Откровение глава 5 ч 1(пораженный змей)

Дата: 61-0611 | Длительность: 1 час 20 минут | Перевод: Вильнюс
doc pdf mp3
Просмотреть только русский текст Просмотреть только английский текст

Откровение глава 5 ч 1(пораженный змей) / Revelation 5 p1 - Bruised serpent

ОТКРОВЕНИЕ: ГЛАВА ПЯТАЯ, ЧАСТЬ 1 (ПОРАЖЁННЫЙ ЗМЕЙ)
У11.06.1961 ДЖЕФФЕРСОНВИЛЛ, ИНДИАНА,

1 Большое спасибо, Брат Невилл. Благословит тебя Господь, мой брат.

2 Доброе утро, друзья! В это утро радостная честь, вернее, я бы сказал, большая честь снова находиться в этой скинии и уделять это время для нашего утреннего поклонения и общения в кругу Слова Господнего. По-моему, однажды было сказано: “Возрадовался я, когда сказали нам: ‘Пойдём в дом Господень’.” Снова встретился с Братом Невиллом, моими хорошими и дорогими друзьями.

3 И… Там в конце, наверно, прохладно…вернее, жарковато. Мне кажется, тут есть веера, которыми можно вот так обмахиваться. Это… Если… “Ручной вентилятор” тут есть, нужно только, чтобы вы были “моторчиком”, сами себя обмахивали. Вообще-то, у нас где-то здесь было немало штук, по-моему, они ещё есть. Вижу, что некоторые обмахиваются песенниками или ещё чем-то. И это… Одно точно — мы стараемся проводить служения, чтобы избежать тех мест, где в будущем будет жарко. Так что мы… Поэтому мы и находимся сегодня утром здесь — чтобы не попасть в такие места. А это можно сделать только благодаря одному — благодаря Крови нашего Господа Иисуса Христа.

4 И я очень обрадовался хорошим отзывам о церкви, что она не стоит на месте, продвигается вперёд с Господом, и что Бог действует среди вас через духовные дары. И я, конечно, очень благодарен Богу за ваши искренние сердца, над которыми Он трудится, и верю, что Он сохранит вас на самой середине этого прямого и узкого Пути, чтобы вы не уклонились от него ни направо, ни налево.

5 И я хочу поблагодарить Брата Колвина и его дочь (мне кажется, это дочь), которые несколько минут назад пели здесь эту песню “Нет слёз в Небесах”. Какая красивая песня! Большое спасибо.

6 И как Брат Невилл говорил о том, что мы с ним давние знакомые, так же я могу сказать и о Брате Колвине — мы знаем друг друга уже много лет. И когда слышу, как он поёт эти стародавние Евангельские песни и воспитывает детей на пути Господнем — моё сердце просто ликует. Мне так радостно от той мысли, что у Бога по-прежнему есть люди, которые любят Его и небезразличны к Нему. И мы этим тронуты.

7 Так вот, с тех пор как я приехал, я слышал, что многие крестились в веру, это большая радость. Вижу там в конце моего хорошего друга, Брата Элмера Гейбхарта. Как я понял, он совсем недавно крестился в веру, и я, конечно, очень этим тронут. Так что наша старая охотничья команда из Кентукки уже почти в сборе, теперь сможем и без посторонних отстрелять весь лимит, правда? [Брат Бранхам смеётся—Ред.]

8 Я помню… (А я знаю, что Родни слушает меня в кабинете сзади, если он ещё там, а Чарли сидит передо мной.) Когда мы ходили туда, все ребята приноровились: “Ну, это же белки”, — подстреливали парочку сверх лимита, если находили. И я сказал им, что этого делать нельзя. Так что теперь обратилась, практически, вся группа, поэтому нам придётся, наверное, перейти в следующий округ и там навести порядок. [Брат Бранхам смеётся—Ред.] Было бы неплохо.

9 Итак, иногда я, как и каждый служитель, вспоминаю пройденный путь и спрашиваю себя об определённых вещах: “Посеял ли ты Семя?”

10 Многие из вас хорошо знают, кто такой Джонни Эпплсид в Америке [Один из ранних американских первопроходцев, занимавшийся массовым насаждением яблонь и уходом за ними—Пер.]. Так вот в Швеции тоже был такой человек, которого считали одним из таких — он сеял цветы. И говорят, что из-за этого у них сейчас в Швеции так много красивых цветов — это потому, что где бы он ни находил участок земли, в котором будут прорастать семена, он везде сеял цветочные семена. Он любил цветы, поэтому он повсюду разбрасывал семена. Он умер, но его цветы до сих пор живут.

Чтоб в песках времён остался

След и нашего пути, —

След, что выведет, быть может,

На дорогу и других —

Заблудившихся, усталых —

И пробудит бодрость в них.

11 И мы все хотели бы именно этого — сделать что-нибудь, чтобы другие от наших действий получили пользу.

12 Несколько дней назад я сидел и разговаривал с моим настоящим другом здесь, в городе, с доктором Сэмом Эдером. И он спросил: “Как дела, Билл?”

13 А я ответил: “Ну, вообще-то, нормально, доктор”. Я спросил: “А у тебя?”

14 А он ответил: “Ой, много пациентов”. Сказал: “После обеда я принял на осмотр целых пятнадцать пациентов”.

15 Я сказал: “Ну, это хорошо, если только на осмотр и не нашлось никакой болезни”. Я сказал: “Знаешь…” Мы заговорили о тех временах, когда мы были мальчишками. И я сказал: “Ну, доктор, не знаю, сколько я ещё проживу. Нам обоим за пятьдесят”.

И он сказал: “Да, Билл”.

16 И я продолжал: “Но все эти годы (примерно за тридцать один год служения) моё сердце всё время было готово к тому часу, когда Он придёт. Поэтому не имеет значения, когда Он придёт”.

Так вот, он сказал: “Это точно”.

Я сказал: “Самое большое удовольствие для меня — это жить ради других”.

17 А он сказал: “Вот это жизнь…это настоящая жизнь — когда ты…не труд или достижения ради самого себя, но когда ты можешь потрудиться ради других”.

18 Видите? Вот это настоящая жизнь! И если среди нас оказался тот, кто ещё не делал этого, не пытался жить ради кого-то другого — попробуйте и увидите, насколько больше появится смысла жить, когда вы будете жить не ради того, чтобы получать всё возможное от жизни для себя, а ради того, чтобы помочь кому-нибудь другому в жизни. И вы увидите, что это благословеннее богатств и всего, что можно себе представить — когда можешь сделать что-нибудь для другого, чтобы сделать житейские бремена… А жизнь уже сама по себе является бременем. И тогда кому-то другому станет легче. Вы просто не представляете, какая это радость, если только сами этого не испытали — делать что-нибудь для других.

19 И это меня толкает на мысль о тех тридцати одном годе (скоро исполнится столько) служения для Господа. И я думаю, каждый человек задумывается о том времени, когда наступит его последнее служение, и наступит его последний час, и оглядывается на пройденный путь, и видит, чего он добился, видит, что происходило: “Сделал ли ты что-нибудь?” И как я только что сказал, важно — что ты делаешь для других.

20 Я часто задавался вопросом, что будет, когда я приду к концу пути, а мы не знаем, когда это будет — никто из нас. И вот я размышлял, оглянулся на пройденную жизненную тропу и увидел разные высоты и тернистые места, камни, взлёты и падения, и свои действия в таких случаях. В один прекрасный день всё это всплывёт в час моего отшествия. И так будет с каждым из нас. Это уж точно будет со всеми нами — когда придёт то время, всё…всё это всплывёт перед каждым.

21 И это побуждает меня или ведёт меня к той мысли, от которой мне легче было бы убежать, нежели её высказать. Это ведёт меня к той мысли, о которой я… Я говорю это с болью на сердце, но я просто вынужден сказать это, осознавая, что это записывается на плёнку, и мир это услышит: я оставил служение по одной причине, и мне жаль, что из-за этого приходится уходить. И, вероятно, многие из вас это слышали, я закрываю свою контору и так далее, и ухожу с поприща.

22 Я не знаю, куда поведёт меня наш Господь (от меня это не зависит), или что Он скажет мне делать. Но я задумываюсь о конце пути, к которому я должен буду подойти. И на жизненном пути я сделал столько много ошибок, о которых я от всего сердца сожалею; наверно, из-за того, что я человек, со своими слабостями и прочим, от этого делаешь что-то такое или говоришь то, что…и даже ведёшь себя так, как и не хотел бы себя вести. Но из-за человеческих слабостей у нас, конечно, такое бывает. Но это…

23 У меня в сердце было только одно желание — услышать в конце этого пути те Слова нашего Господа Иисуса: “Хорошо потрудился, Мой добрый и верный раб!” И я много раз повторял, что я хотел бы стоять рядом, когда Он говорил: “Придите ко Мне”. Но я очень хочу услышать слова: “Хорошо потрудился!” Хоть я и не слышал вживую Голос, говоривший: “Придите ко Мне”, — в те времена, когда писалась Библия, но я очень хочу услышать слова: “Хорошо потрудился!”

24 И помимо всего я всегда хотел и желал в сердце быть настоящим слугой Иисуса Христа, моего Господа и Спасителя. Я хочу, чтобы моё свидетельство было незапятнанным, чётким и ясным, что я стоял…при всех своих ошибках я всё равно любил Его от всего сердца. И я люблю Его от всего сердца и сейчас.

25 И из-за этого я вынужден сказать, что я оставляю служение. Это потому, что среди людей возникло то, что заставило меня это сделать, а именно: меня перестали ставить в один ряд со служителями или братьями и назвали Иисусом Христом. Так что, назвали… И поэтому меня, получается, заклеймили как антихриста. И лучше я встречусь с Богом как дезертир, нежели как антихрист, чтобы стать отлучённым от Него.

26 Я услышал об этом несколько лет назад и подумал, что это просто шутка. И я встречал пару братьев (ни одного из них я сегодня на собрании не вижу), двоих или троих однажды на рыбалке, и они подошли ко мне с такими словами: “Брат Бранхам, не являешься ли ты помазанным Мессией, Христом?”

27 И я обнял обоих братьев и всех их, и я сказал: “Братья, я так старался быть настоящим слугой Христа, я не хочу, чтобы вы говорили подобные вещи. И если обо мне так станут говорить, тогда я уйду с поприща с чистой совестью, и вы, поступающие так, ответите за каждую душу, которую я мог бы спасти за это время, — (понимаете?), — за то, что вынудили меня уйти с поприща”. И я думал, что на этом всё и закончилось.

28 И я услышал об этом ещё несколько раз. Но это оказалось не так. И недавно в Канаде один брат показал мне что-то вроде карточки, которую он носил с собой в кармане, где было написано: “Уилльям Бранхам — наш Господь”, — крестил во имя Уилльяма Бранхама. И такой…дорогой… Если бы это был враг, если бы это был мой враг, то я бы понял, что это просто шутка. Но этот дорогой, замечательный брат подходит исповедать свои грехи и проступки и говорит, что он верит в то, что я — Иисус Христос.

29 И я получаю дома письма и звонки из Чикаго и разных городов, меня спрашивают, верю ли я в эту догму.

30 И за последние несколько дней я получал всевозможные письма и звонки из разных мест, так что…говорят, что я — Христос. Братья, это ужасная, постыдная, безбожная дьявольская ложь! Понимаете? Понимаете? Я — ваш брат. Так вот, это любого прогонит с поприща. От этого любой, кто любит Христа, стал бы избегать такого.

31 Я тут недавно обратился к Господу, когда впервые услышал об этом — примерно год назад. И тогда я обратился к Господу, и Он обратил моё внимание на место Писания, что когда Иоанн начал проповедовать, на земле очень много лет не было пророка, пока не… Все люди в сердце изумлялись, думали, что, может быть, Иоанн был Мессией. Так что я… К Иоанну подошли и спросили, и он ответил, что он Им не является. Вы прочитаете это в Луки, 3-й главе, 15-м стихе. Итак, потом… Но это как бы приутихло, так что я не стал ничего предпринимать.

32 Но когда дошло уже до такого, тогда я понял, что нужно что-то делать. И я скажу вот что: видения и Ангел Господень, Который явился на реке (если это моя последняя проповедь или последние слова к церкви, к миру) — всё это Истина (что касается Ангела Господнего).

33 И я не возражал, если люди часто называли меня пророком, потому что в английском Завете пророк — это просто “проповедник, прорицатель, предсказатель Слова” и так далее. Это уж куда ни шло, потому что это хоть как-то можно контролировать, но когда начинают называть “помазанным Христом” или ещё как-нибудь — для меня это слишком. Поэтому я просто не мог этого выдержать.

34 Итак, потом где-то… Я приехал… Уехав с собраний в Канаде, я узнал, что даже на севере среди эскимосов или тамошних индейцев…что это проникло даже в их круги.

35 И поэтому я сильно расстроился. И я не смог отправиться в поездку на охоту, которую я так долго планировал. Я боялся, что на охоте может произойти несчастный случай, если вы понимаете, что я имею в виду. Меня так трясло, хуже, чем сейчас, когда я здесь стою. И я просто больше не мог выдержать мысли о том, что тридцать один год служения пошли дьяволу под хвост, в… Когда я умру, что люди скажут? — “Вот видите, именно так всё и было”. И всё то влияние, которое я оказывал на людей… Вы видите, что тогда получилось бы? — Я оказался бы антихристом. И я просто не мог этого выдержать!

36 Я подумал: “Уж лучше умру здесь в лесу, например, упаду на ружьё или ещё как-то, нежели…” И я понял, что я был… Затем я вспомнил о моём маленьком Иосифе и всё такое, которого нужно воспитывать. И я был не в состоянии охотиться, так что я просто уехал из лесу и приехал домой.

37 И дней восемь-десять мне было так трудно, что я просто…будто с ума сходил. И я просто попросил, чтобы никто меня не трогал и чтобы оставили меня наедине, потому что я в таком состоянии, я нервный и расстроенный, и полностью разбитый.

38 И я задумывался: если бы это был один из моих врагов, то это ничего, но…я просто посмеялся бы и всё. Но когда это исходит от дорогих братьев, дорогих сестёр, тогда это меня сильно ранит. И я сказал: “Господь, слишком…для меня эта ноша слишком тяжела, мне просто придётся уйти и оставить всё это в Твоих руках. Я…я не знаю, что ещё можно сделать”.

39 Несколько дней назад вечером (в доказательство этого) меня посетил Господь. И я увидел, как дорогие люди игрались со змеем чёрно-жёлтой окраски, и говорили мне…совсем рядом, и…и он укусил меня в ногу. Но кровь была такой густой, что он мне не повредил. И я взглянул вниз, и, оказывается, в этом месте у меня уже был укус. И я резко обернулся с ружьём и выстрелил в него, и попал в него прямо по середине.

40 И какой-то брат сказал… Я обернулся с ружьём, чтобы снести ему голову, а тот сказал: “Не надо, просто возьми палку, лежащую возле тебя”. И когда я повернулся спиной, чтобы поднять палку, он уполз в воду, в какую-то лужицу.

41 И я сказал: “Ну, теперь он уже вряд ли сможет причинить вред, потому что я думаю, что брат…братья понимают, что произошло”. Я сказал: “Он будет… Он смертельно ранен, так что сам умрёт”.

42 И я спрашивал многих из моих членов моей церкви, этой скинии (мы с Братом Невиллом), которые подходили ко мне с таким же самым вопросом: братья, сёстры, разве я не старался быть перед вами настоящим слугой Христа? Разве я не старался быть вашим братом? [Собрание говорит: “Аминь!”—Ред.]

43 Так вот, где бы это ни было, это дух на тех дорогих людях. Многие люди спрашивали меня об этом. Но это…это дух, однако я надеюсь, что сегодня он будет смертельно ранен и мгновенно умрёт, чтобы я мог опять взяться за служение. А пока это не произойдёт, я попрошу каждого из вас: молитесь за меня. Я не знаю, что буду делать. Я продаю свой дом. И я просто не могу этого перенести; я…если я отсюда не уеду, то я вообще сойду с ума. И я…я прошу вас молиться за меня.

44 И запомните, если вы когда-нибудь верили мне, если вы вообще верили в то, что я слуга Христа, запомните: это заблуждение! Это ложь! ТАК ГОВОРИТ ГОСПОДЬ! Это неправда! Не имейте с этим ничего общего! Я — ваш брат.

Склоним головы:

45 Небесный Отец, моя плоть трепещет, мои руки сжимаются, пальцы ног корчатся в туфлях. О Боже, будь милостив. Что же я сделал, Господь, разве я это заслужил? Я молю, чтобы Ты был так милостив ко мне, Господь, и ко всем. И там в тех дорогих, замечательных людях…дай им увидеть своё заблуждение и что они натворили, Господь, ужасно огорчив своего брата и…не только своего брата, но и нашего Спасителя, нашего Небесного Отца. Я молю, чтобы Ты простил нам наши ошибки, Господь. Пусть сейчас святая Кровь Христа сплотит всех нас, Господь, и да будет блажен тот союз, что нас в любви и общении связал.

46 Боже, пусть тот враг, который подошёл к нашим братьям и нашим сёстрам, пусть он получит смертельное ранение, чтобы его просто не стало, и пусть он полностью исчезнет, Господь. Когда Ты это сделаешь, Отец, я вернусь на поприще. Но пока это не произойдёт, Господь, я Твой убитый горем слуга, который ждёт, ждёт. Это сверх моих сил. Со слезами и плачем, и уговорами я изо всех сил старался, Господь (Ты знаешь моё сердце), остановить это, пока не зашло слишком далеко, но я уже больше не в силах. Поэтому, Отец, я предаю всё это в Твои руки с этой кафедры, за которой я проповедую все эти годы. Я предаю всё это в Твои руки.

47 Теперь устрой это, Отец, Своим Божественным образом. И когда всё это закончится, и всё прекратится, тогда слуга Твой вернётся. До той поры я буду ожидать ответа от Тебя, Господь.

48 Теперь благослови нас и даруй нам сегодня замечательное служение; ведь мы здесь не совсем ради этого, но просто хотел разъяснить это при всех, перед всем миром, чтобы люди знали, Отец, что я люблю Тебя и верю Тебе, и стоял за Тебя, и…и хочу… Если мне нужно уйти, то позволь мне уйти, Господь, с чистым сердцем и хорошим свидетельством о том, что я верил Тебе и доверялся Тебе. Даруй это. И я буду прославлять Тебя, и мы будем воздавать Тебе славу во все грядущие века через Иисуса Христа. Аминь.

49 Итак, в Писаниях…давайте откроем Библию на… Сегодня утром я подумал, что было бы хорошо (если Брат Невилл не возражает [Брат Невилл говорит: “Говори, брат, сколько надо!”—Ред.]) продолжить немножко дальше говорить о…

50 Так, я… Чтобы я ни от кого из вас об этом больше не слышал, ни единого разговора об этом! Просто молитесь и ничего не говорите, молчите об этом. Понимаете? Я не… Я…мне…мне пятьдесят два года, но я думаю, что если Бог сохранит меня, может быть, я ещё немного проживу, и каждую секунду своего времени я хочу потратить для Христа. Так что запомните: я ухожу потому, что я вынужден это сделать.

51 Так вот, в Книге Откровений, в 4-й главе, на которой мы недавно закончили при нашем изучении… 4-я глава Откровений, по-моему, в самом конце стиха…точнее, главы. Кому из вас нравятся Откровения? [Собрание говорит: “Аминь”.—Ред.] Чудесно! Итак, по-моему, мы закончили на 5-й…5-й главе, да? Мы закончили 4-ю главу — четыре живых существа. Итак, давайте сейчас обратимся к Слову, забывая всё, что было в прошлом.

52 Отец, Боже, помоги нам сейчас, мы волнуемся, но мы обращаемся к Слову. Забывая всё, что было в прошлом, мы теперь стремимся к цели вышнего звания, вышнего звания служения — быть слугой Христа. Пошли нам сегодня Слово и напитай наши голодные души, ибо мы жаждем, Господь, и ожидаем драгоценного помазания Святого Духа. Приди к нам, Господь, прости наши грехи и прегрешения и позволь нам быть Твоими слугами, ибо мы просим об этом во Имя Иисуса. Аминь.

53 Так вот, мы рассматривали церквопериоды, последние Семь Периодов Церкви. И потом… Вот, мне кажется, некоторые стараются…собираются написать подробное изложение церквопериодов. Далее мы углубились в 4-ю главу Книги Откровения… Что это такое? — Откровение Иисуса Христа. Слово Откровение по латыни называется Апокалипсис, что означает “быть раскрытым, снять покрывало, показать, выставить напоказ, обнаружить” откровение Иисуса Христа, Который был, есть и придёт, Корень и Потомок Давида.

54 Так вот, в 4-й главе мы видим, что Иоанн был вознесён на Небеса после того, как он увидел церквопериоды. Теперь немножко повторим и потом мы…

55 Может, лучше всего прочитать несколько стихов 5-й главы, и тогда мы сразу начнём вступительную часть.

И видел я в деснице у Сидящего на престоле книгу, написанную внутри и отвне, запечатанную семью печатями.

И видел я Ангела сильного, провозглашающего громким голосом: кто достоин раскрыть сию книгу и снять печати её?

И никто не мог, ни на небе, ни на земле, ни под землёю, раскрыть сию книгу, ни посмотреть в неё.

И я…плакал о том, что никого не нашлось достойного раскрыть и читать сию книгу, и даже посмотреть в неё.

И один из старцев сказал мне: не плачь; вот, лев от колена Иудина, корень Давидов, победил, и может раскрыть сию книгу и снять семь печатей её.

И я взглянул, и вот, посреди престола и четырёх животных и посреди старцев стоял Агнец как бы закланный, имеющий семь рогов и семь очей, которые суть семь духов Божиих, посланных во всю землю.

И Он пришёл и взял книгу из десницы Сидящего на престоле.

Это первые семь стихов.

56 Так вот. Итак, в 3-й главе Откровений мы видим завершение церковной эпохи, которая закончилась Лаодикийским, тепловатым церквопериодом. Затем мы видим, что сразу после этого Иоанн был вознесён в Духе на Небеса. И он увидел то, что есть, и что будет, и что уже было. Итак, мы видим, что Церковь потом появляется только в 19-й главе Откровений, вот тогда Она вернётся со своим Господом славным образом, омытая в Крови.

57 Так вот, в последнем отрывке (чтобы немножко обосновать мысль, где сейчас находится Иоанн) мы увидели, что… На прошлой проповеди… Вчера я вкратце это просмотрел, тот контекст, о котором я говорил. И Иоанн был вознесён на Небеса и увидел всё это. И я там заметил, что Он дал мне откровение о том, что… Вы знаете, после Его воскресения с Ним были многие и некоторые спрашивали: “Что будет с этим человеком, который лежит у Тебя на груди (с Иоанном)?”

58 Иисус повернулся и сказал: “Что тебе до того, если он пребудет, пока Я приду?” Так что Он вовсе не…

59 И после этого распространилось учение. Видите, как легко оно может начаться? Распространилось учение, что…что Иоанн не умрёт, пока не увидит приход Иисуса, или до Второго Пришествия. В Библии сказано, что от этого пошло учение.

60 Тем не менее, Иисус так вовсе не говорил. Он сказал: “Что тебе до того, если он пребудет, пока Я приду?”

61 Так вот, мы видим, что он был вознесён на Небеса и увидел всё: с того момента до Пришествия Господа — как будто он сам побывал там и был свидетелем всех этих событий. Сам Иоанн не жил… Он дожил до девяноста с лишним лет и потом умер естественной смертью (единственный из апостолов), когда вернулся после ссылки с острова Патмос.

62 Так вот, тут есть одна потрясающая мысль, которую я бы… (Доску уже, кажется, сняли.) Но я хотел бы немножко подчеркнуть её, прежде чем раскроем эту жизненно важную тему. [Брат Бранхам два раза стучит по кафедре—Ред.] О-о, это восхитительно! Это чудесная, чудесная глава!

63 И причём глава, следующая прямо за ней, начинается с открытия этих Печатей. О-о, вот это да! И тогда нам нужно будет оттуда перескакивать в разные места Библии, чтобы рассмотреть эти Печати: когда они открываются, и какие в них тайны. О-о, они восхитительные, изобилуют духовными витаминами!

64 Так вот, мы видим, что одна из важнейших мыслей, на которую я хотел бы обратить ваше внимание — это живые существа (в конце 4-й главы); Иоанн видел, как они охраняли тот ковчег завета. Вы помните? Они были расположены точно так же, как Израиль при своём шествии. У них было… Вот, на… У этого живого существа было лицо. И мы выяснили, что эти существа не были Ангелами, и они не были людьми. Это были Херувимы. И мы нашли их в Ветхом Завете рядом с ковчегом. Мы находим их в Новом Завете. И затем мы ещё раз видим их в Пришествие Господа — Херувимов, охраняющих престол милости; престол милости, к которому никто не мог приблизиться, если за того человека не было совершено искупление.

65 Единственное, как святилище… Когда он был окроплён кровью, тогда он становился престолом милости. Но когда кровь убиралась, тогда он становился престолом суда.

66 И… О-о, никто не смог бы выдержать судов Божьих. Мы можем просить только лишь о милости, не о суде, не о правосудном…правосудии. Мы не можем обращаться за Его правосудием, потому что по Своему правосудию Ему придётся сдержать Своё Слово, а Его Слово гласит: “В день, в который вкусишь от него, в тот день и умрёшь”. Кто бы захотел правосудия? — Я не хочу правосудия. Я прошу о милости. О-о, пусть милость Божья… А престол милости окроплён!

67 Но было время очищения святилища, когда он становился престолом суда, пока на престоле не было крови.

68 Так вот, теперь мы приближаемся к такому времени. Сейчас, в этот век, наступает время, когда святилище будет очищено, и наказание обрушится на землю. Понимаете? Пока есть Кровь, Бог не может уничтожить землю; пока есть Кровь, перед Богом никто не является грешником. Нет никого неправого, потому что для всех есть искупление. Но если вы не примете этого искупления и войдёте в Его Присутствие, тогда вы грешник, вы переступили черту милости. Тогда вы сами себя осудили. Но сейчас, пока есть милость… Но когда начнётся очищение святилища, Крови на престоле милости не станет, и тогда гнев Божий обрушится на землю. О-о, вот это да! Боже, смилуйся над нами, чтобы мы в тот день не оказались без милости Божьей.

69 Так вот, мы там видим… Я постараюсь объяснить это тут на символах или нарисовать вам от руки: Израиль становился станом по четырём углам. Они ставили ковчег в центре, и с четырёх сторон шатра было по три колена Израилева, а четыре на три — двенадцать…или, вернее, три на четыре — двенадцать. И у каждой тройки был глава. И каждый глава колена…

70 Одним из них был Рувим, он всегда становился с юга. Это была голова человека. А Ефрем был с тремя коленами на западе, это был телец. Потом на востоке был Иуда, это лев. А на севере был Дан, это был орёл. Теперь заметьте. Вы помните? Все вы хорошо их помните, как мы их рисовали: орёл и телец, и человек, и лев.

71 Итак, обратите внимание, Иуда охраняет восточные ворота. А Христос — это Лев от колена Иудина. Он спустится с восточного небосклона, войдёт через ворота. Он придёт от восточных ворот, от колена Иудина. И Он — Лев от колена Иудина.

72 И в дальнейшем на проповеди сегодня утром мы увидим, что Он по-прежнему объявлен как “Лев от колена Иудина, Корень, само начало Давида”. Давид был царём навечно. А в Миллениуме Христос будет восседать на престоле Давида, а это Вечный Царь. “Никто не отступит в роду Давида”. Аллилуйя! “Ни один не отступит в роду Давида!” Бог это обещал, сказав: “Никто не отступит в роду Давида, ни один”.

73 Вы скажете: “Как насчёт нашего времени, где же те еврейские судьи?”

74 У Него по-прежнему есть Семя, Христос — его Сын по плоти. Он восседает там: “Роду Давида не будет конца”. Это так. А Христос — это Лев от колена Иудина, от которого произошёл Давид.

75 Так вот, мы видим, что они были охранниками престола милости. Они сторожили престол милости. Никто к нему не подходил; чтобы добраться до престола милости, нужно было сначала пройти через те колена. Все были готовы отдать свою жизнь, каждый израильтянин в стане скорее умер бы, нежели кто-нибудь вошёл бы туда в стан и захватил этот престол милости. Итак, мы видим, что такой порядок был в Ветхом Завете.

76 А в порядке Нового Завета мы видим то же самое — престол милости был под охраной. О-о, надеюсь, вы это понимаете! Престол милости до сих пор под охраной, у него до сих пор есть охранники. И мы выяснили, что этими охранниками являются Матфей, Марк, Лука и Иоанн — охраняют Книгу Деяний, деяний Святого Духа, совершённых среди апостолов, то есть Книгу Деяний Нового…Нового Завета. И четыре писца Евангелий: Матфей, Марк, Лука и Иоанн — все охраняют этот престол милости, показывая, что сегодня это Бог, Святой Дух. Каждое Писание — Матфей, Марк, Лука и Иоанн — каждый из них подтверждает истинное Евангелие Господа Иисуса Христа и Деяния Святого Духа.

77 Если же мы выходим за эти рамки, тогда это не то. Но ведь для истинного Послания это подтверждение! Как мы видим в Деяниях 2:38, где: “Покайтесь и креститесь в Имя Иисуса Христа для прощения грехов”.

78 А сегодня приняли имя “Отца, Сына и Святого Духа” и крестятся в него. Ни одно Писание этого не подтверждает! Нет никакого основания. Не…нечему это охранять, вообще нечему! Вы скажете: “Матфей так сказал”. Матфей поставил такую охрану — Матфея 28; в 1:18 сказано:

Рождество Иисуса Христа было так: по обручении матери Его Марии с Иосифом, прежде нежели сочетались они, оказалось, что она имеет во чреве от Духа Святого.

А всё это произошло…

(Вернее) А Иосиф…муж её, будучи праведен…не желая огласить её, хотел тайно отпустить её таким образом.

Но когда он помыслил это, — се, Ангел Господень явился ему во сне и сказал: Иосиф, сын Давидов! не бойся принять Марию, жену твою, ибо родившееся в ней есть от Духа Святого.

79 Значит, Святой Дух и Бог Отец — это та же самая Личность, иначе у Него было два отца. Понимаете? Так что вы видите!

Родит же Дитя…наречёшь Ему имя Иисус…

А…сие произошло, да сбудется речённое…пророком…

80 Что Бог будет с нами, названный Эммануилом, то есть Бог — Отец, Сын и Святой Дух в одном Имени: Иисус Христос, что охраняет эти ворота от заблуждения.

81 Несколько дней назад в Чикаго, в присутствии ассоциации служителей Чикаго, Большого Чикаго… Я знал… Святой Дух поднял меня ночью и сказал мне: “Встань у окна”. Сказал: “Есть одна группа служителей, они устраивают для тебя завтрак”. Сказал: “Будь осторожен, они набросятся на тебя с критикой по этому вопросу”.

82 Я сказал: “Благодарю Тебя, Господь”. Он показал мне, где всё это будет устроено.

83 И я пошёл, и рассказал некоторым служителям — Брату Карлсону и Брату Томми Хиксу, как всё это будет. Я сказал: “С тем помещением, которое вы сняли, ничего не получится. Мы будем в другом помещении”. Сказал, где будет сидеть доктор Мид, как войдёт чернокожий мужчина, сядет с этой стороны, и все подробности.

84 Затем в то утро сказали… Мой сын сказал мне, он спросил: “Папа, ты поедешь туда на эти споры?”

85 Я ответил: “Я еду туда не спорить. Я еду помазанный Святым Духом, со Словом Божьим, Которое будет охранять престол милости, пока Он Сам будет присутствовать”.

86 Итак, когда мы туда приехали, они даже не успели ничего спросить, как Святой Дух проговорил ко мне, сказал: “Настала пора высказаться”.

87 Я сказал: “Я знаю, почему вы здесь”. И я продолжал: “Брат Хикс и ты, Брат Карлсон, глава Христианских предпринимателей, — я спросил, — разве всё не происходит именно так, как Святой Дух сказал мне позавчера, что вы не снимете того помещения, что мы будем здесь?” И только в то утро до них дошло. И я продолжал: “Посмотрите, все разместились именно так, как Он это предсказал”. Я сказал: “Вы хотите со мной поговорить о крещении в Имя Иисуса Христа”.

88 И когда мы… Святой Дух взял Слово Божье и начал открывать Его, и истолковывать Его таким образом, что вся та группа служителей из троебожников, сидевшая там, пожимали друг другу руки под столом, и слёзы бежали у них по щекам. И как я понимаю, семьдесят два человека приедут сюда в эту скинию, чтобы я крестил их в Имя Иисуса Христа.

89 Престол милости под охраной (понимаете?), Святой Дух охраняет престол милости. Мы должны бережно сохранять его. Пусть это Слово Божье… Там стоят великие посланцы: Матфей, Марк, Лука и Иоанн, которые подтверждают каждое деяние Нового Завета.

90 Итак… Так вот, именно это я сказал в самом начале этой утренней проповеди: давайте держать его под охраной Евангелия (всё это). Понимаете? Оберегайте его именно так, чтобы Евангелия его охраняли.

91 Так вот, мы там видим, что они охраняли Божий престол милости в Ветхом Завете. И вот Матфей, Марк, Лука, Иоанн — все они… И даже Лев от колена Иудина отдал Свою жизнь для защиты этого престола милости, чтобы он был окроплён Его Собственной Кровью. И вот Он стоит в это утро, сегодня — великий Победитель, Который когда-то сойдёт от востока, и мы увидим Его.

92 Теперь давайте быстренько откроем, потому что я знаю, что будет служение крещения. Что это за семипечатная Книга? — О-о, это что-то великое! Вы заметили, как здесь говорится: “Семь Печатей были на обороте Книги”? Это нечто… О-о, да поможет нам сейчас Бог и даст нам смелости, и, может быть, когда-нибудь я смогу объяснить это вам. Смотрите, это не написано в Слове, это запечатано на обороте Слова. Книга была запечатана этими Семью Печатями. Вся тайна Книги запечатана в этих Семи Печатях. Это одна из величайших глав во всей Книге Откровения. Смотрите:

И видел я в деснице у Сидящего на престоле книгу, написанную внутри и…написанную внутри (“Написанную внутри” — это то, что мы читаем сегодня.) и отвне, запечатанную семью печатями.

Вне Библии, то, что в Библии даже не говорится, это запечатано здесь Семью Печатями (тайны Божьи). [Брат Бранхам три раза похлопал по Библии—Ред.]

93 Так вот, что же это значит? Итак, обратите внимание. Печать олицетворяет готовое изделие, что-то уже испытанное, проверенное, а потом запечатанное. Где же… У нас сейчас есть Залог нашего спасения, поскольку мы запечатаны Святым Духом. Он — Залог нашего спасения.

94 Давайте на минутку откроем… Я здесь записал место Писания, несколько мест, у меня не…не будет времени затронуть все. Но давайте откроем на минутку Ефесянам и прочитаем из 1-й главы Ефесянам, чтобы вы поняли, что это действительно означает.

Павел, волею Божиею Апостол Иисуса Христа, находящимся в Ефесе святым…

95 И запомните, Иоанн адресовал это письмо Ефесянам [Брат Бранхам семь раз стучит по кафедре—Ред.], в Ефес и верным во Христе, тем, кому проповедовал Павел и кого он воспитывал и питал Евангелием. Видите?

…Ефесе…и верным во Христе… (То есть, тем, кто уже во Христе.)

96 Как войти во Христа? — “Одним Духом мы все крестились в одно Тело”, — то есть, Тело Христа.

Благодать вам и мир от Бога Отца нашего и Господа Иисуса Христа.

Благословен Бог и Отец Господа нашего Иисуса Христа, благословивший нас во Христе Иисусе всяким духовным благословением в небесах…

97 Только подумайте! Он благословляет нас всей Небесной благодатью, благословениями, когда мы собираемся вместе во Христе Иисусе как верующие, избранная Церковь, вызванные, отделённые. Он запечатал нас Своим Святым Духом и теперь открывает нам всё то, что ждёт нас в будущем. Теперь мы подошли к Семи Печатям.

Так как Он избрал нас в Нём прежде создания мира, чтобы мы были святы и непорочны…в любви,

Предопределив усыновить нас Себе чрез Иисуса Христа, по Своему Собственному благоволению…

98 Какая это прекрасная мысль! Давайте прочитаем ещё чуть дальше. Я хочу подойти тут особенно к 12-му стиху и 13-му, 14-му:

Дабы послужить к похвале славы Его нам, которые ранее уповали на Него.

В Нём и вы, услышав слово истины и благовествование вашего спасения…после уверования в Него, запечатлены обетованным Святым Духом… [Перевод с английского—Пер.]

99 “После уверования”. О-о, мой брат-баптист, как же ты можешь говорить, что это не так? Ты утверждаешь, что получаешь Святого Духа, когда ты веруешь? Там сказано: “После уверования вы были запечатлены обетованным Святым Духом”. Обратите внимание:

Который есть залог наследия нашего, для искупления выкупленного удела Его, в похвалу славы Его. [Перевод с английского—Пер.]

100 Так вот, значит, мы видим, что печать означает, что у Бога это “законченное дело, уже улаженное”. И каждый верующий был запечатлён этим обетованием с самого начала, потому что до основания мира мы были предопределены к усыновлению сынов. Ещё до образования мира! О-о, вот это надежда, которая побуждает нас покоиться с твёрдостью и уверенностью (якорь для души), которую не бросает из стороны в сторону, но её якорь во Христе — твёрдая надежда. “Предопределил нас до основания мира к усыновлению сынов через Иисуса Христа”. О-о, как чудесно! Просто прелесть! У Бога это законченное дело.

101 Теперь давайте я процитирую вам ещё одно место Писания: “Всех, кого Он предузнал, Он и призвал; всех, кого Он призвал, Он и оправдал; всех, кого Он оправдал, Он уже прославил”. С самого начала Бог в Своём великом безграничном разуме предвидел Свою Церковь и предопределил Её к усыновлению детей через Иисуса Христа, чтобы в конце времени дать им Вечную Жизнь. Как это прекрасно! Брат Невилл, от этого мне стало уже намного лучше. Так что просто… Усыновление через Кровь Иисуса Христа!

102 Теперь смотрите, пойдём дальше. Мы знаем, что это завершение… Мы предопределены вместе с Агнцем. Святой Дух является нашей Печатью. Залог означает, что “будет что-то ещё”. Сейчас у нас есть только Залог этого. Залог — это только первый взнос (о-о, как прекрасно!), только первый взнос, который скрепляет дело, гарантирует и закрепляет, чтобы никто другой не прикоснулся. Это Залог нашего усыновления. Аминь. Сейчас Святой Дух является Залогом Божьим в нашем сердце (Печатью); в конце пути нас ждёт усыновление — сыновей и дочерей Божьих!

103 Давайте обратимся быстренько ещё к одному месту Писания (я записал тут на другой странице) — Римлянам 8:22. Я думаю, что оно прекрасно. Так вот, вчера при изучении я решил выписать здесь несколько мест Писания, на которые я хотел бы сослаться.

…знаем, что…знаем, что вся тварь совокупно стенает и мучится доныне;

И не только она, но и мы сами, имея начаток Духа, и мы в себе стенаем, ожидая усыновления, искупления тела нашего.

104 О-о, вы понимаете? “Всё творение стенает”, — сказал Павел. Всё стенает. Посмотрите на деревья, как они борются. Посмотрите на цветы, как они борются за жизнь, хоть их и погубит мороз. Посмотрите на деревья, как они борются за то, чтобы простирать свои ветви, чтобы воспевать Богу славу. Видите? Всё: вся природа, все животные, все птицы (она быстро улетает от врага и спасается) — всё стенает. “И мы сами, — сказал Павел, — мы тоже с ними стенаем, потому что мы ожидаем искупления нашего тела”.

105 Но сейчас, сейчас…они стенали столько лет, до сих пор, теперь же у нас есть Залог нашего наследия! О-о, вот это да! Что у нас есть? — У нас есть доказательство того, что Бог жив. У нас есть доказательство того, что Бог с нами. У нас есть доказательство того, что Бог не оставил нас, что мы — Его, а Он — наш, потому что мы…в своём теле мы сейчас являемся жилищем Святого Духа Божьего, Который вопиёт: “Авва, Отче”. И ничто не сможет Его отнять. Мы заякорены во Христе.

106 Так вот, у деревьев этого нет, у природы этого нет, однако мы по-прежнему стенаем вместе с ними, потому что мы пока ещё не получили полноты нашего усыновления. Но у нас есть его Залог, что мы были подняты над мирскими вещами и уже стали сынами и дочерьми Божьими. Какими же нам следует быть людьми?! О-о, только представьте себе! Подумать только!

107 Сейчас у нас есть Залог, наш дух стенает, желая полного усыновления, но сейчас у нас есть его Залог. Когда мы получаем Святого Духа, Он и является Залогом нашего полного усыновления, нашего полного спасения. О-о, как прекрасно! Я это просто обожаю. Хорошо.

108 Мы ожидаем полноты усыновления. Это произойдёт когда? — При первом воскресении. Именно тогда наше тело изменится и уже не будет этим бренным существом, как сейчас, и у нас будет тело, как Его Собственное славное тело: “Ибо мы увидим Его, как Он есть, и мы будем такими, как Он”. Когда Он явится, мы явимся по Его подобию. У нас будет такое тело, как у Него, славное, прославленное тело, и все жизненные испытания и борьба растворятся в дымке, и их унесёт навсегда.

109 А эти земные хижины, в которых мы сейчас стенаем, мы ожидаем этого Залога…этот Залог…когда наступит спасение полностью, в его полноте. Но сейчас в этих наших глиняных хижинах есть Нечто, подсказывающее нам, что мы поднялись на определённую высоту. Аминь. Что такое залог? — Это первый небольшой взнос, который скрепляет дело, Брат Даух. Это залог. Так вот, раньше, когда мы любили мирские вещи; раньше, когда мы грешили и ходили, поступая по-мирски, и не задумывались о Боге, мы были отчуждены от Него, без Бога, без Христа, в миру. Но Бог послал Своего Святого Духа, и через Него мы поднялись над этими вещами. Теперь у нас есть Залог, и мы знаем, что перешли от смерти в Жизнь. Аминь!

110 Смотрите, я уже показывал это вот здесь. [Брат Бранхам иллюстрирует—Ред.] Вот здесь ходит обыкновенный грешник, здесь внизу. Так вот, Христианин поднимается чуть выше, он поднимается выше всего этого. Это Залог его спасения.

111 Теперь, чтобы вы знали, когда…что происходит, когда видишь видения. Честное слово, Бог — мне Судья, я больше не хочу, чтобы они у меня были. Если они и будут, то я никому не буду их рассказывать (понимаете?), потому что я вижу, что из-за этого происходит. Люди не готовы к такому служению, поэтому приходится прекращать всё это (понимаете?), возвращаться назад сюда. [Брат Бранхам три раза стучит по кафедре—Ред.] Если я и вернусь на поприще, то я буду евангелистом. Но посмотрите сюда: вот на этом уровне, если вернуться сюда, здесь вверху…поднимаешься в эти Небесные места вот здесь вверху, живёшь прямо там в тех вышних сферах. Заходишь за пределы всякого человеческого представления, за пределы всех этих вещей. И таким образом поднимаешься в те пространства.

112 Но, вы понимаете, сейчас посредством Святого Духа у нас есть Залог нашего наследия, потому что мы поднялись над мирскими вещами и движемся вместе с этим миром, но мы над миром! [Брат Бранхам два раза стучит по кафедре—Ред.] О-о, Брат Невилл, да будет Бог милостив и дарует Церкви живого Бога!..

113 Когда мы доходим до того, что считаем, что церковь, прекрасная церковь… Ведь мы пытаемся не отставать в мирских вещах. Стараемся, чтобы наша баскетбольная команда была лучше, чем у других. Нам хочется, чтобы здание было получше. Нам хочется, чтобы лучше получалось картёжничать. Нам хочется, чтобы было получше одно и другое или третье. Да с какой стати нам сравниваться с роскошью и блеском этого мира? Мы не… Евангелие не блестит, Оно светится. Есть разница между блеском и свечением. Понимаете?

114 Мы просто ходим, как я говорил, перетаскивая один…один труп из одного морга в другой, меняем членов и тому подобное. Так какой нам от этого толк? И мы стараемся, чтобы всё блестело: большие красивые шпили, огромные красивые залы. Нам хочется, чтобы наш был лучше, чем у методистов, или лучше, чем у баптистов, и мы все подряд соревнуемся с католиками, и устраиваем игры в карты и вечеринки, ужины и развлечения, и всё такое.

115 Эта церковь никак не сравнится с этим миром. Как вы и ваши церковные развлечения смогут сравниться с масонской ложей или с любыми из тех людей, которые действительно умеют развлекать? Это их территория. Не пытайтесь перейти на их территорию.

116 Но у нас есть То, чего у них нет! [Брат Бранхам два раза стучит по кафедре—Ред.] У нас есть Иисус. Пусть они приходят сюда, если им что-то нужно. Пребывайте во Христе. У нас есть Иисус. Они не примут…у них не может быть Иисуса, пока они не придут сюда. А когда мы приходим туда, мы уходим с Его территории.

117 Не пытайтесь блестеть. Светитесь! А вы сами не сможете светиться, вы должны дать Ему светиться через вас. Понимаете?

118 Жучок-светлячок светится не потому, что он хочет светиться, а потому, что он сам светится, нечто в нём светится. Это в нём самом, он сам это делает, просто светится нечто сквозь него.

119 Что ж, то же самое и со Святым Духом. Нам не нужно быть какими-то странными, чем-то отличаться, воображать из себя кого-то — просто раскрепоститесь и живите благочестивой жизнью, и просто позвольте Богу жить через вас. Вот это свечение Евангелия. Понимаете? Не блестите, это обезьяны бросаются на такие блестящие вещи, на всё, что блестит. Знаете, они всегда хватаются за что-нибудь блестящее. Но свечение — это нежная, мягкая сладостность Святого Духа.

120 Так вот, мы ожидаем воскресения. Но вы понимаете? Скажите: “Аминь”, если понимаете, что я подразумеваю под словом “Залог”. [Собрание говорит:

“Аминь!”—Ред.] Мы были… Мы…мы знаем, что перешли от смерти в Жизнь, потому что мы поднялись. Мы не сами в себе возвысились, но поднялись над мирскими вещами, и мы всех любим. А Бог любит нас, и мы это знаем. И мы наблюдаем за своей жизнью и видим, что это действительно Святой Дух, потому что мы уже безразличны к мирским вещам. Понимаете? Вот так. Если вы любите мир или дела этого мира, тогда любви Божьей ещё нет в вас. Понимаете? Но если вы над всем этим, тогда вы знаете, что у вас есть наследие (понимаете?), вы…вы приближаетесь к полному искуплению.

121 Так вот, это не наступит (понимаете?), пока у нас сначала не будет… Сначала мы должны увидеть Иисуса. А когда Он придёт, тогда у нас будет такое тело, как Его тело, и мы станем подобными Ему. Хорошо.

122 Теперь мы видим, что нечто было утрачено (потому что в Библии так сказано, а также здесь в Книге), из-за…из-за чего мы были искуплены. Почему мы были искуплены? — Что-то мы, должно быть, утратили. Для того чтобы быть искупленными, кто-то должен выкупить нас. И всё то наследие, которое было у нас, было…было выкуплено. Значит, должно быть, когда-то у нас было то, чего у нас нет сейчас [Брат Бранхам два раза стучит по кафедре—Ред.], и этот Агнец пришёл это искупить. Понимаете? У нас было нечто, что мы утратили.

123 Теперь обратите внимание. Что же мы утратили? — Что ж, Адаму была дана Вечная Жизнь; пока он вкушал от Дерева, он имел Вечную Жизнь. И мы снова видим, что Адам был…он…он унаследовал землю. Он был на земле как бы мини-богом. Земля принадлежала ему. Всё было отдано в его руку, он мог с ней делать всё, что хотел. Он давал имена и называл, и делал всё, что хотел. Он был воистину сыном Божьим.

124 Так вот, грехопадение лишило Адама правового документа на неё. Документ перешёл от него к сатане. Сатана завладел правовым документом. Адам был очень нерадивым, и он не восстановил свои права, потому что он не мог восстановить свои права. Но сатана, который незаконно обладает ею, хотя и владеет ею, является богом этой земли. [Брат Бранхам пять раз стучит по кафедре—Ред.] В Библии так сказано. Он владеет ею. Не потому, что он…что он действительно законно её заполучил, но он владеет ею. Теперь вы понимаете? Сатана владеет ею, он держит её в своей руке. Смерть в его руке, земля в его руке, мир принадлежит ему, все страны принадлежат ему, он правит и контролирует всем миром и всем, что в мире — сатана.

125 Но, благодаренье Богу, мы не от мира сего. Понимаете? Так что вот вам, пожалуйста. Видите? И мы… Я не имею в виду Церковь, Церковь он не контролирует. Он контролирует только мир. Он сказал, что они — его, и он — бог этого мира. Иисус так о нём сказал, так оно и есть. Он — бог этой земли, ослепивший глаза людей, бог этой земли. А Он — Бог Небес. И по закону он ею не владеет. Её владелец не он. Но он отнял…

126 И Адам лишился правового документа на это, на это…на всё то, чем мы владеем, на Вечную Жизнь и наследование земли. Иисус сказал в Матфея 5: “Блаженны кроткие, ибо они наследуют землю”. Видите? Так вот, сейчас она не наша.

127 И смотрите, она не досталась ни Адаму, ни его потомкам. Семя Адама тоже лишилось всего полностью. Она не у семени Адама. Сколько бы мы ни старались украсить этот мир, и сколько бы мы ни старались понастроить больших красивых домов и прочего — всё равно это не принадлежит семени Адама. Никак нет. Это не досталось семени Адама (никак нет), потому что сатана захватил всё с потрохами (верно!), потому что Адам лишился этого.

128 Теперь. О-о, вот это да! Да, столько всего можно было бы сказать. Я просто не хочу отнимать у вас слишком много времени. Ещё предстоит крещение. Хорошо.

129 Он владеет ею, но он незаконный её владелец (то есть сатана). Если законный владелец…законный владелец…владелец утратил её, её можно выкупить только одним образом, вот, а именно: при помощи близкого родственника. Только он может законно её выкупить. Так вот, это, безусловно, произошло при девственном рождении Иисуса Христа.

130 Теперь я хочу тут кое-что сказать. Во-первых, хотелось бы обратиться… Если мы обратимся сейчас к…к Ветхому Завету… По-моему, я где-то здесь записал — Левита 25. В Левита 25:23 и 24, там вы найдёте законы выкупа (те, кто записывает). Чтобы что-то выкупить… Когда человек… Когда Бог дал Израилю…разделил его землю через Иисуса Навина, каждому колену и каждому человеку была дана земля, а его дети наследовали его…его владение.

131 Так вот, если этот человек становился бедным и был вынужден отдать что-то другому человеку, то этот…выкупить это мог только близкий родственник. Но в конечном счёте это должно возвратиться. Тот человек распоряжается этим только в определённый промежуток времени. Это должно возвратиться к первоначальному владельцу. Верно! Это должно возвратиться к первоначальному владельцу. Если бы они были из колена Иуды, если это было… Если он был там, и этот удел был дан его отцу, тогда это было его, или же этим мог завладеть какой-нибудь близкий родственник. Но никто другой не мог законно… Они могли распоряжаться этим, они могли иметь на это правовой документ. Они могли обладать правовым документом, пока не был выплачен долг, но когда появлялся нужный человек, тот человек, который…

132 Скажем, например, если бы у меня был кусок земли, и я утратил бы его, я продал бы его Брату Невиллу, который из другого колена, от Иуды, или, может быть, продал его чужестранцу — он законно владел бы им. Он владел бы им, он мог бы приходить и обрабатывать его, и собирать с него урожай, и так далее, но на самом деле он был бы только распорядителем этого документа. Его владельцем он быть не мог — такой был закон в Израиле. Читайте…прочитайте это, прочитайте в Левита 25, и вы увидите, что они не могли законно этим владеть [Брат Бранхам три раза стучит по кафедре—Ред.], они только распоряжались этим.

133 Ну, например, мой сын захотел бы… (Билли, который там в конце) …захотел бы взять мою…купить эту землю. Что ж, если бы чужестранец или Брат Невилл, или…или какой-то другой человек владел ею, распоряжался бы документом на неё… Так вот, если бы это был мой близкий родственник, мой кровный родственник, то другой больше не мог бы распоряжаться ею. Никак нет! Ему пришлось бы её отдать (так точно), когда будет выплачена эта сумма, когда тот даст ему, скажем, двадцать пять тысяч долларов за этот кусок земли.

134 Ну, скажем, Брат Тони пришёл бы и сказал: “Брат Невилл, я куплю землю Брата Бранхама”. Он не смог бы этого сделать.

Брат Невилл скажет:

— Нет, я не хочу её продавать.

— Сколько ты за неё отдал?

— Двадцать пять тысяч.

135 — А я…я дам тебе тридцать пять тысяч. Я дам тебе столько-то.

136 — Сколько бы ты не давал, я не хочу её продавать. Я оставлю её себе.

137 Но Билли Поль мог бы прийти и сказать: “Я требую собственность моего папы, вот твои двадцать пять тысяч”. Ему пришлось бы её отдать (это так), потому что таков закон.

138 О-о, аллилуйя! М-м! Надеюсь, вы, Христиане, понимаете это. Мы — соль земли. Бог отдал её Своим сыновьям. Он подчинил нам всю природу, всех животных, всё живое, повсюду. Но от Адама, нашего отца, это право перешло к сатане. Но где же оно оказалось? — У законного Владельца, Бога, Который его дал. Аминь!

139 Неудивительно, что Иоанн сказал, что он горько плакал, потому что он не мог найти никого достойного выкупить это. Этот человек должен быть достоин. Иоанн сказал: “Я горько плакал, когда никто не мог взять Книгу или посмотреть на Неё, или снять Печати Её”. Он сказал: “Никто на Небе, никто на земле, никто под землёю, никто нигде”.

140 “Ни один человек”. Так вот, он вовсе не пренебрёг Ангелами. Помните, эта земля не была дана Ангелам. Это наследие человека. Гавриил был достоин — безусловно; кто-то другой был достоин; Михаил, возможно, не как…возможно, он был достоин этого, но ни один человек не был достоин. Понимаете? И Иоанн громко плакал.

141 Кто-то объяснил: “Потому что он сам оказался недостойным”. Это не так.

142 Этот человек был под влиянием Святого Духа, он не мог допустить такой ошибки. Но он…он был…он был…он был… Не только он был недостоин, он не мог найти никого достойного.

143 И как раз тогда он сказал: “Старец или сильный Ангел подошёл, сказал: ‘Не плачь, ибо Лев от колена Иудина, — (аминь), — Корень Давидов, Он победил!’” Аминь! Другими словами, покорил. “‘Он достоин взять Книгу!’” Аминь.

144 Помните, до этого времени он Его не видел. [Брат Бранхам несколько раз постукивает по кафедре—Ред.] Почему? — Он восседал там на Престоле, на Божьем Престоле. Он находился внутри святилища. До этого времени он ещё не видел Его, поэтому Иоанн думал, что выйдет Лев, но он увидел Агнца!

145 Вот так-то, братья. Мы побеждаем кротостью, добротой, Святым Духом! Не великий, могучий интеллектуальный гигант, но кто может смирить себя — такой человек побеждает. Человек, с которым плохо обращаются, но он всё равно остаётся слугой Христа — вот это победитель.

146 Так вот, он сказал: “Он победил, и Он достоин взять Книгу и открыть Её, и снять Печати Её”.

147 Так вот, позже мы выясним (может быть, не сегодня), что содержится в этих Семи Печатях, что в них было.

148 Теперь давайте немножко поговорим об искуплении. Прежде…прежде чем кто-то может быть…сможет выкупить, во-первых, человек должен быть достойным, это должен быть подходящий человек. Итак, это было выполнено, когда Иисус Христос родился девственным образом, потому что Он был Богом. Это был Сам Бог, ставший человеком, Он был Богом в человеческой плоти. Он должен был быть достойным, и Он был достойным благодаря девственной Крови Иисуса Христа. Так вот, мы находим это (если хотите заглянуть в это место Писания) в Первом Петра 1:18-20, если вы записываете места Писания. Он должен был быть достоин. Он и был достоин, потому что Он принял на Себя человеческий облик. Он стал человеком, Бог стал нашим родственником. И тогда в этом мы видим нечто прекрасное — Бог-Иегова стал плотью и обитал среди нас как Достойный. Аминь.

149 “Он победил”. Бог принял облик человеческой плоти, Он пришёл на землю, родился как младенец и ходил среди нас. И Своей святой Кровью Он победил.

150 Так вот, в Ветхом Завете человеку нужно было обнародовать свою собственность, что же он делал? — Он брал с собой старейшину…десять старейшин, подходил к воротам и объяснял, что он делал, чтобы выкупить то, что он утратил, и показывал, кем он был, и свидетельствовал. Мы находим здесь прекрасный рассказ (я тут сделал короткую заметку, чтобы сегодня утром от волнения не забыть) о Руфи, родственнике и Воозе. Недавно мы проходили это. Я хочу, чтобы вы сейчас обратили внимание на три стадии этого отдыха.

151 Я хочу, чтобы вы обратили внимание на отдых Церкви — в точности то же самое. Теперь смотрите. Во-первых, мы видим (как говорилось на той проповеди “Родственник-Искупитель”), что Бог стал плотью для того, чтобы стать Искупителем. Это был Он здесь, в 5-й главе, в 5-й главе, сказано:

И никто не мог, ни на небе, ни на земле, ни под землёю, раскрыть сию книгу, ни посмотреть в неё.

И я много плакал о том, что никого не нашлось достойного раскрыть Книгу или читать…или читать сию книгу, и даже посмотреть в неё.

И один из старцев сказал мне: не плачь; вот, лев от колена Иудина, корень Давидов, победил, и может раскрыть сию книгу и снять семь печатей её. (Это Он, именно на Него мы взираем.)

152 Заметьте, как Руфь… Как… И Ноеминь… Вооз — это просто идеальная картина. Ноеминь во время голода оставила ту церковь, оставила ту страну, ушла в Моавитскую землю, чтобы временно пожить там. Она лишилась всего, что у неё было. И когда она ушла, её муж Елимелех умер, когда они были там, поэтому его наследие могло оказаться у кого угодно. Затем, когда мы приходим… Когда она возвращается, она приводит с собой эту красивую молодую вдову-моавитянку. И когда Вооз увидел эту вдову (прообраз Христа), он влюбился в неё. И он полюбил её. Поэтому ему нужно было выкупить, а он мог взять её в жёны только тогда, когда выкупит то, что утратил его брат Елимелех.

153 И тогда он спросил своего другого брата, который по родству ближе его, выкупит ли он, и тот не мог этого сделать. Поэтому он пошёл, чтобы показать идеальный пример законов Божьих. Он подошёл к воротам и скинул свой сапог, и сказал: “Да будет известно в этот день, что я выкупил всё, что было у Ноемини. Всё, что у неё; всё, что утратил мой брат Елимелех, я следующий родственник, и я в состоянии выкупить, поэтому я пришёл востребовать. Если кто-нибудь из находящихся здесь может показать справедливый повод, почему…кто-нибудь, кто роднее меня, то да будет это известно”. И все молчали. Поэтому он скинул свой сапог и бросил его для свидетельства: “Я выкупил всё, что было у нашего брата Елимелеха”. Почему? — Он был родственником. Он был родственником-искупителем. О-о, как это прекрасно! Это такая прекрасная история.

154 А тогда, всё то время, Руфь отдыхала и ожидала, чем всё это кончится. Затем он вернулся (никто не смог засвидетельствовать вопреки этому), он вернулся и забрал Ноеминь и взял Руфь, красивую моавитянку, и они поженились и жили на этом владении. Какой прекрасный рассказ!

155 Есть три стадии Руфи. Руфь…Руфь решающая: она принимала решение — решится она вернуться на родину или нет (точно как Церковь). Руфь служащая — когда она пошла подбирать колосья. Руфь отдыхающая — это то, что Руфь делает сейчас (Церковь). Вот, Руфь вознаграждённая — это то, что произойдёт с ней далее (награда Церкви).

156 Так вот, мы не сможем…нет времени, потому что предстоит служение крещения, а уже пятнадцать минут двенадцатого. Но, может быть, мы продолжим об этом в следующее воскресенье или в какое-нибудь другое воскресение в будущем, если Господь позволит. И я хотел бы рассмотреть это здесь, чтобы показать эти семь рогов и семь очей, и именно эти Семь Печатей, семь служений, семь ангелов Церкви, семь звёзд, семь… О-о, это так…

157 И как раз здесь всё это соединяется. Так точно. Нужен был достойный, поэтому Иисус достоин. При Его возвращении мы сполна будем наслаждаться всей полнотой искупительных благословений. Кроткие унаследуют землю. Мужчины и женщины снова будут сынами и дочерьми Божьими. И Миллениум пойдёт полным ходом. Как это прекрасно!

158 И сильный Ангел громким голосом провозглашает: “Кто достоин? Кто способен это сделать?”

159 И тогда старец сказал: “Не плачь, ибо Лев от колена Иудина, Он достоин, и Он победил”.

160 И Он взял Книгу и открыл Книгу, и снял Печати Её. Он не говорил, что с ними было. Когда мы будем показывать открытие этих Семи Печатей по всей Библии, увидите, что произошло. Прямо в этой Книге за Семью Печатями, к Которой мы вот-вот приступим [Брат Бранхам два раза стучит по кафедре—Ред.], содержится полная тайна всех искупительных благословений Божьих. Запомните, Он — Агнец, только Он искупил Её. И запомните, это запечатано на обороте Книги, не внутри написано. Она запечатана на обороте [Брат Бранхам три раза хлопает по Библии.], и это не написано внутри. И только Он был способен даже отверзнуть Книгу или открыть Книгу, или открыть Печати [Брат Бранхам два раза постучал по кафедре.], только Он мог это сделать.

161 Так что об этом люди сколько угодно могут спорить, вот об этом, о значении этого, но именно Он Божественным образом это истолковывает. Однако то, что здесь, на обороте [Брат Бранхам показывает на своей Библии—Ред.], никто не может истолковать. Это может сделать Он и только Он, и именно Он может открыть эти семь тайн. И смотрите, здесь всё целиком говорит об искуплении, как Церковь была искуплена и что это будет за искупление.

162 О-о, давайте будем любить Его от всего сердца, делать всё, что в наших силах.

163 Один писатель писал рассказ (прежде чем я закончу и передам служение Брату Невиллу)… Вам нравится Откровение? [Собрание говорит: “Аминь!”—Ред.] О-о, я от него просто в восторге! Сегодня утром мы прошли, наверно, только три стиха, но мы продолжим в следующий раз. Заметьте, мы только…

164 Один писатель написал книгу о молодой девушке, которая искала Бога.

165 Столько раз мы пытаемся найти Бога и ищем Бога, и… Если бы Бог был повсюду, и был бы большущий… Ну, если бы Он где-нибудь на возвышенности поставил большущий Престол, тогда все поверили бы в Бога. Если бы Бог восседал где-нибудь на большом Престоле, говорили бы: “Он восседает в таком-то городе. Вот Он, это Бог, обращайтесь к Нему. Он может [Брат Бранхам щёлкает пальцами—Ред.] вот так всё переменить”, — конечно, все поверили бы в Него. Тогда вера была бы бесполезна. Тогда нам вообще не нужно было бы иметь веру (понимаете?), ничего было бы не нужно. В Миллениуме так и будет, но сейчас Он зовёт и старается найти тех, кто… Это кажется таинственным и смутным, и не знаешь, как это делается. Но мы верим в это верою! Мы верим в это. Поэтому так оно и есть. Ты понимаешь это, Брат Элмер? Видите? Это…

166 Если бы Бог восседал на каком-то престоле, и говорили бы: “Значит так… Вот тут… Вот Бог. Он живёт в определённом месте, мы пойдём туда и попросим: ‘Глубокоуважаемый Сэр, Бог, Ты это сделаешь?’” — “Да, сделаю”, [Брат Бранхам дует—Ред.] — всё было бы сделано (видите?), ну конечно, ведь это же Бог. Видите?

167 Ещё бы, ясное дело. Поэтому не было бы нужды… Вера стала бы напрасной. Когда ты уверен, вера уже не нужна.

168 Что, если бы все люди в этом мире были Христианами? Что, если бы все были наполненными Духом Христианами? Так нам и вера уже была бы не нужна, вера вообще была бы не нужна. А именно верой…ведь мы спасаемся именно верой. И поэтому должны быть те, кто не согласны с этим, чтобы мы проявляли веру. Теперь вы понимаете? [Собрание говорит: “Аминь”.—Ред.] Необходима противоположная сторона. Понимаете? Необходима скверная женщина, чтобы как следует выделялась настоящая. Понимаете? Необходима ложь, чтобы подчеркнуть Истину, и чтобы она ярко сияла. Если бы во всём была Истина, то она стала бы обыденной. Понимаете? Понимаете? Но, видите, это нечто величественное, это нечто настоящее, когда Истина, вера и так далее… Итак, вот, пожалуйста.

169 Так вот, у нас должны быть все эти “за” и “против”. Так и бывает. Необходимы хорошие дни, чтобы вы радовались…вернее, плохие дни, чтобы вы радовались хорошим. Необходима какая-нибудь болезнь, чтобы вы наслаждались хорошим здоровьем. Понимаете? И необходимы долины, чтобы вы наслаждались горными вершинами. Вот, а в один прекрасный день постоянно будем на горной вершине, постоянно будет здоровье, всюду будет Бог, всюду будет радость, просто…будет…будет не-…нескончаемая радость. Но до того времени (понимаете?) у нас должны быть эти “за” и “против”.

170 Так вот, все, кто это понимает, скажите: “Аминь”. [Собрание говорит: “Аминь!”—Ред.]

171 Эта девушка говорила, что она искала Бога, куда бы ни пошла. Она ходила то в одну церковь, то в другую церковь, и повсюду, но она не могла Его найти. И однажды она оказалась на дороге, там шёл один старичок, низкого роста, а на спине он нёс большущий кафедральный собор. Он шёл по дороге. А она сказала: “О-о, добрый человек!” Она сказала: “Ой, это очень мило с вашей стороны, — сказала, — но вы…вы несёте на спине такой груз”. Он сказал… “Он раздавит вас”.

172 Он ответил: “Нет, Меня он не раздавит, — сказал, — потому что Я — Скала, на Которой он построен”. Это Он.

Давайте помолимся:

173 О Скала Веков, я так рад, что передвигаюсь в этом соборе, зная, что мы почиваем на Скале. О-о, Он сказал: “Скала… Он не тяжелее бумаги”. И когда Скала начинает быстро двигаться с ним вперёд, внутри начинают звенеть красивые колокола. О Скала Веков, сокрой нас в милости Твоей. Пронеси нас по жизненному пути, житейскому потоку, чтобы наше сердце было исполнено радости и звенело Тебе хвалой до самого конца пути.

174 Благодарим Тебя за то, что Святой Дух посетил нас сегодня утром в Слове, когда Он пришёл и сделал для нас Слово таким реальным. Прости нам наши недостатки и всё, что мы неправильно сделали или сказали — прости нас за это. Помоги нам быть лучшими Христианами, Отец, Боже. Мы молим, чтобы Твои милости почивали на нас.

175 Я прошу, Господь, если на то Твоя воля, чтобы мы очень скоро снова собрались и закончили эти главы и принялись за Семь Печатей. Мы…мы с нетерпением ожидаем той возможности, Господь, когда Ты…Ты…Ты позволишь нам это сделать. И, Отец, здесь, в нашей небольшой церкви, мы молим, чтобы Ты даровал это нам, чтобы мы поняли эти великие вещи Божьи. Не потому, что мы этого заслуживаем, Господь, но наши алчущие сердца верят в это. Мы молим, чтобы Ты это даровал.

176 Мы молимся за нашего Брата Невилла, Господь, нашего верного посланного Богом пастора. Мы молимся за него, чтобы Ты помог ему и благословил его и его милую жёнушку (эту замечательную женщину), и его детишек.

177 Мы молимся за всех попечителей, дьяконов и всех, кто приходит в эту церковь; не только за наших, но и за других, и за всех, призывающих Твоё Имя. Я молюсь за моих друзей по всей стране, стоит только упомянуть, и они уже здесь. Отец, я…я просто благодарю Тебя за это.

178 Я молю, чтобы Ты ускорил тот день, когда придёт Иисус, и мы все соберёмся вместе там, где больше не будет ни дня, ни ночи, и больше не будет времени, но оно сольётся с Вечностью, и где мы всегда сможем быть все вместе. Даруй это, Господь.

179 Если сегодня утром здесь есть те, Господь, кто не знает Тебя как своего Спасителя, то дай им желание познакомиться с этим Агнцем, Который держит в руке Книгу с тайной за Семью Печатями. Боже, позволь нам познакомиться с Ним, чтобы в будущем, когда мы увидим снятие тех Печатей, мы смогли понять, о чём нам говорит Бог. Мы просим об этом для Божьей славы и через Имя Его Сына, Иисуса Христа.

180 И пока мы склонили головы: может, здесь кто-нибудь скажет: “Вспомни меня, Брат Бранхам, в молитве, я хотел бы, чтобы меня вспомнили в молитве”? Благословит вас Бог. И благословит Бог вас. И благословит Бог вас и вас, и вас. Да. Да будет Бог благ к вам. Да. Поднялось, может быть, два десятка рук или больше.

181 О Господь, Ты видишь их руки, Ты знаешь их желание. Ты знаешь, что в их сердце, я не знаю. Я молю, чтобы Ты открыл им, Господь, Свою благость и Свою милость. Даруй им прощение — за что бы то ни было. Если это болезнь, Господь, то исцели их тело и сделай их здоровыми. Сделай это, Отец, пока на собрании, на собравшихся пребывает помазание Святого Духа; пусть великий Бог Небес помажет настолько, что благословит всех, находящихся в Божественном Присутствии, чтобы мы в это утро ушли отсюда со словами: “Не горело ли в нас сердце наше?” Даруй это, Господь.

182 Я слабый и изнурённый, голос сел, и я…я просто молю, Боже, пошли и мне силы. Помоги мне, пожалуйста. Укрепи меня. Залечи там эту рану, Господь. Пожалуйста, излей на неё святой Елей Божий и…и на все остальные раны, Господь, и для всех повсюду. Мы хотим жить, Господь, для Твоей чести и Твоей славы. Даруй это. И исцели всех больных и страдающих. И прославь Себя, Господь, потому что мы осознаём, что ещё недолго, и мы…у нас больше не будет этих собраний, они прекратятся, они канут в прошлое.

183 Итак, Отец, благослови, мы просим все вместе через Имя Иисуса Христа.

184 И ещё, Отец, мы также просим, чтобы Ты вспомнил тех, кто будет сегодня утром креститься в Имя Господа Иисуса, чтобы Ты дал им крещение Святым Духом, великую славу и честь. Даруй это, Отец. Мы сейчас предаём всё это Тебе.

185 И, Отец, при всём этом я упомяну и о себе. Не забудь меня, Господь, помоги мне сейчас. Я молю во Имя Иисуса. Аминь.

Revelation Chapter Five #1  

1 Thank you very much, Brother Neville. The Lord bless you, my brother.
And good morning, friends. It's happy this morning, privilege, or a grand privilege, I should say, to be back here at the Tabernacle again and to have this time of--set aside for our morning worship and fellowship around the Word of the Lord. I believe it was said one time, "I was happy when they said unto us, 'Let us go to the house of the Lord.'" To be with Brother Neville again, my good and precious friend...

3 And a... I guess it's a little cool, or a little warm back there. We have, I think, some fans that you can use with your hands this way. It's... If... We got the fans if you've got the motor, so just to keep it a-moving. Or, we did have a bunch around here; I think they still have them. I see some using song books or whatmore. And it's... One thing we're trying to have services for, is to dodge these places that are--are in the future that's hot. So we're... That's why we're here this morning, to bypass those places. And only one thing that can do that, that's the Blood of our Lord Jesus Christ that does that.

4 And I was very happy to hear the good report of the church, that how it is progressing, going on with the Lord, and how God is dealing with you in spiritual gifts. And I certainly are very thankful to God for your sincere hearts that He can deal with, and trusting that He'll keep you right in the middle of that straight and narrow way, that you will not move right or left from it.

5 And I want to thank Brother Colvin and his daughter, I believe it was, that was up here a few moments ago that sang that song, "There's No Tears In Heaven." That's beautiful. I certainly appreciate that.
And as Brother Neville said about he and I years ago, and I can say that about Brother Colvin; we've knowed one another for years. And to hear him sing those old Gospel songs and bringing his children up in the way of the Lord, it's very elating to my heart. Makes me rejoice to know that God still has people who love Him and care for Him. And we're grateful for that.

7 Now, since I come back, I hear that many has been baptized into the faith, and we're so happy for that. I see my good friend, Brother Elmer Gabehart back there. I understand that he was just baptized into the faith, and I'm certainly grateful for that. That makes all of our old hunting crew down in Kentucky just about ready; just take the limit now alone, doesn't it?
I remember (And I know Rodney is listening to me in the back room, if he's back there yet, and Charlie is setting before me.) when we used to go down there... The boys all liked to, "Well, it's squirrels." They'd take a few extra if they could find them. But I got to talking to them that that wasn't right. So now there the whole group's just about converted, so I guess we'll just have to move over into the next county and get them straightened out over there. That'll be fine.

9 So I sometimes look down, as every minister, down the pathway that you have walked, and wonder about the--the things, that if--if you have sowed the seed.
Many of you is well acquainted with Johnny Appleseed in--of America. Why, there was also a--a man in Sweden that was considered something like that; he sowed flowers. And they say that's why they have so many pretty flowers in Sweden now, and because that they sowed the flower seeds, everywhere he could find a piece of ground that seeds would grow in. He loved flowers so he just strowed the seeds around. He's gone on but his flowers still live.
And partings leave behind us Footprints on the sands of time; Footprints, that perhaps another, While sailing over life's solemn main, A forlorn and shipwrecked brother, In seeing, shall take heart again. And that's what we all like to see, that something that we have did that will cause others to--to benefit by what we have done.

12 A few days ago I was setting, talking to my loyal little friend here in the city, a medical doctor, Sam Adair. And he said, "How are you doing, Bill?"
And I said, "Oh, pretty fair, I suppose, Doc." I said, "Yourself?"
And he said, "Oh, a lot of patients." Said, "I had fifteen examinations this afternoon."
I said, "Well, that's good as long as it's just examinations and finding nothing wrong." I said, "You know, the..." We got to talking about back when we were boys. And I said, "Well, Doc, I don't know just how long I'm going to be around. We're both in our fifties."
And he said, "That's true, Bill."
And I said, "But all these years, about thirty-one years of ministry now, I have kept my heart prepared for that hour when He comes. So it doesn't matter when He comes."
So he said, "That is true."
I said, "The greatest thrill I have is living for others."

17 And he said, "That's what life is--makes life real, is when you, not what you can do or accomplish for yourself, but what you can do for others." See, that's when you're really living.
And if there happens to be someone among us who has never did that, tried to live for somebody else, give that a try, and just see how much more life holds for you when you will not live for what you can get yourself out of life but what you can give someone else in life. And you'll find that it's more blessed than riches or anything of--that can be thought of, is what you can do for someone else to make life's burdens... Which, life in itself is a burden. And it will make it a little lighter for someone else. You just don't know the joy unless you've tried it once, to do something for someone else.

19 And then that brings me to thinking of thirty-one years (will be soon) of ministry for the Lord. And I guess every man thinks of sometime when he has to come to his last service, and come to his last hour, and look back down the path, and see what has been accomplished, see what's went on, "Have you did anything?" And as I have just said, it's what you do for others that counts.
I often wonder what would be when I got to the end of my road, which we don't know what time that will be, none of us. So I was thinking about looking back down along the trail where I've come through life, and seen the different hills, and briar patches, and rocks, and hard places, and smooth runnings, and what I did in those kind of times. It'll all show up one of these days at the hour of my going away. And it'll do that on each one of us. We will all be sure of that, that it'll--it'll show up to each one when that time comes.

21 And that brings me or leads me to say something that I would rather run than say. It leads me to say something that I... It grinds my heart to the bottom to say it, but what I say I am forced to say, realizing that this is being taped and the world will hear it, but I have left the ministry for a--a cause that I am sorry that I have to leave for. And perhaps many of you have heard it; I'm closing my office, and so forth, and leaving the field.
I don't know where our Lord will lead me to, and that I have no control of, or whatever He will have for me to do. But I'm thinking at the end of the road where I must come. And down along life's journeys I have made so many mistakes that I am very sorry from my heart of, because of, I guess, being human and in weakness and so forth, causes a person to do things or say things that, and even act that they would not want to act otherwise. But being the weakness of a human being, why, we--we have those times. But there...

23 If there's anything that has been in my heart to do, was to hear those Words of our Lord Jesus at the end of this journey, to say, "It was well done, My good and faithful servant." And many times I have said I'd like to have been standing there when He said, "Come unto Me"; but I did desire to hear it say, "Well done." That I did not hear the voice in the original say, "Come unto Me," back in the times of the writing of the Bible; but I do desire to hear it say, "Well done."
And if anything I always wanted to be, and desires of my heart to be, was a true servant to Jesus Christ, my Lord and Saviour. I want my testimony to be clean, clear cut, that I stood, in all my mistakes I yet loved Him with all my heart. And I do that this morning with all my heart.
And because of that, it forces me to say I am leaving the ministry, is because that there's something arose up amongst the people that's caused me to do it; that is, that I have been taken from my bracket of a minister or a brother and being called Jesus Christ, and so call... And that would brand me as an antichrist. And I'll meet God as a quitter before I would meet Him as an antichrist to take away from Him.

26 I--I heard of it a--a few years ago and I thought it was a joke. And I met a couple brethren (which I don't see neither one of them in the meeting this morning), two or three of them one time in a fishing trip, and they approached me by the subject of saying, "Brother Branham, aren't you the anointed Messiah, the Christ?"
And I put my arms around the neck of both brethren, or all of them, and I said, "Brethren, as much as I have tried to be a true servant of Christ, I would not that you would say such a thing as that. And if it would ever be said of me, then I will leave the field with a clear conscience, and you who do that will be responsible for every soul that I would've saved during that time (See?), for taking me from the field." And I thought that ended it.

28 And I heard it a few more times. But it wasn't so. And the other day in Canada a brother showed me a little ticket of a thing he packed in his pocket, said, "William Branham is our Lord," baptizing in the name of William Branham. And a little... a precious... If it'd been an enemy, if it'd been my enemy I would've knowed it was a joke. But a precious, darling brother come up to confess his sins and his wrongs and say his faith in me as being Jesus Christ.
And I have got letters at home, and calls from Chicago and different places, asking me if I believe that dogma.
And I got all kinds of letters that's come in the last few days, and calls from different places, and so--or--or saying that I was Christ. Brethren, that is a horrible, disgraceful, ungodly lie of the Devil. See, see? I am your brother. Now, that would run any person from the field. That would make anyone that loves Christ run from the very thing.

31 I went to the Lord here not long ago, when I first heard it, about a year ago, and then I went to the Lord and He referred to me to the Scripture that when John came forth a-preaching, that they hadn't had a prophet on the earth for so many years, until it would... They was all amazed in their heart, thinking maybe John was the Messiah. So then I... John, they went and asked him, and he said that he was not. You read that in Luke the 3rd chapter, 15th verse. And so then... But that kind of quietened down, so I let it go like that.
But then when it come to this, then I knowed that something must be done. And I say this, that the visions and the Angel of the Lord that appeared at the river, if this is to be my last message or last thing to the church, to the world, "Those things are truth, as far as the Angel of the Lord."
And I stood still if people called me a prophet many times, 'cause a prophet in the English testament is just "a preacher, a prophesier, a foreteller of the Word," and so forth. I'd stand for that, 'cause you could just kind of push that down; but when it comes to be calling anointed Christ, or something, that was too much for me. So I just couldn't stand that.

34 And so then about... I come... After leaving the meeting at Canada, I found out that way up in the Eskimos or the Indians up there, it had got among them.
And so it just tore me all up. And the hunting trip that I had planned so long, I could not take it. I was afraid of a hunting accident, if you understand what I mean. I got so shaky, worse than I am standing here now. And I just couldn't stand it any longer, to think that thirty-one years of ministry went down the Devil's gutter pipe, into the... When I'm gone, what will they say? "There he is; that's exactly what it was." And all the influence that I had upon the people, then you see where it'd be, I'd be an antichrist. And I just couldn't stand it.
I thought, "I'd rather die here in the woods, like I fell on my gun or something, than..." And I seen I was... Then I thought about my little Joseph, and so forth, that had to be raised. And I was no condition to hunt, so I just left the woods and come home.
And I've been tore up about eight or ten days, in such a fix I just... I thought I was losing my mind. And I just asked everybody to stay away from me and let me alone, 'cause I'm in such a fix and nervous and upset and all tore to pieces.

38 And I wondered; if it would've been some enemy of mine, it would been all right, but I would just have laughed at it and went on; but when it come to being precious brothers, precious sisters, then that's what hurt me. And I said, "Lord, the great--thing's too great for me; I'll just have to walk out and leave it in Your hands. I--I don't know nothing else to do."
A few nights ago, to make it sure, I had a--a visitation from the Lord. And I seen a precious ones, a babying a--a serpent which was yellow and black, and telling me right along, and--and the thing struck me on the leg. But the blood was so rich it didn't take effect on me. And I looked down, and there's where I had been bit before. And I turned quickly with a gun and shot the--the thing, and it hit it right in the middle of the thing.
And a brother said... I turned with my gun to shoot its head off, and he said, "Don't do that; just pick up the stick laying there by you." And when I turned my back to pick up the stick, it wiggled into some water, just a small puddle of water.
I said, "Well, it can't hurt very much longer now because I believe the brother realizes (the brethren) that what would happen." I said, "It'll... It's mortally wounded, so it'll die."

42 And I asked many of my members of my church here, in this Tabernacle with Brother Neville and I, that's come approaching me with that same question. Brothers, sisters, haven't I tried to be a true servant of Christ before you? Have not I tried to be your brother?
Now, wherever it is; it's a spirit on precious people. Many people has asked me that. But it's--it's a spirit, but I hope that today that it receives a deadly wound and will die out quickly so I can return back to the ministry. Until then, I'll ask you each one: pray for me. I don't know what I'll do. My place up for sale. And I just can't stand it; I--I--I stay around, I'll go completely stark mad. And I'm... I ask you to pray for me.
And, remember, if you've ever believed me, if you've ever believed me to be a servant of Christ, remember, "That is an error. It's falsely. THUS SAITH THE LORD. It is wrong. Have nothing to do with it. I am your brother. Let us bow our heads:

45 Heavenly Father, my flesh is trembling; my hands are squeezing together; my toes are drawed up in my shoes. O God, be merciful. What have I ever done, Lord, to deserve this? I pray that You'll be so merciful to me, Lord, and to all. And up there in them precious darling people, may they see their error and what they have did, Lord, to break the heart of their brother and to--not only their brother, but our Saviour; our heavenly Father. I pray that You'll forgive us of our errors, Lord. Let the holy Blood of Christ now draw our beings together, Lord, and blessed be the tie that binds our hearts in Christian love and fellowship.
God, may the enemy that's approached our brothers and our sisters with--may it receive a deadly wound that cannot exist any longer; may it just die away, Lord. When You do that, Father, I'll return back to the field again. But until then, Lord, I am Your heartbroken servant, waiting, waiting. It's beyond anything I could do. With tears and with crying and with persuading I tried, Lord, hard (You know my heart.), to stop it before it got that far; but it went beyond anything I could do. So, Father, I commit it into Your Hand from this pulpit to where I've preached for all these years. I commit it into Your Hand.
Now, You see to it, Father, in Your own Divine way. And when it's all finished and everything is over, then Thy servant shall return. Until then I'll be waiting to hear from You, Lord.
Bless us now and give us a great service today; as we're here not altogether for this, but just to make it clear, publicly, before the world. That they might know, Father, that I love You and believe You, and have stood for You, and--and want to... If I have to go, let me go, Lord, with a clean heart and a real record that I have believed You and trusted You. Grant it. And I'll praise Thee and we'll give Thee glory through all ages that is to come through Jesus Christ. Amen.

49 Now, over in the Scriptures, let us turn in the Bible to the... I thought this morning it would be a good thing, if Brother Neville don't mind, just to continue on for a few minutes in...
Now, I... Don't let me hear it one more time mentioned among any of you. Just pray and keep it out; shut it off. See? I don't... I--I'm--I'm fifty-two years old, but I think maybe, if God spares me, I got a little life left, and I want to spend every ounce of my time for Christ. So remember, I'm leaving because I'm driven to do it.

51 Now, in the Book of the Revelations, in the 4th chapter where we left off the other day when we were in the study... Revelations the 4th chapter, I believe, at the last part of the verse--or the chapter. Well, how many likes Revelations? Wonderful. Now, I believe we quit at the 5th--the 5th chapter, didn't we? We left off at the 4th chapter, the four living creatures. Now, let's approach the Word now, forgetting those things are in the past.

52 Father, God, You help us now as we are nervous, but we approach the Word. Forgetting that which is in the past, we press now to the mark of the high calling, high calling of the ministry to be a servant to Christ. Give us the Word this morning and feed our hungry souls, for we're longing, Lord, and waiting for that precious anointing of the Holy Spirit. Come among us, Lord, forgiving our sins and trespasses and letting us be Your servants. For we ask it in Jesus' Name. Amen.

53 Now, we took the church ages, the last seven church ages. And then, now, I believe some of them are trying to--are going to write this up, the church ages. Then we come into the 4th chapter of the Book of the Revelation of... What is this? The Revelation of Jesus Christ, the Revelation, called in the Latin, the Apocalypse, which means "to be revealed, taking the--the cover off of, to show, to expose," to bring out the revelation of Jesus Christ which Was, Is, and Shall Come, the Root and Offspring of David.

54 Now, in the 4th chapter, we find out that John was caught up into heaven after he'd seen the church ages. Just giving a little background now, and then we'll...
Maybe it'd be best to read a few verses of the 5th chapter, and then we'll start right in with the background.
And I saw in the right hand of him that set upon the throne a book written within and... the backside, sealed with seven seals. And I saw a strong angel proclaiming with a loud voice, Who is worthy to open the book, and to loose the seals thereof? And no man in heaven, nor in earth, neither under the earth, was able to open the book, neither to look thereon. And I wept... because no man was found worthy to open and... read the book, neither to look thereon. And one of the elders said unto me, Weep not: behold, the lion of the tribe of the... of Juda, the Root of David, has prevailed to open the book, and to loose the seven seals thereof And I beheld, and, lo, in the midst of the throne and... the four beasts, and in the midst of the elders, stood a Lamb as it had been slain, having seven horns and seven eyes, which are the seven Spirits of God sent forth into all the earth. And he came and took the book out of the right hand of him that set upon the throne. That's the first seven verses.

56 Now, now, in the 3rd chapter of Revelations we find the ending up of the church age, which ended with the Laodicean, the lukewarm church age. Then we find out that immediately after that, John was caught up in the Spirit up into the heaven. And he saw things that was, and was to come, and things that had been. Now, we find out the church doesn't appear anymore until the 19th chapter of Revelations, then she returns with her Lord, gloriously washed in the Blood.

57 Now, in this last quotation, for a little background to get set where John is now, we found out that in the last message... I was just briefly looking over it yesterday, some of the context that I had spoken of. And John was carried up into heaven and saw those things. And I'd noticed in there that He had give me a revelation, that... You know, after His resurrection many was with Him, and some said, "What will happen to this man that's leaning upon Your bosom (John)?"
Jesus turned and said, "What is it to thee if he tarries till I come?" So He never...
Then there went a doctrine out. See how easy it can start? There went a doctrine out that--that John wasn't going to die until he seen Jesus coming--or till the second coming. The Bible said there was a doctrine went out of that. Howbeit, Jesus never said it that way. He said, "What is it to you if he tarries till I come?"
Now, we find out that he was lifted up into the heavens and saw from then until the coming of the Lord, as though he had been there and seen it all happen. John himself did not live... He lived to be ninety something years old, and then died in a--a natural death (the only one of the apostles) after coming from his exile from Isle of Patmos.

62 Now, there's one outstanding point that I would... (I think they've taken my--the blackboard down.) But I would like to emphasize on it a little before we strike this vital thing. Oh, this is glorious. It's a wonderful, wonderful chapter.
And then the very next chapter begins with opening up these seals. Oh, my. And then we have to skip from there and go different places in the Bible to get these seals when they opened and what the mysteries of them are. Oh, they are glorious, just rich with spiritual vitamins.

64 Now, we see that one of the great outstanding things I'd like to bring your attention to, was the living creatures of the last part of the 4th chapter, that John saw watching that ark of the covenant. You remember how they were fixed just like Israel in its march? They had... Now on... There was a face of the living creature. And we found out that these creatures were not Angels, neither were they men. They were Cherubims. And we found them in the Old Testament with the ark. We find them in the New Testament. And then we find them over in the coming of the Lord again: Cherubim guarding the mercy seat, the mercy seat which no one could approach unless there was an atonement there for that person. Only way that the sanctuary, when it was sprinkled of the blood, then it became a mercy seat. But after the blood was taken off, then it became a judgment seat.

66 And, oh, my, no one could stand the judgments of God. The only thing that we can look for is mercy, not judgment, not righteous--righteousness. We cannot approach His justice; because His justice, He'll have to keep His Word; and keeping His Word, "The day you eat thereof, that day you die." Who would want justice? I don't want justice. I call for mercy. My, let the mercy of God... And the mercy seat's sprinkled.
But there was a time of the cleansing of the sanctuary, when it was a judgment seat as long as the blood was off of the seat. Now, we're approaching that time now. We are now approaching in this age a cleansing of the sanctuary and the judgments coming upon the earth. See? As long as Blood is there, God cannot destroy the earth; long as Blood is there, nobody's a sinner before God. Everybody's right, because there's an atonement for everybody. But if you fail to accept that atonement and go into His Presence, then you are a sinner; you're beyond that mercy. Then you've judged yourself. But now while there is mercy... But when the cleansing of the sanctuary comes, the Blood goes off the mercy seat and then the wrath of God falls upon the earth. Oh, my. God, be merciful to us, that we be not in that day found without mercies of God.

69 Now, we see in there... I'll try to kind of spiritualize it here, or draw it for you by my hand, that there were four corners how Israel camped themselves. They put the--the ark in the center, and on the four sides of the tent was three tribes of Israel, and three fours is twelve, or four threes, rather, twelve. And each three had a head. And each head of the tribe...
One of them was Reuben; he always camped to the--the south. He was the head of man. And Ephraim was to the west, with three tribes, he was the--the ox. The... Then on the east was Judah, which is the lion. And on the north was Dan, which was the eagle. Now, notice. You remember them? All of you remember them well, how we had them drawed out: the eagle, and the ox, and the--the man, and the lion.

71 Now, you notice, Judah guards the eastern gate. And Christ is the Lion of the tribe of Judah. He shall descend from the eastern skies, enter in by the way of the gate. He comes from the eastern gate from the tribe of Judah. And He's the Lion of the tribe of Judah.
And we find out, over in our coming message this morning, that He still is proclaimed the Lion of the tribe of Judah, the Root, the very beginning of David. David was the king, eternally. And Christ sets on the throne of David in the millennium, which is eternal King. "There will never be one fail David." Hallelujah. "Never be one fail David." God promised that, said, "None would ever fail David, not one."
You say, "What about today, where are those Jewish judges?"
He still has the Seed, Christ is his Son according to the flesh. There one sets there. "David shall not fail." That's right. And Christ is that Lion of the tribe of Judah from which David sprang from.

75 Now, we find out that they were the guards to the mercy seat. They watched the mercy seat. Nothing come to it; it crossed over the tribes first before it could get to the mercy seat. Every man willing to give his life, every Israelite in camp would die before anything could enter into that camp over there and take that mercy seat. And now, we find out that was the Old Testament order.
And in the New Testament order we find the same thing, that it was guarded, the mercy seat. Oh, I hope you get it. The mercy seat is still guarded, still got the guards. We found out that those guards are Matthew, Mark, Luke, and John, guarding the Book of Acts, the acts of the Holy Spirit done amongst the apostles, which is the--the Book of Acts of the New--of the New Testament. And the four writers of the Gospels, Matthew, Mark, Luke, and John, all guard that mercy seat to show that it is God, the Holy Spirit today. Each Scripture, Matthew, Mark, Luke, and John, every one of them will back up the true Gospel of the Lord Jesus Christ and the acts of the Holy Spirit.

77 Now, when we get beyond that, then that's not It. But It backs up the true message. Like we find out in Acts 2:38, where, "Repent, and be baptized in the Name of Jesus Christ for the remission of your sins."
And today they adopted the Name of Father, Son, and Holy Ghost to be baptized in. There's no Scripture for that. There's no background. There's no--there's no nothing to guard that, not a thing. You say, "Matthew said it." Matthew guarded It, Matthew 28--1:18 said:
... the birth of Jesus Christ was on this wise: When... his mother Mary was espoused to Joseph, before they came together, she was found with a child of the Holy Ghost. ... this was all done... While Joseph her husband,... (rather)... being a just man,... not willingly to make her a publick example, was minded to--to put her away privately, on this wise. But while he thought on these things, behold, the Angel of the Lord appeared to him in a dream, saying, Joseph, thou son of David, fear not to take unto thee Mary thy wife: for that which is conceived in her is of the Holy Ghost. Then, the Holy Ghost and God the Father is the same Person or He had two fathers. See? So you see...
And she shall bring forth a child,... call his name JESUS:... ... and this was done, that it might be fulfilled... spoken of... prophet,... God would be with us, called Emmanuel, which is God, Father, Son, and Holy Ghost in one Name, Jesus Christ, which guards that gate against error.

81 A few days ago in Chicago, before a ministerial association of Chicago, greater Chicago... I knew... The Holy Spirit got me up in the night and told me, "Stand by the window." Said, "There is a group of ministers, and they're fixing a breakfast for you." Said, "Be careful, they're going to attack you upon this."
I said, "Thank You, Lord." He showed me where it would be set.
And I went and told some ministers, Brother Carlson and Brother Tommy Hicks, how it would be. I said, "The place that you've ordered, it won't be like that. We're going to be in another place." Told how Doctor Meade would be setting; how a colored man would come in, set this way, and all about it.

84 Then that morning they said... My son said to me; he said, "Daddy, you going over there in that fuss?"
I said, "I ain't going over to fuss. I'm going over, anointed with the Holy Spirit, with a Word of God that'll guard that mercy seat as long as He's there."
So when we got down there, before they even had a chance to ask one thing, the Holy Spirit spoke to me, said, "Now, is the time to say it."
I said, "I know why you're here." And I said, "Now, Brother Hicks, and you and Brother Carlson, the head of the Christian Business Men," I said, "isn't everything just exactly the way the Holy Spirit told me day before yesterday, that you did not get that room, we'd be over here?" And they just got it that morning. And I said, "Now, look, everybody is placed just the way It said it would be." I said, "The thing you want to approach me on is on the Name of Jesus Christ for baptism."

88 And when we... The Holy Spirit begin to take the Word of God and reveal It and interpret It down like that, when all those bunch of trinitarian ministers setting there, reaching under the table and shaking hands with one another and tears running down their cheeks. And I understand that seventy-two of them is coming down here to this Tabernacle for me to baptize them in the Name of Jesus Christ.
The mercy seat is guarded (See?), the Holy Spirit guarding the mercy seat. We must keep it just exactly... Let that Word of God... Them great messengers setting there, Matthew, Mark, Luke, and John, that backs up every act of that New Testament...
And now, now, that's exactly what I said in the first part of this morning's message, let's keep it right there guarded by the Gospel, these things. See? Keep it right there where the Gospels will guard It.

91 Now, we find out in there, they were guarding God's mercy seat in the Old Testament; and there, Matthew, Mark, Luke, John, all of them. And even the Lion of the tribe of Judah laid down His Life to guard that mercy seat, let it be sprinkled with His own Blood. And there He stands this morning, today, the great Conqueror which shall descend from the east someday and we shall see Him.

92 Now, we turn quickly, 'cause I know there's a baptismal service. What is this seven sealed Book? Oh, what a great thing. Did you notice how it says here, "It was seven seals on the back of the Book." It's something... Oh, may God help us now and give us courage, and maybe sooner or later I can get it to you. Look, this is not written in the Word; it's sealed on the back of the Word. The Book was sealed by these seven seals. The whole mystery of the Book is sealed up in these seven seals. This is one of the most greatest chapters in the whole Book of the Revelations. Look.
And I saw in the right hand of him that set upon the throne a book written within and... written within... (Inside's written, that's what we're reading this morning.)... and... the backside, sealed with seven seals. Outside the Bible, what the Bible doesn't even say, it's sealed in here with seven seals: the mysteries of God.

93 Now, what is it? Now, notice. A seal represents a finished product, something that has been already tested, proven, and then sealed. Where is... We have the Earnest of our salvation now by being sealed with the Holy Spirit. That is the Earnest of our salvation.
Let's go back just a minute, back... I got a Scripture written down here, several of them; I don't--won't have time to get to all. But let's go back to Ephesians just a moment, and read this in the 1st chapter of Ephesians, so that you might get the real meaning.
Paul, an apostle of Jesus Christ by the will of God, to the saints which are at Ephesus,... And, remember, John had this letter addressed to the Ephesians, to Ephesus and the faithful in Christ, the ones that Paul had preached to, and brought up, nurtured with the Gospel. See?
... Ephesus, and to the faithful in Christ... (That's those who are already in Christ.)... How do we get in Christ? By one Spirit we're all baptized into one body, which is the body of Christ.

97 Grace be unto you, and peace, from God our Father, and... the Lord Jesus Christ. Blessed be the God and Father of our Lord Jesus Christ, who hath blessed us with all spiritual blessings in heavenly places in Christ Jesus: Think of it now. He has blessed us with all heavenly grace, blessings, as we assemble together in Christ Jesus as the believers, the elected church, called out, set aside. He's sealed us in by His Holy Spirit, and now is revealing to us all the things that is in the future for us. Now, we're up to the seven seals.
According as he has chosen us in him before the foundation of the world, that we should be holy and without blame... in love: Having predestinated us unto the adoption of children by Jesus Christ to himself, according to His own good pleasure... What a beautiful thought this is.

98 Let's just read on just a minute. I want to get down here especially to the 12th verse, and 13th, 14th:
That we should be to the praise of his glory, who first trusted in Him. In whom ye also trusted, after that you heard the word of truth, and the gospel of your salvation: in whom... after... ye believed, you were sealed with the Holy Spirit of promise, "After ye believed..." Oh, my Baptist brother, how could you say that isn't so? You say you receive the Holy Ghost when you believe? It said, "After you believed then you were sealed with the Holy Spirit of promise." Notice:
Which is the earnest of our inheritance until the redemption of the purchased possession, unto the praise of his glory.

100 Now, we find out then that a seal means that it is a finished thing with God; it's already settled. And every believer was sealed with this promise from the very beginning, because before the foundation of the world we were predestinated unto the adoption of sons, before the world ever began. Oh, what a hope; that makes us rest steadfast and sure, a anchor to the soul that's not tossed about here and there but anchored in Christ, a hope that's sure. "Predestinated us before the foundation of the world, to the adoption of sons by Jesus Christ." Oh, how wonderful. I love that finished work with God.

101 Now, let me just quote another Scripture to you. "All that He foreknew, He has called; all that He called, He justified; all that He has justified, He hath glorified." All the way from the beginning, God, in His great infinite mind, foresaw His church and predestinated it unto the adoption of children through Jesus Christ, to give them Eternal Life at the end of the age. What a beautiful thing. Brother Neville, that just makes me feel lots better. So just... Adoption by the Blood of Jesus Christ...

102 Now, notice as we go on. Now, we know it's a finish... We are predestinated with the Lamb. The Holy Spirit is our Seal. The "Earnest" means "more is yet to come." We only have the Earnest of It now. The Earnest is just the down payment (Oh, how beautiful.), just the down payment that holds it, and secures it, and anchors it so no one else can touch it. It's the Earnest of our adoption. Amen. The Holy Spirit is now the Earnest of God in our hearts (seal), the adoption of sons waiting us at the end of the road: sons and daughters of God.

103 Let's turn to another Scripture, right quick, I got written down on this other page here. Romans 8:22, I think it's beautiful. Now, in studying yesterday, I kinda wrote out a few Scriptures here that I'd like to refer to.
... we know that--we know that the whole creation groaneth and travaileth in pain together until now. And not only they, but ourselves also, which have the firstfruits of the Spirit, even we ourselves groan within ourselves, waiting for the adoption, to wit, the redemption of our body. Oh, do you see it? "All creation is groaning," said Paul. Everything is groaning. Look at the trees how they struggle. Look at the flowers how they struggle for life, just for the frost to tear them down. Look at the trees how they struggle to hold their branches out to sing glories unto God. See? Everything, all nature, all animals, all birds, how he flies from the enemy quickly and gets away, everything groaning. "And we ourselves," said Paul, "we groan too with them, for we're waiting for the redemption of our body."

105 But now, now, they've been all those years until now, now we have the Earnest of our inheritance. Oh, my, my. What do we have? We have the evidence that God lives. We have the evidence that God is with us. We have the evidence that God has not forsaken us, that we are His and He is ours, because we, in our bodies we now tabernacle the Holy Spirit of God that cries out, "Abba, Father." And there's nothing can ever take that away. We are anchored in Christ.
Now, the trees does not have it; nature does not have it; but yet we are still groaning with them because as yet we haven't received the fulness of our adoption. But we have the Earnest of it, that we were picked up from the things of the world and now become sons and daughters of God. What kind of people should we be? Oh, my, when we think of that... Think of it.
Now, we have the Earnest; our spirit's groaning for the full adoption, but now we have the Earnest of it. As we receive the Holy Spirit, It is the Earnest of our complete adoption or complete salvation. Oh, how beautiful. I just love that. All right.

108 We are waiting for the fulness of adoption. This will take place when? At the first resurrection. That's when our bodies will be changed from these vile creatures that we are and we'll have a body like His own glorious body, for we shall see Him as He is, and we will be like Him. When He appears, we appear in His likeness. We'll have a body like His, a glorious glorified body, and all the trials and struggles of life will fade off into a little mist and blow away to never be no more.
And these earthly tabernacles which we now groan in, we are waiting for that earnest--that earnest for the salvation fully in its fulness to come. But now in these tabernacles of clay we have Something that tells us that we have raised up so far. Amen. What is the Earnest? It's the little down payment that holds it, Brother Dauch. It's the Earnest.
Now, once when we loved the things of the world, once when we sinned and went about doing things of the world, and cared not for God, we were alienated from Him, without God, without Christ, in the world, now God sent His Holy Spirit and through that we are lifted up from those things. Now, we have the Earnest, that we know that we've passed from death unto Life. Amen.
Here, as I was trying to show this like here. Here's where the ordinary sinner runs, down here on the bottom. Now, the Christian goes up a little higher than this; he rises above all that stuff. That's the Earnest of his salvation.

111 Now, that you might know when--what visions do to you. So help me, God being my judge, I never intend to have another one. If it does, I'll keep it to myself (See?), 'cause I see what it does. The people are not ready for such a ministry, so you just have to let it go (You see?), go on back here. If I ever come to the field again, I'll be an evangelist. But look here. On this here, coming back in here, up in here, you go up into this heavenlies up in here. You live right up around in those realms there. You go beyond anything that man can think of, beyond anything of them things. And it brings you up into them spaces there.

112 But, you see, now we have, by the Holy Spirit, the Earnest of our inheritance, because we've been lifted up from the things of the world; and we ride right along with the world, but we are above the world. Oh, Brother Neville, God be merciful and grant to the church of the living God...
When we ever get to a place to think that the church, a beautiful church, that we're trying to compare with the things of the world. We're trying to have a better basketball team than they got. We've got to have a--a better building. We've got to have a better bunco game. We've got to have better this and that, or that. Why, how can we ever compare with the glamor and the glistening of the world? We are not... The Gospel isn't a glisten; it's a glow. There's a difference between a glitter and a glow.

114 See, we just go around, as I've said, taking one--one corpse from one morgue to another, changing members and things like that. Well, what good does it do us? And we're trying to make it glittery, big fine steeples, great big fine places. We got to have a better than the Methodist or a better than the Baptist, and we're all trying to compete with the Catholic, and we're having bunco games and parties and suppers and entertainments, and everything.
This church can never compare with the world. How can you and your church entertainment ever compare with the Masonic Lodge or--or any of those people who can entertain? That's their grounds. Don't try to go over on their grounds.

116 But we got Something they haven't got. We got Jesus. Let them come over here if they want something. Stay in Christ. We have Jesus. They don't take--can't have Jesus until they come over here. And when we get over there, we're off of His ground.
Don't try to glitter: glow. And you can't glow; you got to let It glow through you. See?
The little glowworm, he doesn't glow because he wants to glow; because he does glow; there's something in him glowing. It's in hisself; it's himself doing it, something inside of him just glowing through.
Well, that's the way it is with the Holy Spirit. We don't have to be peculiar, be different, be anything more; just let loose and live a godly life and just let God live through you. That'll glow for the Gospel. See? Not glitter, glitter, that makes monkeys jump at things like that, anything that glitters. You know, they're always jumping for something that's shiny. But glow is a soft, mellow sweetness of the--of the Holy Spirit.

120 Now, we are waiting for that resurrection. But now, do you understand? Say, "Amen" if you do, what I mean by saying the Earnest. We been... We--we know we have passed from death unto Life because we're lifted up. We are lifted up not in ourself, but lifted up from the things of the world, that we love everybody. And God loves us, and we know it. And we watch our lives and see that It is the Holy Spirit, because we don't no more care for the things of the world. See? There you are. As long as you love the world or the things of the world, then the love of God's not in you yet. See? But as long as you're above that, then you know you have your inheritance (See?); you're--you're on your road to your full redemption.
And now, that will not come (You see?), until we have first... First we must see Jesus. And when He comes, then we'll have a body like His body and we'll be made like Him. All right.

122 Now, we see something that was lost here (because the Bible said so, and in the Book here) that--that has redeemed us. What are we redeemed from? Something we must have lost. Before you can be redeemed, there must be something that redeemed us back. And all the inheritance that we had has been--has been redeemed back. Then we must've had something one time that we do not have now, that this Lamb come to redeem. See? We had something we was lost from.

123 Now, notice. What did we lose? Well, it was given to Adam to have Eternal Life, as long as he eat from the trees he had Eternal Life. And we notice again that Adam was the... He--he inherit the earth. He was the--like a--an amateur god over the earth. The earth was his. Everything was given unto his hand; he could do with it whatever he wanted to. He named it, and called it, and done whatever he wanted to. He was truly a son of God.
Now, in the fall Adam forfeited the title deed to that. He forfeited it to Satan. Satan took the title deed. Adam was very slothful, and he did not redeem his right for he could not redeem his right. But Satan, which does not rightfully own it, but he possesses that, he is the god of this earth. The Bible said so. He possesses that. Not because that he--that he--he really rightfully gets it, but he possesses it. Now, do you get it? Satan possesses that; he holds it into his hand. Death is in his hand; the earth is in his hand; the world belongs to him; every nation belongs to him; he governs and controls the whole world and everything in the world. Satan does.

125 But thank God we're not of the world. See? So now, there you are. See? And we're... I don't mean the church; he don't control the church. He just controls the world. He said they were his, and he's the god of the world. Jesus said he was, and he is. "He's the god of this earth has blinded the eyes of the people," the god of this earth. He's the God of heaven. And now he rightly don't own this. He does not own it. But he forfeit the...
And Adam forfeited the title deed to it, to this, all this stuff that we own, Eternal Life and the inheriting of the earth. Jesus said in Matthew 5, "Blessed are the meek for they shall inherit the earth." See? Now, we don't have it now.
And, look, it wasn't to Adam or any of his seed. Adam's seed absolutely lost everything too. It's not the seed of Adam. No matter how much we try to beautify this world, and how much we try to make big fine homes and things, it still doesn't belong to Adam's seed. No, sir. It did not go to Adam's seed, no, sir, because Satan took it lock, stock, and barrel. Right. For Adam forfeited it.

128 Now, oh, my. Yes, so many things could be said. I--I just don't want to take too much of your time now, so we have to baptize. All right.
He possesses it but he does not rightfully own it; Satan does. When the rightful owner--rightful owner--owner lost it, there's only one way that it can be redeemed. Now, that's by a near kinsman, is the only one who can rightfully redeem it. Now, 'course, this we've have in the virgin birth of Jesus Christ.

130 Now, I want to say something here. The first thing that we want to go back to, is, if we go back in the--in the Old Testament here; I believe I got it wrote down here somewhere, Leviticus 25. In Leviticus 25:23 and 24, you can get the laws of redemption, you who are putting it down.
To redeem anything when a man... When God gave Israel its--divided its land up through Joshua, each tribe and each fellow was given a land; well, his children inherited what his--his possession.
Now, if this man got poor and lost anything to another man, this... And only way it could be redeemed would be by a near kinsman. But it finally must come back. This man only holds it for a certain amount of time. It must come back to the original owner. Right. It must go back to the original owner. The... If they was out of the tribe of Judah, if it was... If he was there and this was 'lotted to his father, then it was to him, or some near kinsman could take it. But now, nobody else could rightly... They could hold it; they could hold the deed on it. They could hold the deed until the debt was paid, but when the right man come along, the person that...

132 Say, for instance, if I owned a piece of property, and I lost it, and I sold it over to Brother Neville which is of another tribe of Judah, or maybe sold it to an alien... And he rightfully owned it; he owned it; he could come in there and farm it and take the goods off of it, and so forth, but really he just held the deed. "He could not own it," that was a law in Israel. Now, you read it--read it, read in Leviticus 25, and you'll see that they could not rightfully own it; he just held it.

133 Well, now, for instance, my son wanted... Billy, back there, wanted to take my--come buy this ground. Well, then, if the alien, or Brother Neville, or--or some other person owned it, was holding the deed to it... Now, if this was my next kinsman, was my blood relation, he could not hold it any longer. No, sir. He had to give it over (Yes, sir.) when that price was paid.
When he gave him, say, twenty-five thousand dollars for the piece of property. Well, then, say, Brother Tony would come over and say, "Brother Neville, I'll buy Brother Branham's property." He couldn't do it.
Brother Neville would say, "No, sir, I don't want to sell it."
"Well, what'd you give for it?"
"Twenty-five thousand."
"Well, I'll--I'll give you thirty-five thousand. I'll give you so-and-so."
"I don't care what you want. I don't want to sell it; I'll keep it."
But Billy Paul could come along and say, "I want my daddy's possession, here's your twenty-five thousand." He had to let it go (That's right.) 'cause that was a law.
Oh, hallelujah. I hope you Christians see it. We are the salt of the earth. God gave this to His sons. He gave us the jurisdiction over all nature, all animals, all life everywhere. But Adam, our father, forfeited it to Satan. But where does it fall back to? The rightful Owner, God Who made it. Amen.

139 No wonder John said he wept bitterly, for he could find no man who was worthy to redeem it. The man must be worthy. John said, "I wept bitterly when no one was able to take the Book or to look on It or loose the seals thereof." He said, "Why, no man in heaven, no man in earth, no man beneath the earth, no man everywhere... No man..."
Now, he never disregarded Angels. Remember, this earth wasn't given to Angels. It's the inheritance of men. Gabriel was worthy, sure; somebody else was worthy; Michael might've been, not as... He might've been worthy to do it, but there was no man worthy. See? And John wept loud.
Someone said, "Because he found himself not worthy." That isn't so. The man was under the influence of the Holy Ghost; he couldn't make an error like that. But he--he was... He--he was--he was... It wasn't him not only worthy; he could find nobody worthy.

143 So just then he said, an elder came forth or a strong Angel, said, "Weep not, for the Lion of the tribe of Judah (Amen.), the Root of David, He has prevailed," (Amen.) conquered, in other words. "And He's worthy to take the Book." Amen.
Remember, he hadn't seen Him up to this time. Why? He was setted on--seated on a throne in there, God's throne. He was on the inside of the sanctuary. He hadn't seen Him till this time, so John was expecting to see a--a Lion come forth, but he saw a Lamb.

145 There you are, brothers. Through meekness, through sweetness, through the Holy Spirit that we conquer, not some great mighty intellectual giant, but he that can humble himself is the man who conquers. The man who can be kicked around and still be a servant of Christ, that's the conqueror.
Now, he said, "He has prevailed. He's worthy to take the Book and to open It and to loose the seals thereof."
Now, we're going to find out after-while, maybe not in today, but what these seven seals hold, what they did.

148 Now, let's take a little bit on redemption. Before--before this person could be--could redeem, the first thing, he had to be worthy, he had to be the right kind of person. So this was accomplished when Jesus Christ was borned a virgin birth, for He was God. He was God Himself made a man; He was God in human flesh. He had to be worthy, and the virgin Blood of Jesus Christ made Him worthy.
Now, we find that, if you want to go through the Scripture of it, of I Peter 1:18 to 20, if you're keeping the Scriptures down. He had to be worthy. And He was, because He took upon Him the form of man. He became man; God became kinfolks to us. And there we find then the beautiful part of God Jehovah made flesh and dwelt among us as the worthy One. Amen.
He prevailed. God took on the form of human flesh; He came to earth, was born a little baby and walked among us. And through His holy Blood He prevailed.

150 Now, in the Old Testament, how a man was to proclaim his own, what did he do? He took an elder, ten elders, and went to the gate and introduced what he was doing, to redeem what he had been lost, and showed who he was, and was give a witness. We find the beautiful story here (as I had a little note wrote here so I wouldn't forget it, being nervous this morning) upon Ruth, the kinsman and Boaz. We went through it not long ago. I want you to notice the three stages now of this resting.

151 I want you to notice the resting of the church, just exactly the same thing. Now, watch. The first place we find, as we've all been through that sermon, "The Kinsman Redeemer." God was made flesh in order to become the Redeemer. He was the One here in the 5th chapter, in the 5th chapter, said...
And no man in heaven, nor in earth, neither under the earth, was able to open the Book, neither to look thereon. And I wept much, because no man was found worthy to open the Book or to read, or to read the book, neither to look thereon. And one of the elders said unto me, Weep not: behold, the Lion of the tribe of Juda, the Root of David, has prevailed to open the book, and to loose the seven seals thereof... (He's the One; He's that One we're looking at.)

152 Notice how Ruth... How... And Naomi... Boaz is just a perfect picture. How Naomi in the time of famine left the church, left the country, went over into the Moabite land to dwell there, sojourn. And there she lost all she had. And when she went away, her husband, Elimelech, died while they was over there, so that left his inheritance to fall to anyone. Then when we come--when she comes back, she brings back the beautiful young Moabite widow with her. And when Boaz saw this widow, a type of Christ, he fell for her. And he loved her. So that he had to redeem, the only way he could ever get her to be wife was to redeem what his brother, Elimelech had lost.

153 And so then he asked his other brother if he would redeem it, one closer than he, and he couldn't do it. So he went down to make a perfect example of the laws of God. He went to the gates, and he kicked off his shoe, and said, "Let it be known this day that I have redeemed all that Naomi had. All that she has, all that Elimelech (my brother) lost, I am the next kinsman now, and I'm the one that can redeem it, so I have come to claim it. If there's any man here who can show a just cause why, or anybody closer than me, let it be known." And everybody kept their mouth shut. So he kicked off his shoe and throwed it for a testimony, "I have redeemed all that our brother Elimelech had." Why? He was a kinsman. He was a kinfolks redeemer. Oh, how beautiful it is. It's such a beautiful story.
And then, all this time, Ruth was resting and waiting to find out how it would come out. Then he comes back. No one can give a testimony against it. He come back and took Naomi. And took Ruth, the beautiful Moabite girl, and they were married and lived on this possession. What a beautiful story.

155 There's three stages of Ruth. Ruth--Ruth, deciding, she was deciding whether she would make the decision or not, to go back into the homeland (just like the church): Ruth, serving, when she went out to glean. Ruth, resting, that's what Ruth is doing now (the church). Now, Ruth, rewarded, now that's what her next thing happened is the reward of the church.

156 Now, we're can't--don't have time, 'cause you got a baptismal service, and it's quarter after eleven now. But maybe we'll pick this up next Sunday or some other Sunday in the future, the Lord willing. And I'd like to take this down here to show these seven horns and seven eyes, and exactly those seven seals, seven ministries, seven angels of the church, seven stars, seven... Oh, it's so you...
And right here ties the whole thing together. Yes, sir. Had to be worthy, so Jesus was worthy. At His return we will fully enjoy all the fulness of redemption blessings. Meek shall inherit the earth. Men and women shall be back sons and daughters of God. And the complete millennium swing will begin. What a beautiful thing.

158 And the strong Angel with a loud voice, proclaiming, "Who is worthy? Who is able to do this?"
And then the elder said, "Don't weep, for the Lion of the tribe of Judah, He is worthy and He has overcome."
"And He took the Book, and opened the Book, and loosed the seals thereof." He never told what happened to them. When we hit them seven seals being opened right down through the Bible, watch what took place. Right in this seven-sealed Book that we're enter now, holds the whole mystery of all the redemption blessings of God. Remember, He is the Lamb; He's the only One that redeemed it. And, remember, it's sealed on the backside of the Book, not written within. It's sealed on the backside, and it's not written within. And He was the only One was able to even open the Book or to reveal the Book or to reveal the seals. It's the only One that could do it.

161 So this is one thing they might squabble about this in here, about what it is, but He's the One that Divinely interprets It. But on the backside here there's no one can do it. It belongs to Him and Him alone, and He's the One that can reveal those seven mysteries out. And watch here, every bit of it is on redemption, how the church was redeemed and what will be the redeemed.
Oh, let us just love Him with all of our hearts, do all that we can.

163 A certain writer was writing a story... Just before I close and turn the service back to Brother Neville. Do you enjoy Revelations? Oh, I just love it. We just got about three verses of it this morning, but we'll pick it up again. Notice, we just...
A writer was writing a book about a young girl that was trying to find God. So many times that we hunt for God and look for God, and if God was just everywhere and you had a great big... Well, if He had a great big throne setting up here somewhere, everybody would believe in God then. If God set up on a big throne here somewhere; say, "He sets in this certain city and here He is. This is God and you go to Him. He can just [Brother Branham snaps his fingers--Ed.] turn it like that," why, everybody would believe Him. Then faith would be void. We wouldn't have to have any faith at all then (See?); that would be it. That will be in the millennium, but now He's calling and trying to find out those who... It looks mysterious and dark, and you don't know how to do it. But by faith we believe it. We believe it. That's the reason this is. You understand that, Brother Elmer? (See?), that...

166 Now, if God set up on a throne... And said, "Why, here is... There... Here's God. He lives down a certain place; we'll go down there and say, 'Dear Sir, God, would You do it?'"
"Yes, I'll do it" [Brother Branham blows--Ed.]. It would be done. See? Well, of course, that's God. See? My, we can see that. So there wouldn't be no need of... Faith would be made void. faith's no good when you're positive.

168 What if every person in this world's a Christian? What if everybody was a--a Spirit-filled Christian? Why, we wouldn't need any faith no more, wouldn't need any faith at all. And faith is the very--is the very thing that we're saved by is faith. And that's the reason there has to be some disagree with it, so that we can exercise faith. Do you understand it now? You've got to have the other side. See? You've got to have a bad woman to make a real one stand out right. See? There's got to be a lie to make the truth positive and make it shine good. If everything was truth, it would just be so common. See, see? But, you see, it's something royal; it's something real, when truth and faith and so forth... Now, there we are.

169 Now, we've got to have these pro and cons. That's the way it goes. You've got to have good days to make you enjoy--or bad days to make you enjoy the good. You have to have a little sickness to make you enjoy good health. See? And you have to have your valleys to make you enjoy the mountain top. And so then some of these days it'll all be mountain tops; it'll all be health; it'll all be God; it'll all be joy, just... It'll--it'll be unending joy. But until that time (See?), we got to have this pro and con.
Now, everybody understands that, say "Amen." [Congregation says, "Amen. "--Ed.]

171 This girl was telling that she was trying to find God. Everywhere she went... She'd go to this church and that church, and whatevermore, but she couldn't find It. And once she found it going down the road; there was a little, old man going down, a little fellow, and he had a whole big cathedral on his back. He was walking down the road. And she said, "Oh, good Man." She said, "My, that's awful nice of You," said, "but You--You--You got the whole thing on Your back." He said... "It'll crush You."
He said, "No, it won't crush Me," said, "for I am the Rock that it's built on." That's Him.
Let's pray.

173 O Rock of Ages, I'm so glad to be just riding in a cathedral, knowing that we're resting upon the Rock. Oh, He said, the Rock, "It's no more than paper." And as the Rock begin to move on swiftly with it, the beautiful bells begin to chime on the inside. O Rock of Ages, hide us in Thy mercy. Carry us down the road and stream of life that our hearts would be full of joy and jingling praises to Thee all along the road.
We thank Thee for this visitation this morning of the Holy Spirit in the Word, as It comes in and makes the Word so real to us. Forgive us of our shortcomings and all that we have did or said that was wrong; forgive us for it. Help us to be better Christians, Father God. We pray that Your mercies will rest upon us.
I ask, Lord, if it be Your will, that we can return again pretty soon and--and finish these chapters here and take these seven seals. We're--we're looking forward to that time, Lord, that when You--You'll--You'll let us do that. And, Father, right here in our own little church we pray that You'll grant it to us, that we might understand these great things of God. Not because that we deserve it, Lord, but our hungry hearts are believing for it. We pray that You'll grant it.

176 We pray for our Brother Neville, Lord, our faithful God-sent pastor. We pray for him that You'll help him and bless him, he and his sweet little wife, beautiful little thing, and his little children.
We pray for all the trustees, and the deacons, and everybody that comes to this church. Not only for ours, but for others and all that calls upon Your Name, I pray for my friends from across the country, just a breath's notice and here they are. Father, I--I just thank You for this.
I pray that You'll hasten the day that when Jesus shall come and we shall all be gathered together where there'll be no more day nor night, and no more time, but it'll blend into eternity and where we can all be together forever. Grant it, Lord.
If there be some here this morning, Lord, who doesn't know You as their Saviour, may they want to get acquainted with this Lamb Who holds the seven-sealed mystery Book in His hand. God, may we be acquainted with Him, so in the future when we see those seals broke open then we can see what God is speaking to us about. We ask it for God's glory, and through the Name of His Son, Jesus Christ.

180 And while we have our heads bowed, would there be someone say, "Remember me, Brother Branham, as you pray, that I'd like to be remembered in prayer"? God bless you. And God bless you. And God bless you, and you, and you. Yes. God be good to you. Yes. Maybe there's two dozen hands or more, up.
O Lord, You see their hands; You know their desire. You know what's in their heart; I don't. I pray that You'll reveal to them, Lord, Your goodness and Your mercy. Give them pardon for whatever it is. If it's sickness, Lord, heal their bodies and make them well. Do, Father, while the anointing of the Holy Spirit is upon the meeting, upon the congregation now, may the great God of heaven just so anoint that He'll bless everyone in Divine Presence, that we might go away from here this morning, saying, "Did not our hearts burn within us?" Grant it, Lord.

182 Now, I'm weak and tired; my voice is gone, and I--I just pray, God, for my own strength. Will You help me? Will You strengthen me? Patch that little wound down there, Lord. Will You please let the holy Oil of God move in there, and--and every other wound, Lord, and everywhere to everybody. We want to live, Lord, to--to Your honor and Your glory. Grant it. And heal all the sick and the afflicted. And--and get glory to Thyself, Lord, 'cause we realize that it won't be long till we'll--we won't have these meetings anymore; they'll be gone; they'll be in the past.
Now, Father, bless, we ask all together through Jesus Christ's Name.
And then, Father, we would also ask that You remember those who are going to be baptized this morning in the Name of the Lord Jesus, that You'll give to them the baptism of the Holy Ghost, great glory and honor. Grant it. Father. We commit it all to You now.
And, Father, with all here, I throw myself in. Don't forget me, Lord, just help me now. I pray in Jesus' Name. Amen.

Up