю. Просто покажи мне: я не желаю этого бремени". Эти последние пять лет, как я ушёл с этого поприща, на сердце моём лежало бремя.

58 Я уходил в горы. Я ехал на побережье. Я ездил повсюду и молился, и молился, и молился, но это не прекращалось. Я обо всём передумал, всё ли я сделал. Но это всё же не оставляло: я был будто связан.

И очень странно, что это оставило как раз в то время, когда сегодня утром пошло это Послание. Теперь, может, это Бог удерживал? Я не знаю. Видите, я...Всё это было у меня в голове. Можете себе представить, что в сердце человека, когда ты носишь это, думать о том, что происходит: и знать, говорить людям, понимая, что у некоторых будет неправильное отношение, одни пойдут этим путём, другие тем путём. Вы знаете, как это происходит. Одни поверят, а другие нет. Приходится терпеть, ничего не поделаешь.

Как ты можешь сказать это, чтобы не обидеть? Как ты можешь сказать, чтобы это произвело результат? Как ты можешь сказать это, чтобы показать людям, что ты не докучаешь им, а что ты любишь их? Как ты будешь строгим и твёрдым, и всё же будешь любящим? И как ты собираешься преподать это им? И горе мне, если я не преподаю это! Видите? И вот вам пожалуйста. Видите? Неудивительно, что это всё время действует на нервы и томит вас.

60 Я должен был приехать из Аризоны, чтобы встретиться здесь с группой братьев, которые ездят со мной каждый год на охоту в Колорадо.

Да, некоторые люди удивляются: "Почему ты ездишь на охоту? Что тебя заставляет?"

Понимаете, здесь вы наполняетесь, я опустошаюсь; там я наполняюсь, чтобы я мог опустошиться. Видите? Так вот, я не езжу просто пострелять дичь. Ещё бы, каждый из тех, кто ездит со мной, знает, что я пропускаю сотни голов дичи, даже не трогаю их. Нет.

Так вот, как-то не так давно я начал подстреливать дичь для христианских бизнесменов, они подходят и говорят: "Билли, подстрели мне быка или оленя, то, другое, третье". Я выезжал и стрелял дичь, слева и справа. Господь помогал мне, и я мог увидеть и найти дичь, и отлично охотиться, и попадать в цель. А они просто усаживались и говорили о своём бизнесе.

62 Потом Господь сказал мне больше этого не делать. Я почувствовал себя плохо от этого, и так я обещал Ему больше этого не делать. Нет. Я сказал: "Если крайняя необходимость, кто-нибудь будет нуждаться в этом, то я сделаю. Но если они не нуждаются, то я не буду это делать". Эти люди имеют достаточно денег, чтобы купить говядину и остальное. Почему я должен делать это? Пусть животное живёт, если оно тебе не нужно.

Итак, я просто еду, чтобы побыть одному. А любой, кто ездит со мной на охоту знает, что охочусь один. Я ухожу один. Я прихожу вечером, чтобы общаться с ними, молиться и так далее.

Но там было много других служителей. Там в горах в этом году был наш Брат Палмер. Я думаю, что я видел его где-то...Вот он, Брат Палмер, сидит здесь. И я слышал, что Брат Боб Ланберт стрелял где-то там, он был здесь сегодня утром. Я думаю, он ещё здесь. И потом там был брат...два сына Мартина, я думаю, что они здесь. Они здесь, сыновья Мартина? Брат, Брат Мартин. Вы позвонили мне на днях, это было хорошо. Тот парень был исцелён, тот брат служитель.

64 Вы здесь, тот брат, за которого я молился на днях по телефону? Я забыл его имя, он оттуда, из Арканзаса. Его жена позвонила мне; у него распух весь бок, был сильный жар, он умирал. Это тот же самый человек, который был вызван из зала, когда он сидел на собрании в Литл-Роке, или же в Хот-Спрингсе.

Этот парень отлично выглядит. Я прошу его подняться, если он здесь. Но я забыл его имя. Не приходит в голову. [Кто-то говорит: "Брат Блейер".-Ред.] Блейер, Брат Блейер. Кто-нибудь...

Хорошо, кто из вас был на том собрании в Литл-Роке, я имею в виду в Хот-Спрингсе, кто был на том собрании? А Святой Дух вызвал того молодого парня и сказал ему, что это дьявол пытается заставить его отвергнуть меня и сказать, что я "лжепророк". И тот человек признался, что я сказал правду. Вы видите, что делает дьявол? Этот человек не обращался к доктору. Он не верит в хождение по врачам. Но сатана знал, что эта болезнь поразит его, и он мог убить его прямо там. Видите? Итак, он пытался заставить его отвергнуть меня. А Святой Дух по благодати вызвал его и сказал ему не делать этого; незнакомый ему человек сказал не делать этого.

65 Как-то вечером его жена позвонила мне и сказала: "Брат Бранхам, я думаю, что он умирает. Он весь распух. И такой жар, он почти без сознания". Она сказала: "Последние его слова "позови Брата Бранхама".

Я сказал: "У вас есть что-нибудь, может, платочек?"

"Нет". Я был в Тусоне, а она была в Арканзасе.

Я сказал: "У вас есть что-нибудь?"

Она сказала, кажется, "шарфик".

Я сказал: "Теперь положите руку на этот шарфик и в другой руке держите телефонную трубку". И я молился и просил Бога быть милостивым и отвергнуть врага.

Она пошла и положила шарф на этого человека. И на следующее утро он мне позвонил. Вот, раньше, чем через двадцать четыре часа.

67 И наш дорогой брат, я его ещё не видел сегодня вечером, Брат Рой Роберсон. Вы знаете, что одно время Брат Рой был военным человеком. Если он здесь, я надеюсь, что он понимает, потому что я не осуждаю это. Но всё в такой строгости, он был сержантом в армии, вы знаете, и ему приходилось обращаться с людьми, как это делается в армии. "Хорошо, эти духовные вещи для кого-нибудь другого", но не для него! Но Господь пощадил его. Он должен был умереть; они оставили его умирать долгой смертью. Господь исцелил его; и с тех пор он следует. Но о всех этих духовных вещах, о видениях, он не знал об этом.

И здесь не так давно, многие знают это видение, которое Брат Рой увидел ещё до моего прихода, как он увидел меня стоящим на вершине горы в этом Свете, и Голос звучал от меня. Это развеяло все сомнения Брата Роя.

69 В другой вечер он так занемог, поднялся сильный жар и всё такое. И доктор дал ему лекарство и всё остальное, но ничего хорошего. И даже дошло до того, что он не мог даже пошевелиться. Его ноги и весь он был как парализован.

Этот бедный братишка был разорван на куски шрапнелью из немецкого оружия восемьдесят восьмого калибра. Это было просто...Я думаю, из его группы были убиты все, кроме него, да и он был разорван на части.

И знаете, что произошло? Я сказал его почтенной жене, Сестре Роберсон, чтобы...Она сказала...Я сказал: "У вас есть там что-нибудь?"

Она сказала: "У меня носовой платок, над которым вы однажды молились".

"Возьмите его". А я был в Тусоне и сказал ей положить руку на него, и молился, и запретил, и сказал: "Сестра Роберсон, это всё пройдёт".

Просто Нечто сказало мне тогда: "Всё пройдёт. Скажи это!" И в течение получаса жар исчез; он уже ходил по кухне, разыскивая что-нибудь поесть. Видите?

75 Вот что я пытаюсь сказать: "Никогда не теряйте вашего доверия". Не позволяйте сатане говорить обо мне злое: у него этого много. Но вы сохраняйте это доверие; потому что если не будете, то ничего не произойдёт. Не смотрите на меня, как на человека; я и есть человек, я полон ошибок. Но смотрите на то, что я говорю о Нём. Это Его. Он есть Тот.

Когда мы были в Колорадо, мы побывали наверху и уже возвращались. И была настоящая засуха. Дичи было мало. Господь благословил Брата Уиллера и дал ему хороший трофей, и мы были так счастливы от этого. Это было вообще впервые, когда он охотился в лесах, и Господь благословил его. А потом я подстрелил большого зверя, которого давно искал, лет двадцать, мы с Братом Бэнксом шли за ним долгое время. И когда я...Стрелял из ружья внизу, где было жарко, а когда пришёл наверх, где холодно, то раздуло ствол и запотела оптика. И оно выстрелило несколько выше этого животного, стоявшего между деревьями, если бы чуть пониже, то его сразу поразило бы. А так ударило повыше, оно подпрыгнуло, как будто падает.

77 А Билли был со мной, и он сказал: "Его достало". И я тоже подумал, что да: но когда мы подошли туда, оказалось, что не так. Он сказал: "Ты попал в дерево". Я осмотрел вверху и внизу, на дереве не было никакой отметины. И потом я пошёл искать его.

И тогда прозвучало предупреждение. Практически там было кроме нас человек сто. И Брат Палмер, и остальные свидетели этого, и Брат Эванс, верно, он был там: Брат Уэлч Эванс и его сын Ронни. Я звонил им недавно. Кроме нас поднялась масса народу, туда, в так называемый "коровий лагерь", где находятся ковбои и скачут там, охраняя коров, чтобы не смешивались. Я и сам, бывало, находился в таком лагере, пас скот и охранял его.

Итак, там было тогда около сотни человек. Но в той местности каждый знает, что когда предсказывают снежную бурю, то вам лучше сразу же оттуда убраться. Вот почему Брат Палмер и другие уехали раньше, потому что в их машине было только три скорости передач и они должны были оттуда убраться: потому что из-за погоды, если вы там, вы можете пробыть там недели. Итак, по радио и в газетах передали прогноз: "Приближается снежная буря". Группа за группой практически все спустились в округе и покинули эти места. Они сразу же исчезли, потому что они знали, что надо убираться оттуда.

79 Но у братьев было две лицензии на оленей, и они не хотели уезжать. Тогда я сказал: "Хорошо, мы останемся". Но у меня через шесть дней собрание, и я должен возвращаться в Тусон.

И потом моя жена, мы уже двадцать два года, как женаты. И двадцать лет в годовщину нашей свадьбы я каждый раз был там наверху; просто так выходило. Итак, у меня было одно место, куда я всегда уходил и молился, и казалось, это было подходящее место, чтобы брать её с собой.

Вы знаете, что я не могу особенно разогнаться, у меня не было достаточно денег, чтобы поехать и на охоту, и в свадебное путешествие, поэтому я взял свою жену с собой в свадебное путешествие на охоту. Итак, мы были в Нью-Йорке, я помню, как помогал ей перебираться через все эти пни и колоды, чтобы добраться до места. И у меня было там одно местечко, где я всегда думал о ней, когда оказывался там в годовщину нашей свадьбы. Сезон открывается там двадцать третьего октября. И двадцать лет я не был в это время дома, всегда там наверху.

82 Итак, в тот день была наша годовщина. И Брат Манн...Я сказал: "Так вот, если вы, братья..." Я сказал в то утро у костра: "Так вот, если..." Вернее, в тот вечер. "Если вы все сейчас хотите остаться, запомните, мы можем пробыть здесь целый месяц". Потому что однажды я видел, как за одну ночь выпало двадцать футов снега. [6 метров-Пер.] Просто, ты выходишь, вокруг сухо и чисто, а на следующее утро вот столько снега, может быть выше твоей палатки. Итак, тогда я сказал...И тогда вы сидите там, пока не растает. Итак, вы находитесь за пятнадцать-двадцать миль в пустынном месте. В общем, я сказал тогда...А в случае крайней необходимости они, конечно, направляют вертолёты и вытаскивают вас оттуда. Но обычно они только...и никто не погибает, то они просто должны там ожидать.

83 Все уходят оттуда прочь, как только услышат передачу, вернее, прогноз по радио. Мы сидели там, и я сказал: "Теперь вы поразмыслите. Если вы хотите остаться, то я буду охотиться с вами, позвоню своей жене и скажу ей: "Счастливой годовщины!" "Но, — добавил я, — тогда, в таком случае, нам надо достать продуктов, потому что нам придётся пробыть здесь". Мы тогда были без хлеба. И я больше не могу долго смотреть на эти лепёшки, на эти блинчики! Я их наелся тогда в Канаде за двадцать один день, мне этого достаточно. Мне тогда захотелось достать хлеба.

Итак они сказали, что хотят остаться. Ничего не оставалось делать...как остаться. Но мы с Братом Манном пошли и спустились за продуктами. И я позвонил жене, но телефон не отвечал. Никто не ответил: потом я подождал около получаса, пока мы купили продукты и, возвращаясь обратно, позвонил, она не отвечала. Тогда я позвонил Сестре Эванс.

Я думаю, что Сестра Эванс здесь. И я сказал...Да, Брат Эванс и Сестра Эванс здесь.

85 Итак, я позвонил Сестре Эванс, Брату Эвансу и сказал ему. Она сказала: "Я позвоню Сестре Бранхам и передам ей". "Счастливой годовщины", вы знаете, конечно. Вот, а она ушла за покупками, купить для детей продуктов.

И потом мы вернулись обратно. А на следующее утро на небе не было ничего, кроме облаков. Дождя вообще не было, была настоящая засуха. И они продлили охотничий сезон на два дня по причине засухи.

Так вот, в то утро я сказал братьям: "Вот что, как только начнут падать первые капли дождя или снега, гоните в лагерь, как можете, потому что через пятнадцать минут ты не увидишь дальше протянутой руки. Ясно? Просто порывы ветра, и неважно, как хорошо ты знаешь местность, ты останешься прямо там и погибнешь. Потому что иногда так лепит мокрый снег, что ты не можешь даже дышать и помрёшь прямо там". И я сказал: "Как только начнётся мокрый снег, мчись в лагерь, как только можешь, где бы ты ни был".

87 Так вот, я сказал: "Поднимайся наверх и спрячься в расщелинах, а я заберусь повыше и буду катить камни с горы и так далее, чтобы вспугнуть наверху оленей и они побежали вниз, а ты схватишь, кого захочешь".

Итак я начал карабкаться наверх, и в то время как я забрался туда, в так называемую "седловину", небольшое место, которое я всегда пересекал, чтобы добраться до места, названного "Квакер Кноб", ещё выше, прямо на континентальном разделе. И когда я почти добрался до этой седловинки, этой...облака стали темнеть и сгущаться. Там не осталось ни машины, только мы наверху, насколько...в лагере ни ковбоя. Итак становилось всё хуже и хуже. Через несколько минут пошёл дождь. Хорошо, я взял своё ружьё и засунул под куртку, чтобы сохранить оптику, чтобы не запотела, и чтобы не промок ствол; если побежит медведь или ещё кто будет возвращаться, итак я вот так держал свою оптику и присел под деревом. Я сидел там и молился. Я сказал: "Господь Бог, Ты есть Великий Иегова, и я люблю Тебя".

89 Сколько у меня было переживаний! Я показывал эти места Брату Палмеру и другим. Там, где я увидел этого взлетающего орла в тот день, вы знаете, и как...Те места, где всё это происходило. Это впечатляющие вещи для меня. Там, в горах, у меня было так много переживаний с моим Господом. Ты просто не можешь там ходить, не видя Его; Он просто везде.

Затем, когда я присел там, начался мокрый снег и такой вихрь. И я сказал: "Да, дорогу вниз я знаю, но лучше я уберусь отсюда сразу". Я сказал...

Посмотрел вниз, и я уже не мог больше видеть подножие горы: облака в вихре кружились и лепил мокрый снег. Вот она, снежная буря! Прогноз погоды на несколько дней, — "Идёт большая снежная буря!"

Вот здесь Брат Том. Брат Том Симпсон ехал из Канады и услышал прогноз погоды, ему не советовали проезжать через эту часть страны, потому что прогноз говорил: "Будет снежная буря". Брат Том, где вы? Я думаю, что, да, вот здесь. И он...Приближалась снежная буря! Все должны были приготовиться к ней.

93 Ладно, я запихнул моё ружьё вот так под свою красную рубашку, начал спускаться с горы. Я прошёл около полумили от седловины; и большие хлопья снега, вот такие, и такой вихрь там на горе. Я больше не видел подножие. Я не мог видеть дальше шести или десяти метров перед собой. А я знал, как спускаться по этому, как мы называем, "кабаньему хребту", по этому гребню, и затем выйти к ручью, и потом я знал, как идти по ручью и куда идти, если станет действительно плохо.

И когда я пошёл вниз и прошёл около половины пути, Нечто мне сказало, так же ясно, как вы слышите меня: "Остановись и иди назад!"

Я подумал: "О чём это я думал? Может, это только у меня в голове". Но я просто не мог сделать и шага вперёд.

96 В то утро Давид сделал мне бутерброд, а однажды он постарался сделать своему папе с луком и мёдом, это всё, что мы имели. Итак, он сделал мне с колбасой, и я не знаю, что там ещё было завёрнуто! Это было в моей рубашке и уже промокло через рубашку. Я подумал: "Я просто остановлюсь и съем это, может быть, я...Тогда будет в порядке". Итак, я вытащил бутерброд, было около десяти часов, и начал есть этот бутерброд. И когда я съел этот бутерброд, я подумал: "Ну теперь всё в порядке".

Только я двинулся дальше, Нечто сказало: "Иди назад, откуда ты пришёл!"

"Идти назад через этот шторм, полмили обратно в гору, в ту тёмную чащу?" Как же это, ты же не можешь увидеть дальше своей руки! Но я уже немолодой, и я уже тридцать три года как Христианин: неважно, насколько это кажется смешным или нелепым, слушайся Господа, делай, что говорит Господь.

98 И я повернулся и пошёл обратно к седловине, на ощупь пробираясь обратно. Мокрый снег усиливался; становилось темнее и темнее. И я присел там, опять покрыл оптику своей курткой или рубашкой: присел. Я подумал: "Что я здесь делаю? Зачем я должен был сюда подниматься?"

Я подождал только несколько минут. Снова начал подниматься, и просто так ясно, как я всегда хотел бы слышать, Голос сказал: "Я Творец Неба и земли! Я делаю ветры и дождь". Я снял свою шляпу.

Я сказал: "Великий Иегова, это Ты?"

Он сказал: "Я был Тот, Кто прекратил ветры на море. Я был Тот, Кто успокоил волны, Я сотворил небеса и землю. Разве не Я был Тот, Кто сказал тебе изречь и те белки пришли к существованию? Я есть Бог".

Так вот, когда голос говорит тебе, смотри в Писание. Если это не по Писанию, то оставь его: меня не беспокоит, насколько ясно, держись в стороне от него.

Я сказал: "Да, Господь".

Он сказал: "Изреки этим ветрам и этому шторму, и прекратится". Вот, передо мной лежит эта Библия, в Этом моя жизнь.

Я поднялся и сказал: "Я не сомневаюсь в Твоём Голосе, Господь". Я сказал: "Облака, снег, дождь, слякоть, я возмущён вашим приходом. Во Имя Иисуса Христа идите на ваше место! Я говорю, чтобы солнце вышло немедленно и светило четыре дня, пока не окончится наша охота и я не уеду с братьями".

106 Как хлынуло потоком, просто вот так: "Хш-ш-ш-ш". И пошло: "Пш-ш-ш-ш", потом "фью-ю, фью-ю, фью-ю". Прекратилось!

Я неподвижно стоял. Мои братья там наверху удивлялись, что происходит. Мокрый снег и дождь прекратились. Через горы прошёл вихрь, поднял облака и пошёл вот так: с востока на север, на запад и на юг. И через несколько минут светило приятное и тёплое солнце. Это правда! Бог знает, что это правда!

Я просто стоял там и смотрел вокруг: озирался, со снятой шляпой. Я...Подумать только...Я стоял весь оцепенелый.

Я подумал: "Сам Бог Творения, всё в Его руках. Что Он говорит мне?"

Я подхватил своё ружьё, протёр оптику, начал спускаться с горы. Нечто сказало мне: "Почему ты не побродишь со Мной по этим пустынным местам, пойдёшь со Мной?"

Я сказал: "Да, Господь, со всем своим сердцем; одно из величайших дел, что я могу сделать, это хождение с Тобою". Итак, я повесил своё ружьё на плечо и начал спускаться: я пробирался через девственную чащу, никогда не знавшую топора.

112 И в это время, когда я спускался по этим звериным тропам, мне захотелось: "Думаю, что я поднимусь в то место, где...вчера была наша годовщина, и я просто постою там несколько минут: просто, как маленькое приветствие Меде, там, на небольшом холмике, поросшем осинами". Я сказал: "Думаю, что я направлюсь туда, просто как приветствие нашей годовщине. Затем я спущусь по другой стороне в эту тёмную чащу и обойду вокруг, в направлении Коррал-Пайк, и спущусь вниз по тому пути". Просто гулять и радоваться.

Я говорил: "Отец, я знаю, что Ты идёшь со мной. Что за привилегия! Нет никого более великого, с кем я мог бы идти. Сам Бог!" И как тепло светит солнце!

Даже когда я уже уходил с гор. Я остановился у заправочной станции и сказал: "Прекрасный день!" Это через три дня. В этой местности не было дождя до тех пор, пока не прошло четыре дня. Солнце светило каждый день. Это правда, братья? [Братья говорят: "Аминь".-Ред.] Видите? На небе ни облачка.

115 И я вышел к заправочной станции, сказал: "Конечно, прекрасный день".

"Да, это так!"

Я сказал: "Было ужасно сухо".

Ответил: "Странное дело!" — сказал этот служащий, он сказал: "Вы знаете, они нам сказали, что будет большая снежная буря, но внезапно она прекратилась!"

Я спустился вниз, на границу штата Нью-Мексико. Мы с Билли, моим сыном. Мы пришли в местечко, чтобы достать немного...в то утро, как мы вышли, и я сказал: "Точно, хороший денёк".

"Да!"

Я сказал: "Похоже, что довольно сухо".

"Да, это точно!"

Я спросил: "Вы местный?"

Ответил: "Нет, я из Висконсина", или откуда-то. Сказал: "Я не был здесь около двадцати лет, я думаю, это можно назвать домом".

Я сказал: "Тогда я думаю, что вы местный". Я сказал: "Да, сэр, похоже, что было ужасно пыльно".

Он сказал: "Вы знаете, произошла странная вещь!" Сказал: "Мы слышали прогноз погоды, что должна быть снежная буря, много снега: и она действительно началась, а затем прекратилась!"

Я сказал: "И не говорите", такая тишь.

122 И я поехал домой. А Брат Том сказал, что ему говорили не ехать тем путём, где была пурга. А он проехал прямо через эту местность, где даже не брызгал дождик! Он всё ещё Бог, понимаете, настолько, насколько Он всегда был. Видите?

Гулял там, прогуливался...Что касается этого, я надеюсь, моя жена не достанет эту кассету. Я собираюсь рассказать вам нечто. Так вот, я не рассказываю вам...Я просто рассказываю вам Истину, и это единственный путь. Меня всегда удивляло, почему она не сожалеет, когда я в нашу годовщину отправляюсь в эти походы. Вы знаете, что пришло мне в голову? Я сказал: "В доме всегда бывает так много людей. И тогда, вы знаете, я всегда нервничаю. Всё, о чём я говорю, о чём я хочу разговаривать, — это о Боге, о Библии, о чём-нибудь таком. Может, она подумает, что это для неё будет небольшой отдых. Лучше я уеду на несколько дней поохотиться". И когда я шёл там, я подумал об этом.

Что я...я извинюсь перед ней, и я просил Бога простить мне такие мысли. Потому что, когда я шёл там, я думал: "Хорошо, она думает...Да, о доброта! Она труженица, вы знаете, она всё время или на кухне, или там..."

125 Любой из вас знает её, её стиральная машина всё время работает. И когда я выхожу, мне надо её вытаскивать: я сказал: "Не стирай так много. Поговори со мной. Видишь, я люблю тебя. Я хочу, чтобы ты что-нибудь мне сказала; скажи, что и ты тоже".

Она сказала: "Ладно, ты знаешь, что я тоже люблю", — и принималась за стирку ещё пуще прежнего.

"Я не хочу, чтобы ты это делала. Я хочу, чтобы ты пришла и села около меня".

"Ox, Билл, у меня так много работы!"

И я подумал: "Ладно, я поднимаюсь туда наверх, а у неё будет время сделать свою работу". Когда бродил там, думал об этом.

Теперь, помните, я здесь положил эту Библию, чтобы вы видели, что я перед Словом.

Когда я там продвигался, со мной нечто произошло. Я начал...

130 Сначала я думал о том, как я взял её туда, в горы, в свадебное путешествие. Она была хорошенькая, темноволосая девушка с карими глазами, и я поднимал её через эти брёвна, вы знаете, и всё такое, пытаясь добраться с ней в то место, где я убил медведя. Я хотел показать ей...где я достал этого медведя. Она была в моих ковбойских сапогах. Это было около двадцати одного или двадцати двух лет тому назад; я думаю, это было двадцать два года тому назад. Мы поженились в 1941-м. И я перетаскивал её через эти пни и колоды.

И я подумал: "Да, мой бедный друг, она поседела со мной". Да, я подумал: "Ладно", — и я пошёл...[Брат Бранхам прокашливается-Ред.] А я несколько дней не брился и обнаружил, что я тоже седой! Я увидел свою торчащую седую щетину, и я подумал: "Старина, ты уже приближаешься к финишу. Видишь, ты собираешься что-то сделать, так лучше поторопись. Ты также стареешь".

132 Вот так я шёл и что-то произошло. Внезапно в каждом движении я стал, как юноша, я думал, как юноша. Моя голова была опущена, и я взглянул наверх. И просто так ясно, как я всегда её видел, она встала там передо мной с протянутыми руками. Я остановился; потёр ладонями своё лицо. Я взглянул. Сказал: "Меда, это ты, дорогая?"

Я оглянулся, подумал: "Как это случилось?" Я подумал: "Да, я прогуливаюсь с Ним". Тогда переменилось, я опять стал пожилым человеком, и видение ушло от меня.

Я остановился: я снова снял свою шляпу, прижал её к своему сердцу. Я сказал: "Иисус, долгие годы на моём сердце было бремя. Мне не надо говорить Тебе, что у меня бремя. Я покаялся, я раскаялся, я сделал всё, что я мог. Но почему это бремя не оставляет меня?"

135 И я просто зашагал дальше. Я забирался на этот холмик, что находился передо мной всего лишь метров за тридцать: я забирался на этот холмик и почувствовал настоящую слабость. И там была осинка, толщиной сантиметров двадцать пять, я подошёл опереться об неё и согнулся, затем пошёл снова. И когда я дошёл туда, я почувствовал такую слабость, что зашатался. Так я просто...я опять надел свою шляпу. И я просто опёрся на неё головой: это было кстати, вот так опёрся головой на эту осинку. Вообще-то это был тополь. Или было похоже на берёзу, понимаете. Это...Я просто облокотился на неё. Я стоял там с опущенной головой, тёплое солнце грело мою спину. И я подумал: "Сам Бог убрал этот дождь и этот ветер!"

И я услышал что-то такое-"кап, кап, кап".

Я подумал: "Что это? Вода прекратилась. Вышло солнце. Что это капает?" Я посмотрел вниз: это были слезы из моих глаз, скатывались по седой бороде и капали, на лежавшие передо мной сухие листья, которые высушил Бог. И я просто стоял там вот так, облокотившись о дерево. Моя рука, вот эта рука свисала, моя голова упиралась в дерево, моя рука вот так на ремне ружья, стоял там и рыдал.

138 Я сказал: "Боже, я не достоин быть Твоим слугой". Я сказал: "Я сожалею, я сделал...я сделал много ошибок. Я не хотел делать ошибки, Господь. Ты был так добр ко мне".

Мои глаза закрылись; и я услышал шаги — "топ, топ, топ, топ".

Я поднял глаза, прямо передо мной стояли три оленя. Я подумал: "Один Брата Эванса, другой Брата Вудса. И вот эти три оленя, видите, как раз то, что я искал". Я за своим ружьём; но я сдержал себя. Я сказал: "Я не могу это сделать. Я обещал Богу, что я не сделаю этого". Понимаете? "Я пообещал Ему, что я не сделаю это".

Нечто сказало мне: "Но вот оно!"

Я подумал: "Да...Это то, что однажды человек сказал Давиду: "Бог предал его в руки твои!" Вы знаете, царя Саула.

Иоав сказал ему: "Убей его! Вот он лежит!"

А он сказал: "Боже упаси меня трогать Его помазанника".

145 Эти олени стояли и смотрели на меня. И я подумал: "Они не смогут убежать. Они никоим образом не могут скрыться. Они не далее тридцати метров от меня. Вот здесь моё ружьё, а вот там стоят три оленя. О, я не могу сделать это. Я просто не могу сделать это". Это была самка и два молодых оленя. Я просто, я просто не мог взять ружьё. Я сказал: "Я не могу". Я не двигался. Я просто стоял там. Я сказал: "Я не могу сделать это, потому что я обещал Богу, что я не сделаю это. Ведь тем братьям, им не нужны были эти олени. Понимаете? Я не могу сделать это. Я просто не могу сделать это".

А эта олениха подошла. Теперь послушайте, в течение четырёх или пяти дней за ними охотились человек сто. Жутко? И первый красный знак...А у меня была красная рубашка, красная шляпа. Первый знак, и они исчезли бы; но они все трое стояли там и смотрели прямо на меня.

147 Я сказал: "Мать, возьми своих детей и уходи в леса. Вы в моих руках. Я...Ваша жизнь в моих руках, но я не причиню вам вреда. Я обещал Богу, что не сделаю". Понимаете? Она подошла ближе. [Брат Бранхам постукивает по кафедре-Ред.] Она взглянула на меня. Они всё приближались, пока не подошли так близко, что почти могли бы есть из моих рук. Ветер дул прямо на них. Она повернулась, и все трое отошли немного назад.

Вот она опять вернулась, подошла прямо ко мне. Я стоял там и не шевелился. Я сказал: "Уходи в леса; я тоже их люблю. Живи! Видишь, твоя жизнь в моих руках, но я сохраню тебя. Ты не смогла бы скрыться. Ты знаешь, что не смогла бы". Я мог бы застрелить всех троих за одну или три секунды, так быстро, как я стреляю; они стояли прямо передо мной и не смогли бы скрыться. Понимаете? Я сказал: "Я сохраню вас. Идите, живите". Я стоял там. Они уходили, они уходили в леса.

149 Я вытер вот так своё лицо, и как раз тогда нечто произошло. Ясно зазвучал Голос, с голубого неба, где не было ни облачка. Всё это произошло, буквально...в очень короткое время. Голос сказал: "Ты запомнил своё обещание, не так ли?"

Я сказал: "Да, Господь".

Он сказал: "Я буду помнить Моё так же, — "Я никогда не брошу и не оставлю тебя". Бремя оставило моё сердце. С тех пор его там нет; и пусть не будет.

Потом я приехал в Тусон. Странная вещь, у меня никогда не было так много происшествий, как после того, как я спустился. Я думаю, что это Бог удерживал для того часа. Я думаю, что время уже близко, чтобы нечто произошло.

153 Если бы только могли принять Эту Истину! Один момент. Если бы мы только могли понять, что означает это место Писания!

...Он, который в вас, больше, чем тот, который в мире.

Мы не можем понять Это, однако говорим, что мы верим Этому. И мы знаем, что Это Истина, но действительно не понимаем Это.

...Он, который в вас, больше, чем тот, который в этом мире.

Что такое в вас, что более великое? Это Христос, помазанный! Бог, который был во Христе, находится в вас. "Более велик Он, который в вас, чем тот, который в мире".

Тогда если Он в вас, то уже больше не ты живёшь, а Он живёт в тебе. Понимаете? Это не твоё мышление, что ты думаешь об Этом, а что Он сказал об Этом. Видите? Тогда, если Он в тебе, то Он, безусловно, не будет отвергать то, что Он сказал. Он не может сделать это. Но Он сохранит то, что Он сказал, и Он старается найти того человека, через которого Он может Себя доказать.

155 Теперь, это не означает, что Он должен сделать это каждому. В то время, когда Моисей вёл детей Израиля, это был один, это был Моисей. Остальные просто следовали за Посланием. Понимаете? Некоторые из них попытались восстать и исполнить эту роль, но Бог сказал: "Отделись", и просто их поглотило. Видите?

Так вот, но "Он, который в вас, больше того, который в мире", Бог в тебе, как Он был в Иисусе Христе. Потому что всё, чем был Бог, Он излил во Христа; и всё, чем был Христос, Он излил в Церковь. Видите, то есть Бог в вас, "Он, который в вас".

157 Неудивительно, что ветры и волны подчинились Ему, подчинились Его Словам: подчинились Его Словам, потому что Это было Божье Слово через Него. Он был человек; но Он был Слово, ставшее плотью. Видите? И когда Он изрёк, это был Бог, говорящий устами человека. Видите? Неудивительно, что ветры и волны...Сам Творец, который сотворил ветры и волны, был в Нём. Подумайте об этом! Глубоко подумайте, пока я подхожу к заключению. Неудивительно, что Его Слово парализовало демонов! Это был Бог в Нём. Это был Бог во Христе. Эти демоны были парализованы. Неудивительно, что мёртвый, обратившийся в прах, не мог лежать там, у Слова Его! Ибо Он был Слово.

Он сказал Лазарю, после того как тот уже вонял, четыре дня как мёртвый; за такое долгое время его лицо и нос впали. "Лазарь, выходи!" И мёртвый человек встал на свои ноги. Почему? Это был Бог. Он, который был во Христе, был Бог. Смерть не могла устоять в Его Присутствии. Это был Бог во Христе.

158 Ветры, помните, эти ветры сотворил Бог; это воздух. Бог сотворил волны; это вода. Но когда дьявол берётся за них, приводит в смятение, чтобы принести разрушение. Бог сотворил человека, чтобы были сынами Божьими, но когда дьявол берётся за них, видите, это беды. Так вот, это дьявол вошёл в те ветры и послал тот шторм. Разве не мог Творец, что сотворил этот ветер, сказать: "Возвращайся обратно туда, где я сотворил тебя"?

Разве это не тот же самый Творец находился на днях на горе в Колорадо? [Собрание говорит: "Аминь".-Ред.] Видите?

Разве это не Тот же самый, что мог взять рыбу, преломить её, чтобы вырос ещё кусок? Он мог этого и не делать. Он мог сказать это.

Разве не Тот же самый Творец создал тех белок? [Собрание говорит: "Аминь".-Ред.] Тогда Он, что был во Христе, находится в нас, видите, ибо делает те же дела, что Он делал, то же самое.

Мёртвый не смог устоять в Его Присутствии, у Его Слова.

159 Взгляните, у нас есть пять верных свидетельств о "смерти", а Господь даёт видение и идём к ним и поднимает их. Прямо вот здесь сидит один, который умер прямо там, где он сидит. И вот он сидит сегодня живой; упал от сердечного приступа. Там его жена, медсестра. Мы подошли, всё было кончено, глаза застыли, скончался. Вот он здесь, живой "Ибо более велик Он, который здесь, в нас, чем тот, который в этом мире!" Видите?

Он более велик! Это есть Бог, Творец! Ветры и волны послушны Ему. Демоны парализуются. Вся природа послушна Ему, потому что Он Творец природы. О-о, подумать только! Это надо раскусить. Тогда мы сможем понять эти вещи. Что это? Это не человек. Человек не может делать этого; человек есть часть творения. Понимаете? Но эти ветры и волны послушны Творцу. Видите?

Творец должен сделать это, "Ибо Он, который в вас более велик, чем тот, который в этом мире". Тот, что в мире, тот, который причиняет беспорядок. Он, который в вас, есть Творец, Тот, Кто сотворил эти ветры. Он может выгнать дьявола из этих ветров и наступает тишина. Он может запретить дьяволу, и нет шторма. Он есть Творец. "И более велик Он, который в вас, чем тот, который в этом мире". Понимаете?

161 Дьявол от этого мира. Мир принадлежит ему. Он всегда был его. "Как упал ты, О Люцифер, сын утра?" [Синод. пер. "Сын зари".-Пер.] Видите, этот мир принадлежал ему. То есть когда он был выброшен с Небес, он вернулся в него.

Он был тот, кто сказал Христу: "Эти царства мои, я поступаю с ними, как я захочу". Они принадлежат ему, а он есть тот, который "в этом мире".

Иоанн как раз и говорил ученикам: "Вы слышали об антихристе, который должен прийти, а он уже здесь действует в сынах непослушания. Но, дети мои, вы не от этого мира. Вы Божьи. И более велик Он, Который в вас, чем тот, который в этом мире". То есть Христос в вас!

Он, Который сотворил небеса и землю, был проявлен в Личности Иисуса Христа; Бог во Христе, примиряя этот мир с Собою.

Допустим, вы скажете: "Брат Бранхам, однако, это был Сын Божий". Хорошо, давайте разберёмся, не есть ли Он Вечный Бог.

165 Более велик был Он, Который был в Иисусе Навине, чем солнце. А Иисус Навин был человек, грешно-рождённый, подобно вам и мне. Но более велик был Он, Который был в Иисусе Навине, и в солнце, которое двигалось по повелению Бога. Бог повелел солнцу светить и вращаться, и оно управлялось под контролем Божьих законов. Но более велик был Он, Который был в Иисусе Навине, чем были законы Божьи; потому что Сам Творец был в Иисусе Навине, когда Иисус взглянул на солнце и сказал: "Остановись там, где ты есть. И луна, будь там, где ты есть, пока я не закончу эту битву". И солнце, и луна подчинились ему, ибо Он, Который был в Иисусе Навине, был более велик, чем солнце и луна. Он, Который был в Иисусе Навине!

Он, Который был в Моисее, был более велик, чем Египет. Египет имел самую мощную армию в мире, в те времена они завоевали мир. Но более велик был Он, Который был в Моисее, чем был Египет, потому что Моисей победил Египет. Более велик был Он, Который был в Моисее, чем даже сама природа. Вы когда-либо думали, что Бог взял Своё Слово и дал Его Моисею, и сказал: "Иди и прикажи солнцу не светить"? И наступила непроглядная тьма! Правильно? Он мог сделать, чтобы солнце сияло, но закрыть облаками, или Он мог затемнить солнце. Он есть Бог; Он может делать всё, что Он пожелает, а Он есть в верующем дитяти Божьем! Аминь. Вот как.

167 Не было видно ни блохи. Возможно, была зима и не было мух, но Бог сказал Моисею: "Иди, изреки Слова Мои, а Я вложу в разум твой, что сказать. Иди туда, зачерпни пригоршню земли и брось в воздух этот прах".

И сказал: "Пусть будут блохи!" И вот уже через несколько часов земля была покрыта ползающими блохами, возможно, на несколько дюймов. [Синод, пер. "песьи мухи".-Пер.] Верно? Творец!

Не было никаких жаб, так он простёр свой жезл и сказал: "Да будут жабы!" И они были нагромождены повсюду, пока вся земля не провоняла. Правильно?

Когда он пришёл к Красному морю, которое было на его пути, Бог сказал: "Проговори к морю". И Моисей проговорил к морю; и более велик Он. Который был в Моисее, чем само море. Правильно? О, мой Бог! Теперь вы видите, более велик был Он, Который был в Моисее, чем тот, что был в этом мире. Более велик был Он, Который был в Моисее, чем любая природа в этом мире. Он повелел природе. И всё, что Бог говорил ему сказать, он сказал, это было таким образом.

171 Тот же самый Бог сегодня вечером с нами! Не только с нами, но в нас! Он подтвердил, что Он в нас. "Более велик есть Он, Который в вас, чем тот, что в этом мире". Чего мы боимся, этого мира?

Они здесь нашли однажды что-то вроде зуба динозавра, где-то возле...Я думаю, вы все слышали об этом: там около Ниагарского водопада. Сказали, что он весит шесть фунтов. [Больше двух килограммов-Пер.] Я думал, что они скажут, что это человеческий зуб, но в конце они сделали заключение, что это от какого-то вида доисторического животного. Возможно, что эти животные однажды жили на земле. Где они сейчас?

Вы знаете, что Всемогущий Бог мог повелеть динозаврам появиться на этой земле, а через час кануть в бездну на сорок миль. Вы знаете, что Бог мог бы уничтожить этот мир блохами? Он мог бы вызвать блох. Куда они деваются, когда умирают? Что происходит с домашними мухами? Что происходит с кузнечиками? Приходит зима и доходит до сорока градусов ниже нуля: наступает весна и повсюду кузнечики. Откуда они появляются? Он есть Творец, Который произносит их к существованию! Он есть Бог! Природа послушна Его Слову.

173 Многие братья бывают так возбуждены, под впечатлением, будто Бог говорит, что Он сделает нечто, и они говорят ТАК ГОВОРИТ ГОСПОДЬ, когда это не так. По этой причине и не происходит.

Но когда действительно Бог говорит тебе, это должно случиться, это должно происходить таким образом. Видите? Когда это говорит Бог, это должно быть.

Более велик Он, Который был в Моисее, чем тот, что был в Египте. Более велик Он, чем всё, что мог сделать фараон со всеми его чарами. Более велик Он, Который был в Моисее, чем тот, что был в колдунах. Видите? Более велик Он, Который был в Моисее, чем вся природа.

Велик! Он, Который был в Данииле, был больше, чем львы. Он мог остановить голодных львов. То, что останавливает, есть больше того, что остановлено. Так голодные львы кинулись пожрать Даниила; и более велик был Он, Который был в Данииле, чем тот, который был во льве.

176 Так вот, когда лев был первоначально сотворён, он был другом человека. Это дьявол заставляет его делать это. Это верно. В Миллениуме [Тысячелетнее царство-Пер.] волк и ягнёнок будут питаться вместе, и лев будет есть солому, как вол, и будет пастись вместе с волом. В Миллениуме они не будут губить и причинять вред. Дьявол исчезнет. Это дьявол заставляет диких зверей рвать, терзать и съедать, как они это делают. Это делает сатана. Но Он, Который был в Данииле, более того, кто был во львах. Видите? Он, Который был в пророке, был более того, что был во львах.

Он, Который был в еврейских детях, Он, Который был в них, был более велик, чем тот, который был в огне. Ибо они были брошены в огонь: И Он, Который был в них, был с ними, и сохранил их от обожжения огнём, когда печь была раскалена в семь раз более обычного. Это верно? Он, Который был в еврейских детях, более велик, чем тот, который в этом мире.

178 Там сидел Навуходоносор или Валтасар. Я думаю, это был Навуходоносор, который раскалил печь в семь раз горячее обычного. Вдохновлённый дьяволом схватить этих людей, потому что они стояли за Слово Божье; и бросил их в эту печь, которая была в семь раз горячее обычного, но они даже не обожглись. Ибо Он, Который был с Седрахом, Мисахом и Авденаго, был более велик, чем тот, который в этом мире. Безусловно! О мой Бог!

Он более велик, Который был в Илии, чем медные небеса, потому что с медных небес он смог свести дождь, которого не было три года и шесть месяцев.

Он, Который был в Илии, был больше, чем смерть. Ибо когда пришло время ему умирать, Бог видел того старого, уставшего пророка. Он упрекал Иезавель и всех её, что красились и любили модное, он довольно устал, так что Он даже не позволил ему уйти домой, как Он сделал с Енохом. Он послал колесницу и подхватил его, и поднял его Домой. Он, Который был в Илии, был больше, чем тот, который был в Иерусалиме и в Иудее, и в горах. Он, Который был в Илии, был больше, чем сама смерть. Он, Который был в Илии, был больше, чем могила; потому что он избежал могилы, он избежал смерти, и он просто поднялся Домой в колеснице. Видите, Он был больше, и Он был в Илии.

Вы скажете: "О, хорошо, это был великий муж".

181 Подождите минутку! В Библии сказано: "Он был человек с такими же страстями", подобный вам и мне. Это верно. Но когда он молился, он верил, что он имеет то, за что он помолился: что нам сказал Иисус: "Когда вы молитесь, верьте, что вы получаете то, чего просите, и будет вам". Он искренне помолился, чтобы не было дождя, и дождя не было три года и шесть месяцев. Видите? Он, который был в Илии, был больше, чем природа.

Тогда как насчёт исцеления больных? А? Он, Который в вас больше, чем болезнь. Понимаете? Потому что это нарушение, болезни есть нарушение Божьих законов. Да, Он, Который в вас, то есть Исцелитель и Творец, Он больше, чем дьявол, который нарушил саму программу вашей жизни. "Он, который в вас, больше того, который в этом мире". Понимаете?

Больше был Он, Который был в Илии! Больше был Он в Исайе, чем было время: или в любом из тех пророков, потому что они видели за пределами времени. Видите?

183 Он, Который был в Иове, больше, чем даже червивая кожа, и смерть, и могила. Потому что в видении он увидел пришествие Господа и сказал: "Жив мой Искупитель, и в последний день Он встанет на земле: и хотя черви разрушат это тело, однако, во плоти моей я увижу Бога". Он, Который был в Иове, больше, чем смерть: больше, потому что смерть пыталась взять его, но не смогла. Не смогла сделать это, потому что он сказал: "Я восстану вновь", и он восстал. Он восстал.

Послушайте, мы желали бы продолжить это дальше. Но я хотел бы задать вопрос, как я услышал на днях, кто-то заметил: "Христос в вас". [Брат Бранхам дважды стучит по кафедре.]

Так вот, не почивайте на том, чего достигли: скажешь: "Я чувствую дрожь. Я говорю на языках. Я танцую в духе". Ничего против этого. Это всё хорошо, понимаешь, но не отдыхай на этом. Понимаете?

Твоя жизнь должна быть Этим. [Брат Бранхам стучит по своей Библии-Ред.] Вот Этим. Ты и Это должны стать одно, и тогда Это проявит Себя. Понимаете?

185 Теперь, что если сегодня вечером ты всем своим сердцем мог бы сказать, что в тебе живёт дух Шекспира, что Шекспир живёт в тебе? Ты знаешь, что ты делал бы? Ты делал бы дела Шекспира. Ты делал бы. Точно. Ты писал бы поэмы и пьесы и так далее, потому что Шекспир был такого рода художник, великий писатель, поэт. Теперь, если Шекспир жил бы в тебе, то ты делал бы дела Шекспира. Правильно?

Что, если бы в тебе жил Бетховен? Что, если бы Бетховен жил в тебе? Ты знаешь, что ты делал бы? Ты писал бы музыку, как великий композитор Бетховен. Ты писал бы музыку, как Бетховен, потому что Бетховен был бы твоей жизнью. Ты был бы Бетховен, вновь перевоплощённый. Если бы в тебе жил Бетховен, ты творил бы дела Бетховена, потому что он жил бы в тебе. Правильно?

187 Но Он, Который в вас, есть Христос! И если Христос есть в вас, то вы будете творить дела Христа, если Христос живёт в вас. Он так сказал. Св. Иоанна 14:12, — "Тот, который верует в Меня, дела, которые Я творю, и он сотворит также", если ты во Христе или если Христос живёт в тебе. Ведь, Христос есть это Слово. Правильно? А Слово приходит к Его пророкам. Видите? И если бы Христос жил в тебе, то через тебя творились бы дела Христа, через тебя проходила бы Жизнь Христа. Дела, которые Он творил, жизнь, которой Он жил и всё остальное, это жило бы в тебе; точно как если бы Шекспир или Бетховен, или кто-либо другой жил в тебе.

Если бы Его Жизнь! Но если ты всё ещё живёшь твоей собственной жизнью, тогда ты будешь делать твои собственные дела. Понимаете? Но если ты живёшь Жизнью Христа, если Христос есть в тебе, тогда "Он, Который в вас, больше того, который в этом мире". Если сомнения и конфузы относительно Божьего обещания находятся в тебе, тогда Христа там нет: понимаешь, ты только обработанный, но если Жизнь, если Христос живёт в тебе, то Он распознает Своё Слово и Он выполнит Своё обещание. Понимаете? Он сделает это.

189 "Когда ты молишься, верь, что ты получаешь то, что просишь, и дано будет тебе. И если ты скажешь этой горе "сдвинься", и не усомнишься в сердце твоём, но веришь, что то, что ты сказал произойдёт, то ты можешь иметь то, что ты сказал. Отец трудится, и Я тружусь до сих пор. Истинно, истинно Я говорю вам, Сын ничего не может делать в Себе: но Он видит, что делает Отец, и Сын делает также". Видите? И когда Отец показывал Ему, что делать, шёл туда без всякого, безошибочно и говорил: "Да будет", — и это было.

И Тот же самый Христос живёт в вас. Это живёт в нас. Тогда Его дела мы будем делать, потому что Христос есть это Слово, а обещания этого Слова приносят вам исцеление. Вы верите этому? [Собрание говорит: "Аминь".-Ред.] Точно!

Он сказал: "Я не оставлю вас безутешными". Как я недавно молился, как здесь, в Матфея 24, видите, или Матфея 28:20. Видите? Он сказал: "Я приду к вам, буду в вас. Я", Личность, Христос, в форме Святого Духа, "Приду и буду жить в вас. Тогда вы не будете вашими-вы не будете больше собою. Я буду в вас. И более велик Он, Который в вас, чем тот, который в этом мире". Видите? К Евреям 13:8 сказано: "Он Тот же самый вчера и вовеки".

191 Он, Который был в Ное, был больше, чем осуждение водой.

И Он, Который в вас, больше, чем осуждение огнём. Понимаете? Он, Который в вас, больше, потому что Он уплатил за осуждение и победил Осуждение ради вас. Этого нечего бояться. Видите, вы уже там. Да.

Он, Который был в Ное, более велик, чем тот, что был в осуждении водой, что разрушила этот неуверовавший мир. Потому что Ной поверил. И более велик был Он в нём, который поверил Тому, что проговорил к нему, чем тот, который был в этом мире. Ной избежал этого осуждения, потому что Слово Божье было больше этого, и он поднялся над этими судами.

"Более велик!" Мы можем задержаться на этом на некоторое время!

Более велик Он, Который был в Давиде, чем медведь, что украл его овцу. Более велик Он, что был в Давиде, чем лев, который пришёл и взял одного из ягнят. Более велик был Он, Который был в Давиде, чем этот враг Голиаф. Этот великий филистимлянин, высотой метра четыре, у которого пальцы были сантиметров сорок, он поднялся там, держал копьё, как спицу для вязания: и весь покрытый сталью или медью толщиной сантиметров пять. Но то, что было в Давиде, было больше того, что было в нём.

У него была мощная мускулатура. Он был воин. Он мог, как он сказал, подцепить Давида кончиком копья, и подвесить его на съедение птицам.

193 А Давид сказал: "Ты встречаешь меня, как филистимлянин, во имя филистимлянина. Ты проклинаешь меня во имя филистимского бога". И добавил: "Ты похвастался, что сделаешь это. Ты встречаешь меня с копьём и в доспехах. Но я встречаю тебя в Имени Господа Бога, и сегодня я сниму голову с твоих плеч". И он сделал это, потому что велик был Тот, Который вдохновлял Давида на эту храбрость.

Более велик Он, Который в вас, чем эта инвалидная коляска. Он, Который в вас, более велик, чем эти носилки. Он, Который в вас, более велик, чем этот рак. Он, Который в вас более, велик, чем эти болезни. Он более велик, чем то, что дьявол возложил на вас. "Он, Который в вас, более велик, чем тот, который в этом мире". Он более велик! Да!

Давид был больше, то, что было в Давиде; Бог в Давиде.

Он есть в нас, то есть Христос. Ради нас он стал победителем всех врагов. Когда Он был здесь на земле, Он победил грех, Он победил болезни, Он победил смерть, Он победил ад, Он победил могилу, а сейчас Он живёт в нас, как победитель! Он победил болезни, ад, смерть, могилу и пришёл в нас, чтобы освободить нас от всего этого. Тот, Который в вас, больше, чем тот, который преподносит вам весь этот блеф. Да! "Он, Который в вас, больше того, который в этом мире".

196 Вот как происходят эти чудеса. Вот как прекратился на днях этот ветер. Могло бы человеческое существо сделать это? Нет, сэр, это невозможно. Когда я стоял там, рыдая, и эти волны обрушивались, и...

Кто здесь есть из тех, кто были там? Поднимите ваши руки. Поднимите вашу руку все, кто были в то время там, в Колорадо. Хорошо. Я полагаю, что там присутствовал тогда только Брат Фред. Я думал, может быть, Брат Манн здесь, но он...Брат, Брат Эванс, его не было? Брат Эванс был там наверху в то время. Да. Хорошо. Да.

Обратите внимание. Разве это не правда? Разве не таким образом это произошло? И дождь прекратился, и ветер прекратился. Что это было? По моему слову? Нет! Потому что Он сказал мне сделать это. Он, Который в нас, более велик, чем всякая природа. Разве это не Тот же самый Бог, Который мог усмирить волны на море, отправить ветры на своё место? Разве Он не Тот же самый, Который смог затмить солнце, мог заставить его сиять? Да, "Он, Который в вас, больше, чем тот, который в этом мире". Видите? Хорошо.

198 Вот почему могут быть сотворены эти верные чудеса, потому что это обещание Божье, "Дела, которые Я творю, и вы сотворите так же". Св. Иоанна 14:12. Он, Христос, который усмирил ветры и волны, есть их Творец. Он остаётся в такой же степени Творцом, как Он был тогда. Он вчера, сегодня и вовеки Тот же самый.

Он исцелил больного и разрушил грех, переменил это всё ради вас, и пришёл к вам, чтобы Он мог обитать с вами. Он победил всё это, чтобы прийти и жить в нас. Он есть Тот победитель, который уже всё это победил. Доказал это в Писаниях, вернулся и всё завоевал, и подтвердил, доказал вам, что Он есть Тот же самый Бог. И после девятнадцати столетий [Брат Бранхам пять раз стучит по кафедре-Ред.] Он до сих пор делает здесь, среди нас, то же самое, что Он сделал тогда, — победил смерть, ад, болезни и могилу!

199 Этот Христос, этот "Он", Он есть Он, Который в вас. Он есть Христос. Как сказал Иоанн: "Он, Который в вас, больше, чем тот, который в этом мире". Это Христос! Он больше всего того, что в этом мире, потому что Он победил этот мир. И Он больше, чем всё это, потому что Он победил это ради нас. "И мы больше, чем победители через Него, который возлюбил нас и отдал Самого Себя ради нас", чтобы Он мог вернуться и совершать Его дела через нас, подтверждая нам, что Он вчера, сегодня и вовеки Тот же.

Когда Он был на земле, когда Он находился среди народа, то Он доказал, что Он был Мессия. Он мог различать помышления их сердец. А Библия говорит, Моисей сказал, что "Он будет пророком". Это верно? Он знал тайны сердец. Он знал, кто были те люди. Он знал, что с ними было не так. Мы видели, как это происходит? [Собрание говорит: "Аминь".-Ред.] Каждый раз!

200 Мы знаем, что мёртвые воскресали, именно после смерти. Некоторые из них были мертвы полтора дня. Да, утром умер, они принесли его в тот вечер и везли его всю ночь: и на следующий день около полудня или же немножко после полудня принесли туда, где было служение в палатке. Маленький, мёртвый, холодный младенец лежал на руках своей матери. И Господь Бог принёс, изрёк Слово Жизни, и этот младенец потеплел и начал плакать; отдал его обратно в руки его матери.

Миссис Стедсклю стояла там и увидела, как это произошло, и она зарыдала о своём младенце, желая, чтобы я полетел в Германию. Но Господь сказал: "Это моя рука; не запрещай этому". Видите, будьте осторожны.

Когда Он говорил с Моисеем и сказал: "Скажи этой скале", не ударяй по ней. Это означало "скажи", а не ударяй, видите. Ты должен слушаться, что Он говорит тебе делать. "Но никто ничего не может делать сам по себе", он должен это сначала услышать от Бога.

202 Теперь Слово Божье обещает, что Он живёт. И потому что Он живёт, ты живёшь. Он обещал, что "Дела, что я делаю, и вы сотворите так же. Те же самые дела, только ещё более этого вы сотворите, потому что Я иду к Отцу". Он всё победил. Он Тот, который остановил...

Он есть Тот, который сделал тех белок. Это случилось два раза. Однажды случилось в ваших местах, Чарли. И это случилось здесь, когда братья, Брат Фред и Брат Бэнкс, и другие поднялись с нами туда.

Это произошло в Германии, когда те пятьдесят колдунов, по обеим сторонам от меня, сказали...Потому что Билли и Брат Арганбрайт не позволяли им встретиться со мной, тогда он сказал: "Ну ладно, мы сделаем так, что эту палатку снесёт отсюда". Они уселись там со своим колдовством и воззвали к своему богу, к дьяволу, и вот он пришёл со штормом. Там было около тридцати или сорока тысяч немцев, и этот тент просто вот так вздымался вверх и вниз.

Потом они отрезали, взяли ножницы и отстригли перо, и указали назад, вот так. Когда они колдовали, они говорили эти три святых слова, они говорили: "Отец, Сын, Святой Дух: лу-лу-лу-лу-лу-лу! Отец, Сын, Святой Дух; лу-лу-лу!"

204 Так они продолжали и действительно поднялся шторм. Конечно. "Он есть князь этих сил в воздухе", сатана. И они вызвали шторм. Так вот, этот огромный тент был даже сорван, он почти покрыл бы городской квартал: а он был воздвигнут из брусков, и парусина была только приклеена. Ветер подхватил снизу и просто поднял вот так. И такой ветер и молнии сверкают, я просто продолжал проповедовать.

О-о, они продолжали и продолжали, входя глубже в колдовские чары, говоря эти три святых слова, они говорили: "Три высоких святых слова: Отец, Сын и Святой Дух", вот так с обеих сторон. Потом я увидел его, склонившегося там и окружённого бесами, но не связанного.

И я сказал Брату Лоустеру: "Это не переводи".

Я сказал: "Брат Арганбрайт, только молись".

Я сказал: "Господь Бог, Творец неба и земли. Ты послал меня сюда. Я ступил своими ногами на эту немецкую землю, во имя Иисуса Христа, потому что Ты послал меня сюда. И это облако не имеет надо мной силы. Не имеет, потому что я помазан и послан сюда ради спасения этого народа".

"Во Имя Иисуса, я приказываю тебе, удались отсюда".

209 И загремел гром — "Бум! Бум! Бум!" — послышалось "гр-р-р-р-р-р-р-р-р", и покатило прочь, и прямо над тентом задуло обратно; и засияло солнце.

Через десять минут, там, вокруг алтаря, собралось около десяти тысяч человек, вопиющих о милости увидеть силу Божью. Почему? "Он, Который в вас, больше того, который в этом мире". Видите?

"Он, Который в вас, больше, чем тот, что в этом мире". Видите эти болезни, о братья и сестры, нам вообще нечего беспокоиться. Бог само величие, и Он есть в вас. Вы верите этому? [Собрание говорит: "Аминь".-Ред.]

Так вот, время уже вышло. Уже минут пятнадцать после девяти. А я знаю, что людям предстоит долгий путь обратно.

Давайте на минуту склоним наши головы.

213 О Отец Бог, Ты знаешь о Колорадо. Ты знаешь, что всё это правда. И я говорю это для Твоей славы, чтобы эти люди знали. После всех научных доказательств, фотографий и деяний Святого Духа. Господь, Ты знаешь, что Он...что я, как всегда, ясно заявил этим людям, что это, потому что Ты обещал это. И Ты здесь, стараешься найти того, через которого Ты можешь подтвердить Себя Самого, чтобы другие увидели, что Ты живёшь, что Ты вчера, сегодня и вовеки Тот же. Я молю Тебя, Господь, будь милостив, руководи и управляй нами в наших мыслях.

Здесь сидят и те, кто болен и страдает. Здесь есть такие, кто, возможно, может умереть, если они не получат помощи от Тебя. Многие из них, возможно, в конце пути, где доктора больше не могут помочь. Ты есть Бог, и Ты вчера, сегодня и вовеки Тот же. И здесь Твоё присутствие.

Господь, мы не знаем, что это будет за "Третий Рывок". как мы говорили об Этом. Я не знаю что. Но мы знаем одно, что "Первый рывок" был совершенство. Второй рывок был "пять", это была благодать.

Боже, я молю сегодня вечером, чтобы Ты открыл Себя Самого нам, после того, как мы говорили: "Он, который в вас!" А Ты сказал: "Дела, что я делаю, и вы сотворите так же", — и сказал, что Ты ничего не делал до тех пор, пока Отец не показывал Тебе.

216 И мы видим, что Ты сделал, когда Ты сказал апостолу Петру, кто он такой, какое имя у его отца. Сказал Нафанаилу о его деле, как он оказался там, где он был перед этим, и что делал. Рассказал женщине у колодца о её грехах и кто она такая, живя в прелюбодеянии с теми шестью мужчинами: пятерых она имела, и тот, с которым она теперь жила, не был её мужем. Ты всё Тот же самый Бог. Ты сказал...

Вартимей был слепой, когда он стоял там; но, однако, в сердце своём он имел зрение, что он сможет увидеть: если это Иегова, проявленный в Сыновстве Иисуса Христа, то Он сможет узнать его крик. И он закричал: "Сын Давида, смилуйся надо мной!" И это остановило Тебя, и Ты повернулся и исцелил его. О, Отец рассказал ему, что его вера исцелила его.

Та бедная женщина с анемией, у которой вся жизнь изменилась из-за этого кровотечения, многие годы не могло остановиться. Она потратила на докторов все свои деньги, и никто из них не смог ей помочь. Она пришла на одно из Твоих собраний, когда Ты разговаривал с человеком у Галилеи, когда ты шёл по пути в дом Иаира. Эта женщина сказала всем сердцем своим, хотя и без основания в Писании: "Если только я смогу коснуться Его одежды, я верю, что я исцелюсь". И она получила чего желала, когда она коснулась Твоей одежды. И Ты сказал ей, что вера её сделала это, выразила свои желания и она была исцелена.

219 Слово говорит нам, что Ты — Вышний Священник, то есть восседаешь в Вышних и ходатайствуешь. И также что к Тебе, который есть Вышний Священник в это время, мы можем прикоснуться чувством наших немощей. Господь Бог, даруй, чтобы каждый человек здесь, сегодня вечером мог бы...получить привилегию коснуться Тебя сегодня, Великого Вышнего Священника, и быть исцелённым. Ради Славы Божьей, я прошу это во имя Иисуса. Аминь.

Теперь я не...Есть молитвенные открытки? Я сказал Билли не...кто-нибудь получил молитвенную открытку? Хорошо, хорошо, я сказал ему не раздавать их. Я подумал, может быть, я немного затянул время, как я...о, я так много говорю. Но смотрите, вы сказали мне, когда я сказал: "Я постараюсь уйти в восемь тридцать", вы рассмеялись, и я понял, вы знаете, что вы говорите. Я...но я люблю вас. Видите?

Я всегда пытался делать то, что я стараюсь делать сейчас, друзья: никогда никому не говори: "Это сделал Брат Бранхам". Брат Бранхам ничего не может сделать. Понимаете? Это Иисус Христос. А Он, Который во мне, есть в вас. Вы только должны верить. Разве не правильно? Видите? Он, Который в тебе есть, больше, чем твоя болезнь.

222 Теперь кто здесь имеет болезнь в своём теле, не знает меня, но вы верите, что у вас есть достаточно веры, чтобы прикоснуться к Высшему Священнику, поднимите вашу руку, скажите: "Я верю этому". Хорошо. О-о, руки практически повсюду. Хорошо. Кто здесь знает меня и знает, что я ничего не знаю о вашей нужде, и вы хотите, чтобы Бог коснулся вас? Поднимите вашу руку. А? Хорошо.

Откровенно говоря, здесь нет никого, о ком бы я знал что-нибудь, о его болезни сейчас, в настоящее время. Но я знаю этого парня, сидящего здесь. Я много раз молился за него. Я не знаю его имени, но он с юга Кентукки. Он всё время пишет мне, он личный друг Брата и Сестры Вудс и приезжает сюда. Он посещает собрание долгое, долгое время. Это единственный, кого я знаю.

Теперь, Брат Даух в порядке, насколько мне известно, иначе он не сидел бы здесь. На днях он был очень болен и Господь исцелил его.

Того человека я не знаю. И я не знаю, чьи это костыли здесь: может быть, того человека, на том стуле. Я не знаю.

И я знаю многих из вас. Но Бог в небесах знает, что сейчас я не знаю, чего вы желаете. Не имею представления. Это довольно трудно в этой Скинии, потому что, видите, я знаю множество людей.

226 Но вот оно что. Когда доходишь до этого места...Теперь, я иногда прихожу сюда и говорю: "Хорошо, мы дадим каждому молитвенную открытку и построим их. Подходите к платформе". Кто-то уходит...Теперь ты не можешь...

Теперь, друзья, я собираюсь открыть моё сердце и рассказать вам нечто. Ты не можешь это скрыть. Я просто знаю всё, что вы думаете. Это верно. Я знаю, что вы думаете. Понимаете? А иногда вы говорите: "Брат, я верю". Конечно, ты веришь до некоторой степени. Понимаете? Я знаю.

И прямо сюда, да, сейчас, прямо сейчас помазание сходит на меня. Я просто могу чувствовать этот пульс, как биение, понимаете, пульсация с различных мест. Видите?

Но теперь, теперь не оставайтесь больше в неверии. Верьте всему этому Посланию. Верьте этому. Если это, если это не написано в Библии, тогда не верьте этому. Но если Это есть в Библии, тогда Святой Дух, который живёт в нас, обязан это непременно исполнить, если мы верим Этому. Правильно? [Собрание говорит: "Аминь".-Ред.]

Я знаю, это тяжело. Ничто легко не приходит.

228 Ему тяжело было умирать, чтобы это дано было вам. Тяжело было Ему идти на Голгофу: Он хотел остаться и даже сильно хотел, пока Он не закричал: "Не Моя воля, но Твоя да будет". Видите? Он не хотел уходить: Он был молодой Человек, и у Него были Его братья. Он любил их так же, как я люблю вас. Но не могло быть так, чтобы и Он жил и они жили так же, и так Он умер, чтобы мы могли жить. Это не было легко. Он должен был сделать это. Взгляните, какая смерть ожидала Его: "Отец, этот час пришёл, и Я буду молиться, чтобы Ты пронёс эту чашу мимо Меня? Нет''. Он не желал делать этого: Он желал, чтобы была Божья воля.

Теперь смотрите, если вы будете верить тому же самому! Теперь, ни тени сомнения в Это вообще. Просто верьте этому. [Брат Бранхам несколько раз стучит по кафедре-Ред.] Просто абсолютно верь этому. Не сомневайся. Ты этому верь.

230 Если я построю людей в молитвенную линию и скажу: "Хорошо, теперь этот человек, вы знаете, что я не знаю вас".

"Это правда, Брат Бранхам".

Тут же вы найдёте кого-нибудь, кто скажет: "Ага, но он читает, что они написали в молитвенной открытке! Телепатия!" Точно, так и сделает.

Тогда я скажу: "Хорошо, в это воскресенье мы не будем раздавать молитвенные открытки. Я хочу, чтобы поднялся каждый незнакомый человек, кто раньше никогда здесь не был". А? И тогда Дух Святой поворачивает и различает всё, что было в них. Видите? Это верно? [Собрание говорит: "Аминь".-Ред.] Вы видите, два способа.

"О-о, ладно, что-то здесь не так". Видите? Никак нельзя, ты не можешь...До тех пор, пока Сатана обладает, он будет заставлять тебя верить чему-то.

И он покажет тебе каждый мой промах, а у меня много такого, что он может показать тебе. Но ты не смотри на это! Ты не смотри на это. Я человек. Понимаете? Но помните, это Божье Слово есть Истина, и я стараюсь жить по Ней.

235 Если я пойду и начну творить дурные вещи, то есть неправильные, грешить, и пить, и курить, или делать что-нибудь неправильное, то вы придёте и отчитаете меня, потому что это не подобает. Тогда я желал бы уйти из этого мира. Я не...Я желал бы уйти прежде, чем это случится. Понимаете? Я не хочу делать этого.

Но пока что я стараюсь жить правильно и поступать правильно, и стараюсь жить, как подобает Христианину, Бог слышит меня, стоящего возле Его Слова. Хотя Это стоило мне многих друзей и популярности этого мира, и всего подобного, хотя многие ненавидят, и эти деноминации, пинают, однако я хочу быть верным Этому Слову. Это Божье Слово, а я люблю Бога. Итак, это Слово Божье, и я говорю вам, что "Он вчера, сегодня и вовеки Тот же", и Он теперь в нас. И если...

237 Так вот, если бы жизнь Шекспира была во мне, жила во мне, если Шекспир жил бы во мне, разве я не творил бы дела Шекспира? Если бы Бетховен был во мне, разве я не делал бы дела Бетховена? Если бы дух Диллингера был во мне, если бы Джон Диллингер жил во мне, разве я не был бы Джоном Диллингером? Если Бетховен был во мне, то я был бы Бетховеном? Понимаете? Если бы Кастро был во мне, то я был бы Кастро? Видите?

А если во мне Иисус Христос, то Его дела я буду делать, потому что это Он. Разве Он не сказал, что то же самое будет происходить? Видите? [Собрание говорит: "Аминь".-Ред.]

Теперь, что Он делал бы, если бы Он стоял здесь, если Он есть Тот же вчера, сегодня и вовеки? Он сказал бы: "Я могу делать только то, что Отец показывает мне делать". Это верно? Да, таким образом Он делал это вчера.

Теперь Он Тот же самый? Как насчёт болезней? Цена за вас уже уплачена. Каждый из вас уже исцелён от своих болезней. Это верно? [Собрание говорит: "Аминь".-Ред.] Ибо это...Каждый из вас прощён, но ты должен принять это. Каждый из вас исцелён, но ты должен принять это.

239 Теперь, чтобы доказать, что Он есть Тот же самый вчера, сегодня и вовеки. Если бы Он стоял здесь. Он не мог бы исцелить тебя с твоим неверием. Ты должен верить этому, точно так же, как ты должен верить этому сейчас. Это должно быть так же, понимаете. "Потому что многие сильные дела Он не смог сделать в свой день по причине их неверия". Это верно? Многие сильные дела Он не может сделать сегодня по причине неверия.

Теперь, кто мог предсказать это? Бог. Кто сказал это? Бог. Кто сделал это? Бог. Кто это, который сказал, где тот медведь, олень и всё остальное, и эти семь...это всё, что происходило? Кто это был, который сказал это? Он, Христос, который в нас, пророчествующий Себя Самого через нас, открывающий Себя Самого, что Он есть Тот же самый вчера, сегодня и вовеки.

Кто остановил ветры? Кто сотворил тех белок? Тот же самый, который сотворил для Авраама барана, когда его...назвал Его "Иегова-ире". Эти составные, искупительные имена всё ещё принадлежат Ему. Он всё ещё Иегова-ире, "Господь усмотрит Жертву для Себя".

241 Теперь, я желаю от вас глубокой искренности. Если вы будете действительно верить всем вашим сердцем, то тогда не пройдёт и пяти минут, как среди нас не будет немощных. Здесь не будет человека, который не сможет стоять на своих ногах, если вы просто будете в это верить. Вы можете верить?

Теперь давайте посмотрим, не придёт ли Он к нам и не обнаружит ли Себя, склоним наши головы.

Господь Иисус, Ты теперь помоги мне. Я буду послушен Тебе, Господь, как только я смогу. Прости мои грехи и согрешения. Я молю во имя Иисуса. Аминь.

Теперь давайте возьмём с этой стороны, кого-нибудь здесь. Веруйте, имейте веру, не сомневайтесь! Кого-нибудь, кто не знает меня, если возможно. Я не могу сказать, где проходит видение. Я должен внимательно наблюдать Это. Если Это действует, тогда вы узнаете, правда это или нет. Вы просто верьте и не сомневайтесь. Если Он сделает это, вы будете верить, понимаете, после всего, что сегодня произойдёт? Видите? Просто примите ваше исцеление. Скажите: "Господь, я сейчас прикасаюсь к Иисусу Христу. Я верую". Как может даровать это Бог Небесный.

245 "Более велик Он, который в вас, Христос, чем тот, который в этом мире". Теперь, когда мы в собрании касаемся Его, Он отражает Себя обратно: как та женщина коснулась Бога через Христа, и отразил обратно, ответил на её нужды.

Теперь я вижу вот там, в углу, похоже, будто мужчина, он очень серьёзно. Нет, нет. Это женщина молится за мужчину, и этого мужчины здесь нет. Но это женщина. Я вижу, что эта женщина...Это её отец, и он умирает от рака. [Брат Бранхам делает паузу-Ред.] И очень серьёзно. Этого человека здесь нет. Он в другом месте. Даже не из этой местности. Он в Джорджии. [Брат Бранхам делает паузу-Ред.]

Пребывайте в молитве. Вы верите сейчас всем вашим сердцем? [Собрание говорит: "Аминь".-Ред.] Пребывайте в молитве.

Имя этой женщины, которая молится, — Миссис Джордан. Она не из Джорджии. Она из Северной Каролины. Если это правда, леди, поднимитесь на ваши ноги. Верно, всё правда. [Сестра говорит: "Благодарю Бога! Благодарю Бога!"-Ред.] Вы молились за него? ["Да, сэр: мой отец".] Хорошо. Хорошо. [Сестра продолжает рассказывать о своём отце.]

Вы верите, что "Он, Который в вас, больше, чем тот, который в этом мире?" [Сестра говорит: "Верю".-Ред.] Вы верите, что Он, Который...

247 Послушайте, вот ещё кое-что. Вы сильно занимались в дни вашей молодости или ещё что, потому что выглядит, будто вы были замешаны или же в какого-то рода Христианской...Ваш отец не служитель, или что-то такое, кто-нибудь из ваших родственников? [Сестра говорит: "Мой муж".-Ред.] Ваш муж, вот это кто. Я видел, кто-то стоял возле вас, проповедовал Евангелие, а вы были в церкви. Он был связан с вами. ["Хвала Господу!"] Хорошо, вот то, что вам нужно.

Так вот, я не знаю эту леди, но Бог знает эту женщину.

Теперь, у нас есть что-нибудь в вашей сумочке, платочек или ещё что-нибудь? Хорошо, тогда вы...Когда вы сядете, положите ваши руки на этот платок, и не сомневайтесь, а Он, Который в вас, больше того, который убивает вашего отца. Верьте всем вашим сердцем, и как будете верить, так и будет.

249 Теперь я хочу вас спросить. Я не знаю эту женщину. Насколько мне известно, я вижу её впервые. Но она сидит там в отчаянном состоянии и молится. И Сам Бог, Который обернулся и сказал той женщине с кровотечением. Тот же самый Бог здесь, показывая, что Он, который в вас победил этот мир. Вы верите? [Собрание говорит: "Аминь".-Ред.] Если вы только имеете веру, не сомневайтесь.

Говоря о раке, я вновь вижу эту чёрную тень. Она над женщиной, сидящей прямо здесь. У неё рак горла, и она в плохом состоянии. И за неё молились, она пытается принять своё исцеление. Миссис Бартон, если вы поверите! Я не знаю эту женщину. Но если вы поверите всем вашим сердцем...Действительно...

Позвольте мне изложить вам, что вы пытаетесь делать. Вы потеряли ваш голос, и с того момента вы стараетесь молиться, чтобы ваш голос вернулся. Это верно? Помашите вот так рукой. Так вот, эта женщина мне незнакома. Я не знаю её. Видите её? Хорошо. Да, она вот там. Видите? "Более велик Он, Который в вас, вера, которая может коснуться Его, чем тот, который в вашем горле".

Вы верите всем вашим сердцем? [Собрание говорит: "Аминь".-Ред.]

251 Сестра Ларсен, я знаю вас. Она владелица моего дома. Но, Сестра Ларсен, вы посетили доктора или что-то, что-то другое. Вы готовитесь к операции. Это верно. Разве не так? Более велик Он, Который в вас, Сестра Ларсен, чем тот, что в этом мире. Иисус сказал: "Я был странником, и вы впустили Меня. Поскольку вы сделали это для этих малых Моих, вы сделали это для Меня".

О Небесный Отец, будь милостив!

Что вы думаете? Вы тоже готовитесь к операции. Вы мне незнакомы. Это верно? [Сестра говорит: "Да".-Ред.] Вы не местная. ["Я знаю вас, но вы не знаете меня".] Вы знаете меня, но я не знаю вас. ["Вы не знаете меня".] Но Бог знает вас. Вы верите в это? ["Да, я верю".] Вы готовитесь к операции. Вы живёте не здесь. Вы живёте вблизи Бедфорда, в Спрингвилле, нечто похоже...Вот это где, в Спрингвилле. Миссис Бартон...Нет, нет, прошу прощения, я не это имел в виду. Миссис Паркер, это ваше имя. Не так ли? Более велик Он, Который в вас, чем тот, который пытается убить вас. Верно? Вы верите всем вашим сердцем? Если верите, тогда вам не нужна операция.

253 Что вы думаете обо всём этом, сестра? Я не знаю вас. Вы мне незнакомы. Вы верите, что я Его пророк? [Сестра говорит: "Я верю в это".-Ред.] Вы верите. Спасибо. Бог чтит это. Вы Миссис Уайт. Вы приехали из Форт Ворс, из Техаса. У вас мышечная болезнь, нервное состояние. С вами очень плохо. Научная медицина не оставляет для вас надежды. Ваш муж имеет духовную нужду, о чём он и молился. У вас есть там сын, у него несчастье со спиной и плохо с сердцем. У вас маленький мальчик на коленях. Этот маленький мальчик что-то говорит, о чём вы и молитесь. Если это правда, поднимите вашу руку. [Её муж говорит: "Это правда. Это наши нужды".]

"Более велик Он, Который в вас, чем тот, который в этом мире". Вы верите в это? [Собрание говорит: "Аминь".-Ред.] Всем вашим сердцем? ["Аминь".] Всем существом? ["Аминь".]

Теперь склоним наши головы.

254 Теперь Он прошёл через этот зал. Он доказал вам, что Он есть Бог. "Это Он, Который в вас, более велик, чем тот, что в этом мире". Это Господь Бог. Теперь Он, Который в вас, позвольте Ему, пусть Он преобладает. Позвольте Ему сказать окончательное слово, что вам...

Прямо сейчас, говорите в сердце своём, если вы можете, всем вашим сердцем, и верьте этому. "Болезнь, что была в моём теле, исчезла". "Я больше не страдаю, у меня нет больше болезни. Он, Который во мне, больше, чем тот, который в моём теле. Он, Который в моём сердце, больше, чем тот, который в моей плоти. Поэтому Он, Который в моём сердце, сотворил Небеса и землю. Моя плоть была загрязнена сатаной, но я есть храм для Святого Духа, чтобы жил во мне. Поэтому, сатана, я приказываю тебе оставить моё тело. Во Имя Иисуса Христа выйди из меня". Видите? Вы верите в это? [Собрание говорит: "Аминь".-Ред.]

Теперь давайте все будем молиться, каждый из нас, пока я буду молиться за вас.

255 Всемогущий Бог, Творец Небес и земли, Автор жизни, Открыватель сердечных тайн, Ты сказал: "Слово Божье острее меча обоюдоострого, и даже Проницатель мыслей разума".

Именно поэтому, когда Слово стало плотью. Оно узнавало, о чём они думали, когда Он воспринимал их мысли. Он был Слово, а Слово знало тайны их сердец.

А это Слово всё ещё то же самое Слово. И сегодня вечером мы видим, Оно открывает Себя в нас спустя две тысячи лет, потому что Он написал Слово на бумаге и здесь подтверждает его, показывает его, что оно верно.

Вот здесь лежат платки. Повсюду больные люди. Я молю, чтобы великий Святой Дух, который присутствует, который показывает эти вещи, который говорит это всё, без промаха, но то, что верно, ни разу Это не может ошибиться, потому что Это есть Бог. Пусть Он помажет эти платки Своим Присутствием и исцелит каждого больного, на кого их возложат. И Бог, Который есть живой Бог спустя две тысячи лет, и может формировать Самого Себя в сердцах грешников, которые были искуплены благодатью и верою, и может говорить Свои Собственные Слова через смертные уста, и взгляните, как происходит точно то, что Он обещал.

258 О Господь Бог, я прошу Тебя, будь милостив к нам. И пусть каждый мужчина или женщина, которые здесь присутствуют, которые имеют какую-нибудь болезнь; и как Моисей бросился ради людей в эту брешь, сегодня я выкладываю своё сердце перед Тобою, Господь. И со всей верой, которая есть у меня, то есть в Тебе, что Ты мне дал, я отдаю им. Как Пётр сказал у ворот под названием "Прекрасные": "То, что я имею, я даю тебе. Во Имя Иисуса Христа Назарея встань и ходи". И тот человек несколько мгновений похрамывал и чувствовал слабость, но когда они поддержали его, то его ноги приняли силу. И он вошёл в Дом Божий, прыгая и восхваляя и благословляя Бога.

Ты вчера, сегодня и вовеки Тот же. Его апостолы сказали: "То, что я имею, я даю тебе". Это была вера. И я говорю: то, что я имею, я даю этой аудитории! Во Имя Иисуса Христа Назарея отрекайтесь от ваших болезней, потому что Он, Который в вас, больше, чем дьявол, который пытается взять вашу жизнь. Вы есть дети Божьи. Вы искупленные.

260 Я приказываю, чтобы сатана оставил этих людей. Пусть Бог, Который разогнал на днях этот шторм, Бог, Который усмирил ветры и волны, пусть Он взглянет на это, чтобы всякая болезнь ушла из этих людей, и сила Христа проявилась в их жизни в этот час. Пусть всякий грешник покается. Пусть каждый, кто не так близок к Тебе, выправится в этот час. Да будет так во Имя Иисуса Христа.

Я, как ваш пастор, ваш брат, с той верою, что я имею, я просил Бога вложить её в вас. Я верю, что я получу то, что я просил. Теперь, если вы со мной будете верить в это; с той верой, что я имею, я даю вам в сей час.

А теперь, во Имя Иисуса Христа, Сына Божьего, отрекайтесь от ваших недугов и ваших болезней, скажи ей: "Ты должна уйти", потому что у вас есть ваша вера плюс моя вера и сила Иисуса Христа, присутствие Которого здесь для подтверждения этого и доказательства, что Он есть здесь, сейчас исцелит тебя.

262 Вы верите в это, женщина, лежащая на раскладушке? [Сестра говорит: "Это верно".-Ред.] Хотя ваши мышцы такие, как они называют, склероз и всё такое, вы сможете идти, если вы попытаетесь. Встань! Во Имя Иисуса Христа! Помогите ей там. Вот она идёт. Разве не верите? Все остальные, поднимайтесь, если вы верите. Веруйте в это! Её ноги приняли силу.

Поднимем наши руки и вознесём Ему хвалу.

Великий Бог Иегова, во Имя Иисуса Христа мы посвящаем себя Тебе для исцеления. Аминь.

He That Is In You  

1 Thank you. The Lord bless you. Let's just remain standing, just a moment while we pray. Let's bow our heads now, and all that'd like to be remembered in this prayer, raise your hands and say, "God, it's me."

2 Most holy and gracious God, we bring this people before You with the requests that they have. They asked to be remembered; and, Lord, my hand up also. I pray Thee to be merciful to us. Thou knowest our needs, and we would pray as You have taught us to pray: Thy Kingdom come. Thine will be done on earth, as it is in heaven." And, Father, we would ask tonight for mercy, and for liberty of spirit, that we might be able to bring to the people the Gospel truth, and the--what we believe to be the message of this hour for Your Church; Lord, praying that we are a portion of that Church that's to be called out in the last day. And, Father, if we are not that portion, then reveal to us what we must do to be that portion, and give us grace, power, in this trying hour that's upon the earth to try all them that dwell here. Give us of Thy Holy Spirit to lead us and guide us, that we might finally, at the end, come to Thee in peace for that Eternal Life that all believers has looked forward to since the beginning of time. Help us, Lord. We ask in Jesus' Name. Amen. (You may be seated.)

3 I am indeed grateful for the privilege of being out here tonight--tonight and for the grace of God that's been given to us through Jesus.
And then, about the--the message this morning... And now, I want everyone to thoroughly understand. Now, I am trusting to God that it isn't that time. See? But the message is true. The message is true. It will--it will be sometime, if this isn't that time. And it looks so much like the time, till I felt like Paul of old, who said, "I haven't shunned to declare to you the whole counsel" (See?), everything that's to be done.

5 There was one thing that I did, this morning, that I'm sorry that I said it. I--I called a brother's name that I think is in error. I shouldn't have done that. I never call a person's name. And if the tape would happen to fall in his hands, and I--I want to see him and talk to him, because I think the brother, a great man, a good man, that's preached right here from the pulpit, Brother David duPlessis. And I didn't mean to call his name; I was worried about the message and so forth, about whether "what if it is this time?" and I called the brother's name. I don't do that. I'm sorry I did it. I love Brother David duPlessis. He is our brother, and I--I do think that a smart man like that should be more instructed in the Scripture.

6 I tell you what it is. It's... The talk that David and I had, he once spoke for me in the meetings. He preached right from this pulpit, or in the old church, right here from the pulpit. And his brother, Justus, was my interpreter in South Africa, where I'm returning. And they're out of a fine family, a Pentecostal home, a real fine person. David was, I believe, the chairman, at one time, of the World Pentecostal Assemblies, and at the Pentecostal World Conference. He was one of the chairmen. And later he come to the United States and settled in--out in Texas with Brother Gordon Lindsay, and then just started preaching around different places.

7 But what it was, where I think that our precious Brother made the error, just like I'm subject or anyone else, he started dealing with the ups-and-ups. He kept talking about the Princeton University and the places that was inviting him, thinking that he was doing what was right, and was feeding fodder right into the machine. See? And such rejoicing... And not only that, but the Full Gospel Business Men which sponsors my meeting worldwide--wide... See? I--I love those man (See?), but I certainly don't agree with them upon the principles that they--they are--they're... They have--they have left from where their principles they started, and now becoming just like any other organization or anything. See? And what it is, they're not trying to remain Pentecostal, but they're trying to mix Pentecost and the rest of it together.

8 And looks to me like that Brother duPlessis, a wonderful, fine man like that, would know enough about the Scripture that when he sees the sleeping virgin trying to buy oil, the time is passed. See? Remember, when she came to buy oil, there was no oil left. That's the Scripture. And she said, "Give us of your oil," to the church, but she did not receive it. She might jump up and down, speak in tongues, and whatevermore, but according to God's own Word, she did not receive it. See? And she was out into outer darkness, and there was weeping, wailing, and gnashing of teeth, when the elected Bride had done gone in; the--the wise Virgins had oil in their lamp.

9 Now, I--I know another man, something that happened just the other day... What it is, it's these fine people (See?), getting a little, you know what I mean, a little hold among the people. And the first thing you know, they feel that that's God doing that. And many times, that's the Devil doing that. See?
Jesus had a chance to come before Herod; He had a chance before many, and they wanted to use Him for showmanship. See? That's all they're trying to do with Pentecost. Pentecost come out of those things, to be different, and like a hog to its wallow and a dog to its vomit, turns right back again, and now in the Ecumenical Council. See? It's too bad. It's a shame.

11 God, keep me little and humble so that He can reveal His truth. See, I never want to do that. No bright lights, no flare and flash of the world; let me take the way with the Lord's despised few. Let me stay with the Word.

12 Now, talking about the Ecumenical Council consolidating with the Vatican... Do you believe that they could consolidate on the Word? They might in organization, but they can't on the Word. See? That's right. So there's nothing to compromise. See? A organization, it's all the same (See?), everything the same. It's perfectly in line: mother and daughter. But when it comes to this Word, I'm just as firmly against Methodist, and Baptist, and Presbyterian, as I am against Catholicism, 'cause it's mother and daughter according to this Word. It's this Word that I stand by (See?), This, every Word of It.

13 Now, this precious brother, he and his wife are my close friends. Many of you seen the magazine where how that that precious, God-sent brother could ever let his wife... Somebody told her she looked like Jacqueline Kennedy, and she bushed up a--one of them great big haircuts, and then... What is it? She associates with them kind of people, all the time, and finally... A good man taking a bad woman, she'll either become a good woman... Or, I mean, a good man taking a bad woman, she'll either become a good woman or he will become a bad man. Show me your company; I will tell you who you are. See? Birds of a feather, flock together. Keep away from shiny stuff.

14 I climbed down in a mine, the other day, way in the top of the mountains on the Arizona and--and Mexico line; Brother Sothmann and I (setting here) was up there together. And I got in there and dug out a bunch of what... It looks just exactly like gold. But the only way you can tell it isn't gold, it shines better than gold. It shines; and gold does not shine; it glows. See? And what it's called, it's fool's gold. It's not even worth as much as the rock that it's in. It's called iron pyrite. I think in the--the--the scientists claim that the waters and the leaking acids and things never got there quite enough to harden it and bringing it into a place to make it gold; so it--it shines better, but it don't have the chemical in it. And that's just the way a lot of make-believe Christianity is. See? It'll shine, and like Hollywood; but the Church glows with the Gospel. See?

15 Now, some sister here, Billy just showed me, was nice enough to go get this Life magazine, this picture, and blow it up, of that... of this--of the seven Angels, and had it taken and sent to me. That is the picture. And now, if you'll notice here, as it was a-leaving, ascending back, when the Angels had brought their message, it was in the form of a pyramid, just exactly what I told you three months before it happened, the way it would be. Is that right? And the notable Angel, with His wings back on the side, back, laying back, you remember me, said, "He had His head... coming to speak." Don't you even see the wings there? And there's the Angel there, just exactly the way it was said.

16 Now, only God can do that. They have a photograph laying here too, of a woman that said... Many times, people say... In the discernment, say, "This person is shadowed to death, a dark shadow."
They say, "Well, he just said that." See, that's the people that can't go all the way; they can't see that. They can shout with you; they can--they can talk with you; but when it comes to really believing all whole soul and body, they can't do it. So, but you see, if God is in it and telling the Truth, this is the last time of history. This is the last of the world's history. It's closing. There'll be time no more, someday. God is confirming everything both spiritually and scientifically.
When I said, a little boy, "A Pillar of Light, looked like a star..."

20 How many remembers, old times, they used to can it "Star"? When It appeared down here on the river, when He said, "As John the Baptist was sent..."
Now, finally, That come down and the picture was taken of It at... We used to have one here somewhere. Yeah, they say it's over on the corner, I can't see it. Scientifically proves that's the truth.
And now, and saying the people were shadowed. Now, here was a woman, a photograph. There it is, regular, just like any other photograph, like one taking this one, a machine. I said... (a person was wondering about that)... and said to the woman, "You are shadowed to death with cancer. There's a dark shadow." She turned and took the picture. The woman's been here to testify, and may be here yet tonight for all I know. See? Now, there is the woman with like a black hood over her. All right, now, there is the scientific proof that that is the truth. And immediately after the woman was pronounced well, they took the picture, and it wasn't there. What struck the lens then? And what left that didn't--wasn't on the lens when it was pronounced that she was healed? See?

23 Now, standing here, told you that the Angels was coming. Brother Fred, being one... (I seen Brother Fred awhile ago. I thought he was right over here, but I've missed him somewhere. Oh, back here, that's right.) He was standing within a--a two mile, or a mile and a half, or two mile of where I was, heard the explosion, felt the rock and everything else, when it went off. That right, Brother Fred? And there went the Angel that sent back with them message. And here it even is in the pyramid form, as I showed you what it would be in here, told you how they'd be standing before I left. Photograph after photograph across the country took it, plumb into Mexico, be thirty miles high and twenty-seven miles across it. And it's so high that even moisture or nothing can... Moisture don't travel over about eight or nine miles high. Then you's out to a place where there's nothing to make moisture. See? And this was, I think it was either twenty-seven miles high and thirty miles across it, or either it was--it was twenty--thirty miles high and twenty-seven miles across it, one or the other. The "Life" magazine packed it, or "Look." Which was it, "Look" or "Life"? "Life, Life" magazine. I think, May the 17th, issue. That's it.

24 Now there it is, scientifically, proof that it is the truth. So therefore we--we don't worry about whether it's truth. Both scientifically and spiritually, and what was said come to pass. So the message of the Seven Seals, in their closing, that's the message of the entire Bible. The Seven Seals closes the New Testament and sealed it up, that is true. Now, we know that that is by prophetic utterance, by scientific, and by the Word. Three has give the witness to it, that it's the truth.

25 Therefore, we know that we're at the end time; we're here. I don't know how far away; I--He--I... He will never let us know that, because His coming will be as a thief in the night. But, friend, my brother, sister, let's us be ready regardless. Let's just chaste ourselves. See, because the world will go right on. They'll never even know it's happened. When the doors of mercy's closed, preachers will be preaching salvation, be (See?), causing people to repent, going right on just like it always did. It did in other ages and it did in--it will in this age. And the rapture will be so sudden and so quick that the world will never even miss them, that they're gone. That's right. They'll know nothing about it. He comes and slips Her away. It'll be gone; they know nothing about it. So be in prayer. Pray for me. I pray for you. We don't know when that hour will be, but we believe it'll be soon. And stay away from shiny things. Stay with the Gospel. See? Stay right there now and pray.

26 Now, Billy wrote me a letter here, or a note rather, and said someone wanted to dedicate a baby. If that's right... Is it? Raise up your hand, if some... Yeah, two babies. All right, bring them up that way. And Brother Neville... And I wonder if our sister at the piano would come over here just a moment for baby dedication. We don't want to leave out any...
Now, remember, by this time tomorrow night, the Lord willing, I'll be in New York City and we're going there on the battlegrounds to fight the good fight of faith.
So just right here, sister, if you will, right here in front. I'll pick them up. Now, you are... Thank you.
And now, we are... How many will pray for me? Now, if God is willing, which I hope He is, Sunday, a week (if it's all right with Brother Neville)... Sunday, a week, I'll be back again on my road to Louisiana, and stop over for a meeting here at the church.

30 I want to thank you all for your kindness. That lady that sent me that candy up there, I--I appreciate that. Don't know who the lady was, someone sent me a box of candy and some little puffballs like that. It was really, really delicious. I'm filled up on it right now, and I--I thank you. And you think them little things don't mean much? It sure does; little token. And different ones handing me their little love gifts, and showing Billy Paul; and giving them, and things. I--I get it (See?); you don't know how I appreciate it. God bless you. I'll remember it (See?); how much more does He remember it. "Insomuch as you have done unto the least of these, My little ones, you have done it to Me." See? Now, mercy will be shown when mercy is given.

31 Now, we have some fine little fellows here. Would you... I want you stay there and sing "Bring Them In," afterwards. All right, you brothers come up here just a minute.
My, here's a fresh one: a little pair of brown eyes looking at me with a big cute smile. Little girl? What's it's... Sharon Rose. That's a great name to name her, after my little girl that's gone on. Named it before she was born; if it's to be a little girl, you was going to name it Sharon Rose. [We was sure she was going to be a girl. She had to be--Ed.] Had to be... You know what? I don't know that you know it or not. If my wife was standing here, she'd probably almost faint. This is the same kind of a dress that my little girl had at the dedication, little Sharon Rose. This one maybe... May this one live, where God taken mine out of... What's your last name. Mrs...?... Are you from here in the city? Chicago. Brother and Sister Goodman, God bless you.

31a You know, my little Sharon looked like that. I don't guess there's anybody here remembers her by how she looked. She had little a--brown eyes like that, like her mother, real sweet, little girl with dark hair, just about... How old is the baby? Five months. She was eight months when God called her up. I seen her a little after that. You know the story. You have it at home on a tape.
Sharon Rose comes from the Word. I turned it around from the Rose of Sharon. And He needed a little one of them on His altar, so He took her. See? And I'll be with her again. May your little Sharon live to fulfill the life that she would've lived here on earth. And may she be with you in glory as I feel that my Sharon would be with me.

31b How do you do...?... You talk about a friendly little thing, look at this. She's just all smile. Let us bow our heads.
Dear God, as I hold this little treasure, a little Sharon Rose, You know in my heart, Lord, what I'm thinking, so I don't have to express it. Blessed be the Lord God Who gives these little jewels to our heart. Bless this Goodman home. May the parents be honored, which they are, to have such a jewel in home. May it remain in their home, Lord. And if there is a tomorrow, may it get a honorable woman for tomorrow.
And now, Lord God, in obedience to what You commissioned us by Your example to do, You took little children in Your arms and blessed them, and said, "Suffer little children to come to Me." When they bring the baby to me, being Your servant, as You have said Your servants to carry on Your work... And here stands Your servants, Brother Neville, and Brother Capps, and myself...
And now, Lord God, from the arms of the father and mother we give to You little Sharon Rose Goodman, who we dedicate for a life of service, in the Name of Jesus Christ. Amen. God bless you. Five little ones besides this, how sweet. God bless you Brother Goodman. God bless you Sister Goodman, and may the Lord bless the little Sharon.

31c How do you do, brother. Now, let's see. I--I... Arnette, Arnette... That's right. Is that right? William? William Arnette, James William Arnette, that's a fine boy. You know, some things we have in common, he and I already: names, and then we part our hair alike, just as plain...?... He's a fine boy, Jimmy? Guess that's what you call him, James? James, James. All right. Wonder if I could hold him. I don't know now; I...?... Remember we're real buddies. You know that, don't you? Well, let us bow our head.
Lord God, Thou has blessed this home of the Arnette home, with this fine little boy. And I pray that You'll bless his father, his mother, his loved ones. They are Christians. How that his father fought so hard, them cigarettes and different things. From one day it come through, "THUS SAITH THE LORD..." He was like the woman that was persistent that she was going to get there. Although his business failing him; everything seemed to be failing, he still taken a portion of his money and waited for interview after interview till one morning it happened. He believed that it would.
Now, he brings this little boy that You have blessed him with, O God, the fruit of their union. I bless this little James William Arnette in the Name of Jesus Christ. Give him a long life. Make him a worthy man of Your Gospel for tomorrow, if there is a tomorrow. And finally, in the Kingdom that is to come, may we be there together. I, as Your servants, we lay our hands upon him and dedicate him to Jesus Christ for this life of service. Amen.

31d Bless you...?... Got two more? Oh, these are the same ones. All right. I believe you could almost take me instead of me take you. Now, this is Alvin, and Al, and Martha. Just let the congregation... I like for you to see children. I think when they're little and young, they're sweet. Now, let's lay our hands upon them. Likewise, Almighty God, we, Your servants, lay our hands upon these children, the little brother and sister of this little boy that's just dedicated here. We lay our hand upon them for a--a dedication from the mother and father to the arms of Jesus Christ for a life of service, in the Name of Jesus Christ. Amen.
God bless you...?... It's been nice seeing you again now. Lord be with you...?...

31e Is this young fellow, my, he's a good boy. I used to be able to part my hair like that. What's his name? Terrell Keith Walker. What a fine boy. I wonder. I just don't know. He looks at me kinda like he might... Wonder if I could hold him. Is that right, Keith? Oh, he's a fine boy. Isn't that a darling little boy? Harrell? Terrell--Terrell Keith Walker.
Almighty God, from the arms of the parents to the arms of Jesus Christ, little Terrell Keith Walker, we lay our hands upon him in dedication to Almighty God, as the father and mother so desires that this baby shall be raised in the admonition of God. If there is a tomorrow, make him a servant worthy of this dedication, for we, Your servants, lay our hands upon this baby and dedicate him to the Lord Jesus Christ. Amen.
Bless you, brother and sister. Is this Sister Walker? It's really fine. You got a fine boy and may God bless him.

31f All right, sir. [The brother has a conversation with Brother Branham--Ed.] Yeah. This little girl is... Brother Grimsley, our... Grimby. I--I get that mixed up. I got a Brother Grimsley; I can't think... Brother Grimby brings this little girl. And when she was born, she had a big knot in her face. And I prayed for her and the knot healed. And now... They want to pray because... Is the parents Christians? They're not Christians, and they're afraid that a evil spirit is taking the child over. And they want it moved.
Let us pray. Lord Jesus, upon this little child, as it leans over the altar, which You've showed grace to remove a tumor knot in it's mouth... Now a evil spirit tries to take the child's life. No doubt but what You could use this girl and planning on doing, and Satan is trying to beset the plan. Therefore, we charge Satan, in Jesus Christ's Name, to take his--his hands and hisself away from this child. We give her to the Lord Jesus Christ for the glory of God. Amen...?... then would you believe in the...?... The child's too little to hardly have faith, but it'll be...

32 I love Him. Don't you? He is wonderful. Now, everybody, I promised tonight that I would be out by eight-thirty, so that gives me a half hour. I don't know now, about that; I may be just a little bit later than that. But let us now...

33 I'm glad to see Brother Dauch here this morning. And I don't know where the other man went; but this morning, if he ever had a second, there was a man setting right back there, was a perfect second to him. I said, "Which is Brother Dauch?" I looked back and forth, and I was going to name him; I was so wrapped up in the message. You know, Brother Dauch, you look just like you always did. I'm so glad to see him in that condition.
Just recently, I had a long distance call from Tucson, to pray for him again, that something else had happened to him. Brother Dauch is, I think, ninety or either ninety-one. He's ninety years old, I believe, or ninety-one. And your body gets run down, but "Many are the afflictions of the righteous, but God delivereth him out of them all." And sometime when the body gets to a place to where it will not anymore hold together, I know he's holding to a hand. Though a clod of dirt, God promised to raise it up again in the last day. And I'm so thankful.

35 I remember Brother Dauch, when he come into the pool here to be baptized in the Name of Jesus Christ, and he didn't even have any clothes here to be baptized in, but wanted to go anyhow. And God has been gracious to that man. Just think, he's twenty years over the time that God promised. See? If that isn't grace... And still laying, the other day, with a complete heart failure, and a heart attack (See?) on top of that. And if God didn't heal that man and bring him up again. I believe...?... And I believe since then his physician has died. Is that right? I under... Yes, they... Even the physician, a Jewish physician that--that was doctoring him and things, and stood in the hall and talked to me about him, he's done gone on. See? My, how much... How deep is Thy love, O Lord. How great is Thy love.

36 Now, we have some handkerchiefs here that we're going to pray over just in a few moments, but I'm going to speak to you a little bit on faith. And then we'll see what the Lord leads, what we're going to do from then on. Well, let's just leave it up to Him; that's the best way.
Oh, to be setting together in heavenly places. I spoke to some of my friends today after I come out of the Blue Boar over there. And I said, "You going to stay for the service?".
"Yeah."
I said, "You'll probably have to drive till twelve or one o'clock." They expect to get home around six in the morning, long ways away. Remember, they're human, and get tired just like you. Way down in Tennessee and around, they're going. The Lord bless them.

40 There's so many things I could say, I'd just take up all the time, but I--I don't get to see you so often, and I--I--I just love to talk to you somehow. But if I don't get to tell you, all I think about you, here... See? I want to tell them brothers; some of them dismissed their churches.
Brother Jackson here this morning give that beautiful interpretation of the--of an unknown tongue that some brother spoke in, and confirming or backing up that it was God. Did you notice, He never said it wasn't wrong; He never said it wasn't so; He just give warning to listen. See, see? So Brother Junior was here this morning and dismissed his church; and I understand that other of the brothers from down in the other churches from here at Sellersburg.
And--and Brother Ruddell, he was here this morning. I don't know whether they're here tonight or not, or... Here again tonight... Well, the Lord bless you, Brother Ruddell, and I just can't express it, just what I think. But maybe... When we get over on the other side, I want to set down with you for just ten thousand years apiece. See? So we can... See, we'll talk it all over.

43 And while the harvest is ripe and the laborers are few, let's dig right into it, by chance there might be a sinner setting by. There might be someone that tonight might change the whole course. And if it wasn't the time this morning, tonight might close the books. Remember, there will not be one more come in when them names are redeemed. Before...
Now, everybody listen real close, 'fore I read the Scripture. All that ever would be redeemed, God put their name on the Lamb's Book of Life before the world ever come into creation. How many know that? That's the Scripture. And the antichrist in the last days, is going to be so close like the real thing, real Church, everything just like Judas was, until it would deceive that very elected if it was possible. Is that right? But no man can come to Jesus except God sends him. And all that God did give to Him, will come to Him. And when He takes that Book, the last name...

45 See, all in the Lutheran age, He pulled them out. All in the Wesley age, He pulled them out. All in the different ages, the Pentecostal age, He pulls them out. They're over here, won't be judged with them, they're rapturing. And then, when the last name comes out, that was put on the Lamb's Book of Life, that was slain before the foundation of the world; when that last name has been redeemed, His work is finished. He comes forth to claim what He has redeemed. That makes our heart bleed. But if it went on a thousand years later, there would not be one redeemed. And no one can be redeemed unless they were put on the Lamb's Book of Life before the foundation of the world. Who are they? I don't know. Nobody else knows (See?), just God alone. I'm trusting that every one of us, our names are on that Book. If mine was on there, I'm sure to be there. If it wasn't, I won't be there; that's all. See, it's just--that's just up to God. "It's not him that willeth, him that runneth, but God that showeth mercy." See?

46 Now, let us now approach the Word with all reverence and sincerity. And I think that's one thing we must do. See? Let's stop so much nonsense. Be reverent, sincere. I noticed those confessions sometimes when they--on television, when they had that Billy Graham's meeting, not nothing against Billy Graham. But out there in California, the man preached a wonderful message, that last night, preached the very same thing that I preached here not long ago on Daniel, "Thou are weighed in the balance and found wanting." How many saw it? Many of you, I guess.

47 Look, did you notice those people coming from the aisles, chewing chewing gum, laughing, punching one another? That's not walking up between death and Life. That's not sorry for sin and repentance. See? It's just what Billy said, "Making a decision." And a cold, dry-eyed decision is nothing (See?), not a thing. You've got to be sorry for sin and turn from it. And Billy himself said, "Proves that out of thirty thousand, you can't find thirty in a year." Said other day, "What's the matter with New York? I had that great meeting there and what happened? Sin's worse than it ever was." And it will continue to get worse.

48 There will be no national repentance; the nation is gone; just you individuals, and soon that'll be over if it isn't already. Now, you just mark that down, you young children. See how far Brother Branham (It ain't Brother Branham), that what I've said is right or wrong. Sin will get worse and worse until one day the skies will catch on fire; she'll fall to the earth and the earth will burn with fervent heat. But the redeemed won't be here then; they'll be gone.

49 Now, in the Book of St. Mark the 11th chapter, I John 4:4, and Matthew 28:20, I wish to read.
Now, first I wish to read from St. Mark the 11th chapter and the 12th verse to the 24th. Listen real close now as we read. And now, this is going to back up for a little testimony and a few words of exhortation, and then we'll see what the Lord will have us to do. Everybody just remain seated and be prayerful now as we read. Mark 11:12:
And on the morrow, when they... came from Bethany, he was hungry: And seeing a fig tree far off having leaves, he came, if happily he might find any thing thereon: and when he come to it, he found nothing but leaves; for the time of figs was not yet. And Jesus answered and said unto it, No man eat fruit of thee from henceforth for ever. And his disciples heard it. And they came to Jerusalem: and Jesus went into the temple, and begin to cast out them that sold and bought in the temple, and overthrew the tables of the money-changers, and the seats of them that sold doves; And would not suffer that any man should carry any vessel through the temple. And he taught, saying unto them, It is... written, My Father's house shall be called the... of all nations the house of prayer? but you have made it a den of thieves. And the scribes and the chief priests heard it, and sought how they might destroy him: for they... for they feared him, because all the people was astonished at his doctrine. And when evening was come, he went out of the city. And in the morning,... (Now, that's another day.)... as they passed by, they saw the fig tree dried up from the roots. (Within twenty-four hours, the miracle had taken place, after He said to it, "No man eat." Nothing, looked like, happened then; but by the next day, it was dried up.) And Peter calling to remembrance said unto him, Master, behold, the fig tree which thou did curse is withered away. ... Jesus answering him said unto them, Have faith in God. For verily I say unto you, That whosoever shall say unto this mountain, Be thou removed, and be thou cast into the sea; and shall not doubt in his heart, but shall believe that those things which he said shall come to pass; he shall have whatsoever he saith. Therefore I say unto you, What things soever you desire, when you pray, believe that you receive them, and you shall have them. And when you stand praying, forgive, if you have ought against any: that your Father also which is in heaven may forgive you your trespasses. But if you do not forgive, neither will your Father which is in heaven forgive your trespasses. (It's on condition.)

52 Now, I would like to read I John 4:4.
Ye are of God, little children, and have overcome them: because... (Listen close.)... greater is he that is in you, than he that is in the world. May I read it again now.
Ye are of God, little children, and have overcome them:... (talking of the antichrist)... because greater is he that's in you, than he that is in the world. (Two pronouns... See? He, personal pronoun, and he that's in the world, and He that's in you; He that's in you is greater than he that's in the world.)

54 Now, and the--the 28th chapter of St. Matthew and the 20th verse:
Teaching them to observe all things whatsoever I have commanded you:... lo, I am with you always, even to the end of the world... Now, a text from that tonight, I would like to use this as a text: "He That Is In You." And on this I wish to build faith, of course, for a prayer service. And...?... just as quick...

56 Now, it is as I have told you, I like to post you on events that has taken place, and I usually wait until I come to the--the church here to say the events; and then if others likes to hear it, they can pick it up through the tapes, but I wait till I'm here. And there is at least, to this event that I'm going to tell you about just now, there's several men here that's witness of these, Christian brothers. One that was present was Brother Banks Wood. Another that was present was Brother David Wood. Another that's present here was Brother Evans and his son, Ronald. Another one was present is our noble deacon Brother Wheeler. And another present was Brother Mann. Is Brother Mann here from New Albany, a Methodist preacher that I baptized in the Name of Jesus Christ just recently? He was there also when this happened.

57 It's been for some time, for a few years, that I have had a deep burden on my chest that I--in my heart. It felt to me as if I had done something wrong. And I searched my life over and over and over to see what was wrong: "Lord, if--if I've done anything wrong, then You just reveal it to me what's wrong, and I'll go and make it right." But nothing would be revealed to me. I'd say, "Did I hurt somebody? Did I leave something undone? Have I... Do I read enough? Do I pray enough?" And I'd read and pray and--and I'd--I'd think, "Reveal it to me. Did I harm somebody somewhere? If I did, I'll make it right. Just show me; I don't want this burden." And for the last five years since I come off the field, there's been a burden hanging in my heart.

58 I've went to the mountain. I've went to the seaside. I've went everywhere and prayed and prayed and prayed, and it just wouldn't let up. And I've thought of everything, if I done anything. But it still, it wouldn't let up; I was just in bondage like. And it's very strange that this would be lifted just at the time this message come forth (See?), of this morning. Now, was it God holding back for this? I don't know. See, I... These things is all in my mind. You can imagine what's in a man's heart when you put up with that. See? To think of what is taking place, and know to tell the people, knowing that some will get the wrong slant, and some will go this a-way, and that way, and you know how it is; some will believe, and some won't, and... But that's what you have to put up with.

59 How can you say it without hurting? How can you say it, that it'll take effect? How can you say it to show the people that you're not--not picking on them, that you love them? How can you be strict and firm, and yet be loving and... Oh, how you going to present it? And then woe unto me if I don't present it. See? And there you are. See? It... No wonder it keeps you nervous and tore up.

60 I had come down from--from--come up from Arizona to meet a bunch of brethren here, that goes hunting with me up in Colorado each year. Now, some people has wondered, "Why do you go hunting? What makes you?" See, here you are filling up; I'm emptying out. There I'm filling up so I can empty out. See? Now, I don't go just to shoot game. Why, people, anyone here that goes with me, knows that I passed by hundreds of head of game and never even touch them. I don't.

61 Now, here not long ago, I begin to shoot game for the Christian business Men. When they go and say, "Billy, get me a bull, get me a cow, get a elk, get me this, or that, the other." I'd go out and just shoot game from right and left. The Lord helped me so I could see, and find game, and pretty fair shooting, and hit them. And--and they just set around and talk about their business.
Then the Lord told me not to do that no more. And I--I felt bad about it, so I promised Him I wouldn't do it no more. You know, I said, "If it's emergency and somebody needs it, I'll do it. But if they don't need it, I won't do it." Just them men, they got plenty of money to buy beef and stuff. So why should I do that? Let the animal live if you're not going to use him.

63 So I just go to be alone. And any man that ever goes hunting with me, knows I don't hunt with anybody. I go out to myself to get alone. I go with them to have fellowship at night, and stand around and pray and so forth, but there was many other ministers there. There was, up in the mountains this year, was our Brother Palmer. I believe I saw him somewhere awhile... Here he is setting here, Brother Palmer. And a Brother Bob Lambert, he was here this morning; I heard him shouting somewhere. I guess he's still here. And then there was a Brother--the two Martin boys; I guess they're here, are you, Martin boys? Brother--the Brother Martin. You called me the other day, that was good; that boy was healed, that brother minister.

64 Are you here, the one that I prayed for on the phone the other day? I forget his name from down in Arkansas there. His wife called me; the man was all swelled up in his side, and high fever, dying. The same man that was called out, down at the--the Little Rock--or the Hot Springs meeting, setting in the meeting, and it's a fine looking fellow. If he's here, I guess he won't raise up now at all. But I forget his name. I can't think of his name. Blair, Brother Blair, somebody... Well, now, setting in the meeting at Little Rock... How many was at... I mean at the Hot Springs. How many was at the meeting? And the Holy Spirit called that young fellow and told him that the Devil was trying to get him to renounce me, to say I was a false prophet. And the man witnessed it was the truth. You see what the Devil was doing? The man don't go to doctors. He don't believe in going to doctors. But the Satan knew this disease was going to strike him, and he could kill him right there. See? So he was trying to get him to renounce me. And the Holy Spirit, in grace, called him out and told him not to do that (the man being a stranger) called him not to do that.

65 And the other night his wife called me and said, "Brother Branham, I believe he's dying." He's is all swelled out, and his fever... He's out of his head nearly." And said, "The last thing he said, 'Call Brother Branham.'"
I said, "Have you got anything, your purse with a handkerchief?"
"No." (I was in Tucson; she was in Arkansas)
And I said, "You got any?"
She said, I believe, her scarf."
I said, "Now, put your hand on the scarf. And now, hold it up, receiver in the other hand." And I prayed and asked God to be merciful and to renounce that enemy. And she went and laid the scarf on the man; and the next morning he called me. See, see?

67 Now, and about twenty four hours, or less than that, our precious brother, I haven't seen him tonight yet, Brother Roy Roberson... And at once, you know, Brother Roy was kind of a military man. If He's here I--I hope he understands, because I--I--I'm not condemning that. But everything is strict; he was a sergeant in the army, you know, and you have to kinda get in used to handling men like they do in the army. "Well, these spiritual things for somebody else," not him. But the Lord spared him. He would've been dead; they laid him out for dead for a long time. The Lord healed him; he's followed ever since. But all this spiritual stuff, he didn't know about, and visions.

68 And here, not long ago, many know the vision that was give to Brother Roy even 'fore I went out there, about him seeing me standing up on the mountain there; and that Light, and a Voice coming from It. That took all doubt from Brother Roy.
And the other night he was stricken in such a place until he was so sick and he got so high in fever and stuff, and the doctor had give him medicine and everything, and then it didn't do no good, and he even become to a place till he couldn't even move hisself anymore; his legs and things was like paralyzed.
And the poor little brother has been shot to pieces with shrapnel from a 88, German 88, and is a--he was just the... and I think all of his whole crew was killed but him, and there he was blowed to pieces.
And you know what happened? I told his noble wife, Sister Roberson, to... She said... I... Have got anything there?"
She said, "I got a handkerchief you once prayed over."
"Go get it." And I was in Tucson (and laid her hand upon that), and prayed, and rebuked, and said, "Sister Roberson, it's going to be gone."
Just Something told me there, "It's going to be gone, say it." And within a half hour, the fever was gone; he was in the kitchen hunting something to eat. See, see?
What I'm trying to say, "Don't never lose your confidence." Don't let Satan tell you evil about me, 'cause there's much. But you keep that confidence; 'cause if you don't, it won't happen. Don't look to me as a man; I'm a man; I'm full of mistakes. But look to what I'm saying about Him. It's Him; He's the One.

76 As we were in Colorado (See?), as we were up there, we went back, and it'd been rear dry. Game was scarce. Brother Wheeler, the Lord blessed him and gave him a--a fine trophy, and we was so happy about that, is the first time he's ever in the woods hunting. And the Lord blessed him. And then I had shot a big trophy that I had looked for for twenty years, been watching him, Brother Banks and I been after him for a long time. And when I did, shooting my rifle in down in the hot country, bringing it up into a cold, it swelled the stock although it was glass bedded, and it shot it several inches off. And hit the animal, standing between trees, where it oughtn't to hit him; lower than that which would've humanely killed the animal in a second. But it hit him so high, it... He jumped and like he fell like that.

77 And Billy was with me, and he said, "That got him." And I thought it did too; but when we went over there, it wasn't. So he said, "You hit a tree." I looked up and down, there was no mark on a tree. And then I went to searching for it. And then, there come a warning sign. There was practically a hundred men, just above us. And Brother Palmer and them is a witness of that. And Brother Evans, that's right, he was there; Brother Welch Evans and his boy Ronnie (I believe I called them awhile ago.). And great loads of men had went up above us, what they call the "cow camp" up there, where the cowboy stays and rides, keeps the cows separated. I used to stay in that camp myself and herd those cattle and keep them apart.

78 And then... So in there there was about a hundred men. But anyone knows in that country, when a blizzard is forecast, you'd better get away right now. That's why Brother Palmer and them left early, because they only had a three-speed transmission in their car, and they had to get out of there, 'cause weather... You're there, and you might stay for weeks. So they said, "There is a blizzard coming," the forecast, the papers, the radio. Load after load, practically everything from up around in there left out. They'd gone, right now, 'cause they knowed to get out of there.

79 But my brethren had two deer license, and they--they didn't want to go. So I--I said, "Well, we'll stay." But I had a meeting coming up in about six days, and I had to go back to Tucson.
So my little wife... Now, we been married twenty-two years. And twenty years on our anniversary, I'd been up there every time; just happened to hit there. So I--I got a little place I always walk out and pray, and it looked like the place where I took her.
You know, I made kind of a little thing, you know; I didn't have enough money to take the hunting trip and my honeymoon, so I--I--I kinda took my wife on a hunting trip for the honeymoon. So we was in New York, and I remember helping her up over logs and things, a-getting to a place. And I got a little place out there, I always think of her when I go there on our anniversary. October twenty-third is when season's open there, and twenty years I haven't been home, always up there.

82 So that day was our anniversary. And Brother Mann... I said, "Now, if you brethren..." I stood to the fire that morning, "Now, if..." that night, rather, "If you an want to stay now, remember, we may be in here for a month." 'Cause I've seen twenty foot of snow fall just in a little, just overnight, just... You'd go out there and you--just as dry and nice, and the next morning, snow is this deep, over--maybe over top of your tent. So then I said... And then you stay there till that melts off. So you're about fifteen to twenty miles back in the wilderness. And so then I said... And if it gets emergency, 'course they send in helicopters and get you out, but usually they just, nobody perishing, they just have to wait there.

83 So everybody scats just as soon as they hear that broadcast, and or forecast, rather. So we were back there, and I said, "Now, you make up your mind. If you want to stay, I'm here to hunt with you, and I'll call my wife and tell her 'Happy Anniversary!'" But I said, "Then in that, I will also... I'll... We well--we'll get some groceries, 'cause we might have to stay in here." We was out of bread then. And I don't want to see anymore flapjacks for a long time, them pancakes. So then... I'd been eating them in Canada for about twenty-one days, and I sure had a fill of them things. And so then, I wanted to get some bread.

84 So they just said they wanted to stay. So there wasn't nothing to do to stay. But Brother Mann and I went out, and we went down there, and I got the groceries. And I called the wife, and the phone wouldn't answer. No one answered; so I waited about a hour till we got the groceries shopped, went back, called; she didn't answer. And I had to call Sister Evans. I believe Sister Evans is here. And I told... Yeah, Brother Evans and Sister Evans is here.
So I called Sister Evans for Brother Evans and told him; she said, "I'll call Sister Branham and tell her a 'Happy Anniversary,' of course, you know. So... But she'd gone shopping to get some groceries for the children.
And then we come back; and the next morning, what was in the skies but clouds. It hadn't rained up there all fall, and it was really dry. And they had to prolong the hunting season a few days extra on account of the dryness.

86 Well, I said to the brethren that morning, "Now, the first drop of rain starts to fall, the first snow, the first sleet, anything, take for the camp just as hard as you can, 'cause within fifteen minutes you can't see your hand before you. See? And it'll just twist and blow, and I don't care how well you know the country, you--you're going to stay right there, and you'll perish. 'Cause sometimes you can't even breathe, the sleet blowing so, you die right there." And I said, "As soon as it starts with that sleet, you take for the camp just at hard as you can; I don't care where you are."

87 Well, I said, "Go up here and set in these gulches, and I'll climb way high and roll rocks over the hill and so forth, scare the deers off the top and run them down; you pick out what you want."
So I started climbing high, and about time I got up to where we call the saddle, a little place there that I always cross over to go to a place called Quaker Knob, right on the continental divide there, way high. And when I got to almost this little saddle, the clouds was getting blacker and blacker. Wasn't a car left, just us up there as far--and a cowboy on the camp. So it got--it got worse and worse, so it... In a few minutes it started to raining. Well, I took my gun and put it under my coat, keep the scope from smoking up and--and the stock getting wet; whether run into a bear or something, coming back, so I--I held my scope like that and set down under a tree a little bit. And I set there and prayed. I said, "Lord, God, You're the great Jehovah, and I love You."

89 How many experiences have I had. I pointed out to the brethren, Brother Palmer and them, the places where the eagle, you know,... I seen him rise up that day, you know, and how... That's the places where it all taken place in there. It's a temperamental thing to me in there. I've had so many great experiences with my Lord up in them mountains. So you just can't go there without seeing Him; He's just everywhere.
So then, as I--I set there, then the sleet started, and the wind twisting, like that. And I said, "Well, I know the way down, but I better get off of here right now."
So I said, "It--it..." Looked down, and I couldn't even see the bottoms no more, them clouds just whirling and twisting, and sleet a-blowing. And there it was, the blizzard, forecast for several days, a big blizzard coming.

92 Brother Tom is here. Brother Tom Simpson, coming down from Canada, heard the forecast, and he was advised not to go through that part of the country, 'cause this forecast said. "It'll be blizzard." Where are you, Brother Tom? I think that... Yeah, right here. And he... The blizzard was coming. Everybody had done set in for it.

93 Well, I put my gun back under my shirt, like this, my red shirt, started walking down the mountain. And as I started, got about half a mile from the saddle; and oh, my, those big drops of snow like that, and the wind twisting up on that mountain and blowing. I couldn't see the bottom no more. I could see about twenty feet in front of me, or thirty, and I knowed to come right down this little, what we call a little hogback, little ridge, and I'd come off to the creek, and then I knowed to follow the creek, and where to go to if it got real bad.

94 And so then I started down, and got about half way down there, and Something said to me, just as plain as you hear me, "Stop and go back."
Well, I thought, "What was I thinking about? Maybe it's just my mind." And I just couldn't make another step forward.
David had fixed me a sandwich that morning, and I think he tried to get even with me for fixing his daddy one, one time, of onion and honey; that's all we had. So he fixed me a baloney and, oh, I don't know what all it was, wrapped in there. And I had it in my shirt, and it done got wet through my shirt, I thought, "I'll just stop and eat this, and maybe I'll--it'll be all right then." So I pulled out the sandwich, about ten o'clock, and I started eating the sandwich. And as I eat the sandwich, I thought, "Now, I'll be all right." And I started to move on, but something said, "Go back where you come from."

97 "Go back through that storm, a half a mile or more back up the mountain into that dark timber where you..." Can then hardly see as far as that organ... But I'm getting to be an old man, and I been a Christian now for thirty-three years; and I know no matter what, how ridiculous it seems, mind the Lord. Do what the Lord says.
And I turned and went back to the saddle, feeling my way back, oh, sleet getting harder and harder, getting darker and darker. And I set down there, and just put my coat up like this, or my shirt over the scope again; set down. I thought, "What am I doing here? Why would I come back up here?"

99 And I just waited a few minutes. And I started to get up again, and just as plain as I've ever want to hear, a voice said, "I am the Creator of heavens and earth. I make the wind and the rain."
I took off my hat; I said, "Great Jehovah, is that You?"
He said, "I was the One Who made the winds to cease upon the sea. I was the One Who made the waves to go down. I created heavens and earth. Was not I--I not the One that told you to speak to those--for squirrels and they come into existence? I am God."
Now, when a voice speaks to you, watch the Scripture. If it's not Scriptural, you leave it alone; I don't care how plain it is; you stay away from it.
I said, "Yes, Lord."
He said, "Speak to those winds and that storm, and it'll go away." Now, this Bible lays before me, which my life is in That.
I raised up; I said, "I do not doubt Your voice, Lord." I said, "Clouds, snow, rain, sleet, I resent your coming. In the Name of Jesus Christ, go to your places. I say that the sun must come out immediately and shine for four days till our hunting trip is over and I leave with my brethren."

106 It was just gushing, just going "Whooosssh," like that. And it started go--going, "Whoosh"; and then went "whew, whew, whew, whew." Stopped... I stood real still. My brethren up there, wondering what was happening. And the sleet and rain stopped. There came a wind whirling down through the mountain, lifted up the clouds, and one went this way: east, north, west, and south. And within a few minutes, the sun was shining nice and warm. That's truth. God knows that's truth. I just stood there, just looking around with my hat off, looking.
"Are..." You say... I got numb all over. I thought, "The very God of creation, it's all in His hand. What's He telling me?"
And I picked up my gun, wiped off the scope, started walk back, go down the hill. And Something said to me, "Why don't you stroll with Me through this wilderness, walk with Me?"
I said, "Yes, Lord, with all my heart, would be one of the greatest things I could do was walk with You." So I put my gun over my shoulder, and I started walking down through that (never a axe laid in it, virgin timber), walking through there.

112 And as I did, walked along, down along these game trails, I felt like, "I believe I will go up to the place where... yesterday was our anniversary, and I will stand there just a few minutes, just as a little salute to Meda, at where there's a little bunch of quaking asp upon a little knob." And I said, "I believe I'll walk up there, just as a salute to our anniversary. Then I'll go back down on this other side in these dark timbers, and walk around, and go right over by--towards Corral Peaks, and come back down that way."
Just walking and rejoicing, I was saying, "Father, I know You are walking with me, and what a privilege. There's nobody greater I could be walking with; the very God." And that warm sunshine...

114 Even to when I come out of the mountains, I stopped at filling stations, and I said, "Beautiful day," three days later. It never rained in that part of the country until the four days was over. The sun shined every day. Is that right, brethren? See? And not a cloud in the sky...
And I come out to the filling station; I said, "Sure a beautiful day."
"Yes, it is."
I said, "Been awful dry?"
Said, "It's a strange thing," this attendant said--said, "You know, they told us we was going to get a big blizzard, but all of a sudden it stopped."

117 I come on down, on the New Mexico line. Billy and I, my son, we went into a little place there to get some--the morning we left, and I said, "Sure a pretty day."
"Yes, it is."
I said, "Look like it's been pretty dry."
"Yes, it has been."
I said, "Are you from here?"
Said, "No, I'm from Wisconsin," or somewhere. Said, "I been out here about twenty years, so I guess you could call it home."
I said, "You're a native then, I guess." So I said, "Yes, sir," I said, "looks like it's been awful dusty."
Said, "You know, the strangest thing happened." Said, "We had a forecast that we was going to get to blizzard, a lot of snow; and it actually started and then quit."
I said, "You don't say so."
And I come home. And Brother Tom said that he was told not to go that way, a blizzard was due. And he come right through the country without even a sprinkle of rain or anything. He's still God (See?), just as much as He ever was to me.

123 Walking up there, I was going along... Now, this part, I hope my wife don't get this tape. See? But I'm going to tell you something. And now, I--I don't tell you... I just tell you the truth. See, and that's the only way to do it. I've often wondered why she didn't complain about me going on these trips on an anniversary. You know what I had made up in my mind? I said, "There's so many people around the house. And then I'm always, you know how I am, nervous, and everything I talk, I want to talk about is God, the Bible, or something. Maybe she just thinks it's a little rest for her. She'd get me away for a few days, go hunting." I, half thinking that, going along there.

124 Now, that I'm... I--I apologize to her, and I'm--I'm ask God to forgive me for such thoughts," 'cause I was going away. I thought, "Well, she thinks... Well, my goodness, she--she's a worker, you know, and--and all the time when she's out in the kitchen or somewhere out in the..."
And any of you knows her, that washing machine's going all the time. And so, I'd go out, I'd pull her... I said, "Don't be washing like that. Talk to me. (See?) I--I love you. I want you to tell me something: tell me you do too."
She said, "Well, you know I do," then right on washing just as hard as she...?...
"I don't want you to do that; I want you to come in here and set down by me."
"O Bill, I got so much work to do."
And I thought, "Well, see, go on up here, she gets time to do her work." Go along there thinking that.
Now, remember, I laid this Bible up here so you'd see that I'm before the Word.

130 As I was walking along, something happened to me. As I started, first I was thinking about when I taken her on the honeymoon up there, she was a pretty, little, black-headed, brown-eyed girl, and I was lifting her over these logs, you know, and everything, and trying to get her up there in this place where I'd kill some bear. And I wanted to show her, you know, and so where I got these bear. And she had on my cowboy boots. And that's about twenty-two years, or twenty-one years before that, twenty-two years, I believe it was, ago. We were married on 1941. And I was picking her up, you know, over these logs.
And I thought, "Now, poor little fellow, putting up with me, she's done turned gray." And I thought, "Well..." I went... [Brother Branham clears his throat--Ed.]. And I hadn't shaved for a few days, and I found out I was gray too. And I seen my beard sticking out of here, gray, and I thought, "Old boy, you just about finished now. See, you--you going to do anything, you better hurry up. You're getting old too." See?

132 And so, as I went along like that, something taken place. All of a sudden, in every motion, principle, I was a boy; I thought as a boy. I had my head down, and I looked up and just as plain as I ever saw her, there she stood before me with her arms out. And I stopped, rubbed my face; I looked. Said, "Meda, is that you, honey?"
I looked here; I thought, "Now, what's happened?" And I thought, "Yes, I'm walking with Him." And it changed then, I was back an old man again; and the vision was gone from front of me.
And I stopped; I took my hat off again, put it over my heart. I said, "Jesus, my heart has been so burdened for years. I don't have to tell You that I'm burdened. I've repented; I've repented; I've done everything I know. And why has it this burden don't leave me?"

135 And I just started walking on. And as I climbed this little knoll, just about thirty forty yards in front of me; I started up this little knoll, I begin to feel real weak. And there was a little quaking asp about ten inches through, come up and made like a "L," and then went up again. And just as I got there, I felt so weak I was staggery. So I just... I had my cap back on again. And I just laid my head up against this; fit me just right to lay my head right here against that little quaking asp, like this. It's really a poplar; it's like--looks like a birch. You see? And it's--it's a... I was laying against there. And I was just standing there with my head down, that warm sun hitting me in the back, and I think, "The very God that departed that rain and that wind..."
And I heard something going, "pat, pat, pat."
I thought, "What's that? The water's all blowed off. The sun is out. What's that splat?" I looked down; it was water from my own eyes, cutting down through the gray beard and dropping off on the dry leaves that God had dried up, laying before me. And I just stood there like this, just against the tree. And my hands--this hand down, my head laying against the tree, my hand on the rifle sling, like this, a-standing there, crying.

138 I said, "God, I'm not worthy to be Your servant." I said, "I--I'm sorry; I--I made a... I've made many mistakes. I didn't mean to make mistakes, Lord. You've been so good to me."
My eyes closed; and I heard something going, "stomp, stomp; stomp, stomp." I raised my eyes, and standing right in front of me come three deer. And I thought, "There's Brother Evans' one, Brother Wood's, and there's the three deer. (See?) Just what I'm looking for, and I ranged right up. I reached to get my rifle, as "I can't do that. I promised God that I wouldn't do that. (See?) I promised Him I wouldn't do it."
And something said to me, "But there it is."
And I thought, "Yeah, that's what a--a man told David, one time, 'God delivered him.' (I said...) 'into your hands.'" You know, king Saul.
And Joab told him, said, "Kill him. There he lays."
He said, "God forbid I touch His anointed."

145 And those deer stood there and looked at me. And I thought, "They can't get away. There's no way for them to get away. They're not thirty yards from me, and I got this rifle. Standing here, and there's three deer. Aw, I can't do it. I--I just can't do it." It was a doe and two big fawns. So I--I--I just couldn't take the rifle. I said, "I can't." I--I never moved. I just stayed there. I said, "I can't do it, 'cause I promised God I wouldn't do it. Though them brethren, they--they don't need them deer. (See?) Now, I can't do this. I just can't do it."

146 And that doe come, walked... Now, listen, there'd been a hundred men shooting at them up there for four or five days. Scary? The first sign of red (and I had a red shirt, red cap), the first sign, they're gone; but they were standing there, all three of them, looking right at me.
I said, "Mother, take your babies and go on out in the woods. You're in my hand. Your life is in my hands; I ain't going to hurt you. I promised God that I wouldn't." See? And she walked closer. She looked at me. All of them walked closer, till they come so close they could eat out of my hands nearly. They don't... And the wind blowing right on them. So she turned around, walked back a little piece, all three of them.
And here she come back again, walked right up to me. I never moved, just stood there. I said, "Go on out into the woods; I love it too. Live. (See?) Your life is in my hand, but I'll spare you. You couldn't get away; you know you couldn't." I can kill all three of them in--in just about one second, three seconds anyhow, just as fast as I could fire; and they couldn't get away, standing right by me. See? I said, "I spare you. Go on; live." I stood there. They went walking on, went on into the woods.

149 I wiped my face like that, and just then something happened. A voice spoke out just as clear, right out of them blue skies, not a cloud. It all been within just about--just a little bit of time. And a voice spoke out, and said, "You remembered your promise, didn't you?"
I said, "Yes, Lord."
He said, "I'll remember Mine too. I'll never leave you nor forsake you." The burden left my heart. It hasn't been there since. May it never again.
Then I come to Tucson. Strange thing, I have never had so much happening since I've come down. I--I believe it was God holding for that hour. I believe the time is now at hand where something must take place.

153 If we only could receive this truth. Now, just a moment. If we only could realize what this Scripture means, "He that is in you is greater than he that's in the world." We can't understand that, yet we say we believe it. And we know it's true, but we really don't understand it. "Greater is He that's in you, than he that's in the world." What is in you that's greater? It's Christ, the anointed; God that was in Christ is in you. "Greater is He that's in you, than he that's in the world."
Then if He is in you, it's not you any more living; it's Him living in you. See? It's not your thinking and what you would think about this; it's what He said about this. See? Then if He is in you, He absolutely would not deny what He said. He couldn't do it. But He would keep what He has said, and He's trying to find that person that He can vindicate Himself through.

155 Now, that doesn't mean He has to do it to everybody. In the time that Moses led the children of Israel, there was one: that was Moses. The rest of them just followed the message. See? Some of them tried to rise up to impersonate it. And God said, "Separate yourself," and just swallowed them up. See, see?

156 Now... But He that's in you is greater than he that's in the world. God in you, like He was in Jesus Christ, because what all God was, He poured into Christ; and all Christ was. He poured into the Church. See? That's God in you. "He that's in you..."
No wonder winds and waves obeyed Him, obeyed His Words, obeyed His Words, because It was God's Word through Him. He was a man, but He was the Word made flesh. See? And when He spoke, it was God speaking through human lips. See? No wonder the winds and the waves... The very Creator that created the winds and the waves was in Him. Now, think of it. Think deep now, 'fore I come to this moment of closing. No wonder demons paralyzed at His Word. It was God in Him. It was God in Christ. The demons was paralyzed. No wonder the dead, that was turning back to the dust, could not lay there at His Word, for He was the Word. He said to Lazarus, after being dead and stinking four days (His face, nose, had fell in, in that much time.), "Lazarus, come forth." And a man, dead, raised up on his feet. Why? It was God. He that was in Christ was God. The dead could not stand in His Presence. It was God in Christ.

158 The wind... Now, remember, God created the winds; it's air. God created the waves; it's water. But when the Devil got into it, he got it tumbling to bring destruction. God created men to be sons of God, but when the Devil gets into them (See?), it's trouble. Now, that was the Devil that got into the winds that sent that storm. Couldn't the Creator that created the wind, say, "Go back, where I created you"? Isn't that the same Creator was standing on Colorado hill the other day? See? Isn't that the same One that could take a piece of fish and break it, and another piece grow on? He didn't actually have to have that. He could've said it. Isn't that the same Creator that created squirrels? Then He that was in Christ is in us. See? For It does the same works He did, the same thing. The dead could not stand in His Presence at His Word.

159 Look, we have five bonafide statements of people dead, and the Lord giving vision, and going to them and raising them back. Here sets one right here now, that died right where he's setting right there. And here he is alive. Now, he fell in a heart attack. There's his wife, a nurse. We went down; and everything was gone, his eyes was set and gone. Here he is alive. See? For greater is He that's in here, in us, than he that's in the world. See?

160 Greater is He. It's God the Creator. The winds and the waves had to obey Him. Demons become paralyzed. All nature obeyed Him, because He was the Creator of nature. Oh, when we think that, it takes the bite out. Then we understand these things. You see? What is it? It isn't man. Man cannot do that; man's part of the creation. See? But it's the winds and the waves that obeys the Creator. See? And it takes the Creator to do it, "For He that's in you is greater than he that's in the world." He that can cause the turmoil, that's he that's in the world. He that's in you is the Creator Who made the wind; He can rebuke the Devil out of the winds, and there's a calm. He can rebuke the Devil out of the storm, and there's no storm. He's the Creator; "and greater is He that's in you, than he that's in the world."

161 See, the Devil is of the world. The world belonged to him. It's always been his. "Why art thou fallen, O Lucifer, the son of the morning?" See, this world belonged to him. That's when he kicked out of heaven, he come back to it. See?
He was the one who said to Christ, "These kingdoms are mine; I'll do with them as I will." They belonged to him, and he's the one that's in the world.
John had just told the disciples, "You've heard of antichrist who is to come, and is already here working in the children of disobedience; but little children, you're not of this world. You're of God; and greater is He that's in you, than he that's in the world." That's Christ in you.

164 He that--that created the heavens and earth, was made manifest in the Person of Jesus Christ: God in Christ, reconciling the world to Himself. That say... You say, "That wasn't the Son of God though, Brother Branham." All right, let's find out if He's the eternal everlasting God.
Greater was He that was in Joshua than the sun. And Joshua was a man, sin-born like you and I. And greater was He that was in Joshua than in the sun that was running by the commandment of God. God commanded that sun to shine and turn itself around, and it's governed and controlled by the laws of God. But greater was He that was in Joshua than the laws of God was; because the Creator Himself was in Joshua when Joshua looked up to the sun and said, "You stand there where you're at. And moon, you hang there where you're at till I finish this battle." And the sun and the moon obeyed him, for He that was in Joshua was greater than the--the sun and the moon: He that was in Joshua.

166 He that was in Moses was greater than Egypt. Egypt was the mighty armies of the world; they had the world conquered at that time. But greater was He that was in Moses than Egypt was, because Moses overcome Egypt. Greater was He that was in Moses than even nature itself. Did you ever think that God took His Word and give It to Moses, and said, "Go out there and command that the sun don't shine." And the sun was pitch dark. Is that right? He can make the sun to shine and the clouds to go back, or He can make the sun to be black. He's God; He can do whatever He wishes to, and He is in the believing child. Amen. That's it.

167 There wasn't a flea in sight. It might've been wintertime; there's no flies, but God said to Moses, "Go, speak My Word. Now, I'll put in your mind what to say. And you go out there and pick up some dirt off the ground, and throw it up into the air, the dust, and said, 'Let there be fleas.'" And fleas was crawling, probably several inches deep all over the ground in a few hours. Is that right? The Creator...
There wasn't any frogs, so he stretched out his rod, and said, "Let there be frogs." And they were everywhere, piled up, till the whole land was stinking. Is that right?

170 When he come to the Red Sea and it was in his way, God said, "Speak to the sea." And Moses spoke to the sea; and greater is He that was in Moses than the sea was itself. Is that right? Oh, my. Now, you see, greater was He that was in Moses than he that's in the world. Greater is He that was in Moses than any nature there is in the world. He commanded nature at... Whatever God told him to say, he said it, and that's the way it was.
That same God is with us tonight, not only with us, but in us. He's proved He was in us. "Greater is He that's in you than he that's in the world." What are we afraid of the world?

172 Here the other day they had found a--a--some kind of a dinosaur tooth up here around... of... I guess you all heard about it, up here at the Niagara Falls. Said, "It weighed six pound." I thought they was going to say it come out of a man, but I--I think they finally defined it as some kind of a prehistoric animal. Those animals probably lived one time on the earth. Where are they now? Do you know, God Almighty could command dinosaurs to come upon this earth; in the next hour, they'd be forty miles deep. You know, God could destroy this world with fleas? He could call for fleas. Where do they go when they die? What happens to the housefly? Whatever happens to the grasshopper? Wintertime comes and goes forty below zero; and go out the next spring, grasshoppers all over everywhere. Where did they come from? He's the Creator that speaks it into existence. He's God. Nature obeys His Word.

173 Where many of our brethren gets excited, they get impressed that God says do a certain thing, and they say it's THUS SAITH THE LORD when it isn't. That's the reason it don't happen. But when it's God really telling you, it's got to happen; it's got to be that way. When God speaks it, it has to be.
Greater is He that was in Moses than he that was in Egypt. Greater is He that was in Moses than anything Pharaoh could do (all of his enchantments). Greater was He that was in Moses than the he that was in the magicians. See? Greater was He that was in Moses than all nature.

175 Greater... He that was in Daniel, was greater than the lions. He could stop them hungry lions. So anything you can stop anything is greater than what he stopped. So the lions rushed out, hungry, to eat Daniel; and greater was He that was in Daniel than he that was in the lion.
Now, when the lion was first created, he was a friend of man. It's the Devil that makes him do that. That's right. In the millennium, the wolf and the lamb shall feed together, and the lion shall eat straw like the bullock and shall lay down with the bullock. They'll not hurt or destroy in the millennium. The Devil will be gone. It's the Devil that makes wild beasts tear, and rip and eat, and things like that, the way they do. It's Satan that does that. But greater was He that was in Daniel, than he that was in the lion. See? Greater was He in that prophet, than he that was in the lion.

177 Greater was He that was in the Hebrew children, greater was He that was in them than he that was in the fire. For they was throwed into the fire; and He that was in them, was with them and kept the fire from burning them, when the furnace was het seven times hotter than it ever was het, heated. That right? Greater was He that was with the Hebrew children than he that was in the world.
There set Nebuchadnezzar, or Belteshazzar, Nebuchadnezzar, I believe it was, that had the furnace het seven times hotter than it ever was. Inspired by the Devil to take these people because they were standing for the Word of God, and throwed them into this furnace (seven times hotter than it ever was), and it couldn't even burn them. For greater was He that was with Shadrach, Meshach, and Abednego than he that's in the world. Absolutely. Oh, my.

179 Greater was He that was in Elijah than the brassy skies was, 'cause he could bring the rain out of a brassy skies that hadn't rained for three years and six months. Greater is He that was in Elijah than death, for when it come time for him to die... God seen that old, tired prophet, he'd been rebuking Jezebel and all of her paint and modern things, and he was kinda tired, so He didn't even let him walk home like He did Enoch; He sent a chariot and picked him up and took him up home. Greater is He that was in Elijah, than he that was in Jerusalem, in Judaea, and in the mountains; greater was He, is in Elijah than death itself. Greater is He that was in Elijah than the grave; 'cause he escaped the grave; he escaped death; and he just went up home in a chariot. See? Greater was He, and He was in Elijah.
You say, "Oh, well, that was a great man." Wait a minute. The Bible said he was a man that had like passions like you and I. That's right. But when he prayed, he believed he got what he prayed for; what Jesus said to us, "When you pray, believe that you receive what you ask for; it shall be done." He prayed, earnestly that it wouldn't rain, and it didn't rain for three years and six months. See? Greater was He that was in Elijah than nature.

182 Then what about healing the sick? See? Greater is He that's in you than the sickness. See? Because that's a interruption, interrupting the very laws of God, sickness is. Where greater is He that's in you, that's the Healer and Creator, than the--than the Devil that's interrupted the very program of your life. "Greater is He that's in you than he that's in the world." See? Greater was He that was in Elijah. Greater was He in Isaiah than time was; or any of those prophets, because they seen apast the time. See?
Greater is He that was in Job than even the skin worms, and death and the grave, because by vision he saw the coming of the Lord, and said, "My Redeemer liveth, and at the last day, He'll stand upon the earth; and though after my skin worms destroys this body, yet in my flesh shall I see God." See? Greater is He that was in Job, than death. Great... 'Cause death tried to take him and it couldn't do it. It couldn't do it because he said, "I'll rise up again." And he did. He did.

184 Listen, wish we had time to go further on this. But I'd like to ask a question, that I heard remarked the other day, about Christ in you. Now, don't--don't go rest upon something that you've done, say, "I felt a little shiver. I--I--I spoke in tongues. I--I danced in the Spirit." Nothing against that now; that's all right (See?); but--but don't rest upon that. See? Your life's got to be This. This is It. You and This has to become one. See? And then This manifests Itself. See?

185 Now, what if--what if tonight that you could say with all your heart, that the spirit of Shakespeare lived in you, that Shakespeare lived in you? You know what you'd do? You'd do the works of Shakespeare. You'd--you would--you would create poems, and--and plays, and so forth, because Shakespeare was that type of an artist (a great writer, a poem writer). Now, if Shakespeare lived in you, the works of Shakespeare you would do. Is that right?
What if Beethoven lived in you? What if Beethoven lived in you? You know what you'd do? You'd write songs like Beethoven, the great composer. You'd write songs like Beethoven, because Beethoven would be your life. You would be a Beethoven reincarnated again. If Beethoven lived in you, the works of Beethoven you would do, 'cause Beethoven lived in you. Is that right?

187 But He that is in you is Christ. And if Christ is in you, the works of Christ you'll do, if Christ lives in you. He said so, St. John 14:12, "He that believeth in Me, the works that I do shall he do also." If you was in Christ, or if--if Christ lived in you... Then Christ is the Word. Is that right? And the Word come to His prophets. See? And if you--Christ lived in you, the works of Christ would be done through you, the Life of Christ would be lived through you. The works He did, the life He lived, and everything, it would live in you, just like if Shakespeare, Beethoven, or--or whoever it was, lived in you.
If His Life... But if you still living your own life, then your own works you'll do. See? But if you're living the Life of Christ, if Christ is in you, "He that's in you is greater than he that's in the world." If your doubts and flusterations about God's promise is in you, then Christ isn't there. See, you're only worked up. But if the Life... If Christ is living in you, His Word He will recognize and His promise He'll do. See? He'll do.

189 "When thou prayeth, believe that you receive what you asked for, and it shall be given to you. If you say to this mountain, 'Be moved,' and don't doubt in your heart, but believe that what you say will come to pass, you can have what you say. The Father worketh, and I worketh hitherto. Verily, verily, I say unto you, the Son can do nothing in Himself; but what He sees the Father doing, that doeth the Son likewise." See? And when the Father showed Him what to do, walked out there without a failure of anything, and said, "Let it be," and it was. And that same Christ lives in you and lives in us. Then His works we'll do, because Christ is the Word. And a promise of the Word brings healing to you. Do you believe that? Sure.

190 He said, "I will not leave you comfortless," as I pray--asked awhile ago there in Matthew 24 (See?), or Matthew 28:20. See? He said, "I will come to you, be in you. I (the Person, Christ in the form of the Holy Ghost) will come and live in you. Then you won't be your... You won't be yourself no more; I'll be in you. And greater is He that's in you than he that's in the world." See? Hebrews 13:8 says He's the same yesterday and forever.

191 He that was in Noah was greater than the judgment of water. And He that's in you is greater than the judgments of fire. See? He that's in you is greater, because He paid the judgment and conquered the judgment for you. See? There's no fear about it. See, you're in there. Yes. Greater is He that was in Noah, than he that was in the judgments of the water that destroyed the world which believed not, because Noah believed. And greater was He in him that believed Him that spoke to him, than he that was in the world. That Noah escaped all the judgment because of the Word of God was greater than that, and he lifted above the judgment. Greater; how we could hang on that for a while. See?

192 Greater is He that was in David than the bear that stole his sheep. Greater was He that was in David than the lion that come in and took one of his lambs. Greater is He that was in David than the enemy Goliath, the great Philistine that stood there some twelve, fourteen feet tall, with fourteen-inch fingers on him, with a spear like a weaver's needle, and covered all over with two or three inches thick of steel, or metal, brass. But what was in David was greater than what it was in him. He was power and muscles. He was a warrior. He could just--said he'd pick up David by the end of his spear and hang him up, and let the birds eat him.
And David said, "You meet me as a Philistine in the name of a Philistine. You curse me in the name of the Philistine god." And said, "You made your brag what you'll do. You meet me with an armor and a spear. But I meet you in the Name of the Lord God, and today I'll take your head from your shoulders." And he did it, because greater was He that was inspiring David for that courage.

194 Greater is He that's in you than that wheelchair. Greater is he that's in you than that stretcher. Greater is He that's in you than that cancer. Greater is He that's in you than that affliction. Greater is He than anything that there is the Devil could put on you. "Greater is He that's in you than he that's in the world." Greater is He. Yes.
Greater was David--what was in David, God in David. He is in us; that's the Christ. He was the Conqueror of every enemy for us. When He was here on earth, He conquered sin, He conquered sickness, He conquered death, He conquered hell, He conquered the grave; and now He lives in us as a Conqueror. He conquered sickness, hell, death, grave, and come to us to set us free from all of those things. And greater is He that's in you than he that can put these bluffs over on you. Yes. "Greater is He that's in you, than he that's in the world."

196 That's how these miracles happen. That's how that wind ceased, the other day. Could a human being do that? No, sir, it's impossible. When I stood there crying, and them waves a-ripping and... How many's in here, was up there? Let's see you raise your hands. Raise your hands up, everybody was up there that--up--up in Colorado then there at that time. All right, Brother Fred, I guess, is the only one that was present then. I thought maybe Brother Mann was here, but he... Brother--Brother Evans, wasn't he? Brother Evans was up there that time. Yeah. All right. And... Yeah.
Notice. Isn't that the truth? Isn't that the way it happened, the rains just ceased and the winds ceased to blow? What was it? At my word? No. Because He told me to do it. And greater is He that's in us than any nature. Isn't that the same God that could still the waves on the sea to make the winds go back to their place? Isn't He the same One that could darken the sun, could make the sun shine? "For greater is He that's in you than he that's in the world." See? All right.

198 Now, that's why these true miracles can be done, because it's a promise of God: "The things that I do, shall you do also," St. John 14:12. He, Christ, that stilled the winds and the waves, is the Creator of them. He's still just as much Creator as He was then; He's the same yesterday, today, and forever. He healed the sick, and destroyed sin, and changed it all for you, and come to you that He might dwell with you. He conquered all these to come and live in us. He is that Conqueror that's already conquered these things, proved it in the Scriptures, come back and conquered everything, and proved to you that He is the same God; and after nineteen hundred years, here He's still doing the same thing among us that He did then. He conquered death, hell, sickness, and the grave.

199 This Christ, this He, He is... He that's in you; He is Christ. As John said, "He that's in you is greater than he that's in the world." That was Christ. He is greater than all of the world because He conquered the world, and is the greater than all those things because He conquered it for us; and we are more than conquerors through Him that loved us and gave Hisself for us, that He might come back and do His works through us to prove to us that He is the same yesterday, today, and forever.
When He was on earth He proved, when He stood among the people, He was Messiah. He could discern the thoughts that's in their heart. And the Bible said, Moses said that He'd be a prophet. Is that right? He knew the secrets of the heart. He knew who the people were. He knowed what was wrong with them. Have we seen that done? Time after time.

200 We know that the dead has been raised, right from the dead. Some of them's been dead for a day and a half, or died one morning and they brought it back that night, and traveled all night and the next day about noon, or a little after noon that come in to where the tent was, a little dead baby, cold, and laying in the mother's arms. See? And the Lord God spoke the Word of life, and that baby warmed up and started crying, and hand it back to its mother's arm.
Mrs. Stadsklev standing there to see that done, that's the reason she cried so for her baby, wanted me to fly to Germany. But the Lord said, "That's My hand; don't you rebuke that." See, He knowed better. When He told Moses, said, "Speak to the rock; don't smite it." That meant speak; don't smite it. See? You got to obey what He says do. But no man can do nothing in himself. He's got to hear it first from God.

202 Now, the Word of God promised that He lives; and because He lives, you live. He promised that "The works that I do, shall you also; the same things, only more of it, will you do, because I go to the Father." He conquered all things. He's the One that stopped... He's the One that made those squirrels. That happened two times. Happened once down at your place, Charlie. And it happened; it happened up here, when brethren, Brother Fred and Brother Banks, and them up there with us.
It's happened in Germany when them fifteen witch doctors, on each side of me, said... Because Billy and Brother Arganbright wouldn't let them--let them see me, they said, "Well, we'll cause that tent to blow away." And they set down there with their enchantments, and called on their god the Devil, and here he come with a storm. About thirty thousand, forty thousand Germans out there, and that tent just raising up and down like this... Them... And then cut a--took a scissor and cut a feather, and pointed it back like that. And setting there, going through all of their enchantments and saying the three holy words, they say, "The Father, the Son, the Holy Ghost; wo-loo-loo-loo-loo-loo. The Father, the Son, the Holy Ghost; uhhhh," going like that, and actually the storm come up, sure. "He's the prince of the powers of the air," Satan.

204 And they called the storm, and I... Even that great big tent, setting out like that... Oh, my, cover about a city block; and it built up, built out of two-by-four's, and just canvas tacked over it. The wind got under there and just raised it, like that. That wind and lightening a-flying like that, I just continually preached.
And oh, they just going into a big enchantment, going on and on like that, saying those little holy words. They said, "The three high holy, words: Father, Son, and Holy Ghost," on both sides like that. Then I seen him bound, surrounded by devils there, but not bound.
And I said to Brother Lowster, "Don't interpret this."
I said, "Brother Arganbright, just pray."
I said, "Lord God, Creator of heavens and earth, You sent me here; I set my foot on this German soil in the Name of Jesus Christ because You sent me here. And that cloud has no power over me. It does not, because I'm anointed and sent here for the salvation of this people. I command you in Jesus' Name to depart from here."

209 And the thunders going, "Bang, bang, bang, went grrrrrr," and rolled away; and right straight over the tent, blowed back, and the sun shined out.
And within ten minutes, there was about ten thousand around the altars and things, screaming for mercy to see the power of God. Why? "Greater is He that's in you than he that's in the world." See, see?
"Greater is He that's in you than he that's in the world." See the afflictions and the thing... Oh, brother, sister, we have not one worry at all. The greatness is God, and He is in you. Do you believe that?

212 Now, I've went way overtime. It's fifteen minutes about after nine. And I know there's people, a long way to drive. Let's bow our heads just a moment.
O Father God, Thou knowest about Colorado. You know those things are true, and I say it for Your glory, that these people might know after all the scientific proving of the pictures and of the works of the Holy Ghost. And, Lord, Thou knowest that it--that I plainly stated to the people, and always do, that it's because You promised it. And You're here, trying to find someone that You can confirm Yourself through, to let others see that You live and You are the same yesterday, today, and forever. I pray Thee, Lord, to be merciful and to guide and direct us in our thoughts.
There are those setting here who are sick and afflicted. There are those who perhaps may die if they don't get help from You. Many of them, perhaps, is at the end of the road where the doctors cannot help no more. Thou art God, and You're the same yesterday, today, and forever, and Your Presence is here.

215 And, Lord, we don't know what this Third Pull, as we have referred to it, will be. I don't know what. But we know one thing, that the First Pull was perfection. The Second Pull, being the five, was grace. And, God, I pray tonight that You will reveal Yourself to us, that after these things, saying, "He that's in you..." And You said, "The works that I do, shall you do also," and said You did nothing till the Father showed You.
And we seen what You did when You was able to tell Apostle Peter who he was, what his father's name was, and tell the--Nathanael what his mission was, how he come to be there, where he was beforehands, what he had done; told the woman at the well of her sin and what she had--living in this adultery with these six men, five she had had, and one she was living with now was not her husband. Thou art still the same God.

217 You told... It was Bartimaeus' blind condition as he stood there; but yet, in his heart he had a sight that he could see that if that was Jehovah manifested in the Sonship of Jesus Christ, that He was able to know his cry. And he cried out, "Thou Son of David, have mercy on me." And it stopped You, and You turned and healed him, O Father, telling him that his faith had saved him.
That little anemia woman, that through this blood issue and the change of life... And for many years it could not stop. She had spent all of her money for doctors, and none of them could help her. She came to one of Your meetings as You was talking to the men there at--at Galilee, as You was on Your road to Jairus' house. This little woman had said within her heart, without a Scripture behind it, "If I can only touch His garment, I--I believe that I'll be made whole." And she got her desire when she touched Your garment. And You told her that her faith had did this, described her wants, and she was made whole.
We're told in the Word that You're a High Priest, that's setting on high, ever living to make intercessions. And--and also that You, being the High Priest at this time, that could be touched by the feeling of our infirmities. Lord God, grant that every person here tonight may be--have the privilege of touching You tonight, the great High Priest, and be made well. For the glory of God, I ask it in Jesus' Name. Amen.

220 Now, I don't... Is there prayer cards? I--I told Billy not... Is anybody got a prayer card? All right, that's right; I told him not to give them out. I thought maybe I'd get a little long, as I... Oh, I just talk so much. But look... See? And you told me, when I said, "I'll try to be out eight-thirty," you laughed, and I--I knew you knew what you were talking about. And I--I... But I--I love you.
See, what it... What I'm trying to do, I've always tried this, friend; never for somebody to say, "Brother Branham did this." Brother Branham can't do nothing. See? It's Jesus Christ. And He that's in me is in you. You just have to believe. Isn't that right? See? He that's in you is greater than your disease.

222 Now, how many people in here is sick in their body, don't know me, but you believe that you have faith enough to touch the High Priest, raise up your hand, say, "I believe it." All right. Oh, there's practically everywhere, hands. All right. How many in here that knows me and knows I know nothing about what you have need of, and you want God to touch you, raise up your hand. See, see? All right.
Frankly, there's nobody in here that I know anything about, right at this present time, of being sick, but this boy setting here, I know him. I've prayed for him many times. I can't think of his name, but he's from down in Kentucky. He writes to me all the time, personal friend of Brother and Sister Wood and them, and comes up there. And he's attended the meeting for a long, long time. That's the only person that I know.
Now, Brother Dauch, as far as I know is all right or he wouldn't be setting here. He was very sick the other day, and the Lord healed him.
I don't know this person. I don't know who it is has these crutches here, maybe that person in the chair. But I--I don't know. And I--I know lots of you, but God in heaven knows; at this time I don't know what you want. I have no idea.

226 It's kinda hard here in the Tabernacle, 'cause (See?), I know a lot of people. Now, here's what it is. When you come to a place... Now, I come here sometime and I say, "All right, we'll give everybody a prayer card and line them up. Come up on the platform." Somebody will go away... Now, you can't... You... Now, friends, I'm going to open up my heart and tell you something. You can't hide that. Just what you're thinking, I know it. That's right. I know what you're thinking. See?
And sometimes you say, "Brother, I believe." Why, why, you believe to an extent. See, see? I know. And you're right here, when I... Just right now, the anointing's just coming upon me (You see?), and I can just feel that pulse, like a-beating (See?), a throb from different places. See? But now, don't--don't no more disbelieve. Believe the--all the message. Believe that it... If it isn't--if it isn't written in the Bible, then don't you believe it. But if it is in the Bible, then the Holy Spirit that's living in us is duty bound to perform that, if we believe it. Is that right? I know it's hard. See? Nothing comes easy.

228 It was hard for Him to die that this might be produced to you. It was hard for Him to go to Calvary. He wanted to stay, even so much till He cried, "Not My will, but Thine be done." See, see? He don't want to leave; He was a young Man, and He had His brethren. He loved them just like I love you. But He--He couldn't live and them live also; so He died that we might live. That wasn't easy. He had to do it. Look what a death laid before Him. "Father, the hour has come. And shall I pray that You take this cup away from Me?" No, He didn't want to do that; He wanted God's will to be done.

229 Now, look, if you believe that same thing... Now, don't--don't--don't shadow it at all. Just believe it; just absolutely believe it. Don't doubt; and believe it.
If I bring the people up in a prayer line, and I say, "All right, now this person, you know I don't know you."
"No, that's right, Brother Branham."
Then right out there you'll catch somebody that says, "Uh-huh, but he's reading what they put on that prayer card: telepathy." He just verily will do it.
Then I say, "All right, now this Sunday we're not going to give out any prayer cards. I want everybody here that's a stranger, never was in here before, you stand up." See? And--and then the Holy Spirit will turn right around and discern what was all in them. See? Is that right. You see it both ways.
"Oh, well, there's something wrong with that." See? See, there--there's no way, you--you--you can't... See, as long as Satan can get possession, he'll just make you believe anything. See? And he'll show you every fault that I've got, and I got plenty of them he can show you. Don't you look at that. Don't you look at that; I'm a man. See? But remember, this Word of God is the Truth and I'm trying to live by It.

235 If I go out here and start doing things wrong, that's not right, sinning, and drinking, and--or smoking, or--or doing things that's not right, you--you come, call me down, 'cause that--that ain't becoming. I--I want then to leave the world. I don't... I want to leave before that happens. See?--I don't want to do that.
But as long as I'm trying to live what's right and do what's right (See?), and try to live like a Christian ought to, and then let God take His Word and hearing me stand by It... Though It cost me so many friends and popularity of the world, and things like that, and hated by many, and denomination's kicked out, yet I want to be true to this Word. It's God's Word. And I love God. So it's God's Word. And I--I tell you that He is the same yesterday, today, and forever. And He is in us now.

237 And if the... Now, if the life of Shakespeare was in me, living in me, if Shakespeare lived in me, wouldn't I do the works of Shakespeare? If Beethoven is in me, wouldn't I do the works of Beethoven? If the spirit of Dillinger was in me, if John Dillinger live in me, wouldn't I be a John Dillinger? If Beethoven was in me, I'd be a Beethoven? See? If Castro was in me, I'd be a Castro? See? And if Jesus Christ is in me, His works I'll do, because it's Him. And didn't he say that same thing would take place? See?

238 Now, what would He do if He was standing here, if He is the same yesterday, today, and forever? He'd say, "I can only do what the Father shows Me to do." Is that right? Well, that's the way He did it yesterday. Now, is He the same? What about the sickness? Your price is already paid. Every one of you is already healed of your sickness. Is that right? For that... Every one of you is forgiven, but you have to accept it. Every one of you is healed, but you have to accept it.
Now, to prove that He is the same yesterday, today, and forever, if He was standing here, He could not heal you at all with your unbelief. You'd have to believe it, just the same as you have to believe it right now. It'd have to be the same (See?), 'cause many mighty works He could not do in His day because of their unbelief. Is that right? Many mighty works He can't do today because of the unbelief.

240 Now, who was it could foretell that? God. Who was it that said this? God. Who was it that did that? God. Who is it that said where the bear, deer, and caribou, all these other things, and the seven--oh, all these things that's happened? Who was it said that? He, Christ, that's in us, prophesying Himself through us, revealing Himself that He is the same yesterday, today, and forever. Who stopped the winds? Who created the squirrels? The same One that created a ram for Abraham, when he called Him "Jehovah-jireh." Them compound redemptive Names still apply to Him. He's still Jehovah-jireh, "the Lord can provide for Himself a Sacrifice."

241 Now, each one of you, I--I want your deepest of sincerity now. If you will actually believe with all your heart, there won't be a feeble person in the midst of us by the time that clock turns five more minutes. There won't be a person here but what'll be on their feet well, if you'll just believe it. Can you believe?
Now, let's just see now if He will come to us and reveal Hisself, while we bow our heads.
Lord Jesus, now You help me now. And I'll obey You, Lord, all I know how. Forgive my sins and trespasses...?... I pray in Jesus' Name. Amen.

244 Now, let's take this side here, someone in here. Believe; have faith; don't doubt. Somebody that doesn't know me, if possible, I can't say where the vision's going. I just have to watch for it. And if It does do that, then you know it, whether it's true or not. You just believe and don't doubt. And if He'll do it, will you believe (See?), after all this that's been done today? See? Just accept your healing. See? Say, "Lord, I am now touching Jesus Christ. I'm believing." Now, may the God of heaven grant it.
"Greater is He that's in you, Christ, than he that's in the world." Now, in the meeting where we touch Him, He reflects Hisself back, as the woman touched God through Christ and reflected back her need.

246 I see now over in a corner here, it looks like it's a man; he's very seriously. No, it isn't; it's a woman praying for a man, and the man is not here. But it's a woman. I see that that woman... It--it's her--her father, and he's dying with cancer, very seriously. The man's not here. He is in another place; it isn't this country even; it's... He's in Georgia. Keep praying. You believe with all your heart now? Just keep praying for me. The woman's name that's praying is Mrs. Jordan. She's not from Georgia; she's from North Carolina. If that's right, lady, stand up on your feet, all the truth. Was you praying for such? All right. [The woman speaks to Brother Branham--Ed.] You believe that He that's in you is greater than he that's in the world? You believe that He that...

247 Look, here's something else, you've had a great training in your early days, or something another, because looks like you're mixed up or in some kind of a creed. Isn't your father a minister or somebody like that, some of your people, or something? Your husband, that's who it is. I can see someone standing by you preaching the Gospel, and you was in a church; he was connected with you. All right, there you are.
Now, the lady I don't know, but God knows the woman. Now, have you got something in your pocketbook, a little handkerchief or something there? All right, then you pla--when you set down, put your hands on that handkerchief and don't doubt, and He that's in you is greater than he that's killing your daddy. Believe with all your heart, so shall it be as you believe.

249 Now, I want to ask you something. I don't know that woman. As far as I know, that's the first time, I guess, I ever saw her. But she's setting there in a desperate condition, praying. And the very God that could turn and tell the woman about her blood issue, is the same God that's here; showing that He that's in you has conquered the world. You believe? If you just have faith, don't doubt...

250 Talking of cancer, I see that black shadow again. It's over a woman setting right here. She has cancer of the throat, and she's in a bad shape. And she has been prayed for, and trying to accept her healing. Mrs. Burton, if you will believe... I don't know the woman, but if you'll believe with all your heart... Really, the thing... Let me explain this to you. What you're trying to do, you've lost your voice from it, and you're trying to pray for your voice to come back. Is that right? Wave your hand like this. Now, the woman's a stranger to me. I don't know her. See? See, that's right. There--there she is. See? Greater is He that's in you, the faith that can touch Him, than he that's in your throat. You believe with all your heart?

251 Sister Larsen, I do know you. She's my landlord. But Sister Larsen, you've been to a doctor or something--something another. You're up for an operation. That's right. Isn't that right? Greater is He that's in you, Sister Larsen, than he that's in the world. Jesus said, "I was a stranger, and you took Me in. Insomuch as you have done unto least of these, My little ones, you have done it unto Me." O heavenly Father, be merciful.
What do you think? You're up for an operation too. You're a stranger to me. Is that right? You're not from here. You know me, but I don't know you. But God knows you. You believe that? You're up for an operation. You don't live here. You're near Bedford, Springville, something like. That's where it's at, Springville. Mrs. Burton... not... I beg your pardon; I didn't mean it. Mrs. Parker, that's your name, isn't it? Greater is He that's in you than he that's trying to kill you. Is that right? Do you believe with all your heart? Then you won't need your operation, if you do.

253 What do you think of all this, sister? I don't know you. You're a stranger to me. You believe me to be His prophet? Oh, you do. Thank you. God will honor that. You're Mrs. White. You come from Fort Worth, Texas. You got a muscular disease, a nervous condition. You've very bad; there's no hopes for you as far as medical science is concerned. Your husband, he has a spiritual need that he's praying over. You got a son there; he has trouble with his back and heart trouble. You got a little boy in his lap; that little boy has some kind of a speech that you're praying over. If that's right, raise up your hand. "Greater is He that's in you than he that's in the world." Do you believe that? With all your heart? With all of it?

254 Now, let's bow our head. Now, He's went through the building. He's proved to you that He's God. "Greater is He that's in you than he that's in the world." It's the Lord God. Now, He that's in you, let Him have preeminences. Let Him have the over-saying of--of what you... You say in your heart right now, if you can with all your heart, and believe it, "The disease that was in my body is gone. (See?) I am no more afflicted. I have no more disease. He that's in me is greater than he that's in my body. He that's in my heart is greater than he that's in my flesh. Therefore, He that's in my heart created the heavens and earth. My flesh has been contaminated by Satan, and I am a temple for the Holy Spirit to live in. Therefore, Satan, I command you to leave my body. In the Name of Jesus Christ, come out of me." See? You believe it?
Now, let us all pray in our own way now, each one, while I pray for you.

255 Almighty God, the Creator of heavens and earth, the Author of Life, the Revealer of the secrets of the heart, You said, "The Word of God is sharper than a two-edged sword, It even is a Discerner of the thoughts of the mind."
That's the reason when the Word was made flesh, It knowed what they were thinking about as He perceived their thoughts; He was the Word, and the Word knowed the secrets of their hearts. And that Word is still the same Word. And tonight we see It revealing Itself in us after two thousand years, because He wrote It on the paper and is here confirming it, showing it, that it's right.
Here lays handkerchiefs, laying here. Sick people are everywhere. I pray that the great Holy Spirit that's present, that shows these things, that tells these things, and never fails till what It's right; not one time can It fail, because It's God. Let Him anoint these handkerchiefs with His Presence, and heal every sick person that they're laid upon. And the God, Who can be alive after two thousand years and can form Himself into sinners' hearts that's been redeemed by grace and faith, and can speak His Own Words through mortal lips, and watch it happen just exactly what He promised...

258 O Lord God, I ask Thee to be merciful to us. And may every man and woman that's setting present, that has any kind of a sickness or affliction; as Moses throwed hisself in the breach for the people, tonight I lay my heart out before You, Lord. With all the faith that I have, that's in You, that You have given me, I give to them. As Peter said at the gate called Beautiful, "Such as I have, give I thee: In the Name of Jesus Christ of Nazareth, rise up and walk." And the man was lame and--and weak for a few moments, but while they held him, his anklebones received strength. And he entered into the house of God, leaping and praising and blessing God.
Thou art the same, yesterday, today, and forever. And His apostles said, "Such as I have, give I thee," was faith. And I say, "Such as I have, give I to this audience: In the Name of Jesus Christ of Nazareth, renounce your sickness, 'cause greater is He that's in you than the Devil that's trying to take your life. You are children of God. You are the redeemed. I command that Satan leave this people."
May the God Who rolled back that storm the other day, the God Who made the winds and the waves to cease, may He see to it that every disease is taken from these people and the power of Christ is made manifest in their life at this hour. May every sinner repent. May every person that's not close to You, get right at this hour. And may it be so in the Name of Jesus Christ.

261 I, as your Pastor, your brother, with what faith I have, I've asked God to place it on you. I believe that I receive what I have asked. Now, if you will believe it with me, with what faith that I have, I give to you for this hour. And now, in the Name of Jesus Christ, the Son of God, renounce your affliction, your sickness, and say to it, "You have to go." 'Cause you have your faith, plus my faith, with the power of Jesus Christ Whose omnipresence is here to vindicate it and prove that He is here, will make you well at this time.
Do you believe that, lady, laying on this cot? Though your muscles be all that, because of sclerosis and things, you can walk if you'll try. And...?... There she goes. Don't you believe? The rest of you, stand up and renounce. Her anklebones received strength.
Now, let's raise our hands and give Him praise. Praise Jehovah God. In the Name of Jesus Christ, we commit ourselves to You for the healing.

 

Up