Откровение глава 4 ч 2 (Двадцать четыре старца)

Дата: 61-0101 | Длительность: 2 часа 30 минут | Перевод: Вильнюс
doc pdf mp3
Просмотреть только русский текст Просмотреть только английский текст

Откровение глава 4 ч 2 (Двадцать четыре старца) / Revelation 4 p2 Twenty-four Elders

ОТКРОВЕНИЕ: ГЛАВА ЧЕТВЁРТАЯ, ЧАСТЬ 2 (ДВАДЦАТЬ ЧЕТЫРЕ СТАРЦА)
У01.01.1961

1 Очень рад, что я вновь здесь в это утро. Я только что подумал о том, что этот снег… Так вот, будь мы в Колорадо, этот снег был бы очень мягким и пушистым, и было бы около сорока градусов ниже нуля. И можно было бы [Брат Бранхам делает выдох—Ред.] вот так дунуть, и он бы просто распылился. И так было бы всю зиму. Но здесь, в этом…о-о, как бы в промежутке между зонами, здесь он становится очень мокрым, грязным и неприятным, и тут такой вид, что мне просто хочется улететь в Аризону и подождать до весны, а только потом приехать вновь.

2 Вот почему мы все простужаемся, микробы и прочее сейчас на поверхности земли, и они замерзают, а потом оттаивают, замерзают, а потом оттаивают. И всё это поднимается вверх, и мы это вдыхаем, и начинает болеть горло, голова, начинаются боли и тому подобное. И, ой-ой-ой, ну и пора, ну и место!

Но есть Отчизна за рекою,

Только с верою живою,

Друг за другом, мы достигнем тех ворот.

Со святыми встретим Вечность,

И в бессмертье, в бесконечность

Нас с тобою колокольчик позовёт.

3 Вот тогда-то мы и отправимся Домой и останемся Там жить, правда? Вот какого дня мы ждём.

4 Так вот, вчера вечером я просто наслаждался теми чудесными проповедями и тем, что я услышал от моих братьев. Где Пэт Тайлер, он сегодня здесь? Пэт, а-а, я не видел, что ты сидишь вон там — а ты тут как тут, такой большой, открытый и простой. И…и я не видел, что ты там сидишь. Я Пэта…выступление Пэта слышал впервые. Я получил большое удовольствие, я уверен, что нам всем понравилось.

5 И ещё этот браток, который тут произнёс такую зажигательную проповедь-свидетельство — строчил точно как из пулемёта. Какой-то брат (я встречался с ним) из Огайо. Он сегодня утром здесь? Где-то есть. Брат Невилл подметил о том, что он очень быстро строчил.

6 Ещё Брат Джей. Т. Парнелл. И…и мне кажется, что до Брата Билера очередь так и не дошла. [Брат Невилл говорит: “Да”.—Ред.] А он…Брат Парнелл здесь? Брат Парнелл. А Брат Билер? Точно не помню, кажется, я видел Брата Билера.

7 Эти прожекторы, это… Когда построят новую скинию, я надеюсь, что их установят по-другому, немножко по-другому. Эти у нас первые, экспериментальные. Так что, если мы когда-нибудь построим новую, хотелось бы, чтобы было немножко по-другому. Ничего не видно. Я хочу, чтобы скинию построили как бы вот с таким подъёмом (аудиторию), чтобы можно было всё время смотреть прямо на слушателей. И тогда, особенно на собраниях с различением, можно просто переходить от одного к другому (понимаете?), вызывать людей вот так прямо по кругу, сразу с обеих сторон. И притом, даже если придётся сделать небольшой выступающий балкон, будет лучше.

8 Брат Литтлфилд (если Билли здесь) позвонил мне вчера вечером, и он отсылает чертежи той скинии, которую я там посвящал, которую архитекторы… Брат Вудс, по-моему, пятьсот долларов стоит один только проект архитектора. И он…он отсылает их со сметой и подробностями о всех необходимых материалах и о каждой доске, и деревяшке всех размеров. И он отправит это нам и хочет приехать, и сказал, что он обратится к лесопромышленникам и прочим, и он хочет попросить их срубить такие, какие срубили ему. Это красивая скиния, не очень большая, но само здание красивое.

9 Так что я говорил ему, я сказал: “Я…я отдам это попечителям и дьяконам, как только ты пришлёшь это Бил-…Билли, и тогда мы дадим им знать, сколько выделить…сколько нужно иметь для начала строительства”.

10 Он сказал: “Когда вы начнёте, я приеду, надену спецовку и буду помогать вам в течение того времени”. Брат Литтлфилд настолько добрый человек, любезный человек, очень приятный.

11 Так вот. Ну как, вы готовы начать Новый год? [Собрание говорит: “Аминь”.—Ред.] Аминь. Смело вступайте в этот Новый год. Мы положим ему правильное начало — служа Господу. Кто из вас встал утром и поблагодарил Его за старый год и за всё, что в нём было, и попросил Его забыть прошлое? [“Аминь”.] Так мы сделали у постели, когда встали, а потом пришли к столу, где обычно находится семейный алтарь — все собираются вокруг стола и молятся.

12 Итак, мы всегда стараемся регулярно молиться вечером перед сном. Я так делаю всегда, ещё с тех пор как стал обращённым. Встаю утром и так темно и так туманно, что мне не пройти, я не знаю, куда идти. Но если я только попрошу Его взять меня за руку и вести меня весь день, тогда я…

13 Помню, как здесь прямо через дорогу, когда я был ещё молодым человеком, и Билли Полю было года три-четыре, и мы жили тут рядом, через дорогу. И однажды ночью он захотел попить, а вода была на кухне, в ведре был ковшик. И я сказал… О-о, я был такой усталый, я тяжело работал целый день и пол вечера проповедовал. И…и он сказал: “Папа, я хочу пить”.

14 А я сказал: “Билли, сходи сам на кухню, она на столике”. Я сказал…

15 Он встал, потёр глаза и посмотрел туда, он сказал: “Папа, я боюсь идти”. Понимаете?

16 А я сказал: “Ну, это…не бойся”. Я сказал: “Сбегай, дорогой, и попей. Папа очень устал”. Дотуда было рукой подать, примерно как до того окна.

17 И он…он сказал: “Но я боюсь, папа”. Видите?

18 Что ж, я встал вместе с малышом. И он взял меня за руку (и хорошо, что взял) — ведь мы не прошли и двух метров, как он наступил на линолеуме на тряпку, ею Меда натирала полы воском, а вы знаете, что это такое. И он просто поскользнулся, но я держал его за руку, и тогда он ещё больше схватился за меня. И я там немножко приостановился и задумался: “Боже, так оно и есть”. Понимаете? “Я не хочу и шага ступить, если Ты не держишь меня за руку, потому что я же не знаю, когда поскользнусь”. Понимаете? “И пока я чувствую, что Ты большой, сильной рукой держишь мою, я знаю, что Ты поддержишь меня в те времена, когда я…” Понимаете?

19 Так что я стараюсь регулярно этого придерживаться — чтобы моя рука всегда была в Его руке. И иногда я делал такие вещи, которые, на мой взгляд, казались нелепыми, такие вещи, которые кажутся совсем противоестественными для человеческого разума, но если просто принять это как должное, то я вижу, что только так и нужно было поступить.

20 Знаете, если сейчас вам кажется, что это неуместно (если Бог вас ведёт на это), то когда-то это станет уместным (вы понимаете?), потому что Он знает, куда ведёт. Так что, поскольку Он — наша преизобильная благодать, и всё, в чём мы нуждаемся или что нам важно, находится в Нём, тогда давайте отложим в сторону всё остальное, кроме Него, и в Божьи руки всё предадим.

21 Мы раньше пели здесь одну песню, я уже давно её не слышал. Я не умею петь и… Кажется, тут все свои. Так что я… Вот почему я дерзаю петь эти песенки, знаете, потому что я их очень люблю. И, Джин, попробуй ты только записать это на плёнку для распространения! [Брат Бранхам и собрание смеются—Ред.] Раньше здесь пели такую песенку:

На земле всё скоротечно,

На мирское…мирское не взирай.

Устоит лишь то, что вечно,

В Божьи руки всё предай.

22 Кто из вас слышал эту песню? О-о, я её люблю, а вы? Давайте попробуем один куплет:

В Божьи руки всё предай,

Ввысь надежды устремляй.

Он есть Тот, Кто не изменит,

В Божьи руки всё предай.

23 Давайте попробуем куплет:

Коль пройдём Его тропою,

Богу верность сохраним,

Вознесённою душою

В Славе светлый дом узрим.

В Божьи руки всё предай,

Ввысь надежды устремляй.

Он есть Тот, Кто не изменит,

В Божьи руки всё предай.

24 Давайте сейчас на минутку встанем для молитвы, если вы не против, подняв одну руку к Богу, и ещё раз споём:

В Божьи руки всё предай,

Ввысь надежды устремляй.

Он есть Тот, Кто не изменит,

В Божьи руки всё предай.

[Брат Бранхам напевает—Ред.]

…сокровища мирские

Исчезают без следа,

Устоит лишь то, что вечно,

Обретай то навсегда.

25 Небесный Отец, когда мы стоим, Господь, о-о, я так люблю петь те старые песни, они проникают в самую глубину нашего сердца и выражают нашу любовь к Тебе, Богу живому. И когда мы подняли руки, Господь, в это утро, это было небольшим напоминанием: “Держи нас за руку, Господь”. Как я рассказывал про Билли Поля, как он ухватился за мою руку; он бы упал, если бы я не удержал его. И, о Боже, сколько раз мы бы упали, если Ты не держал бы нас за руку! Если представить, как он без матери, будучи малышом…и что… Ведь на тех его жизненных путях он бы уже давно погиб, но великая Рука смогла дотянуться туда, куда моя не смогла бы дотянуться, и удержать. Мы так благодарны за это.

26 Что за радостная весть, Господь, что, когда мы почувствуем, как наша душа отделяется от этого тела, по-прежнему будет та Рука, за которую мы сможем взяться и ухватиться, которая переведёт нас через реку. Мы благодарим Тебя за всё это, за эту уверенность, эту блаженную уверенность, которая у нас есть, за Якорь души, Который поддерживает нас в равновесии, когда мы совершаем это странствование или плывём по житейскому морю.

27 И мы молим, Отец, чтобы, как сказал поэт, “заблудившийся и усталый, видя наше устойчивое судно, при виде его воспрянул духом или ободрился и снова попытался”, зная, что всеобъемлющий Бог, если мы спотыкаемся или падаем, что Его великая рука готова помочь нам, Его благодати достаточно.

28 Теперь мы молим, Боже, чтобы мы в это утро начали Новый год с гимнами, пением и радостью, и осознанием того, что Бог проведёт нас по жизненному пути и через реку смерти в ту Обетованную Землю. Наши очи сегодня смотрят через нарастающие потоки Иордана туда, где поля клевера и вечнозелёные просторы, и мы молим, Боже, чтобы наша душа узрела это и никогда не теряла этого из виду. Однажды, когда нам придётся спуститься к тому потоку, где он протекает, как у Илии в древности, Милоть Божья ударит по потокам смерти, и мы перейдём без малейшего страха. Даруй это, Господь.

29 Помоги нам, когда мы обращаемся к Слову Твоему. О Господь, я молю, чтобы Твой Святой Дух помазал эти Слова. Мы, конечно, не учителя и неспособны научить Им. Мы знаем, что мы сможем понять Их только тогда, когда этот великий Учитель-Эксперт придёт и займёт место Своего…Своего обитания в нашем сердце, и…и овладеет нашим разумом и нашими мыслями до такой степени, что мы…Он истолкует нам Священные Писания. Мы всецело полагаемся на это и помним об этом, Боже.

30 О-о, как чудесно, что такой живой Отец, Который был от…Сам Родоначальник Вечности, нисходит к смертным и помогает нам, и приносит Своё Слово, и вкладывает Его в наши уста, сердца и уши, чтобы мы услышали Его и жили, искупляя нас от проклятия, к появлению которого мы не имели никакого отношения, Отец, потому что причиной этому стали человеческие особи, а мы потомки той…той первой четы. И мы родились во грехе, зачаты в беззаконии. Но справедливый и живой Бог знает, что мы не имели к этому никакого отношения, и проложил путь спасения, и удостоил нас чести прийти. Как мы рады, что мы пришли в Дом Отца!

31 Мы сейчас молим, чтобы Ты благословил нашу церковь, Брата Невилла, нашего…нашего доблестного пастора, Твоего смиренного слугу. Мы молим за наших дьяконов и наших попечителей, чтобы Ты даровал им самый успешный год. Даруй это, Господь. Дай им долгую жизнь. Укрепи их, Господь, они Твои слуги. Пусть они всегда доблестно стоят на посту, исполняя свои обязанности. Благослови прихожан, членов, Твоих дорогих, возлюбленных детей, которые приходят в этот дом. Боже, мы востребуем каждую из этих душ, которые переступают порог этого дома. Мы востребуем их для Тебя, Господь. Помоги нам быть такими служителями, которые будут доносить Слово Святым Духом так просто и так верно, что они возжаждут быть подобными Тебе, Господь. Даруй это. Исцели приходящих больных и страдающих. И по всему миру — даруй это в каждом доме Божьем.

32 Наконец, когда Ты закончишь, Господь, позволь нам войти в ворота Твои, присесть за праздничным столом Божьим и вкушать, и жить вместе в бесконечные века. А до тех пор пусть у нас будет здоровье и энергичность, счастье, радость, сила и крепость, и благословения Святого Духа, ведущего нас. Мы просим во Имя Иисуса. Аминь. (Садитесь, пожалуйста.)

33 Мне очень понравилось это замечательное музыкальное выступление сегодня утром. И я зашёл как раз вовремя, разговаривая с моим хорошим другом, Братом Скэггсом, и…и Братом Джином там в конце и ещё с одним братом у двери. Так что мне частично удалось его послушать, но это записывалось на магнитофон — очень красиво.

34 Ну как, вы получаете удовольствие от Откровений? [Собрание говорит: “Аминь”.—Ред.] Я очень даже согласен со своей дочкой Саррой, которая там в конце — для меня это стало “открытием”, это просто…просто открытие за открытием — постоянно. Знаете, мне хотелось бы так продолжать примерно до марта или апреля — просто повесить здесь сзади большущие плакаты и приходить днём, и делать эти рисунки, и общую схему, и просто поднимать их и опускать, как шторы, знаете. Как я всегда мечтал, что когда-нибудь у меня где-нибудь будет большая скиния, где я мог бы взять и опустить схему, которая была бы размером на всю платформу, и откровения и истолкования, которые дал мне Господь, взять указку и начать c этой, и рассматривать эти периоды. Затем, закончив с этой, поднять её, а другую вот так опустить и начать по этой, и учить обо всём этом. О-о, это было бы как Небеса в миниатюре, правда? Провести так целую зиму, просто провести её с Господом.

35 Так хорошо быть с Ним наедине! Знаете, мы раньше пели такую песню: “Порой я хочу побыть наедине со Христом, Господом моим, я могу наедине рассказать Ему о всех моих бедах”. Видите, вот как надо. Они раньше пели, Рой Дэвис пел эту песенку “Уединись и помолись Иисусу”. Просто всё указывает… Всё, на что только ни посмотришь, постоянно указывает на Иисуса Христа, правда?

36 Так вот, по церквопериодам, о которых мы говорили последние восемь дней на собраниях… Затем вчера вечером, мне кажется, мы дошли до 2-го стиха 4-й главы Откровения. И я думаю, что все вы были здесь вчера вечером и слышали это. Итак, я… Может быть, я рассмотрю пару стихов оттуда сегодня утром и… Или как поведёт Господь — я не знаю. Я дошёл тут до 6-го или 7-го стиха, просто коротко записал контекст, по которому я могу обращаться к разным местам Писания и находить те вещи, и…то, что я изучал вчера.

37 Итак, мы видим…мы остановились вчера вечером, по-моему, на 2-м стихе, в начале 3-го (кажется, так). И мы как раз остановились на трубном Голосе. Правильно? На звучании Голоса. Давайте, я всё это прочитаю, чтобы нам повторить:

После сего я взглянул, и вот, дверь отверста на небе, и прежний голос, который я слышал как бы звук трубы, говоривший со мною, сказал: взойди сюда, и покажу тебе, чему надлежит быть после сего.

И тотчас я был в Духе; и вот, престол стоял на небе, и на престоле был Сидящий;

И Сей Сидящий на престоле…Сей Сидящий видом был подобен камню яспису и сардису; и радуга вокруг престола, по подобию смарагда.

38 Так вот, это прекрасный, о-о, прекрасный урок! И сегодня утром, прямо перед тем как я приехал, я дошёл здесь до 6-го стиха, я подумал: “Ого, этого я не могу пропустить, потому что я хочу, чтобы из этого 6-го стиха все люди очень хорошо кое-что усвоили, когда мы дойдём до этих животных”. Есть разные определения этих животных, если заглянуть в оригинал, в одном месте — одного рода животное, а другие четыре животных — другого. В одном месте в греческом речь идёт о животных, например, как о “диких зверях”. А те другие у короля Якова неправильно переведены, потому что это не животные, это “живые существа”. И что это за существа, кто они такие? — Это был ни человек, ни Ангел, поэтому это живые существа, и у них было по четыре лица и четыре… О-о, мы сведём всё это к Евангелию, а потом возьмём и применим это к сегодняшнему дню — всё сходится просто идеально. И, запомните, четыре — это земное число. Понимаете? И это просто прекраснейший урок, так что я…я почти уверен, что мы до него не дойдём; может быть, и дойдём. Но это так чудесно!

39 Затем, если Господь позволит, если мы ещё не уедем, может быть, в следующее воскресенье мы ещё раз возьмёмся за это, постараемся закончить эту 4-ю главу перед отъездом. Ещё точно неизвестно, где начнётся наша поездка.

40 Так вот, мы видим, что после, “после всего этого”… После означает “по окончании церквопериодов”.

41 Затем Иоанн получил вызов подняться выше: “Взойди сюда!” — что означает “поднимись сюда”. Он показал ему всё, что будет происходить в мире за время церковной эпохи. Затем, по окончании церквопериодов, мы видим, что Иоанн был прообразом каждого истинного верующего, которого Христос вызовет Ввысь. Правильно? Вызовет: “Взойди сюда!”

42 И мы видим, что Голос, говоривший с ним — это был трубный Голос: ясный, отчётливый. И тот же самый Голос говорил с ним здесь на земле. Видите, когда Он был посреди семи золотых светильников, Он говорил к…точнее, из… О-о, мне это нравится — говорил из светильников. Понимаете? Он был в самих светильниках и говорил из них к Своей Церкви. Затем, когда церквопериоды закончились, Он оставил землю и поднялся на Небеса и воззвал Своих искупленных подняться вместе с Ним. О-о, как это прекрасно! Я…я… О-о, просто аж сердце ёкнуло.

43 И запомните, при рассмотрении этих вещей я хочу, чтобы особенно такие новообращённые, как Сестра Анна…вернее, Айна и её муж, Родни и его жена, Чарли и другие, поняли, что эти вещи… И многие из молодых людей, которые только пришли к Господу, которые ещё только стали на этот путь, только вкусили Его и увидели, что Он благ и милостив. Итак, обратите внимание на то, что мы говорим об этих вещах, стараясь укрепить вашу веру в то, что когда Бог что-нибудь говорит, это должно произойти. Это просто-напросто исполнится! Неважно… Это может казаться таким далёким и невозможным, но Бог всё сделает для того, чтобы это исполнилось. И Он это делает, чтобы испытать вас.

44 Посмотрите, что Он сказал Аврааму: “Поднимись со своим сыном на вершину горы и заколи его”, — хотя он ждал его целых двадцать пять лет. И Он сказал: “Поднимись с ним туда и заколи его”. Как… “Я сделаю тебя отцом народов”.

45 А Аврааму сто лет, его жене девяносто, и их единственный ребёнок… Аврааму было тогда примерно сто пятнадцать. Поэтому он сказал бы: “Как же он будет…как…как же так? Если я, старик, в таком возрасте и ждал двадцать пять лет… Ты дал мне обещание, когда мне было семьдесят пять, а теперь мне сто. И Сарре было шестьдесят пять, а теперь ей девяносто. Как? Когда у нас был этот ребёнок… И Ты сказал мне ещё тогда, двадцать пять лет назад, когда мне было семьдесят пять лет, что у меня будет ребёнок, хотя я прожил с Саррой столько лет, я был бесплодным, и она была бесплодной. Так как же? Однако Ты удалил мою бесплодность и удалил её бесплодность, и тогда взял и дал нам этого ребёнка. И мы воспитывали его здесь пятнадцать лет, и Ты сказал, что через этого ребёнка Ты благословишь язычников и все народы в мире и сделаешь меня отцом даже язычников, сделаешь меня отцом; что потом в будущие века, Господь, Ты сделаешь меня отцом всех народов под небом через этого ребёнка. [Брат Бранхам несколько раз стучит по кафедре—Ред.] И что через этого ребёнка придёт Искупитель, а через этого Искупителя будет искуплено всё человечество. Как же Ты это сделаешь, Господь?” Таких мыслей у Авраама не было, такого вопроса у Авраама не было. Послушание! Не спрашивал: “Как Ты это сделаешь?”

46 “Это не моё дело. Ты так сказал, так что я знаю, что Твоё Слово верно. Если Ты можешь сдержать Своё Слово ко мне и можешь мне показать, что… Когда мне было семьдесят пять лет, когда Ты призвал меня и сказал: ‘Отделись и странствуй на чужой земле’, — я пробыл на этой земле двадцать пять лет. Ушёл в старости, жил с женой, с которой я живу с самой юности”, — с его единокровной сестрой. “И тогда я… Всё это время… И Ты дал мне этого ребёнка, которого Ты обещал. Я получил его как бы из мёртвых. И если Ты велишь умертвить его, то Ты можешь и воскресить его из мёртвых”. О-о, вот это да! Вот так, именно так. Так Он и сделал.

47 И как только он полностью послушался Бога, откинул волосы с лица Исаака, вытащил копьё, чтобы заколоть своего собственного сына, своего единородного сына — Бог показывал образец, показывая нам. Для чего Он это сделал? Ведь Он мог этого и не делать. Но Он сделал это для того, чтобы мы с вами…чтобы мы посмотрели на эти вещи в этот тёмный страшный день, когда людские сердца преисполнены зла, чтобы мы знали, что Бог исполняет Своё обещание. Неважно, насколько это кажется неудовлетворительным, насколько это невозможно, Бог по-прежнему остаётся Богом, и Он исполняет каждое обещание, которое Он дал. [Брат Бранхам два раза стучит по кафедре—Ред.]

48 Вот что я хочу выразить вам, когда мы сидим…стоим здесь на служении исцеления. Вы стоите здесь и говорите: “Я болен”. И вы… В этом нет сомнений, вы действительно больны. Но Бог исполняет Своё обещание! Тогда Он сойдёт. Видите, Он совершил искупление, что Он…что Он исцелит вас. Вот что Он сделал. Теперь Он просит вас, чтобы вы только верили в это, держались за это, точно как Авраам.

49 “Врач говорит, что я…я проживу ещё один день”.

50 Мне неважно. Не возражаю, это всё, что известно человеку, больше он ничего не знает. Как же Авраам собирался получить этого ребёнка, когда уже положил его там, и Слово Божье велело ему пойти и умертвить ребёнка? Как же он это сделает? Об этом не могло быть и речи. Бог сказал так сделать — и точка. “Как же я выздоровею, когда врач говорит, что я не могу выздороветь?” Я… Мне…моё дело не задавать вопросы, а принимать Божье Слово. И как только вам будет открыто, что вы выздоровеете, тогда вы…вы просто запомните, что вы точно выздоровеете. Ничто не сможет лишить вас этого. Это так. Понимаете?

51 Итак, когда Авраам стал полностью послушным… Как же Он это сделает? — В последний момент, осталось пять минут, осталось три минуты, осталось две минуты, осталась одна минута, осталось тридцать секунд, осталась одна секунда, когда рука уже поднялась, чтобы лишить мальчика жизни — и Бог сказал: “Прекрати сейчас же. Прекрати сейчас же”. (Видите?) “Я вижу, что ты действительно доверяешь Мне. Так вот, Я сделал это, Авраам, только для того, чтобы в будущем показать скинии Бранхама, — (понимаете?), — что будет…что они должны доверять Мне. Они вообще не должны во Мне сомневаться, но доверять Мне!”

52 И примерно в то время он… Там была жертва, Он не напрасно это устроил. Нет, Он не напрасно это сделал, потому что как раз тогда заблеял агнец, барашек запутался рогами там в пустыне. И сколько раз мы это проходили. Как этот баран там оказался? Как, среди всех диких животных? За сто пятьдесят километров от цивилизации, среди львов, шакалов, волков, всевозможных диких зверей в той глуши, на самой вершине горы, где не было ни воды, ни травы. Что же он там делал? — Бог сотворил его, взял и поставил его туда.

53 И видим Его в наше время, в которое мы живём! Так вот, сегодня утром я должен буду высказать много чего личного, чтобы выразить то, что я хочу сказать. Вот почему я делаю такое вступление, прежде чем начать по этой теме. Я хочу, чтобы вы поняли, что всё то, что покажется сугубо личным, не является просто чем-то “личным”. Это затрагивается только для того, чтобы показать вам пример, чтобы ваша вера твёрдо опиралась на веру, которая во Христе; чтобы вы почивали на Его обетовании, потому что Бог исполняет Своё обетование как нельзя лучше. Так вот, показывает нам…

54 И посмотрите на того же самого Иегову-ире, как Его назвал Авраам, что в еврейском означает “Бог усмотрит Себе жертву”. Бог может это сделать. Он проложил Себе путь. Если Он сказал… Он говорил Ною…

55 Вы сказали бы: “Ну, это было только у Авраама”. Нет. Он говорил во все времена, и Он до сих пор говорит. [Брат Бранхам четыре раза стучит по кафедре—Ред.]

56 Он сказал тогда Ною (мы рассмотрим это сегодня утром): “Будет дождь”. Ведь не было…на небе не было ни облачка. Самым большим потоком воды была речушка, которой Бог орошал землю, какой-то родничок. Это была самая большая масса воды.

57 Так вот, люди говорят: “Как же оттуда сверху будет литься вода? Покажи мне, где же она при таком солнцепёке, если она там вообще есть?”

58 “Если Бог сказал построить ковчег, что он будет, моё дело строить ковчег и приготовиться, потому что он будет. Он — Иегова-ире, Он может усмотреть там воду”.

59 А Он всего-навсего взял и позволил человеку, безумному, глупому человеку именно это и сделать с помощью науки, чтобы исполнить то, о чём Он уже знал. Не Бог уничтожил мир, человек уничтожает мир. Бог ничего не уничтожает, Бог старается всё сохранить. Человек сам себя уничтожает своим знанием, как это было сделано в Эдемском саду у дерева и так далее. И вот где-то какой-то фанатик нашёл доступ к атомной энергии, что… У них она была.

60 Они…они уже тогда могли её использовать, потому что тогда они могли с её помощью делать такие вещи, которым мы ещё даже не научились. Мы ещё не настолько развиты. Может быть, пройдёт ещё три-четыре года или больше, и только тогда мы сможем это сделать — сделать то, что делали они. Они строили пирамиды и сфинксов, и так далее. Мы никогда не смогли бы это сделать. Мы не смогли бы это воспроизвести, нам никак этого не сделать, если только с помощью атомной энергии. С помощью карбюраторной энергии, электроэнергии ни одной глыбы не поднимешь, даже не сдвинешь её с места. А некоторые из них высотой с городской квартал, в вертикальном положении, и весят миллиарды тон. Как же их туда подняли? Видите, они знали.

61 И они потеряли контроль, кто-то запустил одну такую ядерную бомбу, и она попала в радиолокационную установку кого-то другого ещё в те времена, потому что “как было во дни Ноя, как было, — такого рода цивилизация, такие умные люди, — как было во дни Ноя, так будет, так будет и в пришествие Сына Человеческого”. То, что было, повторяется! Понимаете?

62 Тут недавно выкопали современную систему водоснабжения, которая была там в Мексике до потопа. Вы видели это в газете. Это современная система водоснабжения (точно такая, как у нас сейчас), которая погрузилась глубоко под землю, её засыпало от какого-то ядерного взрыва. Она просто взорвалась, и вот так всё засыпало. Понимаете?

63 Так вот: “Как было во дни Ноя”, — умные люди, умные люди с помощью атомной энергии и остального могли построить пирамиды, сфинксов и так далее. “Как было в тот день, так и будет”. Но труд в этот день должен быть сокращён, потому что люди должны быть забраны в Восхищении. Как Енох, люди будут перенесены. Мы сегодня находимся в этом разряде людей, которые будут перенесены, как Ной через потоп.

64 Но запомните, перед… Не забудьте этого! Прежде, чем упала первая капля дождя; прежде, чем небо было омрачено; прежде, чем Ной закончил ковчег — Енох был забран Домой. Енох был восхищен, не увидев смерти, просто однажды пошёл, и гравитация потеряла силу над ним. И он заметил, что одна нога ступила чуть выше, а другая — ещё выше, а та нога ещё выше, и тут он уже сказал: “Прощай, земля!” Просто зашагал во Славу.

65 И когда Ной глянул и не смог нигде найти Еноха, он везде обыскал и не знал, куда делся Енох, тогда он сказал: “Всё, пора начинать строить ковчег”. Понимаете? И он начал строить ковчег, чтобы перенести остаток.

66 То же самое происходит прямо сейчас. Церковь была вознесена на Небеса, и теперь Иоанн возносится вместе с ней как прообраз воскрешённых. Как мы говорили вчера вечером и выяснили, что тот самый Голос, Который на земле окликнул его оглянуться, тот же самый Голос позвал его Ввысь.

67 О-о, так с каждым Христианином! Тот самый Голос, Чарли, Который однажды позвал тебя там в Кентукки развернуться на 180 градусов, тот же самый Голос позовёт тебя: “Взойди!” Ты рад этому, Брат Эванс? [Брат Эванс отвечает: “Да!”—Ред.] Тот Голос, Который сказал: “Развернись!” — тот же самый Голос скажет: “Взойди!” О-о, вот это да! Вот это призыв! Какая реальность! Ясный, отчётливый, как труба: “Развернись! Служи Мне! Взойди ко Мне!”

68 Мы увидели, что он там представлял умерших, Моисей представлял умерших святых, воскресших. Илия со своей группой в последний день, стоял там со своей группой восхищенных. Все перед Господом Иисусом! Иоанн открыл, что… Иисус сказал им, что он не умрёт; и что им до того, если он будет жить, пока не увидит Его Пришествия. И ученики пустили молву.

69 О-о, как мне сейчас хочется несколько минут поговорить с церковью очень-очень серьёзно. Всем известно… И каждый ведёт личную жизнь перед Богом. Это дело каждого в отдельности, действия Духа, Который проводит через такие переживания, о которых даже не посмеешь и говорить.

70 Я замечал в своём собственном скромном служении то, что неоднократно я говорю что-нибудь и не знаю, почему я так сказал, и это кажется неуместным, однако… (кто-нибудь что-то скажет) …но я смотрю, и потом всё складывается именно так, как и должно быть. Бог обязательно это исполнит! Когда я просто хочу что-то сказать, я говорю: “Так, подожди минутку. Этот парень, Такой-то, здесь должно произойти вот это, так…просто так должно быть”. Ну, на самом деле я не знаю, почему я так сказал. И смотришь, и точно — это так и есть. Это делает Бог!

71 Так вот, когда эти ученики сказали: “О-о, Иисус сказал, что этот человек не умрёт”. Иисус такого вовсе не говорил.

Иисус сказал: “Что тебе до того, если он доживёт до Моего прихода?”

72 Но поскольку ученики пустили такую молву, то Иисус взял и вознёс Иоанна, и показал ему всё предварительно — увидел репетицию Пришествия Господа. Иоанн увидел Церковь, он увидел конец церковной эпохи, он увидел конец евреев, он увидел Второе Пришествие, он увидел всё по порядку.

73 И посмотрите, что Богу пришлось сделать — варил его там в жире почти целые сутки, чтобы показать им, что он был Богословом, что Божественный Дух помазал это перстное (это наружное, перстное, или как это называется), человеческую плоть, настолько Божественно обладал ею, что за целые сутки в горячем кипящем жире его даже не обожгло. Пытались выварить из человека Святого Духа — это невозможно. Потом его сослали на остров Патмос, и он написал Книгу, вернулся и проповедовал несколько лет. Видите?

74 Конечно, ему пришлось претерпевать дурную славу, что он гадатель, что он колдун. Кто из вас знает, что Иоанна обзывали колдуном? Безусловно! Иисуса тоже так обзывали. Видите? Видите? Мир никакого понятия обо всём этом не имеет. “Он читает чужие мысли”. Видите? Наговаривали, что он был колдуном до такой степени, что заколдовал жир, и этот жир его не обжёг, потому что он его заколдовал (ха!) — и всё только потому, что он не соглашался с их католическими понятиями. Вот и всё.

75 Он был слугой Божьим, который…смирённым, у него была своя скромная миссия. Он ненавидел всю эту помпезность, поэтому Бог просто берёг его и сохранил его. Так Он хранил и Святого Мартина, и Иринея, и так на протяжении всех веков.

76 И Он делает то же самое сегодня, это вовсе не прекратилось! Так вот, никогда не забывайте этого, что Бог обещал сильную встряску и великие, сильные дела. Запишите это в своих заметках, которые вы делаете (да? понимаете?): что человек называет сильным и великим, то Бог называет глупым. А что человек называет глупым, то Бог называет великим. Не забывайте этого (понимаете?), не забывайте этого. Это поможет вам в будущем, потому что мы всё время ожидаем чего-то более великого. И мы постоянно получаем более великое, но люди в мире не знают об этом. Об этом не знали и во времена Ноя, об этом не знали и во времена Иоанна, во времена Иисуса, во времена апостолов, во времена Иринея, в любое время — люди об этом не знали.

77 Даже Жанна Д’Арк, это была неприметная святая женщина. Когда она была совсем ещё девочкой, Бог говорил с ней в видениях, и Ангел разговаривал с ней. Вы знаете, что сказала католическая церковь? — “Она ведьма!” И они привязали её к столбу и сожгли её на костре — католические священники; убили её, приговорили её к смерти как ведьму, и Жанна Д’Арк умерла смертью ведьмы. Около двухсот лет спустя они поняли, что она не была ведьмой — она была ученицей Христа.

78 То же самое они сделали со всеми святыми. Иисус сказал: “Кого из вас не гнали ваши отцы? Какого из приходивших пророков они не отвергли?” Сказал: “Вы стены подбелённые”. Сказал: “Вы…вы идёте и украшаете сверху гробницы пророков, а сами и загнали их туда”. М-м! Ну и ну! Видите? Он с ними не церемонился (видите?), Он говорил им прямо.

79 “Змеиное отродье, — сказал Иоанн, — кто внушил вам бежать от будущего гнева? Только не говорите, что ваш отец — Авраам: ‘Мы принадлежим к таким-то большим организациям’.”

“А ты Христианин?”

80 “О-о, я методист. Я пресвитерианин. Я пятидесятник”. Это тут вообще ни при чём. Это вообще ни при чём, как…как…как снег не имеет ничего общего с солнечным светом. Понимаете? Это тут вообще ни при чём. Если вы Христианин, то вы зановорождённый слуга Божий.

81 Так вот. Итак, когда пришёл Иоанн… Мы говорили об этом вчера вечером. Итак, помните, когда дело касается этого…самого контекста, я…я тогда вам говорил. Запомните, прямо сейчас в мире происходит сильнейшая встряска, в церковном мире.

82 Итак, помните, несомненно во времена Иоанна, во времена Иисуса, в их времена были колоссальные праздники и великие ораторы, великие интеллектуалы, и они привлекали тысячи десятков тысяч людей. Что бы сделал Каиафа, если бы он объявил о собрании? — К нему бы собрался весь Иерусалим, к нему бы собрался весь Израиль — от мала до велика. Другой бы сказал: “О-о, если Каиафа скажет то-то, это будет великолепно”.

— О-о, ты веришь Писаниям, равви, почтенный, доктор, епископ? Ты веришь Писаниям?

— Ещё как верю Писаниям! Я известный учёный муж!

83 — Хорошо. В Библии сказано, что придёт время, когда будет… “Все горы будут прыгать, как овны, все листья будут рукоплескать [Брат Бранхам хлопает в ладоши—Ред.], и все высоты понизятся и сделаются низкими, все низины возвысятся и сделаются высокими”. И это сделает голос вопиющего в пустыне. Ты веришь в это, равви, почтенный, доктор, пастор?

— Ещё как в это верю!

— Как это произойдёт?

84 — О-о, однажды Бог пошлёт на землю сильного мужа. О-о, он будет великим. Он будет голосом вопиющего в пустыне, точнее, он предвестит грядущего Мессию. И когда он придёт, я нисколечко не сомневаюсь в том, что он сойдёт с Небес и спустится в храм. Он сойдёт прямо сюда в храм и скажет: “Мы возьмём и забьём всех римлян до смерти. Вот и всё. Мы забьём всех римлян”. И…и потом он скажет: “Сойди, Мессия!” И Мессия сойдёт, и мы перекуём все свои серпы на…или мечи на орала и серпы, и больше не будет войн.

Ага, таково их истолкование.

85 Но когда это наступило, что же было? Что же произошло? — Не было никаких Небесных явлений, по крайней мере, они не видели. Было одно явление, но они его не увидели. Они его не увидели. Видите? Когда это все горы прыгали, как овны? Когда это все высоты понизились, и низины возвысились? — Когда один небритый проповедник вышел из пустыни и даже азбуки не знал. Согласно истории, он ушёл в пустыню в девятилетнем возрасте и больше не появлялся, пока ему не исполнилось тридцать. Он питался акридами и диким мёдом. Акриды — это кузнечики, такие длинные кузнечики.

86 Их всё время принимают в пищу. Их можно купить прямо здесь в… Не думайте, что они невкусные, потому что их можно купить прямо у нас в супермаркете, если хотите: шмелей, пчёл, саранчу, гремучих змей — всё, что захотите. Понимаете?

87 Так что он питался акридами и диким мёдом. Ну и еда! Но его хранила сила Божья! Он не ходил с отвёрнутым воротничком, как кто-то сказал вчера вечером, Брат Парнелл или кто-то из них. Он не одевался в рясы и подобные наряды. Вышел из пустыни, обмотанный большим куском овчины. Как я говорил, может быть… Мы умываемся каждый день, а он умывался, наверно, раз в три-четыре месяца там в пустыне. Я не знаю. С виду он был не очень-то приятным. У него не было кафедры. Он не ходил в большие города и не проводил большие кампании. Он стоял там на берегу Иордана по колено в иле и говорил: “Вы, порождения ехиднины, кто внушил вам бежать от будущего гнева?” Хм, вот когда высоты понизились (видите?) и низины возвысились. Хм-хм. Так точно.

88 Значит, они тут всё ожидали, что Мессия сойдёт с Ангелами и так далее, и опустится там на купол и…и храм, который они построили для Его прихода (как мы строим сегодня большущие здания во всех странах и так далее). Видите? А когда Он пришёл, Он обошёл стороной все эти синагоги, все эти организации и спустился в хлев. Они вынудили Его.

89 Вот в чём сегодня дело. Его вынуждают, вынудили так поступить, вынудили стать межденоминационным, потому что Его Послание не сотрудничает с деноминацией. Его Послание, Которое проповедуют сегодня Его служители, является межденоминационным, потому что деноминации выгнали Его. В Библии так сказано. Он оказался снаружи, стучался, пытаясь войти (видите?) в Свою же церковь. Вот какие дела. Видите, сегодня точно то же самое.

90 Итак, запомните, что человеку кажется большим, то пред Богом является маленьким. Вот почему не нужно ничего роскошного и… Когда Бог снова придёт, Иисус вернётся, вам на удивление, за какой-нибудь прачкой в переулке (угу); вам на удивление, за таким человеком, который ничего не говорит, держит тайны при себе и ходит перед Богом в смирении. Вы будете удивлены. Это так…

91 Я недавно проповедовал “На суде… Неожиданности на суде”. Неудивительно будет увидеть там самогонщика — он знает, что ему конец. Конечно. Неудивительно будет увидеть там лжеца, прелюбодея, остальных — это не… Но удивлены и разочарованы будут те, кто рассчитывал Туда попасть (хм-хм, да), но тогда будут отвержены. Те, кто говорил: “Подожди-ка минутку, моя мама же принадлежала к этой церкви, мой отец же принадлежал к этой церкви, мой дедушка, бабушка. Я же всю жизнь был её членом”.

92 “Отойди от Меня, делающий беззаконие, Я даже не знал тебя”.

93 Посмотрите на те времена, когда старичок Симеон, неприметный человек, без репутации… Из Библии мы ничего о нём не знаем. Но в Библии сказано: “Ему было открыто Святым Духом, — вот так-то, вот вам, пожалуйста, — что он не умрёт, пока не увидит Христа Господня”.

94 Потом посмотрите, какой был Иоанн Креститель — какой-то странноватый тип, какой-то дядька из лесу. Было открыто и ему. Он вышел и проповедовал Послание. Только посмотрите!

Какой была Анна?

95 Дева Мария была в городе Назарете (таком же нечестивом, как Джефферсонвилл) и…где изобиловал грех и всё остальное, но она хранила себя в чистоте, потому что она знала, что однажды придёт Мессия. Понимаете?

96 Иосиф, плотник, потерял жену и…и ухаживал за этой девушкой. И именно туда пришёл Святой Дух. А потом мир берёт и обзывает таких, например, “святошами”, “пятидесятниками”. Понимаете? Чернил это. “Ещё что, она же…этот ребёнок родился вне брака”. Видите, они так считали, и казалось, что так и было. Но Бог делает это, чтобы ослепить глаза мудрых и разумных и открыть это младенцам, которые будут учиться.

97 Надеюсь, что достаточно обосновал то, что я хочу затронуть немного погодя. Я покажу вам. [Брат Бранхам показывает собранию фотографию славы Господней, заснятую в Лейкпорте, штат Калифорния, в 1958 году—Ред.] Вам всем видно? Итак, то, что я вам говорил, закладывая основу…чтобы увидели, что это не человек, а Бог — я буду указывать на это. Хорошо.

98 Итак: “Взойди сюда”, — раздался Голос. И когда он открыл, он услышал звук трубы, и тогда Иоанн мгновенно оказался в Духе, был в Духе, и как только он вошёл в Дух, он начал что-то видеть. И вы начнёте что-то видеть, когда войдёте в Дух. Во-первых, нужно войти в Дух. Верно?

99 А что, если бы вы пошли на бейсбол? И вы скажете: “Ух, как я люблю бейсбол!” Угу. И вы занимаете место в первом ряду, в самой ложе, и смотрите, как играют “Янки” или “Бульдоги” — кем бы они ни были. И они там вовсю играют.

100 И ваша команда вот-вот проиграет, но вдруг современный Бейб Рут замахивается вот так битой и говорит: “Гляньте, как далеко полетит”. А на базах три игрока. Как врежет! И мяч улетает с поля зрения, он снимает шапку и обмахивается, подходит к первой базе и оглядывается по сторонам, все те ребята идут ко второй базе, пожимают руку игроку на второй базе, идут себе, спокойненько возвращаются на домашнюю базу, наклоняется… Ещё бы, вот это да! Раздаются крики, прыгают, орут, кричат “Ура!” Ведь они…

101 На самом деле я видел, что как берут… Помните, как раньше были соломенные шляпы? Я пошёл однажды на бейсбол и видел, как один парень добежал до домашней базы. А тот человек, что сидел передо мной в соломенной шляпе, пришёл в восторг, он взял шляпу и нахлобучил её так, что у него получился вот здесь воротничок, а верх отвалился. Ещё бы, он был просто в восторге! Он…он был настолько вне себя — сам не знал, что делал. Просто махал ногами, кричал “Ура!”, орал и прыгал. Что ж, итак, вы знаете, что я думаю? У него точно было… Он был лю-…он был…он любил бейсбол. Он был заядлым болельщиком бейсбола, точно как есть заядлые курильщики или заядлые любители виски.

102 Я заядлый любитель Иисуса. [Брат Бранхам смеётся—Ред.] Да. Мне это очень нравится. Я… Если вы становитесь заядлым любителем Иисуса (понимаете?), любителем чего-то, тогда…

103 Вы можете себе представить, как этот человек говорит: “О-о, ну да, я же любитель бейсбола”. А его команда вот-вот проиграла бы, и он видел, как они взяли и выиграли вот так игру, он оглядывается и: “Угу, ну, кажись, неплохо”.

“Это он так любит бейсбол?! Ну и кадр!”

104 Вы скажете: “Да ты…ты его не любишь, точно! С тобой что-то не то!”

105 Все нормальные болельщики бейсбола сказали бы: “Что стряслось с этим парнем? С ним что-то неладное. Смотрите, как он там сидит”. Хм! Это настолько…

106 Теперь сравните. Видите? О-о, если вы любитель Иисуса, и вы чувствуете, как Святой Дух доводит эти Слова до сознания, тогда нечто изнутри восклицает! О-о, вы просто вне себя!

107 Надеюсь, что этот человек простит меня, он сидит здесь рядом. Крупный, высокий темноволосый парень, сидящий здесь, стоял однажды вечером там в коридоре, и кто-то сказал что-то как бы…поддержал, знаете, для него это было благословением. А этому бедному парню пришлось нелегко. Я знаю, что его жена оставила его и подала на развод, потому что он полюбил Господа Иисуса. Это так. И кто-то сказал что-то об Иисусе, знаете, а он один из таких любителей. И он был на войне и весь в осколках, и всё такое (этот парень), ему не позавидуешь. Приехал домой с…к своим детям и жене. Потом он пообещал Господу, что будет служить Ему, и как только Господь начал его благословлять, и он примирился с Богом, его жена просто взяла и подала на развод, и оставила его, бесцеремонно бросила его. Но он всё равно остался любителем.

108 И однажды вечером, когда он там стоял и кто-то сказал что-то об Иисусе, как Он велик, что-то такое, он воскликнул: “О слава!” Так ударил, что его кулаки врезались вот так в стену. Он сделал это неосознанно — ударил кулаками в стену. Сказал: “Брат Билл, я заплачу за это”. Мне кажется, Брат Вудс пришёл и наложил заплатку, вставил другой кусок. Всё нормально, не переживай, Брат Бен, мы просто…мы просто рады, что ты один из любителей. Понимаете?

109 Когда Святой Дух что-то с тобой делает, ты просто не можешь усидеть, нечто просто переполняет. Аминь. Да, нечто захватывает. Любитель Христа! Если вы любите Господа, нечто в вас просто тянется, хватается, алчет и жаждет. Иисус сказал: “Блаженны те, ибо они насытятся. Блаженны они уже даже потому, что жаждут, несмотря на то, имеют они Это или нет”. [Брат Бранхам несколько раз постукивает по кафедре—Ред.] Кто из вас хочет больше Божьего? [Собрание говорит: “Аминь!”] Хорошо. Вы хотите больше Божьего потому, что для вас благословение сам тот факт, что вы такие. Если у вас Этого нет, вы всё равно блаженны! “Блаженны алчущие и жаждущие”. Алкать и жаждать — для вас уже это является благословением; потому что вы хотите Этого, вы благословенны. Ведь есть многие люди, которые Этого не хотят.

110 Помните мою проповедь в один из вечеров? Видите? Как тот слабоумный, коробку он оставлял себе, а подарок выбрасывал. Понимаете? Берите не коробку, берите Дар. Хорошо.

Итак, тотчас…в Духе; и вот, престол стоял на небе, и на престоле был Сидящий.

111 Итак, обратите внимание, чуть позже… Или мы говорили об этом вчера вечером (мне кажется), что на этом Престоле, который… Мы видим, что сначала на Престоле никого не было, а теперь на Престоле Кто-то восседает. Так что это говорит о том, что Иисус вознёсся со Своей Церковью во Славу и воссел на Своём Собственном Престоле. “Сидящий на Престоле”, — это после церковной эпохи. Так вот. Итак, хотелось бы разобрать это немного погодя.

112 Теперь вы скажете: “А где Его Престол сегодня?” Так вот, Брат Невилл, если я это пропущу, ты меня потом спроси, где сегодня Его Престол. [Брат Невилл говорит: “Аминь”.—Ред.] Я думаю, что в дальнейшем подойду к этому. “Где же Его Престол сейчас, если Он сейчас не на Своём Престоле?” Он сейчас не на Своём Престоле. Нет-нет.

113 Хорошо. Теперь:

И Сей Сидящий видом был подобен камню яспису и сардису; и радуга вокруг престола, по подобию…видом подобная изумруду [Синод. пер. “смарагду”—Пер.].

114 Так вот, давайте сейчас для начала возьмём 3-й стих. Итак, “яспис”. Тот, Который сидел на Престоле, видом был подобен… Другими словами, если на Него посмотреть, Он был в таком великолепии, в такой красоте! О-о, я хочу увидеть Его. А вы? [Собрание говорит: “Аминь”.—Ред.]

115 Однажды… Я помню Сестру Кейдл, Сестру Ховард Кейдл. Думаю, многие из вас её помнят. Я жил тут через дорогу, и моя жена, сидящая сейчас там, помнит, ей было в комнате холодно. И я встал, а там была старая печка “буржуйка” с… Мы пекли хлеб на печи с трубой. И я… Было очень холодно, и дул ветер; зима, на земле снег и ветер задувал в дымовую трубу, и я никак не мог растопить печку, чтобы не замёрзнуть до смерти. И из-за этого я так расстроился. И я подкладывал туда, и опять всё выдувало. Билли замёрз, и она замёрзла, я пытался развести огонь. И потом я случайно включил радио, за несколько минут до того, как я согрелся, включил и Сестра Кейдл пела: “Когда я в тот Край войду, на далёком берегу, я хочу узреть Иисуса. А ты?” О-о, вот это да!

116 Я просто так и уселся прямо посреди комнаты на полу, просто сел там и заплакал. Вы знаете, как она умела петь, у неё такой очень приятный голос, как у птицы-пересмешника. Я хочу послушать её, когда перейду через ту черту Туда. Пела: “Я хочу узреть Иисуса. А ты?”

117 Я подумал: “О Боже, да, я хочу однажды увидеть Его. Когда цветы увянут все до одного, я хочу увидеть Иисуса”. Как… Увидеть Его на Его Престоле, Его красоту, Его великолепие! И если я… О-о, я хочу встать там, где Иоанн, чтобы мне просто стоять и смотреть на Него.

118 Какое-то время назад там…во времена рабства… Я говорю это ради моих чернокожих друзей, находящихся сегодня утром здесь. Был один чернокожий старичок, который… Он был…пошёл в одно место, куда они раньше…

119 И раньше так делали в Кентукки — устраивали песнопение. Может быть, бабушка Кокс и другие помнят, как они раньше ходили и устраивали песнопения, знаете, ходили по домам и играли на органе — пела молодёжь и все. Раньше так делали здесь в Ютике и в округе, в сельской местности. Теперь они сидят с литром виски где-нибудь на рок-н-ролльной вечеринке.

120 Но тогда они пели псалмы. На одном из таких давних песнопений получил спасение один чернокожий старичок. И Господь призвал его проповедовать, и на следующий же день он ходил везде, рассказывая рабам на плантации. Он говорил: “Господь вчера вечером спас меня и призвал меня проповедовать моим братьям”.

121 И, в конце концов, об этом услышал владелец ранчо или владелец плантации. Он подозвал его и сказал: “Самбо, я хочу, чтобы ты зашёл ко мне”. Сказал: “Зайди ко мне в кабинет”.

Он сказал: “Да, сэр”, — зашёл в кабинет.

122 Он сказал: “Что это, я слышу, ты распространяешь среди рабов, среди тех ребят, моих рабочих, моих рабов, что Господь освободил тебя?”

123 Ответил: “Так точно”. Он сказал: “Господин, я твой раб”. Он сказал: “Ты купил меня за деньги, но…” Он продолжал: “Но Бог вчера вечером освободил меня, то есть Иисус освободил меня от греховной и позорной жизни, и от смертной жизни, Он освободил меня”.

Тот спросил: “Самбо, ты что, серьёзно?”

Он ответил: “Да, серьёзно”.

124 Тот сказал: “Я слышал, что ты собираешься начать проповедовать здесь своему…своему народу на плантациях и так далее”.

125 Ответил: “Да, сэр!” Сказал: “Это я и намерен делать — проповедовать моему народу это Евангелие”.

Спросил: “Ты что, серьёзно, Самбо?”

Он ответил: “Я действительно серьёзно”.

126 Сказал: “Пойдём со мной в…в суд, я тоже дам тебе свободу. Ты свободен от меня, и ты уже свободен от рабства. Я купил тебя, ты мой, и я освобождаю тебя, чтобы ты проповедовал своему народу Евангелие”. Он пошёл и подписал освобождение или заявление, и тот стал свободным. Его уже не могли продать как раба. Он был свободным человеком и мог проповедовать Евангелие.

127 Он проповедовал среди своих братьев много лет. Многие белые люди обратились при его служении. Однажды этот старина был при смерти. Он проповедовал тридцать-сорок лет или больше. И когда он был при смерти, он лежал в комнате, и многие из его белых братьев собрались вокруг в комнате, и казалось, что он часа два-три находился в бессознательном состоянии. Потом, в конце концов, когда он проснулся и огляделся в комнате, он сказал…

“Где ты был, Самбо?”

Он ответил: “Ой, а я чё, опять здеся? Я чё, опять здеся?”

Тот спросил: “Что случилось, Самбо?”

Ответил: “О-о, я перешёл в другой Край”.

Тот попросил: “Расскажи нам о нём”.

128 Он сказал: “Ну, я просто вошёл в Его Присутствие”. И продолжал: “Когда я там стоял, — он сказал, — подошёл Ангел, спросил: ‘Тебя зовут Самбо Такой-то?’”

Он ответил: “Да, это я”.

Тот сказал: “Входи”.

“Я вошёл внутрь и увидел, что там сидит Он”.

129 Он сказал: “Самбо, подойди сейчас сюда, ты увидел Его, а теперь я хочу, чтобы ты вышел сюда, мы хотим дать тебе одеяние, мы хотим дать тебе арфу, мы хотим дать тебе венец”.

130 Самбо сказал: “Не надо мне ничего говорить об арфах, венцах и одеяниях”.

131 Сказал: “Но ты же заслужил награду, мы хотим дать тебе награду”.

132 Сказал: “Не надо говорить обо мне и о наградах”. Сказал: “Только дайте мне стоять и смотреть на Него тысячу лет. Это будет моей наградой”.

133 Я думаю, что нам всем бы так захотелось: “Только дайте мне стоять и смотреть на Него”. О-о, для этого мне нужно будет совсем не такое тело, какое у меня сейчас. Всем своим существом просто смотреть на Него!

134 И вот Иоанн стоял и увидел Его сидящим на Престоле, и Он был подобен камню яспису и сардису. Так вот, всё и каждое слово в Библии имеет значение. Итак, “камни яспис и сардис”.

135 Обратите внимание, это согласуется с остальным Писанием. В конечной части Писания Он был Альфой, Омегой, Он был началом и концом, Он был первым и последним, Он был Отцом, Сыном и Святым Духом. Он был всем, и всё заключалось в Нём. В Матфея 17 на горе Преображения показано, что всё это было собрано в Нём.

136 Итак, яспис — это…это камень, и сардис — это камень. (Так вот, до их цвета мы дойдём чуть позже.) Итак, я хочу, чтобы вы обратили внимание, что у каждого из патриархов, когда они рождались (да и у каждого человека), есть родовой камень. Мой (я родился в апреле) — алмаз. И разные месяцы представлены разными камнями. С патриархами было то же самое. Каждый раз, когда патриарх рождался, у него был свой родовой камень.

137 И вот тут приостановимся на минутку. Когда еврейские матери… Я хочу показать вам Божественное Слово, друзья, чтобы ваша вера прочно основывалась на Слове Божьем. Каждый раз, когда еврейские матери, когда они были в муках, переживали родовые схватки, чтобы рождать…родить этих детей, те самые слова, которые она произносила при родах, давали человеку (ребёнку, родившемуся от неё) имя и ставили его на его место в Палестине, где он будет находиться в Пришествие Господа. Родовые схватки у этой матери! Например, Ефрем означает “при море”. Понимаете? И Ефрему был дан удел при море. И, скажем, Иуда означает… Я не знаю, что означает это слово, но я мог бы разузнать. Видите? У меня просто нет времени на такие подробности, чтобы всё это разбирать. Но если сравнить, под Иудой (что бы ни означал Иуда) подразумевалось его место, размещённое среди детей Израильских.

138 И обратитесь к Бытие 48 и 49, и вы там увидите, что когда Иаков умирал, опираясь на свой посох, слепой, он сказал детям, какое будет им место в конце мира. И они сейчас находятся именно там, на своих местах, с тех пор как они возвратились на родину. Сказал Иосифу: “Ты плодоносная лоза у стены, — (видите?), — над источником”, — у воды. Он продолжал. Он сказал: “Ты доверился Господу Богу. Ты укрепил свою…свою отрасль (Соединённые Штаты, видите) в Господе, но однажды эта лоза будет простираться над стеною”. Видите? И вот, пожалуйста, он сейчас там. В точности как он сказал почти что три тысячи лет назад — всё становится на свои места. Сказал Ефрему, что он окунёт ноги в масло, и Ефрем расположился именно там, где находятся большие нефтяные залежи. Точь-в-точь!

139 Изречения тех людей: что же было на тех смертных? — Бог охватывал их существо и действовал в них!

140 Казалось, что когда римская империя рассеяла их, когда другие их рассеяли, когда их возненавидел Гитлер, тысячам десятков тысяч вводили в вены воздух, и они погибали (их тела у всех на виду вешали на заборах с младенцами и всё такое), и кости… Брали и делали из их костей удобрение. Просто выводили их туда и делали им укол, сажали их в телеги. Потом выходить…пора выходить, и они начинают…они запевают: “Мессия придёт, и мы снова будем пить сок виноградной лозы”. Когда они шли на смерть (те евреи), ходили там, зная, что ещё несколько ударов сердца, и им будет конец. И вот они шли с песней: “Мы увидим приход Мессии”. О-о, вот это да! Делали из их костей удобрение.

141 Многие из солдат здесь знают это и видели это. Я стоял на той территории, где их сжигали и всё такое — этот Гитлер и другие. А если взять Сталина, Россию и всех остальных — сделали то же самое. Верно. Но этот еврей… В чём было дело? — Его заставили вернуться на родину. Вот что с ними произошло.

142 У меня есть этот потрясающий фильм “Три минуты до полуночи”. Когда приезжали евреи, их спрашивали, говорили: “Зачем вы возвращаетесь — чтобы умереть на родине?”

143 Ответили: “Мы прибыли увидеть Мессию”. Аминь. М-м! Мы в конце времени.

144 У каждого из тех детей, когда они рождались, был свой родовой камень. И когда Аарон, первосвященник каждого из тех детей, носил на себе нагрудник, на своём одеянии… С этим я хочу ещё немножко подождать, чтобы углубиться в этот 6-й стих, потому что с этим как раз увязываются все символы Ветхого Завета. Каждый… Весь инвентарь и остальное в Ветхом Завете было сделано по тому образцу, который видели на Небесах, и потом этот же образец виден в человеке.

145 И вот нагрудник Аарона, он первосвященник. Обратите внимание, там были представлены родовые камни всех колен. Один из родовых камней (вставленный туда камень): от колена Ефрема, колена Манассиина, колена Гадова, колена Вениаминова — все представлены здесь. И именно так… Затем они взяли эти родовые камни, эти красивые драгоценные камни и повесили их вот так на столбе. И если пророк пророчествовал, и если видели, что они начинали сверкать… Его подводили к этому Уриму Туммиму, чтобы он там рассказал своё пророчество; если на нём появлялся священный Свет, и эти камни начинали от Него переливаться, значит, это отвечал Бог. Это было для всего колена, для всех, каждого колена.

146 Так вот, на этих…первый камень… Первый… Кто из вас знает, кто был первый ребёнок? Как его звали? — Рувим. Хорошо. Кто был последним? — Вениамин. Верно. Родовым камнем Рувима был яспис, родовым камнем Вениамина был сардис. Он был видом подобен “Рувиму и Вениамину” — первому и последнему; Тот, Кто был, Кто есть и придёт; Он был Альфой — буквой “А” в греческом алфавите, Омегой — буквой “Я” в греческом алфавите. Он был первым, последним, Он был от Вениамина до Рувима, от Рувима до Вениамина. О-о, вот это да! [Брат Бранхам один раз хлопает в ладоши—Ред.] Вот, пожалуйста: “Видом подобный камню сардису и камню яспису”. Он восседал на этом Престоле.

147 Вы хотели бы увидеть, как Он восседает в Своей Славе? Давайте быстренько обратимся к Откровениям 21:10 и просто взглянем на Него здесь. Хорошо, 21:10-11.

И вознёс меня в Духе на великую и высокую гору, и показал мне великий город, святый Иерусалим, который нисходил с неба от Бога.

Он имеет славу Божию… [Брат Бранхам делает паузу—Ред.]

Он имеет славу Божию. Светила его подобны драгоценнейшему камню, как бы…яспису кристалловидному.

148 “Его Свет”. Свет! Кто такой Свет? “И Город не имел нужды в солнце, потому что Агнец — Свет его”.

149 Камень яспис, сардис. Слава Божья — это Иисус Христос, а слава Иисуса Христа — это Его Церковь. И Он был первым. Кем Он был? — Он был началом времени, Он есть конец времени. Он был первым из патриархов, Он есть последний из патриархов. Он был Церковью, Которая была в… Он был тем Духом, Который был в Церкви Ефеса, Он есть Дух Церкви Лаодикии. Он есть первый и последний, от “А” до “Я”, первый, последний; Тот, Кто был и придёт, Корень и Потомок Давида, Утренняя Звезда, Лилия Долин, Роза Саронская! О-о, в Библии есть четыреста с чем-то наименований, относящихся к Нему. Только подумайте, какой Он! Однако Он был скромным Господом Иисусом, родившимся в яслях для похвалы Божьей.

150 Если видите что-то смирённое — наблюдайте за этим, потому что это то, что нужно. Всякий, кто возвышается — это просто напыщенное ничтожество, так что не обращайте на это никакого внимания (понимаете?), это только пустые слова, и в этом ничего такого нет. Ладно.

151 Так вот: “Он был видом подобен камню яспису и сардису”. Давайте вернёмся. Разве… У нас есть немного времени, правда? [Собрание говорит: “Аминь”.—Ред.] У нас ещё есть минут сорок. Обратите внимание, давайте вернёмся к Иезекииля 1. Обратимся в Библии к Ветхому Завету, к Иезекиилю, и давайте прочитаем здесь, где Иезекииль тоже видел Его. И сравним сейчас эти места Писания, и посмотрим, что у нас тут такое. 1-я глава Иезекииля. Хорошо, теперь давайте немножко почитаем. Я прочитаю первые пять стихов, а потом мы прочитаем (я тут пометил) с 26-го по 28-й. Но давайте сейчас прочитаем первые стихи 1-й главы пророка Иезекииля. Хорошо:

И было в тридцатый год, и в четвёртый месяц, в пятый день месяца…я находился среди переселенцев…среди переселенцев при реке С-… (Ховаре? Правильно? Соваре? Хов-ва-ре.) …Ховаре и отверзлись небеса, и я видел видение Божие.

И в… (теперь смотрите) …В пятый день месяца (это…месяц, когда…пленения царя Иоакима),

Было слово Господне к Иезекиилю, сыну Вузия, священнику, в земле Халдейской, при реке Ховаре; и была на нём…рука Господня.

И я видел, и вот, бурный ветер шёл от севера…

152 Взгляните на этого пророка за пятьсот девяносто пять лет до прихода Христа. Посмотрите, как его видение соответствует Иоаннову:

…бурный ветер шёл от севера, великое облако…клубящийся огонь, и сияние вокруг него,

А из средины его был цвет янтаря [Синод. пер. “свет пламени”—Пер.] из средины огня; и из средины его видно было подобие четырёх животных, — и таков был вид их: облик их был, как у человека.

153 Обратите внимание, цвет Духа Божьего, Который находился над подобием этих четырёх существ, был янтарный. Янтарный — это зелёный с желтоватым оттенком. Теперь смотрите [Брат Бранхам делает паузу, показывает фотографию и два раза стучит по чему-то—Ред.] — желтовато-зелёный, янтарный. О-о, Он Тот же вчера… Он открылся Иезекиилю в видении Иезекииля. Этот Свет, Который он видел движущимся над четырьмя животными, был желтовато-зелёным. Когда Он пришёл к Иоанну, Он явился в изумрудном, который тоже является желтовато-зелёным. Теперь Он приходит к открывателю [Иоанну] в желтовато-зелёном. Он приходит сейчас к нам в желтовато-зелёном — Свет! Ходите во Свете, Он и есть Свет.

154 Давайте теперь обратимся к 26-му стиху, чтобы нам прочитать до 28-го. 26-й стих:

А над сво-…

О-о, когда вы придёте домой, я хочу, чтобы вы это пометили, прочитайте всё это до конца. [Брат Бранхам три раза постучал по кафедре—Ред.] Сэкономим время:

А над сводом, который над головами их, было подобие камня по виду как бы из камня сардиса; а над подобием престола было как бы подобие человека над ним. (Это был Сын Человеческий. Понимаете? Христос.)

155 Теперь смотрите, как Он был…как Он был здесь облачён:

И видел я как бы цвет янтаря [Синод. пер. “пылающий металл”—Пер.] (смотрите, вокруг этого Сына Человеческого), как бы вид огня внутри него вокруг… внутри него, в нём, вокруг от вида чресл его…

156 Послушайте! Будьте духовными, будьте чуткими и в своём сердце…я заклинаю вас во Имя Иисуса, никому не рассказывайте! Но запомните, как блаженно!

…я…

157 Давайте опять начнём с 27-го стиха. Все слушайте! Будьте сейчас очень чуткими!

И видел я как бы цвет янтаря (то есть желтовато-зелёный), как бы вид огня…вокруг него… (огонь вокруг янтарно-зелёного) …вот, от вида чресл его и выше (от чресл его выше) и от вида чресл его…ниже я видел как бы некий огонь, и сияние было вокруг него (везде вокруг огонь).

В каком виде бывает радуга и в цвете во времена дождя, такой вид имело это сияние кругом.

Такое было видение и подобие и слава Господня. Увидев это, я пал на лице своё, и слышал глас Глаголющего…

158 Смотрите! Вы готовы? Послушайте! Попридержите это сейчас, просто запомните, чтобы вы знали… (Джин, можешь попридержать эту плёнку.) Послушайте! (Нет, её не надо останавливать, всё в порядке.) Я имею в виду, просто не распространяй эту плёнку, оставь её для Церкви. Обратите на это внимание! Так вот, знайте то, что цвет того Света, Который с Господом, и Господень Свет, Который сопровождает Господа (а он — как и Господь), является янтарным, желтовато-зелёным. Свет того же самого цвета находится сегодня с нами, как учёные сделали Его фотографию — желтовато-зелёный, янтарный.

159 Когда я был пареньком и увидел Его впервые — вы, здешние старожилы, помните — я всегда говорил вам (ещё прежде чем был сделан сам снимок), что он желтовато-зелёный, то есть янтарный. Так вот, чтобы вы знали, что Дух Господень…

160 Он сказал, когда увидел его от чресл живого существа, которое стояло перед ним: “От чресл его выше был как бы огонь, Свет, от чресл его ниже был окутан Светом. И везде вокруг было много цветов, как у радуги”. Правильно? [Собрание говорит: “Аминь”.—Ред.]

161 [Брат Бранхам показывает фотографию—Ред.] Я хочу, чтобы вы помнили, что Бог по-прежнему пребывает в тех же самых цветах: от чресл выше, огонь, янтарный цвет — сфотографировано кинокамерой…точнее, цветным фотоаппаратом — “янтарный от чресл выше, от чресл ниже и везде вокруг, много цветов, как в радуге на небе после дождя”. Иисус Христос вчера, сегодня и во веки Тот же! Святой Дух по-прежнему в силе Своей, по-прежнему в Своей Церкви в эти последние дни. Вот вам, пожалуйста. Не я, я просто стоял там, но снимок был сделан. Я хочу, чтобы вы на него посмотрели — в точности то, что видел Иезекииль. Те же самые цвета, таким же образом и действовал таким же образом, и переливался таким же образом на живых существах. Что же это? — Эти живые существа представляют живую Церковь; Церковь, которая живёт силою и воскресением Христа. Те же самые янтарные цвета окутывали его от чресл выше, от чресл ниже.

162 Никаких сомнений быть не может — учёные сделали снимок! Посмотрите на их цвета, только взгляните там на цвет огня. [Брат Бранхам показывает на фотографии—Ред.] Видите? Радуга. Посмотрите на этот желтовато-изумрудный цвет. Так вот, на этом снимке…это был простой фотоаппарат фотографа. Этот фотоаппарат делал цветные…цветные фотографии фирмы “Кодак-хром Колор”. Посмотрите тут на изумрудный цвет. Может, я встану, где светлее, чтобы вам там, в конце, было видно. Теперь вам видно? Подобно радуге — посмотрите на полосы, которые тянутся в обе стороны, как радуга — у каждой свой цвет. Мы углубимся в это через несколько минут: что это за цвета, и что они отражают.

163 О-о! От этого моё сердечко просто прыгает от радости. И подумать только, что в этот день, в который мы живём, Христос…когда в других основах лишь песок, в других основах… Я задумываюсь: “Почему я не могу этого рассказать? Почему я не могу сделать так, чтобы мир это понял?” Миру не дано это понять. Мир этого не поймёт, они никогда этого не поймут! Но Церковь получает самую что ни на есть мощную встряску!

164 В те времена не могли Этого сфотографировать. Теперь могут, потому что есть механические приборы. Те, кто пытается использовать механические приборы, чтобы отрицать существование Бога, сами берут и доказывают, что Бог существует! Это так. Изумрудный. Итак, запомните, я этого не сочиняю, я читаю это вам прямо из Библии. Следите, когда я буду читать, и смотрите, и узрите, что это тот же самый Господь Бог — никакой разницы. Взгляните на 27-й стих:

И видел я…цвет янтаря, как бы по виду огня…

165 Видите? Как языки пламени. [Брат Бранхам показывает на фотографии—Ред.] Видите? Янтарный цвет, исходящий от огня. Теперь вы видите? [Собрание говорит: “Аминь”.] Янтарный, вот это янтарный цвет, исходящий от огня. Здесь ниже говорится:

И…вид как радуга или дуга…во времена после дождя…

…радуга…во времена после дождя…

166 И там было живое существо. То, что символизировал Иоанн — вся Церковь целиком была вознесена. Я говорил вам. Один человек здесь в видении может представлять всё Тело Христово целиком, облечённое! Теперь следите:

И видел я…цвет янтаря, как бы вид огня с ним вокруг; и вид…от вида чресл его и выше [Брат Бранхам показывает на фотографии—Ред.] и от вида чресл его и ниже [Брат Бранхам показывает на фотографии.] я видел как бы некий огонь…

167 Взгляните, посмотрите на клубящийся огонь. Из чего? — Из радуги, семь цветов. Теперь смотрите, там именно семь цветов [Брат Бранхам показывает на фотографии—Ред.], и у радуги семь цветов.

…я видел как бы некий огонь, и сияние было вокруг него.

В каком виде бывает радуга на облаках во время дождя, такой вид имело это сияние кругом. (Вокруг Престола Божьего. Понимаете?)

Такое было видение подобия славы Господней. (Не Самого Господа, а славы Господа.)

168 Слава Господня объемлет Его Церковь, потому что Он находится в Своей Церкви! Аминь! О-о, для неразумных это звучит глупо, но как это велико для верующих в это. Понимаете?

Такое было видение и подобие славы Господней. Увидев это, я пал на лице своё, и слышал глас глаголющий…

169 Теперь он дальше рассказывает, что означало это видение, но у нас сегодня нет времени, чтобы в это углубиться.

170 Так вот, обратите внимание, как Господь по Своей великой милости даёт нам всё это.

171 Теперь давайте возьмём ещё одного. Как Иезекииль, так и Иоанн видели Его в тайне Его цветов и Света и назвали это янтарным цветом. Позже Иоанн… Для тех, кто записывает себе…записывает места Писания — Первое Иоанна 1:5-7. Позже Иоанн (а он пробыл на острове Патмос около трёх лет, когда он писал эту Книгу), когда он вернулся — в преклонном возрасте, больше девяноста лет — в Первом Иоанна 1:5 и 7 он сказал: “Бог есть Свет”. Иоанн пережил это, он видел Его, и он знал, что Он Свет — Свет, Вечный Свет; не космический свет, не искусственный свет, не электрический свет, не солнечный свет, но Вечный Свет! О-о, как я люблю Его. “Бог есть Свет”.

172 Обратите внимание, мы сейчас вернёмся к началу и увидим, что у нас здесь такое. Ещё в 3-м стихе, не так ли? (Мы закончим с ним или нет? Надеюсь.) Хорошо:

…Он видом был подобен камню яспису и сардису; и радуга вокруг престола, видом подобная изумруду (желтовато-зелёному).

173 Так вот, “радуга”, обратите внимание, там была радуга. Давайте обратимся к Бытие 9 и выясним — к Бытие 9:13. И мы здесь найдём радугу, когда радуга появилась впервые. 9-я глава Бытие, и мы начнём с 13-го стиха. Бытие 9:13. Вам всем нравится это? [Собрание говорит: “Аминь”.—Ред.] О-о, я люблю это! Мне не просто это “нравится”, я “люблю” это! Смотрите:

Я полагаю радугу Мою в облаке, чтоб она была знамением… (Смотрите!) …знамением завета меж Мною и между землёю.

Что? “Меж Мною и Ноем”? — Нет. “Меж Мною и землёй”.

И будет, когда Я наведу облако на землю, то явится радуга в облаке;

И Я вспомню завет Мой, который…который меж Мною и между вами…

Итак, Он вспомнил Свой завет между ними, но завет радуги…

174 Понимаете, Ною этот завет принёс жизнь, ведь Он спас его, но тот завет, который Бог заключил с Самим Собою, был радугой, что Он не будет… Так вот, через минуту я покажу вам, каков был завет Ноя с Богом. Но вот этот завет Бог заключил с Самим Собой (аминь) — радуга.

175 Так вот, тогда мы видим, что завет — это “знамением”…“знамение”. Бог здесь сказал, что это знамение, не так ли? [Собрание говорит: “Аминь”.—Ред.] Видите?

Я полагаю…Мою…

Я полагаю радугу Мою в облаках…

Это после уничтожения мира, погубленного водой; всякая плоть, кроме Ноя…Ноя была уничтожена.

…чтоб она была знамением завета между Мною и между землёю.

Не “Мною и миром”, мир — это “космос”. Понимаете? Но:

…он между Мною и между землёю.

176 Бог сказал: “Я создал эту землю. И Я так грозно обошёлся с ней, что просто перевернул её вверх дном и разбил в пух и прах. И…и, может, Мне…Мне…Мне не стоило этого делать”. Он сказал: “Я даже сожалею, это было так ужасно”.

177 Как вы думаете, что будет теперь, когда Он придёт во гневе? Приведи себя в порядок, грешный друг.

О-о, встречай Жениха, жди и бодрствуй всегда,

Он снова придёт. (Вы верите в это? [Собрание говорит: “Аминь”.—Ред.])

Он снова придёт. (Мне это нравится, а вам? [“Аминь”.])

Ты хочешь врагом быть Иисуса Христа?

Я не хотел бы им оказаться, а вы? Ни за что. Быть врагом сно-… Вернее, если быть врагом на Его стороне, быть с Ним, тогда хорошо. Но против Него…

Будь чист, Он зовёт. Встречай Жениха, жди и бодрствуй всегда,

Он снова придёт. (М-м!)

178 Так вот, завет, знамение чего? Знамение чего? — Принятой жертвы. Теперь откройте Бытие 8:20 и 22. Итак, Бытие 8:20 и 22 (хорошо), это прямо на предыдущей странице.

И устроил Ной жертвенник Господу; и взял…всякого скота чистого и…всех птиц чистых и принёс во всесожжение на жертвеннике.

И обонял Господь приятное благоухание, и сказал Господь в сердце Своём: не буду больше проклинать землю…проклинать землю за человека, потому что помышление сердца его — зло от юности его; и не буду больше поражать всего живущего, как Я сделал.

179 И теперь прочитаем последний стих:

И впредь во все дни земли сеяние и жатва, холод и зной, лето и зима, день и ночь не прекратятся (завет).

180 То же самое, что видел Иоанн — Иисуса, принятый Богом завет, окружающий Небеса. И вокруг Него была радуга, вокруг Престола видом подобная изумруду — янтарный, зелёный Свет вокруг Престола. Хвала Богу!

181 Смотрите! Ноева в основном состояла из…Ноева радуга в основном состояла из семи цветов. Всем известно, что в радуге семь цветов. Так вот. А что это за цвета? — Красный, оранжевый, фиолетовый… Нет, красный…красный, оранжевый, зелёный, голубой, синий и фиолетовый. Таковы цвета радуги. (Итак, мы затронули сейчас глубину, и мне придётся коснуться только самого главного, потому что мы уже припозднились.) Итак, запомните, оранжевый…точнее, красный, оранжевый, жёлтый, зелёный, голубой, синий и фиолетовый.

182 Так вот, обратите внимание, семь… (смотрите) …семь радуг…вернее, семь цветов, семицветная радуга. Это означало семь дуг! Семь дуг, семь церквей, отражающих семь светов, один свет плавно переходит в другой. Она начиналась с красного, красного. После красного идёт оранжевый, который является отражением красного. После оранжевого был…после…после оранжевого идёт жёлтый, что является смесью красного с оранжевым — получается жёлтый. Затем зелёный. Из зелёного и голубого получается чёрный. Затем идёт синий. А потом из синего переходит в фиолетовый, что является частично синим. О-о-о-о-о! Аллилуйя! Вы видите? Бог в Своей семицветной радуге, Своём завете, Он заключил завет, что через Семь Периодов Церкви, семь цветов, Он спасёт землю!

183 Что же Он сделает? Запомните, Он заключил его с землёй, Его цвет. Но теперь смотрите. Эта радуга на горизонте своей дугой огибает только половину земли. Только столько Ноева радуга и окрашивала, только…огибала только половину земли. Она в виде дуги, больше ничего и не видно. Но когда Иоанн увидел Его [Брат Бранхам два раза стучит по кафедре—Ред.] в изумрудном цвете, она окружала весь Престол Божий целиком. Ещё и вполовину не рассказано! [Брат Бранхам два раза стучит по кафедре.] Она окрашивает… Она просто… Над землёй получается дуга, это только её половина, это церквопериоды.

184 Но когда Иоанн увидел Его в этом янтарном цвете, янтарном цвете, она окружала и огибала кругом, как ореол. Ореол! [Брат Бранхам делает паузу, показывает на фотографию и три раза стучит по чему-то—Ред.] Ореол янтарного цвета окружал Его существо! Видите? Один цвет, один Бог над всеми, через всех и во всех, но есть Семь Периодов Церкви.

185 Взгляните на большой алмаз. Раньше их находили… Их можно было найти в Африке на улицах. Вы бы не рискнули держать его у себя, потому что он неотшлифован. Если у тебя неотшлифованный, то тебя сразу посадят за это в тюрьму и приговорят к пожизненному заключению за то, что держал его у себя. Как только его найдёшь, его сразу нужно сдавать.

186 Итак, этот алмаз берут… О-о, он очень твёрдый. Я видел большую сорокатонную дробилку, нависавшую вот так сверху, бросают…бросают туда голубой камень, раздробляют его, она размельчает этот камень просто в порошок, но алмаз он не раздробит. Этот сорокатонник висит на шарнирах здесь вверху, крутится с такими большими зубьями, просто раздробляет камень на кусочки, а алмаз пройдёт, как ни в чём не бывало, от него даже эта сорокатонная дробилка сдвигается. О-о! [Брат Бранхам один раз хлопает в ладоши—Ред.] Когда он выходит из дробилки и проходит через сито, он просеивается там в сите, промывается, а потом, в конце концов, идёт по длинному жёлобу.

187 Заведующий большими алмазными приисками Кимберли был одним из моих помощников там в очереди — очень смиренный, любезный брат.

188 А потом примерно метр над водой, где она течёт, намазан козмолин. (Вы знаете, что… Как же это называется? Меда, что у нас там в банке в шкафчике?) Вазелин! И на наклонный жёлоб наносится трёхсантиметровый слой вазелина. И заметьте, каждый раз, когда туда попадает камень, он прокатывается по вазелину, но когда на него попадает алмаз, он прилипает. Алмаз сухой, и он к нему прилипает. Я видел, что их берут (даже совсем крохотные) и отделяют их, смотря в увеличительное стекло. И я спросил их, для чего они это делают, они ответили, что продают их Америке для изготовления грамофонных игл “Виктролы” и так далее, они не изнашиваются. Понимаете?

189 Но эти большие алмазы, вот, это просто-напросто один большой сгусток. Но когда… Их берут и с помощью электрических приборов шлифуют их, и делают огранённые алмазы. А когда его огранят, он должен отражать яркие цвета карата, и он будет отражать также семь цветов. О-о, как Иисус…

190 О-о, может, у вас много денег; может, у вас целый автопарк Кадиллаков; может, вы пастор какого-то большущего морга или какого-то кафедрального собора; может, вы епископ или архиепископ, но, о-о, брат, когда ты найдёшь эту Драгоценность, этот Алмаз [Брат Бранхам четыре раза стучит по кафедре—Ред.], человек продаёт всё своё богатство, раздаёт его, всё остальное.

191 Взгляните на спящую деву. О-о, что же она сделала? — Она должна была что-то продать для того, чтобы купить себе Масло. Что ей нужно было продать? — Свои вероучения и деноминации, и прочее. Она распродала всё, что у неё было, для того, чтобы найти Христа, Христа — этот великий Драгоценный Камень. Иисус, то тело… [Пробел на ленте—Ред.] …?…у меня есть билет на Небеса, когда подъедет поезд в одно тёмное утро. [Брат Бранхам два раза стучит по кафедре.] О-о, что за благословение!

Как дорога струя,

Омывшая меня.

Другой не знаю я,

О, ничто, лишь Кровь Иисуса.

192 Ни популярность, ни роскошь, ничего такого, ни богатства, ни…ничего такого — мне нужна только эта дорогая струя. Вот и всё!

Не с чем мне прийти к Тебе,

У креста склонюсь в мольбе.

193 Этот великий Драгоценный Камень! Каким Он был? — Он был совершенным. Он был в возрасте тридцати трёх с половиной лет, когда Бог пропустил Его через большую дробилку, когда Он взял и начал Его ваять. Он шлифовал Его, Он Его сдавливал, Он изъязвил Его. “Он был изъязвлён за грехи наши, мучим за беззаконие наше, наказание мира нашего было на Нём, и Его ранами мы были исцелены”.

194 Что сделал Бог с этим совершенным Человеком? В мире есть только один такой, один единственный в мире — это Он! И Бог там отшлифовал Его: “И Он был изъязвлён за грехи наши”. Поскольку я был грешником, Он сделал так, что надо мной воссиял радужный Свет Его Семи Периодов Церкви, чтобы я знал, что Он был изъязвлён за мои грехи. [Брат Бранхам четыре раза постучал по кафедре—Ред.]

195 Вот вам и семицветная радуга. “Он был изъязвлён за беззаконие наше, наказание мира нашего на Нём, Его ранами мы были исцелены”. Бог отшлифовал Его и изъязвил Его, раздробил и отшлифовал Его, чтобы Он Своими кровоточащими ранами отражал прощение греха, радость, мир, долготерпение, доброту, кротость, смирение. Семь Духов Божьих — это семь плодов Духа, которые отражаются в Его народе. Он подвергся мучению, формированию и ваянию, чтобы Свет Божий, светящий через тело этого одного Человека, искупил весь мир: “Если Я буду вознесён от земли, то всех привлеку к Себе”. Обратите внимание на отражение этих радужных цветов.

196 Но когда Иоанн увидел Его здесь, что всё это означало? — Что время искупления закончилось. Всё было кончено, поэтому он увидел Его снова в первоначальном состоянии — в янтарном цвете. Не только одну половину земли, оно может только…солнце может светить только на одну половину земли (понимаете?), вращаясь по кругу. Но когда Иоанн увидел Его, Он восседал видом подобный камню яспису и сардису, в янтарных цветах; смешайте эти два и получается янтарный. “И янтарный цвет вокруг Престола!” О-о, вот это да! О-о, уверяю вас, это просто…можно было бы говорить без конца.

197 Семь Духов, семь цветов, семь церквопериодов, семь служителей, семь светов — всё по семь. Божье совершенство заключается в семи. Бог трудился шесть дней, а на седьмой день Он отдыхал. Мир существует шесть тысяч лет, а седьмая тысяча — это Миллениум.

198 Заметьте, полукругом — половины ещё не известно. Итак, безусловно, всё это нечто символизирует.

199 Так вот, в Исходе 23:13 и в Евреям 6:12 Бог заключил завет с Самим Собой и поклялся Самим Собой. В Евреям 13 нам говорится, что…точнее, 9:13, что Он поклялся Самим Собой. Никем высшим нельзя было поклясться, когда Он говорил Аврааму и Исааку. Он говорил тогда Аврааму, что Он заключит завет с ним, вечный завет. Бог…

200 Завет всегда заключается клятвой, так что никто… Обычно клянутся кем-то высшим себя: клянутся матерью, клянутся своей страной, клянутся чем-то, клянутся Богом. Но поклясться можно только кем-то высшим.

201 А никто не может быть выше Бога, поэтому Он Сам поклялся Самим Собой! Аминь! Поклялся Самим Собой, что Он подтвердит этот завет. Аминь. О-о! Фью! Поклялся таким образом, что Он сохранит Семя Авраама. Что такое Семя Авраама для язычников? Крещение Святым Духом — Семя Авраама. Поклялся Самим Собой: “Я воскрешу их всех до одного. Я дам им Вечную Жизнь и снова помещу их сюда на землю”. Чего нам ещё спе-…раздумывать?

202 Итак, мы видим Его в круглой радуге зелёного, янтарного цвета. Этот зеленоватый… Что символизирует зелёный цвет? — Жизнь. Зелёный — вечнозелёный, всегда остаётся зелёным — это жизнь. Что это означает? — Что Бог обещал, как Он поклялся тогда в Бытие, что Он не будет…поместит на небе радугу, что Он больше не будет уничтожать этот мир водой. Он также даёт клятву и клянётся Самим Собой, что Он воскресит всё Семя Авраама, а этот мир подвергнется всем потрясающим судам. Когда мы будем рассматривать суды в будущем, на предстоящих уроках [Брат Бранхам три раза простучал по кафедре—Ред.], вы увидите, что на этой земле будут извержения, и она превратится в вулканы, взорвётся, и всё будет верх дном, и всё такое. Но Он поклялся Самим Собой, что Он её не уничтожит, но Он снова приведёт её в порядок и поместит Своих детей на землю для Миллениума. О-о, вот это да!

Ожидаю я тот день, когда Господь опять придёт

И в Своё тысячелетие Невесту заберёт.

Ждёт душа дня возвращенья, что избавит от оков.

Наш Спаситель к нам придёт на землю вновь.

203 О-о, как мы жаждем увидеть тот день, Он обещал, что наступит великое Тысячелетнее Царство. И ещё одно, Он был в таком окружении потому, что Он — Бог, соблюдающий завет. Он соблюдает Свой завет!

204 Так, давайте-ка уж возьмём следующий стих. Ой, хотелось бы взять ещё один, а на это у нас есть ещё минут десять-пятнадцать. Вы не очень устали? [Собрание отвечает: “Нет!”—Ред.] Вы хотите продолжить? [“Аминь”.] Хорошо, давайте возьмём 4-й стих:

И вокруг престола двадцать четыре престола; а на престолах видел я сидевших двадцать четыре старца, которые облечены были в белые одежды и имели на головах своих золотые венцы.

205 Может, мы не пройдём весь этот стих до конца, но давайте начнём. 4-й стих. Теперь смотрите, когда Иоанн увидел Его, этот изумрудный цвет вокруг Него… Мы разобрали все цвета, радуги и так далее, и что всё это означало. Теперь о 4-м стихе, первое, о чём он говорит здесь в 4-м стихе:

И вокруг престола…

206 Смотрите! Это такая прекрасная картина, не пропустите этого — “Престол”.

207 Знаете, давайте вспомним Моисея. Моисей… У нас нет времени всё это выискивать, так что просто поверьте мне на слово. Моисей, когда ему было показано видение на горе Синай…

208 Я хочу, чтобы вы обратили внимание, что это уже был не Престол благодати. [Брат Бранхам пять раз стучит по кафедре—Ред.] Там Крови уже не было, и Жертва вернулась назад, и они были приняты, и Крови на Престоле милости уже не было. И теперь это был Престол суда, потому что от него исходили громы и молния. Верно? [Собрание говорит: “Аминь”.]

209 Помните, это как на горе Синай. Когда Моисей поднялся на гору Синай, что произошло? — Гром, молния. И даже если корова или телёнок, или овца, или кто-нибудь хотя бы прикоснулись к горе, они должны были умереть. В Библии сказано: “Так велико было это потрясение, что даже Моисей был в страхе”. И Моисей… Он сказал: “Сними здесь обувь, ты на святой земле”. Иисус Навин, великий воин, который должен был перевести детей и разделить им наследие, мог подняться в гору только на полпути.

210 И вот там стоял Моисей, и его окружали цвета Божьи, вспышки и молнии и изумрудный цвет, смотрел, как писались те заповеди. Стоял в Присутствии Божьем, тот Голос проговорил в ответ: “Моисей, где ты? Сними обувь, ты на святой земле”.

211 Теперь это стало Престолом суда, никто не мог там устоять, кроме искупленных. Грешник даже не мог туда приблизиться (всё кончено) — Престол суда. Хорошо.

212 Так вот, Моисей сделал всё на земле, сделал скинию точно так, как он видел на Небесах. Мы это знаем, не так ли? Мы видим, что Павел сделал то же самое. По-моему, в Евреям 9:23, Моисей сделал всё точно так, как он видел. И Павел в том видении, когда он поднялся на Небеса, когда он учил в том великом Послании к Евреям, должно быть, он увидел в видении то же самое, что видел Моисей, потому что он сказал…он учил в том чудесном Послании к Евреям, что Христианство было образом Ветхого Завета. Он был великим учителем — Мо-…Павел. Итак, таков был Его Престол тогда. Потом в…

213 Давайте просто… Ну здесь… Потому что я не могу… Я хотел это обойти, но я просто не могу. Где доска? Ты унёс её? Она там в конце, Док? Ну, может быть, я покажу вам отсюда. Я…я… Смотрите. Возьмите карандаши и бумагу, потому что я хочу сейчас кое-что сказать. Я сидел сегодня утром, просто нечто нашло на меня. Я скажу вам, что я сделал (если вы увидите): я нарисовал это здесь на обороте. Видите? Просто нарисовал это так, как показал мне Дух (понимаете?), нарисовал здесь, как всё это было. Но я хочу сейчас кое-что сказать.

214 Так вот, когда Бог восседает на Престоле, тогда Он Судья. Верно? [Собрание говорит: “Аминь”.—Ред.] Когда судья судит? — Когда он садится на своё судейское место, на престол. Так вот, я хочу, чтобы вы обратили внимание, как было устроено в Ветхом Завете, как были устроены дворы, ведущие к Его Престолу, и что видел здесь Иоанн (мы не успеем полностью рассмотреть это сегодня утром, но…), ведь Иоанн видел те же самые дворы, ведущие к Нему, и каков подход к Его двору. Итак… О-о, я это люблю!

215 Так вот, в Ветхом Завете было так называемое общество, где собирались люди. Во-первых, прежде чем они приходили в общество, для того, чтобы войти туда, они должны были подойти под пролитую кровь — внешний двор. Сначала они приходили к очистительной воде, где убивали рыжую телицу и давались очистительные воды. Это грешник, который приходит и слушает Слово.

216 Таким образом один великий еврейский раввин был недавно приведён к Господу, услышал мою проповедь об этом в…в Талсе. Это было в Талсе. Мы были там в Талсе, штат Оклахома. И он приехал туда, наблюдал в сторонке. И он пошёл после служения, он сказал: “Я знаю!” Сказал… Он один из семи знаменитых раввинов в мире. И он приехал туда, говорил: “Я хочу увидеть, что эти Христианские предприниматели…” Он назвал их пятидесятниками. “Я хочу приехать, сесть и послушать”.

217 И когда Господь побудил меня говорить о жертве рыжей телицы, после служения он встретился с некоторыми братьями в конце зала, сказал: “Я хочу встретиться с этим человеком. Я знаю, что у него даже нет образования, но, — сказал, — я еврейский раввин, знающий всевозможные разные подходы и тому подобное, — сказал, — я никогда в жизни так этого не понимал”. Сказал: “Я так никогда не понимал”.

218 И теперь он пятидесятнический раввин, наполненный Святым Духом, ездит везде, проповедуя Евангелие. [Брат Бранхам семь раз постучал по кафедре—Ред.] Он называет себя “пятидесятническим раввином”. Он приехал недавно в гостиницу “Вашингтон Юри”, когда мы собирались у Брата Джека, и одна леди узнала его, она сказала: “Равви, — она сказала, — у нас есть для вас отличный номер, но, — сказала, — у нас нет телевидения”.

219 Он сказал: “Всё это ‘адовидение’, выбросьте этот ящик! Я и не хочу, чтобы он там стоял, иначе я заставил бы вас его выбросить”.

Она сказала: “Равви!”

Он сказал: “Я пятидесятнический раввин”. Аллилуйя!

220 Сказал: “Когда ты поедешь в Израиль, Брат Бранхам, я хочу поехать с тобой”. Сказал: “Мы можем принести это нашему народу”.

221 Я сказал: “Не сейчас, равви, не сейчас, не сейчас, ещё не время, подожди немножко”.

222 Теперь обратите внимание на эти святые места. Итак, когда входишь во дворы, сначала были дворы, внешние дворы. Затем был жертвенник, где приносились жертвы — медный жертвенник. Потом за медным жертвенником висела завеса, которая вела в Святое святых; там внутри был престол милости, там внутри были Херувимы. Именно к этому я хочу подойти на следующем уроке — к тем Херувимам, осеняющим крышку ковчега. О-о, вот это да! Я… Об этом можно было бы говорить целый месяц (понимаете?) — об этих Херувимах.

223 Так вот, теперь обратите внимание, когда они входили [Брат Бранхам показывает—Ред.], туда могло прийти общество, здесь могли стоять священники, но туда мог войти только первосвященник раз в год, взяв с собой кровь.

224 И он должен был одеться определённым образом, в определённую одежду, должен был надеть колокольчик и гранатовые яблоки — одно с другим. И когда он шёл, он должен был ходить определённым образом. Когда он ходил, он играл: “Свят, свят, свят Господу. Свят, свят, свят Господу”. Те колокольчики и гранатовые яблоки звенели вместе: “Свят, свят, свят!” Почему? Он приближался к Богу, имея в руках кровь завета, представал перед Ним, неся с собой кровь.

225 Помазан (ого!) определёнными благовониями. Его одежда должна быть сделана руками человека, исполненного Святым Духом, руки родовитого человека делали его одежду. Елей помазания из розы Саронской выливали ему на голову, она стекала по всей его бороде и потом вниз по его…распространяя царское благоухание, с гранатовыми яблоками и колокольчиком, нёс кровь невинного агнца. А он сам не посмел бы даже подойти к той завесе снаружи — он умер бы сразу на месте. Поэтому он должен был идти определённой походкой: “Свят, свят, свят Господу. Свят, свят, свят, — приближаясь к Богу, — Господу. Свят, свят, свят!”

226 И он шёл туда и приносил кровь на крышку ковчега раз в год. И пока он там находился, он имел честь видеть Славу Шекина. Когда тот Огненный Столп, изумрудный Свет, Который сошёл, Который вывел детей Израильских, Он даже покрыл храм дымкой, так что его совсем было не видно. Слава Господня сошла так, что он полностью был покрыт дымкой. И Он вошёл Сам, вошёл за завесу и поселился на крышке ковчега во Святом святых. Это называется “святейшим местом”, Святое святых. И он должен быть одет определённым образом, ходить определённым образом, помазан определённым образом. Он был особым человеком, что входил туда. Общество, должно быть, очень завидовало ему!

227 Но когда Иисус умер, завеса храма разодралась. Не только первосвященник, но всякий желающий может иметь такое же самое помазание Славы Шекина и ходить, ведя святую жизнь: “Свят, свят, свят Господу”, — и приближаться к Присутствию Самого Бога через Кровь Иисуса Христа, Которую он несёт перед собой: “Господь Иисус, вот лежит больной человек, он мой брат. Он сейчас на смертном одре, при смерти. Я прихожу к Тебе: ‘Свят, свят, свят Господу’.”

— Для чего?

— Как первосвященник.

— Для чего?

— Ради моего брата: “Свят, свят, свят Господу”.

228 Вот так-то! Ваше ежедневное хождение, ваши ежедневные разговоры, ваше ежедневное поведение, ваше сердце, ваша душа и всё: “Свят, свят, свят Господу”. Никакого корня горечи, ничего другого: “Свят, свят, свят Господу. Свят, свят, свят Господу”, — когда мы приходим ради нашего брата. [Брат Бранхам два раза стучит по кафедре—Ред.] Всякий желающий может прийти с помазанием, с Кровью перед собой, с Кровью, идущей перед ним, звеня: “Свят, свят, свят Господу”.

229 Так вот, это был внешний двор, святое место и Святое святых. Это было Божье святилище на земле. Смотрите, оно было сделано по образцу Небесного. Мы ещё раз вернёмся к этому же месту Писания. [Брат Бранхам три раза стучит по кафедре—Ред.] О-о, пока мы проходим Откровения, мы можем в любой момент снова вернуться к этому. Понимаете?

230 Итак, он… Иоанн… Где стоит Иоанн? — Во дворе. Давайте прочитаем здесь немножко дальше, чтобы вы уловили суть:

И от престола исходили молнии…громы…гласы, и семь светильников огненных… (Подождите, мы ещё и до этого доберёмся!) …горели перед престолом, которые суть семь духов Божиих.

231 Отражают Свет Божий на Церковь, прямиком от Престола Божьего. Не от семинарии, не от какого-нибудь епископа, но от Престола Божьего, посредством откровения силы Его воскресения, показывая, что Он вчера и во веки Тот же! Эти семь звёзд стоят там, отражая этот Свет, Свет Шекина, из Славы Шекина, из Святого святых. Семь светильников огненных, находящихся вверху на этих подсвечниках, отражают Его Свет, Его цвета силы Его воскресения прямо на Церковь. Аминь! М-м!

И перед престолом море стеклянное, подобное кристаллу; и посреди престола и вокруг престола четыре животных, исполненных очей спереди и сзади.

232 И дальше он начинает описывать это…этих животных — то же самое, что видел Иезекииль, тех охранников: один как человек, другой как лев, а третий как орёл. Кто это были такие? Итак, будьте внимательны, когда мы будем их рассматривать и покажем, что Лев из колена Иудина и все остальные из их колен, которые находились при четырёх стенах…и они охраняли этот престол милости. О-о, что за картина! О-о, я просто… Наступают потрясающие дни.

233 Как мы их увидели… Так вот, это был Божий Престол на Небесах, Моисей сделал его по образцу на земле. Это Божий Престол, потому что Его судейское место было представлено здесь на земле во Святом Святых. Бог… Весь Израиль приходил в одно место, чтобы обрести милость, потому что Бог шёл на встречу только под пролитой кровью.

234 Теперь слушайте внимательно. Затем Слава Шекина однажды поднялась от крышки ковчега и сошла на другую скинию (аминь!), на Этого [Брат Бранхам указывает на портрет Иисуса—Ред.]: “Отец никого не судит, но весь суд отдал Сыну”. Божье судейское Место! “Если скажете против Меня, то вам простится”, — скажете Другому…Другому, Который придёт, другому Престолу милости. Скажете… “Если скажете против Сына Человеческого, Я прощу вас, но однажды Святой Дух придёт жить в человеческих сердцах — ни одно слово против Него не простится”.

235 Суд с каждым разом становится всё более и более суровым, потому что терпение Бога постепенно истощается, Его старания, чтобы грешники пришли к Нему и примирились. Сначала Он был вверху на Небесах и светил через звёзды. Во-вторых, Он находился на земле, светя через Славу Шекина. Затем Он пришёл и стал плотью и обитал среди нас, ещё имея терпение. Далее Он искупил человека Своей Кровью, вошёл в Свою Церковь в виде Святого Духа, и если скажете против Него, то всё кончено, конец.

236 Теперь вы понимаете, в чём заключается встряска. Люди не осознают, в какое время мы живём. Люди не могут уразуметь, что это значит.

237 Так вот, первый Престол был на Небесах — судейское место. Второй Престол был во Христе. Третий Престол находится в человеке.

238 Так вот, я хотел бы показать этот рисуночек, который я тут сделал. Мы сделаем… Жаль, что нет доски, я мог бы объяснить вам, может быть, понятнее. Мы возьмём и нарисуем дворы, только изобразим их в виде кольца или вот так — без разницы. Итак, мы возьмём… Мне кажется, вот так будет лучше всего, мы возьмём и изобразим дворы.

239 Итак, что такое человек? — Это тройственное существо: тело, душа и дух. Кто из вас знает об этом? [Собрание говорит: “Аминь”.—Ред.] Взгляните на Божий подход. Чем является его сердце? Вы помните мою проповедь “Бог избрал Себе диспетчерскую вышку в сердце человека”? Дьявол выбрал себе диспетчерскую вышку в его голове (понимаете?), он побуждает его что-то увидеть, смотря глазами. Однако Бог в его сердце побуждает его верить в то, чего он не видит. Понимаете? Видите, Бог находится в его сердце, в сердце человека находится Престол Божий. Вы понимаете? [“Аминь”.] Человек… Бог установил Свой Престол в сердце человека.

240 Итак, смотрите. Что является первой частью человека? — Первой частью человека является тело. Следующая часть — это его душа, которая является натурой его духа, составляющего его сущность. Теперь он на подходе. А третьей частью человека является его дух, а его дух находится в центре его сердца, и именно в центр сердца приходит Бог и восседает на Престол.

241 Вы помните, недавно, года четыре назад в Чикаго писали в газетах, как один верующий…вернее, неверующий утверждал, что Бог сделал ошибку через Соломона, когда Он сказал: “Каковы мысли в сердце человека…” Сказал: “В его сердце вообще нет никаких умственных способностей. Как же он может мыслить своим сердцем? Наверно, Он имел в виду голову”.

242 Если бы Бог имел в виду голову, то Он и сказал бы про голову.

243 Как Моисей. Что, если бы Моисей…Бог сказал: “Моисей, сними обувь, ты на святой земле”, — а он сказал бы: “О-о, я сниму шляпу. Какая тут разница?!”? Он сказал “обувь”. Он не сказал “шляпу”, Он сказал “обувь”.

244 И когда Он сказал: “Покайтесь и креститесь в Имя Иисуса Христа”, — Он имел в виду не “Отца, Сына, Святого Духа”. Он имел в виду именно то, что Он сказал.

245 Когда Он сказал: “Вы должны родиться заново”, — Он не сказал: “Вам, пожалуй, надо бы”.

246 Он сказал: “Верующих будут сопровождать эти знамения”, — Он не говорил: “Может быть, будут”.

247 Что Он имеет в виду, то Он и говорит! Он Бог, и Он не может забрать Свои Слова обратно. Он знает, что совершенно, поэтому Он так и делает и именно так Им…Им было задумано. Вы должны подогнать себя под Это. Не Он должен подгонять Себя под ваше понятие, а вы должны подгонять себя под Его понятие. Вот в чём разница.

248 Так вот. Итак, в этом устройстве тела, души… Если возьмёте и поищите это слово душа, вы увидите в…в Библейском словаре или у Вебстера, в любом, что это “натура духа”.

249 Итак, вот человек, скажем, это Иван Сидоров. Хорошо, Иван Сидоров. А это Пётр Сидоров. Хорошо. Итак, Иван Сидоров — это человек, тело, он брат Петра Сидорова. Иван — это дух, душа, тело; и Пётр Сидоров — то же самое: тело, душа, дух. [Брат Бранхам пять раз стучит по кафедре—Ред.] Видите? Тут тело, душа, дух. Итак, этот человек злой, подлый, обманывает, крадёт, лжёт, прелюбодействует — всевозможные злодеяния, а этот человек исполнен любви, мира, радости. И они оба имеют душу, тело и дух. В чём же разница? Этот человек может вспомнить и сказать: “Я помню маму, я помню, что мы делали в детстве”, — они оба могут. Они оба имеют дух, они оба имеют душу, они оба имеют тело.

250 Но натура духа у этого человека порочная, а натура духа у этого человека добрая. Понимаете? Поэтому натура духа — это душа человека. Видите? Итак, Бог старается войти куда? — В дух и сердце человека. Ведь дух находится в сердце.

251 Знаете, и учёные говорили (я об этом так и не закончил), что человек не может мыслить своим сердцем. И учёные обнаружили, что в человеческом сердце есть ячейка (в сердце животного нет, а в человеческом сердце есть), где даже нет кровяных клеток, ничего. Они сказали: “Должно быть, именно это место занимает душа или дух”. Пусть…пусть пробуют и дальше, они возьмут и сами своими же глупостями будут доказывать существование Бога. Верно. Бог просто заставляет глупых свидетельствовать о Нём.

252 Так вот. Так и есть, устраивают газетную шумиху. Дочка Брата Боузэ сказала: “Брат Бранхам, вы помните, что вы недавно говорили?” Сказала: “Смотрите, смотрите, учёные уже это обнаружили”.

253 Я ответил: “Ну, слава Богу! Дай мне её, сестра, она…она мне пригодится”.

254 Душа человека является натурой духа, а дух обитает в сердце человека.

255 Так вот. Итак, что такое внешний двор? — Это плоть. Видите? Это первое, с чем сталкиваешься — плоть. Сначала нужно именно её одолеть. Нужно преодолеть эту плоть. “Мне…мне не хочется вставать и идти в церковь, на дорогах везде гололёд. Я…я… Очень жарко. О-о, в церковь? Ну, не знаю”. Это плоть. Ладно. Нужно преодолеть и перешагнуть через неё, Бог должен перешагнуть через неё.

256 Следующий шаг — Он должен войти в душу, а это натура. “О-о, что обо мне скажут соседи? О-о, мои…знаешь, моя церковь вышвырнет меня, если я сделаю что-нибудь подобное”. Видите? Но вы должны перешагнуть через это.

257 А когда вы пройдёте через это, тогда Он входит в сердце, и именно там Он царствует. Это Святой Дух в вас. Иисус сказал: “Гораздо лучше, чтобы вам на шею повесили мельничный жёрнов и потопили в глубине морской, чем хотя бы соблазнить одного из этих малых, верующих в Меня”. Не то, что причинить им вред, а только обидеть их, просто расстроить их чем-нибудь. Лучше вам самим утопиться или даже не рождаться на земле, если хотя бы обидите их. Он говорил всерьёз? [Собрание говорит: “Аминь”.—Ред.] Мог ли Он солгать? [“Нет”.] Это слова апостолов? — Нет. Иисус это сказал! Иисус сказал: “Если вы даже обидите одного из них, этих малых, верующих в Меня…”

“Верующих будут сопровождать эти знамения!”

258 Какая-нибудь важная персона скажет:

— О-о, я верю в Него! Аллилуйя!

259 — Вы когда-нибудь говорили языками, истолковывали языки, изгоняли бесов, видели видения и так далее, как Он обещал?

260 — Нет, те времена прошли.

Он не верит, он притворяется.

261 Иисус сказал, последние сказанные Им Слова: “Верующих будут сопровождать эти знамения — по всему миру и всей твари”. Верно. “Они будут сопровождать верующих, пока Я не вернусь”. Это последние Его Слова. Кто из вас это знает? [Собрание говорит: “Аминь”.—Ред.] В Библии, Марка 16.

Так вот, видите, он притворщик.

262 Но когда видишь верующего, который по-настоящему верит, и знамения сопровождают его, и видишь смирение в его жизни (не подражатель), знаешь, что это настоящий, подлинный Христианин — будьте спокойны. Главное встать в их ряды и шагать вперёд, потому что вы поднимаетесь по Царской дороге.

263 Так вот, что происходит? Смотрите сюда. Внешним двором был период Лютера (мы начинаем говорить о Теле языческой Церкви).

264 Помните, они были евреями вплоть до самого…самого 606 года нашей эры, когда началась Фиатира — тогда почти все обращённые были из евреев. А после евреев тут разделилось уже на евреев и язычников (но в основном евреи). Но языческий период наступил на самом деле уже после этого (видите?): пришёл Мартин Лютер, Джон Веслей и так далее. Понимаете?

265 Так вот, взгляните на эти последние три после того тёмного периода, когда средневековье закончилось и пошло дальше. При этом взгляните на эти внешние дворы. Видите? [Брат Бранхам показывает на рисунке—Ред.] Плоть, душа, дух. Видите? Это внешний двор — плоть. Святилище: назаряне, пилигримы святости, свободные методисты. Понимаете? А потом Святое святых: снова пятидесятники, с чего началось в начале (видите?), назад к началу.

266 Так вот, если вы это зарисовываете, я хочу пометить. Итак, есть пять ворот, ведущих в плоть, которые управляют плотью. Вы знаете их, не так ли? Это пять чувств. Сколько чувств управляют телом? — Пять: зрение, вкус, осязание, обоняние, слух. Верно? Это плоть, внешний двор; это всё то, на что нельзя полагаться, потому что это плоть.

267 Затем внутренний двор, у нас есть внутренний двор, то есть следующий жертвенник. А этот следующий жертвенник появляется…в нём уже появляется совесть, воображения, память, увлечения и привязанности. Это пять чувств, управляющих внутренним двором. Это душа. Чувства привязанности, это душа (любовь и так далее). И потом ещё вот в этом источнике чувств есть также воспоминания, совесть, милосердие и так далее, и…и воображение. Садишься и представляешь себе что-нибудь. Что ты делаешь? Ты не делаешь этого своей плотью, чувства не воображают. Это внутренний двор внутри тебя.

268 Там есть три пары ворот. Что мы делаем? — Мы сейчас разбираем по частям, не пропустите этого. Переходим из плоти (пяти чувств) в следующее — в душу, внутренний двор, но теперь входим в сердце. Видите?

269 Так вот, порядочные пилигримы святости и методисты, вы остались именно у того жертвенника. Видите? Вы во дворе, лютеране и другие, ещё в плоти, ещё там с пятью чувствами — то, что можно увидеть глазами и разглядеть. Понимаете?

270 Вот появляются пилигримы святости, которые в общем-то и были свободными методистами, перешли в следующий двор и поверили в святость, потому что это называлось святилищем, где клали жертву.

271 Но раз в год первосвященник входил во Святое святых, что было при осуждении. Был лютеранский период, затем методистский период, затем этот период — появляются огни Церкви, а это как в строении человека.

272 Тогда как…как нам войти в это? [Брат Бранхам показывает на рисунке—Ред.] Итак, запомните, там была завеса, завеса, висевшая между святилищем и Святым святых. В Святое святых входит Христос, чтобы воссесть на престоле вашего сердца, там Христос занимает престол. Он приходит через оправдание (правильно?), освящение, а потом (Одной водой? Одной церковью? Одним вероучением? — Нет.): “Одним Духом”, — вот здесь мы все крестимся в одно Тело, то есть Тело Христа. Посредством чего? — Святого Духа.

273 Кто входит? — Методисты, баптисты, пресвитериане, пятидесятники: всякий желающий. Эта завеса… Вы знаете, что это за завеса, которая закрывает от этого ваше сердце? Вы готовы? — Эта завеса называется “собственная воля”. Теперь вы поняли? Внешние чувства, чувства в теле и чувства, ведущие в душу, и завеса между этим и святым местом, Святым святых. И туда можно войти только по собственной воле. “Ибо всякий…” [Брат Бранхам делает паузу и в собрании говорят: “…желающий”.—Ред.] Как? Всякий пожимающий руки? Всякий погружённый? Всякий присоединяющийся к церкви? Всякий таскающийся с документами? Всякий делающий?.. — Нет! “Всякий желающий заходит за завесу”.

274 Позвольте Христу овладеть чувствами. Скажете: “Ну что ж, придётся. Я не хочу отправиться в ад — это уж точно. Я присоединюсь к церкви”. Хорошо, лютеранин.

275 “А знаешь что? Я считаю, что я должен жить совсем по-другому, я постараюсь”, — освящение у жертвенника. Хорошо, методист.

276 Хорошо, затем всякий желающий пусть зайдёт за разорванную завесу. О-о, слава Богу! Я на другой стороне. Аллилуйя Его Имени! О-о, вот это да! Всякий желающий пусть разорвёт завесы своей собственной воли и позволит Богу войти в его сердце! Христос восседает на Своём судейском месте в сердце человека. Что должно произойти?

277 Вы скажете: “Мне надо… Что-что? Я могу рассказывать мерзкие шутки, и осуждения за это я не чувствую”. Почему? — В вас нет ничего, что может осудить. Там некому это за-…вынуть. Там некому осудить вас. “Знаешь что? — говорят женщины, — Я могу подстригаться, от этого я не чувствую никакого осуждения”. Ничего удивительного! Видите? “Нет, я…я могу носить шорты, я могу делать то-то. Я…” Мужчина сказал бы: “Ну и что, что я курю сигары?” Сказал бы: “Ну и что, что я играю в…в карты и играю в кости?” — и чем бы люди ни занимались. “Ну и что из этого?” И они по-прежнему принадлежат к церкви. Видите? “Ну и что, что я делаю это?” Почему? Почему? — Внутри нет ничего, что осудило бы вас! [Брат Бранхам два раза стучит по кафедре—Ред.]

278 Но когда входит Христос, вы создали в своём сердце жертвенник, и ваши грехи удаляются ежедневно. Великий Святой Павел сказал: “Я каждый день умираю. Хоть я и живу, но уже не я живу, Христос живёт во мне”. Вот внутренняя завеса. О-о, брат, сестра!

279 Поторопимся, я знаю… О-о, нет, я… Я просто не могу закончить, моё время истекло. [Брат говорит: “Продолжай!” Собрание говорит: “Аминь”.—Ред.] Посмотрим, давайте я… Нет, лучше не буду. Понимаете, я хочу поговорить о двадцати четырёх старцах, и я знаю, что не пускаю вас на обед. [Брат говорит: “Нет! Продолжай, брат!” Собрание говорит: “Аминь!”] Мы просто… Посмотрим… Кто из вас за то, чтобы рассмотреть двадцать четыре старца? Просто… [“Аминь! Продолжай!”] Хорошо, минутку. Ладно, минутку. Значит, двадцать четыре старца, давайте сейчас скоренько поговорим о них.

…вокруг престола двадцать… вокруг престола…

280 Теперь вы понимаете, что… Где же теперь находится Престол? [Брат в собрании отвечает: “В сердце”.—Ред.] — В сердце. В сердце кого? — Членов Семи Периодов Церкви, Христа! “Если скажете хоть слово против или что-то сделаете, будете осуждены”, — вы ответите за это в день суда. А кто будет судить землю? [Брат в собрании отвечает: “Святые”.—Ред.] — Святые будут судить землю.

281 Кого Даниил видел с тысячами десятков тысяч? — Святых. Книги грешников раскрылись. Другая Книга была открыта, то есть Книга Жизни — спящая дева. О-о, вот это да! Разве вы не видите? Спящая церковь, те, кто вышли навстречу Жениху, у них в светильнике кончилось Масло, так и не вошли в Это, так и не позволили Христу взять всё под контроль, чтобы Он творил чудеса и говорил языками, и совершал чудеса и прочее в доказательство того, что Он живёт в Своей Церкви.

282 Что, если бы Иисус пришёл на землю и сказал: “Я Иисус, Я Сын Божий, — вообще ничего бы не сделал, просто говорил, — Я…Я пойду туда и присоединюсь к церкви”? Разве это был бы Сын Божий?

283 Что Он сказал? — “Если Я не творю дел Отца Моего, тогда не верьте Мне”.

284 О-о, вот это да! Вы видите? Бог показывает Себя, Ему нравится это делать. [Брат Бранхам два раза стучит по кафедре—Ред.] Он Иегова. Ему нравится открываться. О-о, меня это так радует! Так точно. Он открылся мне, я знаю, что Он открылся вам. Некоторые из молодых людей только что обратились, но вы не…может, не познали Его в силе и великих вещах, как Христиане постарше, но вы идёте дальше и входите в это. Вы поднимаетесь по Царской дороге. Не… Непрестанно взирайте и стремитесь изо всех сил. Бегите, бегите и бегите как можно быстрее. Ни на чём не останавливайтесь, просто идите дальше.

285 Как покойная Сестра Снеллинг раньше пела:

Бегу, бегу, бегу я, всё преодолев.

Бегу, бегу, бегу я, всё преодолев.

Бегу, бегу, бегу я, некогда присесть. (Душа старушки, она сегодня Там.)

286 Хорошо. Так вот, и там были…там были престолы и двад-…там было двадцать четыре престола. А сколько это? Двадцать плюс четыре? [Собрание говорит: “Двадцать четыре”.—Ред.] — Двадцать четыре. Хорошо:

…двадцать четыре престола; а на престоле были…на престолах видел я…двадцать четыре старца (каждому по престолу), которые облечены были в белые одежды и имели на головах своих золотые венцы.

287 Итак, “двадцать четыре старца”. Я хочу, чтобы вы обратили внимание, что это были не Ангельские существа. Ангелы не имеют никакого отношения, Небесные существа не имеют отношения к венцам и престолам. Понимаете? Они никогда не имеют к этому отношения, это Ангелы, они ничего не побеждали. Если вы обратите внимание, те песни, которые они дальше пели, и прочее подтверждает, что это так. [Брат Бранхам семь раз постучал по кафедре—Ред.] Понимаете? Они пели песню об искуплении, так что… Ангелы не нуждаются в искуплении. Понимаете? Хорошо. Но это…это были искупленные люди.

288 Я… Вы, слушатели… У меня не будет времени захватить это. Но кто записывает, если хотите узнать, что это были искупленные люди, откройте Матфея 19:28. Хорошо, 19:28, Матфея. Откровения 3:21. (Тогда всё это увидите.) Откровения 20:4, Откровения 2:10, Первое Петра 5:2 и 4, Второе Тимофею 4:8 — оттуда вы узнаете, что они искупленные. Я хотел поговорить об этом сегодня утром. Понимаете? И это можно разбирать целыми неделями. Понимаете? Это были не…это были не Ангельские существа, это были не Небесные существа [Брат Бранхам три раза постучал по кафедре—Ред.], это были искупленные люди. Понимаете? Посмотрите на их одежду, как они были одеты; посмотрите на их положение, что у них было; посмотрите на их песни, что они пели — и узнаете, что это были не Ангельские существа. М-м!

289 Мне не хотелось бы начинать это, но давайте прочитаем ещё одно место Писания. Вы не против? [Собрание говорит: “Аминь”.—Ред.] Хорошо. Давайте вернёмся на минутку назад к Даниила 7, к Даниила 7, и прочитаем это место Писания. Я хочу… Это очень поможет вам усвоить дальнейшую часть проповеди в это утро. Я уверен, что вам будет намного понятнее, когда вы прочитаете это и увидите это, увидите, что Даниил… 7-я глава Даниила, и давайте сейчас начнём с… Даниила 7, давайте возьмём 9-ю гла-…9-й стих. Итак, теперь слушайте всё это внимательно:

И видел я, наконец, что поставлены были престолы, и воссел Ветхий днями; одеяния на Нём были белы, как снег, и Чьи волосы главы Его были как чистая волна; и престол Его — как пламя огня… (Вы видите? Здесь снова в этом изумрудном огне.) …колёса Его — пылающий огонь.

И огненная река выходила и проходила пред Ним; тысячи тысяч служили Ему и тьмы тем (а вот вам и искупленные) предстояли пред Ним; и приготовлен был суд, и раскрылись книги (книги — во множественном числе).[Перевод с английского—Пер.]

290 Так вот, обратите внимание, всё было приготовлено для судебного разбирательства. Видите? Теперь смотрите. Когда Даниил увидел престолы на суде, они были пустые, он увидел поставленные престолы, что сошёл с Небес…Ветхий днями сошёл с Небес. Но когда Иоанн это увидел, на Престоле уже восседал Иисус, и престолы для учеников и патриархов (искупленных) были уже ими заняты. Понимаете? Даниил видел это за пятьсот лет до Христа. А потом, после Христа, получается две с половиной тысячи лет, и Иоанн переживал будущие времена, и он уже увидел, как всё это произошло, чего Даниил не видел. Он увидел только то, как пришёл Ветхий днями, он увидел, как Он пришёл. Но когда Иоанн увидел Его, Престол был занят (понимаете?), перед Ветхим днями были поставлены престолы, и начался суд. Но когда Иоанн увидел Его, старцы ещё не были выбраны во времена Иоанна…вернее, во времена Даниила, но в конце времени они уже были искуплены. Хвала Господу! О-о! О-о, как это… Он чудный, правда?

291 Итак, Даниила 7, он… Что Даниил…Даниил сделал? — Он предвидел суд, увидел, что поставленные престолы были пустыми. Понимаете, они должны были быть пустыми. Во времена Иоанна, после Восхищения Церкви, на них сидели искупленные старцы. М-м-м! [Брат Бранхам три раза стучит по кафедре—Ред.]

292 Что же означает старец? — Если взять слово старец (у меня тут примерно…выписаны все эти значения, я просто пропускаю), старейшина означает “глава города” или “глава племени”. Старейшина — “глава чего-то”. Например, я…я был бы… Брат Невилл в данный момент является старейшиной этой церкви. Кто он? — Он глава этой поместной общины. Понимаете? И мэр города является старейшиной этого города (понимаете?), старейшиной городов. Вы помните, как ещё с Библейских времён были старейшины города? Старейшина означает “глава города” или “глава племени”.

293 А сколько их было? Двадцать плюс четыре — двадцать четыре старца. Правильно? Теперь… О-о! Кто это были такие? — Двенадцать апостолов и двенадцать колен Израилевых, двенадцать патриархов. Итак, мы рассмотрим это и дальше на других уроках и докажем, что это именно так, поэтому я рад, что вы сейчас записываете. Понимаете? Двенадцать патриархов и двенадцать колен Израилевых! Теперь смотрите. Иисус сказал, что…

294 Однажды Пётр спросил, сказал: “Что мы получим? Мы оставили отца, мать, мужа, жену, детей, всё остальное — мы всё оставили”. Пётр сказал: “Мы оставили свою жену, мы оставили своих детей, мы оставили своего отца и мать, свой дом и землю, чтобы последовать за Тобой”.

295 Он ответил: “Истинно, истинно говорю вам: вы будете сидеть на двенадцати престолах и судить двенадцать колен”. Вот вам, пожалуйста! Это искупленные, искупленные старцы.

296 Взгляните…взгляните, как Давид от-…от-…отобразил Христа. Понимаете? Когда Давид воцарялся… [Брат Бранхам два раза стучит по кафедре—Ред.] Во-первых, у него было много передряг, пока он воцарился, хотя на нём было помазание. Помазание было на нём. И многие люди думали, что это просто какой-то отщепенец, паренёк-выскочка, которому лишь бы что-нибудь разладить. Но некоторые люди знали, что он был будущим царём, они не отходили от него ни на шаг. Брат, их было просто невозможно от него оторвать, когда они ходили.

297 Однажды он стоял там на горе, посмотрел вниз и увидел свой родной любимый городок, осаждённый врагом. И он стоял там и вспомнил, что ещё в детстве он ходил там с овцами и пил ту воду — это была настоящая вода. (Мы недавно говорили об этом здесь: “Воды Жизни”.) И вот он: “Подумать только, я же пил оттуда”.

298 И его малейшее желание для любого из его людей было приказом. Брат, двое из тех людей схватили мечи и двадцать пять километров пробивались сквозь филистимлян, рубили их направо и налево, чтобы принести ему воды из того колодца. Они знали, что он придёт к власти. Так точно. Однажды один из них, чтобы спасти его, прыгнул в яму и убил льва — один на один. Это были воины. И когда…когда он пришёл к власти, вы знаете, что он сделал? — Он поставил каждого из них править над определённым городом.

299 Видите в этом Христа? — “Побеждающий будет править городом”. Победители! Сегодня, когда мы видим, что Он придёт к власти [Брат Бранхам шесть раз стучит по кафедре—Ред.], Христос будет править в этом мире. Германия и Соединённые Штаты, и все они должны пасть, все страны должны пасть. Царства этого мира станут царствами нашего Бога и Христа Его, и Он будет править и царствовать над ними. Верно.

300 Мы знаем, что Он придёт к власти, поэтому малейшее Его желание является для нас приказом! “Он хочет, чтобы я представлял Его в каком-нибудь захолустном местечке, где не дадут и пятидесяти центов, где нет ничего или горстка нищих людей”, — таково желание. Аминь!

301 “Вам не надо собирать такое-то количество, вам не надо делать этого, мне бы только знать, что Он хочет туда приехать”. Аминь. Вот и всё.

302 “Если Он хочет, чтобы я изменился в поступках, изменился в поведении, — как эти сёстры и так далее, — если Он хочет, чтобы я делал что-то, слава Богу, для меня это огромная честь”. Вот так-то! Мы знаем, что Он придёт к власти, что бы этот мир ни говорил. “Если мне нужно свергнуть всякое бремя и легко охватывающий меня грех, я буду с терпением проходить предлежащее мне поприще. Я буду взирать на Начальника и Завершителя нашей веры — Иисуса Христа, Который придёт к власти”.

303 Эти “старцы”, двадцать четыре старца. Хорошо. Двенадцать… В Откровениях мы видим вот что. В Книге Откровения, примерно, в 21-й главе мы видим, что у города Иерусалима было двенадцать оснований. Верно? [Собрание говорит: “Аминь”.—Ред.] И у него было двенадцать ворот, по три с каждой стороны, три на четыре — двенадцать. В точности так, как стояла скиния в пустыне, потому что Иоанн точно говорил и видел точно то же самое, что видел Моисей, когда был там наверху; то же самое, что видел Павел.

304 И теперь мы видим, что на двенадцати основаниях были имена апостолов. И на двенадцати воротах находится имя каждого колена — на воротах. Мы смотрим на это и ясно видим этих двенадцать старцев, двенадцать колен, двенадцать апостолов, двенадцать оснований, двенадцать ворот! О-о, вот это да! [Брат Бранхам один раз хлопает в ладоши—Ред.] Если взять эти числа Божьи, у них нигде нет просчёта, они каждый раз и везде попадают в точку.

305 Вот почему (видите?) мир находился в борьбе шесть дней, и мы уже совсем близки к седьмому дню. В первые два тысячелетия Бог уничтожил воду…мир водой. Во вторые два тысячелетия пришёл Христос. Уже 1961 год — в самом преддверии, совсем мало времени. И смотрите, Иисус сказал: “Оно не истечёт полностью, — Он сказал, — потому что Мне придётся сократить труд. Иначе атомная бомба уничтожит всякую плоть”. Видите? “Ради избранных Я сокращу труд в праведности. Частично сокращу время”. Видите, затем будет тысячелетний Миллениум, великий день.

306 Пока Церковь боролась с грехом шесть тысячелетий… А седьмая тысяча — это Миллениум. Как Бог создавал мир шесть тысячелетий, а в седьмое тысячелетие Он отдыхал от всех Своих дел. И Церковь борется с грехом шесть тысячелетий, а в седьмое тысячелетие Церковь отдыхает.

307 Белые одежды, в которых были старцы — это праведность святых. Белое означает “праведность”. И то, что они были в одеждах, говорит о том, что они были “священниками или судьями” — в белых одеждах, священники, судьи, пророки и так далее (понимаете?), кем они были. Они были в белых одеждах — двадцать четыре старца. Там будут двадцать четыре старца. Двенадцать из них будут представлять двенадцать колен Израилевых, а двенадцать апостолов — Церковь.

308 И они восседают в судном зале великого Царя. Запомните, они восседают там, вот эти. А это Невеста и Христос, восседающие на Его Престоле; и Его Жена сидит рядом с Ним — Церковь. Двадцать четыре старца. Сто сорок четыре тысячи евнухов храма служат Ему. Куда бы Он ни пошёл, Его Жена пойдёт вместе с Ним. О-о-о, вот это да! В том великом веке, который наступит, когда весь грех и подобие греха будет…

309 Все большие красивые здания, которыми люди сегодня так дорожат; все деньги, похоть и весь грех, и красивые женщины и мужчины (как они заботятся о своей фигуре, о чём-нибудь таком, становятся ловушкой дьявола, который отправит их души в ад) погибнут и сгниют, и подкожные черви съедят их. И первым делом подкожные черви… Какими бы они ни были, всё это просто сгорит в вулканическом огне и снова превратится в одни только осадки от атомного взрыва, и станет вулканическим пеплом.

310 Но в одно прекрасное утро, друг, в одно прекрасное утро, когда всё это закончится, всё снова расцветёт. На полях будет белеть клевер, и аромат роз будет смешиваться с запахом расцветающего Дерева Жизни, и однажды утром вернётся Христос. Когда большие птицы, голуби будут сидеть на деревьях и ворковать, и больше не будет смерти, и не будет скорби. Христос и Его искупленные вернутся на землю, не в преклонном возрасте, но навсегда молодые. Бессмертными мы будем стоять по Его подобию, затмевая солнце и звёзды.

В тот Город стремлюсь всей душою,

Он Богом для нас сотворён.

Предстанет у Трона с хвалою

Спасённый народ всех времён.

Я часто о Небе тоскую,

О блаженстве, что ждёт меня в нём.

Что за радость! Спасителя скоро узрю я

В чудесном Краю золотом!

311 Мне так хочется увидеть Его! О-о, я хочу увидеть Его!

В тот Город стремлюсь всей душою…

Иоанн на острове Патмос видел его сходящим как невеста, украшенная для мужа своего. Однажды я хочу узреть его славу.

Хочу я видеть Господа Христа,

Благодать Иисуса прославлять всегда!

На аллеях Славы воспою, Отец,

Труд свершён, я спасён, Дома наконец.

312 Немного поскальзываешься и соскальзываешь на снегу, зной и тяготы жизни… Мне хотелось бы, чтобы Мейбл с моей женой вышли и спели мне эту песню. Хм. Если бы я умел… “И в конце все невзгоды в дороге мне покажутся лишь пустяком”. Это так.

313 Я помню тот вечер, когда я уезжал из церкви, чтобы начать евангелистский труд, когда вы все плакали; наверно, никого из тех не осталось, возможно, ещё есть несколько. Сестра и Брат Спенсер и, может быть, осталось несколько старожилов, когда они здесь плакали. Но когда Святой Дух сказал: “Ты должен поехать!”…

314 И я помню свои первые собрания, когда я был в отъезде несколько месяцев, Меда приехала в Джонсборо (Бекки была ещё малышкой), приехала на поезде, курсирующем через штаты “Хлопкового пояса”, они добирались туда немало дней. Я стоял там, когда она приехала в тот вечер. Мы попытались добраться до зала, за три квартала от него полицейские перекрывали вот так улицы. На улицах были даже заторы. Им пришлось провести меня по улицам, обойдя кругом, чтобы попасть в то помещение. Меда спросила: “Билл, они приехали послушать твою проповедь?”

315 Я ответил: “Нет”. Тогда мы запели:

Придут они издали,

С востока и запада.

Как гости, придут скитальцы земли

На праздник Царя Христа.

На облик Его глядят

С сиянием на лице

И в лучах любви горят,

Как камни, в Его венце.

Он скоро сюда придёт,

Настанет конец борьбе.

Его возвращенье что принесёт:

Восторг или скорбь тебе?

И если оставил грех,

Там вечная радость ждёт.

Встретит в воздухе Он тех,

Когда в Славе Сам придёт.

316 Аминь! О-о, я люблю Его! Это принесёт тебе скорбь и сильные страдания, или же это принесёт тебе радость? “Встретит в воздухе Он тех, когда в Славе Сам придёт”. Размышляя обо всём этом, давайте склоним головы. Если Господь позволит, я закончу это служение в другой раз.

317 Наш Небесный Отец, о-о, придут они с востока и запада, придут они издали. Я думаю об этом великом Восхищении. Те люди, которым я проповедовал в Африке, Индии и по всему миру — ведь я снова увижу их лица. Многие из них плакали, шли к самолёту и налегали на ограждения, кричали и плакали. Я вспоминаю, как однажды люди пошли с Павлом, они преклонили колени и помолились. Он сказал: “Я уверен, что никто из вас…многие из вас здесь больше не увидят моего лица”.

Но придут они издали,

С востока и запада.

Как гости, придут скитальцы земли

На праздник Царя Христа.

На облик Его глядят (в изумрудной Славе)

С сиянием на лице (Не каким-нибудь светом от лампы или свечи, но…но с Божественным сиянием, сиянием Божественного Света.)

И в лучах любви горят,

Как камни, в Его венце.

(О Боже!) Уголёк коснулся уст пророка,

Стал он чист от пламени огня.

“Кто пойдёт для нас?” — спросил глас Бога.

Он сказал: “Вот я, пошли меня”.

318 О-о, пошли сегодня утром Ангела, Херувимов с шестью крыльями, как Исайя видел их, летающих по зданию, взывая: “Свят, свят, свят Господу”. И Исайя, молодой пророк, сказал: “Я с нечистыми устами и среди нечистых людей, и мои глаза увидели Славу Господню”. Столпы храма поколебались. И Ангел взял клещи с жертвенника, поднял горящий уголь и коснулся его уст, сказал: “Я очищаю твои уста. Теперь пророчествуй, сын человеческий”. Пошли сегодня Ангела, Господь, очисти наши уста от всякой гнусности. Очисти наше сердце и войди, Господь. Сломи своеволие, чтобы… Пусть моя воля в Тебе будет Твоей волей, Господь. О-о, изъявляй во мне волю Свою, о Боже. И дай мне и моей церкви, и моим людям быть Твоими, о Господь. Мы вверяемся Тебе.

319 И как поэт дальше написал, Отец:

Миллионы грешных погибают (в Африке, в Индии, по всему миру, тысячи каждый час встречаются с Тобой, не познав Тебя).

Миллионы грешных погибают. (Но, Боже, при этой мысли моя душа разрывается на части.)

Слышишь ли ты их скорбящий глас?

Брат, Господь спасать их призывает,

Отвечай: “Вот я, иду тотчас”.

320 Даруй это, Господь, даруй это снова. Я делал всевозможные ошибки, Отец, за прошлый год, я молю, чтобы Ты простил их мне. И в этом Новом году, Господь, помажь меня заново. Позволь мне отправиться к тем миллионам, которые находятся там и погибают в грехе и позоре, принести им это великое откровение об Истине Твоей, принести им помазание Святого Духа, чтобы в тот день они пришли с востока и запада, сияя как драгоценные камни в Твоём венце. Помоги мне, Господь, отправиться как золотоискателю и выкапывать их из земли, из земной грязи, грязи и мерзости, в которой они живут. И дай им увидеть святого Бога, Который даёт им очиститься и жить по-христиански, освящёнными и чистыми перед Тобой, отвернувшись от зла, от всевозможных мирских развлечений и обратившись к живому Богу, делающему их представителями Царства Твоего для того великого дня.

321 Освяти сегодня утром эту небольшую церковь, Господь. Освяти каждого находящегося здесь человека Духом Твоим, и пусть Святой Дух войдёт в их сердце, каждого из нас. Восполни Дух в тех, кто уже открыл своё сердце по своей воле, отказался от своей собственной воли и познал Твою волю.

322 Эти молодые, Господь, многие из них ещё совсем младенцы. Как Ты носишь их на Своих руках! Как мать заботится о своих малышах, вытирает слёзы с их глаз и…и даёт им что-нибудь особенное, потому что она любит их. Так и Ты любишь Своих новорождённых младенцев, Господь. Они ещё не умеют ходить, они даже не умеют говорить. Они могут только плакать и смотреть на Маму. О Боже, держи их нежно в Своих руках, как ягнят, и веди их, пока они не повзрослеют и научатся ходить. Тогда веди их, Господь, дальше по пути служения. Даруй это.

323 Прости нам наши грехи, как мы прощаем согрешившим против нас. Не введи нас в искушение, но избавь нас от лукавого. Ибо Твоё есть Царство и сила, и слава во веки, через Имя Иисуса Христа. Аминь.

324 Да благословит вас Бог! Я верю, что в это утро Господь нечто для вас сделал, чтобы вы начали Новый год на таком основании, что вы любите Иисуса Христа и однажды вы хотите увидеть Его, любите Его и будете жить с Ним всегда. Я желаю, чтобы ни один из вас не погиб, чтобы каждый из вас был спасён и наполнен Святым Духом, и был сохранён до дня Его Пришествия, потому что я верю, что он очень близко.

Теперь я передаю служение Брату Невиллу.

Revelation Chapter Four #2 (Twenty-Four Elders)

1 So glad to be in again this morning. I was just thinking of how that this snow... Now, and if we were in Colorado, this snow would be real soft and fluffy, and be about forty below zero. And you could [Brother Branham illustrates--Ed.] blow like that, and go plumb down to the dust. And it'd be like that all winter long. But now, as here, in this, oh, kind of a twixt between zones, then now it gets real wet and sloshy and bad, and it just looks like that I--I wish I could just fly away over in Arizona, and wait till spring come, and then come back.
That's how we all have colds, the germs and things now just lay on the ground, and it'll freeze, and then thaw, and then freeze, and then thaw. And that comes up and we breathe that in, and get sore throats, headaches, and aches, and pains. And, my, my, what a time, what a place.
But there's a land beyond the river, That they call that sweet forever, And we only reach that shore by faith degree; One by one we gain that portal, There to dwell with the immortal, Someday they'll ring those golden bells for you and me. That's where we go home to stay then, isn't it? That's the day we're looking for.

4 Now, last night I certainly enjoyed those wonderful sermons and things that I heard from my brethren. Where's Pat Tyler, is he in this morning? Pat, oh, I didn't see you setting right there big as life and twice as natural. And--and I--I didn't see you setting there. First time I ever had Pat--heard Pat speak. I certainly enjoyed that; I'm sure we all did.
And then the little brother that give that fiery testimony of a sermon here that really did sound like a machine gun firing. Some brother, I met him, from Ohio. Is he here this morning, somewhere? Brother Neville remarked about him being so rapidly firing.
Then Brother J. T. Parnell. And--and I think they never did get to Brother Beeler. And is he, Brother Parnell here? Brother Parnell and Brother Beeler, I'm not sure; I thought I seen Brother Beeler.

7 These lights, this is a... When they build a new tabernacle, I hope that they fix the thing different, a little different. This is our first one: experimental. And so we ever get a new one, why, we want a little different from this; you can't see; I like for a tabernacle to be built kind of slanting down like this, the audience. You're looking right straight into your audience all the time. And then especially in the discernment meetings, you can just go right around (See?), pick them right around like this, right back and forth. And then even if you have to have a small balcony to come out, it's better.

8 Brother Littlefield (if Billy's here) called me last night and he's sending the descriptions of that tabernacle I dedicated there, which the architects... Brother Wood, it cost, I believe, five hundred dollars just for the architect to draw it up. And he--he's sending that with the price and everything of all the material and every two-by-four and so-by-so that goes in it. And he's sending it to us, and wants to come; and said he'll go to the lumber people and so forth and see if he can't get them to make a--a cut like they did on his. It's a beautiful tabernacle, not very big, but it's a beautiful structure.
So I told him, I said, "I--I will give that to the trustees and deacons as soon as you send it to Bill--Billy and--and then we'll let them see what the appropriation--how much they have to have to start their building.
He said, "When you do, I'm coming, put on a pair of overalls and just stay right with you during that time." And Brother Littlefield is such a graceful man, gracious man, very fine.

11 Now, are you all feeling right up to it to start the new year now? Amen. Go right out the new year. We're going to start it off right, serving the Lord. How many got up this morning and thanked Him for the old year, and what all it meant, and asked Him forget the back? So we did at the bedside when we got up, and then come in to the table and where usually a little family altar, they gather around the table and pray...
And so we always try to make it a habit of praying of a night before we go to bed. I have that since I was first converted. I get up of a morning, and it's too dark and too misty for me to walk; I--I don't know where I'm going. But if I just ask Him to take my hand and guide me through the day...

13 Then I remember, right across the street here, when I was just a young man, and Billy Paul was about three years old or four, and we lived just across the street. And one night he wanted a drink of water, and it was out in the kitchen, the dipper and the bucket. And I said... Oh, I was so tired; I'd worked hard all day and preached half the night. And--and he said, "Daddy, I--I want a drink."
And I said, "Billy, just go right into the kitchen there; it's on a little table." I said...
He got up, and rubbed his eyes, and looked through there. He said, "Daddy, I'm afraid to go." See?
And I said, "Well, that's... It's all right." I said, "Just run on, honey and get a drink. Daddy's so tired." Just a little distance, about to that window...
And he--he said, "But I'm afraid to go, daddy." See?

18 Well, I got up with the little fellow. And reached over and got ahold of my hand, and it was a good thing; we hadn't walked four or five steps till he hit a rug where Meda had waxed the floor, and on a piece of linoleum, and you know how that is. And he just made a scoot, but I had his hand, and then he just squeezed me that much tighter. And then I stood there a little bit, and I thought, "God, that's right." See? "I don't want to make one step without You hold my hand, 'cause I don't know when I'm going to slide." You see? "And as long as I can feel Your big, powerful hand grip mine, I know You'll hold me up in the times of I..." See?

19 So I--I try to make a habit of that, to--to keep my hand in His. And sometimes I've done things that seemed ridiculous in my own sight, such things that seem so unnatural to the human mind; but if we just let it alone, I find out it was the only thing that could be done to be right.
You know, the things that don't look right here, if God leads you into them, they'll be right out here somewhere (You See?), 'cause He knows how to lead. So seeing that He's our all-sufficient grace, and all that we have need of or care for is in Him, then let's lay aside everything else besides Him and hold to God's unchanging hand.

21 We used to sing a song here; I haven't heard it sang in a long time. Now, I can't sing and there's... I don't think there's any strangers with us. So I... That's the reason I try these little songs, you know, 'cause I just love it. And Gene, if you let this go through that tape out in the public... Used to sing a little song here...
Time is filled with swift translations. Naught on earth amoved--unmoved can stand. Build your hopes on things eternal, Hold to God's unchanging hand! How many ever heard the song? Oh, I love it, don't you? Let's try a verse of it.
Hold to God's unchanging hand! Hold to God's unchanging hand! Build your hopes on things eternal, Hold to God's unchanging hand! Let's try a verse.
When our journey is completed, And to God we have been true, Fair and bright your home in glory, Your enraptured soul shall view! Hold to God's unchanging hand! Hold to God's unchanging hand! Build your hopes on things eternal, Hold to God's unchanging hand! Let's stand now just a minute for prayer, if you will, while we raise one of our hands to God and sing that again.
Hold to God's unchanging hand! Hold to God's unchanging hand! Build your hopes on things eternal, Hold to God's unchanging hand! [Brother Branham hums--Ed.]
... vet not this world's vain riches, That so rapidly decay, Build your hopes on things eternal, They will never pass away!

25 Heavenly Father, as we stand, Lord, oh, I just love to sing those old songs; they go way down deep into the inner parts of our heart and bring out the expression of our love to Thee, the living God. And as we raised our hands, Lord, this morning, it was a little memorial that "Hold our hands, Lord." I was telling about Billy Paul, how that he gripped onto my hand; he would've fell if it hadn't been I was holding him. And, O God, how many times would've we have fallen if You hadn't have held our hand. Thinking how that he, with no mother, as a little baby... And how that--how down through life, that the roads that he had taken, would've been killed long ago, but there was a great hand that could reach out where mine couldn't reach and take ahold. Now, we're so grateful for that.
So glad to know, Lord, that when we feel our soul separating from this body, that there's still a hand that we can reach out and take ahold of, will guide us over the river. We thank Thee for these things, this assurance, this blessful assurance that we have, a Anchor of the soul, that keeps us steady while we're walking over this journey or sailing life's solemn main.
And we pray, Father, that as the poet said, "The forlorn, and a shipwrecked brother, seeing our steadiness (on keel), seeing it, shall take heart again, or take courage again and try again," know that the all-sufficient God, if we stumble or fall, His great hand is there to help us; His grace is sufficient.

28 Now, we pray, God, that we will this morning start the new year off in hymns, and singing, and rejoicing, and knowing that God will guide us down through life's journey and over the river of death into that promised land. Our eyes look beyond Jordan's swelling streams this morning to where the fields of--of clover and the fields of evergreen is growing. And we pray, God, that our souls will catch that vision and never let it loose. Someday when we have to come down to that stream where she crosses, that, like Elijah of old, the robe of God will smite death's streams and we'll walk over without a fear. Grant it, Lord.
Help us as we approach Thy Word. O Lord, I pray that Your Holy Spirit will anoint these words. We are certainly insufficient to teach them, not being a teacher. We know that the only way that we'll be able to know it is for that great Master Teacher to come and take His--His place of abode in our hearts, and--and overpower our minds in such a way, and our thoughts, till we'll--He'll interpret the holy Scriptures to us. We're solemnly depending on that. Think of it, God.

30 Oh, how wonderful that a living Father like that, that was from--that's the very birth of eternity, that would come down to a mortal beings and help us, and would bring His Word and give It in our mouths and hearts and ears that we might hear It and live, to redeem us from a curse that we had nothing to do with it coming, Father, because it was done by the human race and we're the offsprings of that--that first couple. And we're born in sin, shaped in iniquity. But a just and living God knows that we had nothing to do with that, but has made a way of escape and give us the privilege of coming. How glad we are we've come to Father's house.

31 We pray now that You'll bless our church here, Brother Neville, our--our gallant pastor, Your humble servant. We pray for our deacons and our trustees, that You'll give them the greatest year that they've had. Grant it, Lord. Give them long life. Strengthen them, Lord; they're Your servants. May they always stay gallant at the post of duty. Bless the laity, the--the members, Your dear beloved children that comes to this house. God, we claim the soul of every one of them that crosses the threshold of this house. We claim it for You, Lord. Help us to be such ministers that will bring the Word so simple and so true by the Holy Spirit, that they'll long to be like You, Lord. Grant it. Heal the sick and afflicted that comes in. And all around the world, grant it in every house of God.
Finally, when You're finished, Lord, may we enter into Thy portals, set down at the welcome table of God, and eat and live together through ceaseless ages. Until then, may we have health, and strength, happiness, joy, power, and might, and the blessings of the Holy Spirit to guide us. We ask in Jesus' Name. Amen. (May be seated.)

33 I appreciate that fine musical this morning. And I just got in in time, talking to my good friend, Brother Skaggs, and--and Brother Gene back there, and another brother at the--the door, till I just got to hear part of it, but it was coming in on the recorder very beautiful.

34 How you all enjoying the Revelations? All right? I believe a whole lot like my little girl, Sarah, back there; it's become "revolutions" to me; it's just--it's just revolutions going over and over. You know, I wish we just had now until about March or April, just to put a great big canvas across the back here and just come down in daytime and draw out those pictures and the whole chart, and just raise them up and down like window shades, you know, like I've always dreamed sometime of having a great big tabernacle somewhere where I could reach down and pull this chart down, come all the way across the platform; and revelations and the interpretations the Lord has given me, and take a pointer and start through there and bring these ages down. Then we get through with that, raise that one up, pull the other one down like this and start on that, and teach it through. Oh, that would just be like a little heaven, wouldn't it? Just set the complete winter through, just set it out with the Lord...
So good to be alone with Him. You know, we used to sing a song, "There are times I like to be all alone with Christ my Lord; I can tell Him all my troubles all alone." See, that's the way to get. They used to sing... Roy Davis used to sing a little song, "Steal Away and Pray With Jesus." Everything just points... Everything you can look at always falls right back in the line of Jesus Christ, doesn't it?

36 Now, on the church ages that we talked of last eight days in the meeting... Then last night I think we got to the 2nd verse of the 4th chapter of the Revelation. And I suppose all of you were here last night to--to get it. And so I... Maybe if I get down a verse or two of it this morning, and... Or how far the Lord will lead, I don't know. I've got down to about the 6th or 7th verse here, just little contexts wrote down where I can go back in the different parts of the Scriptures and pull out those things, and where I studied yesterday.

37 And now, we find out, we left off last night, I believe, at the 2nd verse, beginning on the 3rd, I think it was. And we just left off with "The voice of the trumpet." Wasn't that right? The sounding of the voice... Let me read it all so we get back now.
After this I looked, and, behold, a door was opened in heaven: and the first voice which I heard was as it was of a trumpet talking with me; which said, Come up hither, and I will shew thee things... must be hereafter. And immediately I was in the spirit: and, behold, a throne was set in heaven, and one set on the throne. And he that set on the throne... he that set was to look upon like... jasper and... sardine stone: and there was a rainbow around about the throne, in the likeness of an emerald.

38 Now, this beautiful, oh, beautiful lesson... And this morning, just before I was coming down, I got down here into the 6th verse; I thought, "Oh, my, I can't get apassed that, because here's something in this 6th verse I want all the peoples to hear real well, when we get to these beasts." The different definitions of these beasts here, looking back into the original, one is a one kind of a beast, and the other four beasts is another. One is a animal's in the Greek, like wild animals. This other one is not translated right in the King James, for it isn't beasts, it's living Creatures. And how those Creatures, what they were, it wasn't human neither was it Angel. So it's living Creatures, and how they had four faces and four... Oh, my, we bring that right down to the Gospel, and bring it right back and place it today just as perfect as in here. And, remember, four is an earthly number. See? And it's just a beautiful lesson there, and so I--I'm pretty sure we won't get down into that, I... Maybe we will. But it's so wonderful.

39 Then, the Lord willing, then if we're around, maybe next Sunday we may try that again: try, down, see if we can finish up this 4th chapter before we get away. We don't know exactly yet where the first start will be.
Now, we find that after--after these things. "After" meant that "after the church ages had ceased."
Then John was summoned to come up higher, "come up hither," which means "come up here." He showed him all that was going to happen in the world of the--the church age. Then after the church ages was over, we find then that John was a type of every true believer that will be summoned by Christ on high. That right? Summoned, "Come up hither."
And we find out that the voice that spoke to him was the voice of a trumpet, clear, distinctly, and it was the same voice that spoke to him here on earth. See, as long as He was in the midst of the seven golden candlesticks, He was speaking to--or from. Oh, I like that, "Speaking from the candlesticks." See, He was in the candlesticks, speaking from them to His church. Then when the church ages ceased, He left the earth and moved up into the heavens and called His redeemed up with Him. Oh, isn't that beautiful? I--I... Oh, it just makes my heart jump.

43 And remember, as we bring these things, I want especially young converts like Sister Ina here, and Ina, rather, and her husband, and Rodney and his wife, and Charlie and them, to understand that these things, and many of you young people that's just come into the Lord, that hasn't went very far down the line yet, just tasted Him and seen that He's good and gracious... Now, notice this, that these things that we're speaking, what we're trying to do is settle your faith, that when God says anything it's got to happen. It just simply won't fail. No matter... It may look like it's a million miles and never can happen, but God will move it right around and make it happen. And He does that to test you.

44 Look what He said to Abraham. "Take your son up here on top the hill and kill him," after he had waited for him for twenty-five years. And He said, "Take him up here and kill him." How... "I'm going to make you a father of nations."
And Abraham, a hundred years old, his wife, ninety; and their only child... Abraham was about a hundred and fifteen then. So he said, "How's he going to be? How--how can it be? If me, an old man, as old as I am, and waited for twenty-five years... You give me the promise at seventy-five, and here I am a hundred. And Sarah was sixty-five, and now she's ninety. How? After we've had this baby... And You told me way back there, twenty-five years ago when I was seventy-five years old, I was going to have the baby after living with Sarah all these years; I was sterile and she was unfertile. So then how? Yet You made me fertile and made her fertile, and then come along and give us this baby. And we've raised him up here to fifteen years old, and through this child You said You'd bless the Gentiles and every nation in the world, and make me a father even of the Gentiles, make me a father... Then in the ages that is to come, Lord, that You'd make me a father of every nation under heavens through this child. And through this child there'd come a Redeemer, and through that Redeemer would redeem the whole human race. How You going to do it, Lord?" That wasn't Abraham's thought; that wasn't Abraham's question: obedience. Didn't say, "How You going to do it?"
"It's none of my business. You said it, so I know Your Word's right. If You can keep Your Word for me and can show me that when I was seventy-five years old, when You called me and said, 'Separate yourself and journey into a strange land,' I've been in this land for twenty-five years. Left, an old man, living with a wife that I've lived with since she was a girl," was his half sister. "And then I... All this time... And You give me this baby that You promised; I received him as one from the dead. And if you say kill him, You're able to raise him up from the dead again." Oh, my. That's the way; that's it. And He did.

47 And as soon as he obeyed God in fulness, raked Isaac's hair from his face, pulled out the lance to kill the--his own son, his only begotten son, God was showing a pattern, showing us. What did He do that for? He didn't have to. But He did it so that you and I, that we might look upon these things in this dark dreadful day where men's hearts are so filled with evil, that we might know that God keeps His promise. No matter how insufficient it seems to be, how impossible it might be, God still remains God and He keeps every promise that He made.

48 That's what I'm trying to say to you when we set--stand here in a healing service. Stand here and you say, "I'm sick." And you... That's no doubt; you are sick. But God keeps His promise. Then He'll come down. Now, see, He made an atonement here that He--that He would heal you. That's what He's done. Now, the only thing He asks you to do is believe that, hold to it just like Abraham did.
"Well, the doctor says that I--I'll live one more day."
I don't care. That's fine; that's all man knows; that's the best that he knows. How was Abraham going to receive this child after already laying him up here, and the Word of God told him, "Go, kill the boy." How's he going to do it? That's not the question. God said do it and that settles it. "How am I going to get well and the doctor says that I can't get well?" I... That's not my--me to question; it's take God's Word. And as soon as that's revealed to you that you're going to be well, then you--you just remember you're going to be well. There isn't nothing can keep you from it. That's right. See?

51 So when Abraham fully in obedience... How's He going to do it? The last moment, last five minutes come, the last three minutes, last two minutes, last one minute, last thirty seconds, last second come, when the hand was already up to take the boy's life, God said, "Stop it right there. Stop it right there. See? I see that you really trust Me. Now, I just done this, Abraham, to show the Branham Tabernacle in days to come (See?), of what's going--that they must trust Me. They mustn't doubt Me at all. Trust Me."
And just about that time, he... Here was a sacrifice; he never made it in vain. No, he never did it in vain, for just then a--a lamb bleated, a little ram had been hooked in the wilderness there by the horns. And how many times we've went through that. How did that ram get there? How, through all them wild animals? A hundred miles from civilization, amongst lions, jackals, wolves, every kind of a wild animal back in there, way up on top of the mountain where there's no water nor grass, what was it doing there? God created it, just placed it there.

53 And to see Him in our days that we're living in... Now, this morning I'm going to have to do a whole lot of--of personal things to say it, to get what I want to say. That's why I'm backing this the way I am, 'fore I start in on this. I want you to understand that these things that sounds personal, they are not meant personal. They're only brought in to give an example to you that your faith might rest solemnly in the faith that's in Christ, you might rest upon His promise. 'Cause God keeps His promise just as perfect as it can be, now showing to us.

54 And look at that same Jehovah-jireh, which Abraham called Him, which in the Hebrew means "God will provide for Himself a sacrifice."... God can do that. He made His way. If He said... He told Noah...
You said, "Well, that was just Abraham." No. He told all down through the age, and He's still telling.
He said to Noah back there, as we're getting into this morning, "It's going to rain." Why, there wasn't--never was a cloud in the sky. The biggest stream of water was a branch where God irrigated the land, a little spring somewhere. That was the biggest stream of water there was.
Now, people say, "How in the world is there going to come any water down from up there? Show me where it's at up there in all that hot sun (See?), if be any up there."
"If God said build an ark, that it's coming, it's my business to build the ark and get ready, 'cause it's coming. He's Jehovah-jireh; He can provide water up there."

58 And the only thing He done was let men, foolish, silly men, do exactly with his science, to bring to pass that what He knowed would come. God never destroyed the world; man destroys the world. God don't destroy nothing; God tries to preserve everything. Man destroys himself by his knowledge, like he did in the garden of Eden at the tree, so forth. And so some fanatic got ahold of some atomic power somewhere that... They had it.
They--they could work with it then, 'cause they could do things then with it that we have never learned yet. We are not that far advanced. Maybe take three or four years yet or more, 'fore we can do it, to do what they did. They built the pyramids and the sphinx and so forth. We could never do that. We couldn't reproduce that; there's no way for us to do it, only 'less we can get an atomic power. Gasoline power, electric power, wouldn't lift one of them boulders, wouldn't move it off the ground. And some of them are a city block high, up in the air, and weighing a billion tons. How'd they get them up there? See, they knowed.

61 And they let that loose; somebody let one of them atomic bombs fly into the screen of some other, back in the days, 'cause "As it was in the days of Noah," as it was, that kind of a civilization, that kind of a smart people. "As it was in the days of Noah, so will it be, so will it be in the coming of the Son of man," a repeat of what it was. See?
Here not long ago they dug up a modern water works, was down--down here in Mexico before the antediluvian flood. You seen it in the paper. That's a modern water works just like we have now, that sunk so far beneath the ground; some atomic something covered it over. She just blew up and went over like that. See?

63 Now, "as it was in the days of Noah," smart men, smart men with their atomic powers and everything, could build pyramids and sphinx and so forth. "As it was in that day, so will it be." But the work's to be cut short in this day, 'cause there's to be a raptured people taken out. Like Enoch, there's to be a people carried over. We're in that class this morning, the people that's carried over like Noah was through the flood.
But remember, before... Don't forget this. Before one drop of rain fell, before there was one thing in the sky, before Noah ever--ever had the ark completed, Enoch was taken home. Enoch was raptured without death, just started walking one day, and--and he--gravitation lost its hold on him. And he found one foot a little higher, and the other foot a little higher, and another foot a little higher, and first thing you know, he said, "Farewell, world," just walked on up into glory.
And when Noah looked around and couldn't find Enoch anywhere, he looked around, and he didn't know where Enoch went, then he said, "It's time to get to building the ark now." See? And he went to work on the ark to carry over the remnant.

66 That's the same thing that takes place right here. The church was taken up into heaven, and John now is brought up with it as a type of the resurrected, as we took it last night. And find out that this same voice that summoned him to look back on earth, was the same voice that summoned him to come up.
Oh, every Christian. The very voice, Charlie, that summoned you one day down there in Kentucky, to turn around, is the same voice that'll summons you, "Come up." Aren't you glad of that, Brother Evans? The voice that said, "Turn around," same voice said, "Come up." Oh, my. There, what a summons. What a reality, clear, distinct like a trumpet, "Turn around; serve Me. Come up to where I am."

68 There we seen them representing those who died, Moses to represent the dead saints, rose. Elijah, with his group at the last day, with his raptured group standing there all before the Lord Jesus. John revealed that... Jesus told them that he would not die; what was it to them if he would live until he seen His coming. And the disciples put a saying out.
Oh, I wished I could get real, real deep right now for a few minutes to the church. Everyone knows... And everyone lives a--a private life with God. It's an individual affair, things of the Spirit that carries you into places you'd be daresn't to even speak of it.
I've noticed this in my own little, humble ministry, that there's many times that I'll say something and not know why I said it, and it don't look right (but yet somebody will say something), but I'll watch and that thing will come just as perfect around to that as it can come. God will make it happen. When I just want to say something, I'd say, "Well, now, wait a minute. That guy, so-and-so, this to happen over here now that--that just has to be that way." Well, really, I--I don't know why I said it. And the first thing you know, it's just that way. God does it.

71 Now, when these disciples had said, "Oh, Jesus said this man wouldn't die." Jesus never said that.
Jesus said, "What is it to you if he live till I come?"
But to see the disciples making a saying of it, then Jesus reached down, and took John, and brought him up and let him rehearse the whole thing, see the rehearsal of the coming of the Lord. John seen the church; he seen the end of the church age. He saw the end of the Jews; he saw the second coming. He saw all the order.
And look what God had to do: boil him in grease for about twenty-four hours down there to let them see that he was Divine, that the Divine Spirit had anointed the--the soulish (that outside, soulish, or whatever you call it, the human flesh), had so Divinely impressed it till hot burning grease for twenty-four hours didn't even scorch him. Trying to boil the Holy Spirit out of a man, you can't do that. Then put him out on the Isle of Patmos, and he wrote the Book, and come back and preached several years. See?

74 'Course, now, he had to pack a bad name, "He was a fortuneteller; he was a witch." How many knows that John was called a witch? Absolutely. Jesus was called one too. See? See, the world don't know nothing about these things. "He was a mind-reader." See? They said that he was such a witch till he bewitched that grease, that the grease couldn't burn him because he'd bewitched it, just because he didn't agree with their Catholic ideas. That was all.
He was a servant of God that--humble, had a little mission down there that he kept. He wouldn't tolerate with that big old things, and so God just kept him and preserved him. So did He Saint Martin and Irenaeus, and all down through the age. And He's doing the same thing today, coming right on down.

76 Now, don't never forget this, that God promised great shakings and great and mighty works. Now, write this on your notes that you're writing (See, see?), that what man calls mighty and great, God calls foolish. And what man calls foolish, God calls great. Don't forget that (See?); don't forget it. That'll help you along in the years to come, because we're looking for something greater all the time. And we're receiving greater all the time, but the peoples of the world don't know it. Neither did they know it in the days of Noah; neither did they know it in the days of John, in the days of Jesus, in the days of the apostles, in the days of Irenaeus, any of those days; they never knew it.

77 Even Joan of Arc, she was a sainted, little woman. When she was nothing but a girl, God spoke to her in visions, and an Angel talked to her. You know what the Catholic church said? "She's a witch." And they put her on a stake and burned her to death, the Catholic priests did: killed her, sentenced her to death as a witch; and Joan of Arc died as a witch. About two hundred years later, they found out she wasn't a witch; she was a--a disciple of Christ.
They did the same thing to all the saints. Jesus said, "Which one of you your fathers didn't persecute? Which one of the prophets ever come that they didn't refuse? Said, "You whited walls." Said, "You--you go down and--and put the garnish on top of the prophets' tombs, and you're the very ones that put them in there." Um. My, my. See? He didn't pull any punches on them (See?); He just told them.

79 "Generation of snakes," John said, "who's warned you to flee from the wrath to come? Don't begin to say you have Abraham to your father, 'we belong to a certain, big organizations.'"
"Are you a Christian?"
"Oh, I'm a Methodist. I'm Presbyterian. I'm Pentecostal." That isn't in it at all. That has no more to do than--than--than--than--than snow does with sunshine. See? It has nothing to do with it. If you're a Christian, you're a borned again servant of God.

81 Now, now, when John came, we had it last night. Now, remember, when you come to this--for the context of the thing, I--I told you then. Remember, the world is getting the hardest shake it's ever had right now, the church world.
Now, remember, no doubt in the days of--of John, the days of Jesus, there was great festivals and great speakers in their days, great intellectual men; they drawed tens of thousands times thousands of people. What would Caiaphas do if he called a--a meeting together? He'd bring all Jerusalem; he'd bring all Israel together from pillar to post. Another one said, "Oh, now if Caiaphas says certain-certain things, that'll be great. Oh, do you believe the Scriptures, Rabbi, Reverend, Doctor, Bishop? You believe the Scriptures?"
"Certainly, I believe the Scriptures; I'm a noted scholar."

83 "All right. Now, the Bible said here that there'll come a time that there'll be a--a... All the mountains will skip like little rams; all the leaves will clap their hands; and all the high places will be brought down and made low; all the low places will be brought up and made high. And it'll be done by the voice of one crying in the wilderness. Do you believe that, Rabbi, Reverend, Doctor, Pastor?"
"Sure, I believe that."
"How will it happen?"
"Oh, God will send a mighty man on earth someday. Oh, he'll be great. He'll be a voice of one crying in the wilderness; oh, he'll forerun the coming Messiah. And when he comes, there's no doubt in my mind but what he'll come down out of heaven and come down to the temple. He'll come right down here to the temple, and say, 'Now, we're going to take all the Romans and beat them to death. That's all. We're going to beat all the Romans down.' And--and then he's going to say, 'Come on down, Messiah.' And the Messiah's going to come down, and we're going to mold all of our pruninghooks into--or our swords into plowshares and pruninghooks, and there'll be no more wars." Uh-huh, that's their interpretation.

85 But what happened when it come? What taken place? There was no display of heaven. Why, they never seen. There was one, but they didn't see it. They didn't see it. See? When did all the mountains skip like little rams? When did all the high places come low and the low places high? An old fuzzy-faced preacher come walking out of the wilderness and didn't even know his abc's. According to history he went in the wilderness at nine years old and never appeared again until he was thirty. He lived off of locusts and wild honey. Locusts is grasshoppers, them long grasshoppers.
They eat them all the time. Well, you can buy them right here in the... Don't think that's bad, 'cause you can buy them right here in the supermarket if you want them, bumblebees, honeybees, locusts, rattlesnake, whatever you want. See?

87 So he lived off of locusts and wild honey. What a diet. But he was kept by the power of God. He didn't dress with his collar turned around, as somebody said last night, Brother Parnell or some of them. He didn't dress with a frock-tailed coat, and all about it. Come out of the wilderness with a big, old piece of sheepskin wrapped around him. As I've said, maybe... We have to take a bath every day, and perhaps he never took one every three or four months, out there in the wilderness. I don't know. He wasn't very much to look at. He didn't have no pulpit. He didn't go into any big cities and have big campaigns. He stood out there on the banks of Jordan, mud up to his knees, and said, "You generation of vipers, who's warned you to flee from the wrath to come?" Yeah, that's when the high places was made low (See?), and the low places made high. Yes, sir.

88 Then, the first thing you know, they was expecting the Messiah to come down with Angels and things, and settle down on the canopies out there and--and the--the temple where they'd built for Him to come to (like we are building great big places today across the nations and so forth). See? And when did He come? He bypassed every one of them synagogues, every one of them organizations, and come down to a stable. They forced Him into it.
That's what it is today. He's forced into things, forced to do it, forced to be interdenominational, because His message don't cooperate with the denominations. His message today, preached by His ministers, is interdenominational, 'cause the denominations oust Him out. The Bible said so. He was on the outside, knocking, trying to come in (See?), in His own church. That's where it's at. See, it's just the same today.

90 So remember, what looks big to men, is little before God. Now, that's the reason you don't have to have a lot of flowers. And when God comes again, when Jesus comes again, you'll be surprised, that little wash woman back in the alley. You'll be surprised, that guy that don't say nothing, keeping his secrets to himself and walking around before God, humble. You'll be surprised. It'll sure...
I preached not long ago that the judgments, "The Surprises at the Judgment." It won't be a surprise to see the bootlegger there; he knows he's going. Sure. Won't be surprised to see the liar, the adulterer, everything there, that ain't. But the surprise will be, and the disappointment will be, those who think they were going; yeah, and then be turned down. Those who said, "Well, wait a minute, my mother belonged to this church; my father belonged to this church, my grandfather and grandmother. I've been a member there all my life."
"Depart from Me, you worker of iniquity; I didn't even know you."

93 Look at the days when little, old Simeon, unknown man, no reputation, we know nothing of him in the Bible. But the Bible said, "It was revealed to him by the Holy Ghost (There he is; there you are.) that he'd not die till he seen the--the Lord's Christ."
Then look at who was John the Baptist, some kind of a odd-like fellow, a woodsman out in the woods. It was revealed to him. He come forth preaching the message. Look at that.
Who was little Ann?
The little virgin, Mary, down in the--the city of Nazareth (mean as Jeffersonville) and where sin and everything abounded, but she'd kept herself pure because she knowed someday there was a coming Messiah. See?
Joseph, a carpenter, had lost his wife and--and was courting this little girl. And it was through there the Holy Spirit come to that. And then the world comes around and black-names it, like "holy-roller, Pentecostal," (See?), black-named it. "Why, that, she... That child's born out of holy wedlock." See, they believed that, and it looked like it was. But God does that to blind the eyes of the wise and prudent, and reveal it to babes such as will learn.

97 I hope there's enough background to when I hit something after while. I'm going to show you. You see this oil? Now, what I've told you, the background, to see that it isn't man, it's God, I'll point to this. All right.
Now, "Come up hither," was the voice. And when he opened he heard the trumpet sound, and then immediately John was in the Spirit, was in the Spirit, and as quick as he got in the Spirit he begin to see things. You begin to see things when you get in the Spirit. First you got to get in the Spirit. Is that right?

99 Now, what if you went to a ball game, and you say, "I sure love baseball." Uh-huh. And you get you a front row seat, right down in the box seat, and you're watching the Yankees or Bulldogs, ever who they are, playing. And they're all having a big game out there.
And your side's just about to lose, and all at once the modern Babe Ruth winds up his bat like this and says, "See way over yonder?" Got three men on base. "Whammy," and he drives it plumb out of sight, takes off his hat and fans hisself, walks down to the first base and looks around, all them guys going to second base, shake hands with the second baseman, walk, walk quietly right back home, bow his... Why, my, my, the screams, the jumps, the hollers, the shouts of "hurrahs." Why, they'd...

101 I've actually seen them take these... You remember the old straw kady hat? I went to a baseball game one day and seen a guy hit a home run. And this guy setting in front of me with a straw hat, he got all excited; he took his hat, just pulled it right down, just put him a collar around like this where the top went out. Why, he was having him a big time. He--he was so beside himself he didn't know what he was doing, just kicking and hurrahing and a-hollering and a-jumping. Well, now, you know what I think, he sure had... He was a--he was a... He loved baseball. He was a baseball fiend, just like a cigarette fiend or a whiskey fiend.
I'm a Jesus fiend. Yeah. I just love that. I... If you get to be a Jesus fiend (You see?), a fiend after something...
Then could you imagine that guy say, "Oh, sure, I'm a baseball fiend." And his side's about to lose, and he seen them come up and win the game like that, he looked around and, "Yeah, suppose that was all right."
"Say, he loves baseball? Oh, he's something."
You say, "Why, you--you don't like it, do you? Something wrong with you." Every good baseball fiend would say, "What's wrong with that guy? Something wrong with him. Look at him set there." Huh. That's just so...
Put two-and-two together now. See? Oh, when you're a fiend of Jesus, and you feel the Holy Spirit sink in those Words, then something screams out. Oh, you get beyond yourself.

107 I hope this man forgives me; he's setting close here. The big, tall black-headed fellow setting here, that's standing out there one night in the hall, and somebody said something kind of--help, you know, kind of blessed him like that. And the poor boy's had an awful time; I know his--his wife left him and sued him for divorce because he loved the Lord Jesus. That's right. And somebody said something about Jesus, you know; he was kind of one of those fiends. And he'd been in the war and all shot up, and everything, the boy was; felt sorry for him. Come home with a--his children and wife. Then he--he promised the Lord he'd serve Him, and as soon as the Lord begin to bless him, and he got right with God, his wife just turned around and sued him for divorce and left him: left him set out in the cold. But he still was a fiend.
And when he stood there one night and somebody said something about Jesus, something, how great He was, like that, he said, "O glory!" shot his arms out, and here his fists was sticking through the wall like that. He didn't know he done it: had his fists stick in the wall. Said, "Brother Bill, I'll pay for that." I think Brother Wood come down and put the piece on, put another piece on. We didn't mind that, Brother Ben; we just--we just glad you was a fiend. See?

109 When the Holy Spirit does something to you, you just can't set still; there's something bubbles over. Amen. Whew. Yeah, something takes ahold, a fiend for Christ. When you love the Lord, just something in you reaching out, grabbing, hungering and thirsting, Jesus said, "Blessed are they, for they shall be filled." Blessed are they to even thirst, whether you've got it or not. How many wants more of God? All right. Well, the reason that you want more of God, you're blessed just to be that. If you haven't got it, you're still blessed. "Blessed are they that do hunger and thirst." You're blessed just to hunger and thirst. Because you want it, you're blessed. 'Cause there's many people don't want it.
Remember my sermon the other night? See, like the moron, he kept the box and throwed the gift away. See? Don't take the box; take the Gift.

111 All right.
Now, immediately... in the spirit: and, behold, a throne... set in heaven, and one set upon the throne. Now, notice, a little later on, or we got it last night, I believe, that upon this throne that... We find out that first there was nothing on the throne, and now there's Someone on the throne, so it showed that Jesus had come with His church up into glory and was set on His own throne, "Setting on the throne"; that's after the church age. Now, now, we want to get to that after while.
Now, you say, "Well, where's His throne at today?" Now, Brother Neville, if I pass over that, you ask me after while, where's His throne at today. I think I'll get to it down that far. "Where's His throne at now if He's not on His throne now? He isn't on His throne now. No, sir.

113 All right, now.
And he that set was to look upon like... jasper and... sardine stone: and there was a rainbow around about the throne, in the likeness... in the sight like unto an emerald. Now, let's take now the 3rd verse to start. And so jasper, this One that set on the throne was to look upon... In other words, when you looked at Him, He was in such splendor, such beauty... Oh, I want to see Him. Don't you?

115 One day... I remember Sister Cadle, Sister Howard Cadle, I think many of you remember her. I was across the street there, and my wife setting there now remembers; she was cold in the room. And I got up, and had a little, old monkey stove out there with a... We baked our bread up in the oven in the pipe. And I... It was real cold, and wind was blowing, wintertime, snow on the ground, and wind down the smokestack, and I couldn't get that thing to burn to save my life. And I was just so tore up about it. And I put some in, it'd blow out again. Billy was cold, and she was cold; I was trying to make a fire. And then I happened to turn on the radio, and a few minutes before I just got warmed up, come on, and Sister Cadle was singing, "When I reach that land, on a far away strand, I want to see Jesus. Don't you?" Oh, my.
I just set right down in the middle of the floor and just set there and started crying. You know how she could sing down there, that real sweet mockingbird voice of hers. I want to hear her when I cross over the border over yonder; said, "I want to see Jesus. Don't you?"
I thought, "O God, yes, I want to see Him someday. When the flowers are all floated by, I want to see Jesus." How... To see Him upon His throne, His beauty, His splendor... And if I... Oh, I want to stand where John did, so I can just stand and look at Him.

118 Here sometime ago, down--the slavery time. I say this in behalf of my colored friends that's here this morning. There was an old colored man, that he was a--went over to a little place, they used to.
And used to do this down in Kentucky, have singing. Maybe Mama Cox and them can remember when they used to go and have singings, you know, go out to the houses and they'd play a organ, young folks and all sing. Used to do it up here at Utica and around in the country places. Now, they got a quart of whiskey, out somewhere to a rock-and-roll party. But then they sang hymns.

120 One of these old hymn-singings, there was an old colored brother got saved. And the Lord called him to preach, and the next day he went around telling the slaves on the plantation. He said, "The Lord saved me last night and has called me to preach to my brethren."
And finally it got back to the owner of the ranch--or the owner of the plantation. He called him in and said, "Sambo, I want you come in here." Said, "Come up in my office."
He said, "Yes, sir," walked up to the office.
He said, "What's this I hear you're scattering amongst the slaves, amongst them fellows out there, my hands, my slaves, that the Lord made you free?"
Said, "Yes, sir." He said, "Boss, I'm your slave." He said, "I was bought with your money, but..." He said, "But the way that God made me free last night, Jesus made me free from a life of sin and shame, and a life of death. He made me free."
He said, "Sambo, do you really mean that?"
He said, "I mean it."

124 He said, "I heard them say that you was going to start preaching around here to your--your people on the plantations and things."
Said, "Yeah, sir." That's what I aim to do, is preach this Gospel to my people."
Said, "You really mean it, Sambo?"
He said, "I really mean it."
Said, "Come, go with me down to the--the court; I'm going to also give you your freedom. You're free from me, and you're free from any more slave. I bought you; you're mine, and I'm setting you free so that you can preach the Gospel to your people." He went down and signed the emancipation to the proclamation, and he was set free. He could no more be sold as a slave. He was a free man to preach the Gospel.

127 He preached among his brethren for years. Many white people was converted under his ministry. One day the old fellow come down to die. He'd preached for thirty or forty years, or more. And when he come down to die, he was laying in the room, and many of his white brethren had gathered around in the room and they thought he was gone for about two or three hours. Then when he finally woke up and looked around in the room, he said...
"Where was you, Sambo?"
He said, "Oh, is I back here again? Is I back again?"
He said, "What's the matter, Sambo?"
Said, "Oh, I crossed over into the other land."
He said, "Tell us about it."
He said, "Well, I just come into His Presence." And said, "When I stood there," he said, "there was an Angel walked up, said, 'Is your name, Sambo So-and-so?'"
He said, "Yeah, sir, it is."
He said, "Come in."
"Walked inside, and I looked at Him setting there."
He said, "Sambo, come here now; after you've seen Him I want you to come out here, we want to give you your robe; we want to give you your harp; we want to give you your crown."
Sambo said, "Don't talk to me about harps, crowns, and robes."
Said, "But you've won a reward; we want to give you your reward."
Said, "Don't talk about me and about the rewards." Said, "Just let me stand and look at Him for a thousand years. That'll be my reward."
I think that's about the way we'd all feel, "Just let me stand and look at Him." Oh, I'll have to have a different body than I got now, every fiber of your being just to look at Him.

134 There John stood and seen Him setting on the throne, and He was to look like jasper and sardine stone. Now, all things and every word has a meaning in the Bible. Now, jasper and sardine stone...
Now, if you'll notice, it compares with the rest of the Scripture. In the back parts of the Scripture, He was Alpha, Omega, He was the Beginning and the Ending, He was the First and the Last, He was Father, Son, and Holy Ghost. He was All, and all was bundled in Him. Matthew 17 shows that, up in the Mount Transfiguration, it was all gathered in Him.

136 Now, jasper was a--was a stone, and sardine was a stone. (Now, we'll get to their colors after a bit.) Now, I want you to notice that each one of the patriarchs when they were born, yeah, every person has a birthstone. Mine, I was born in April: diamond. And different months represents different stones. Well, the patriarchs was the same. Every time that a patriarch, when he was born, he had a birthstone.
And just to stop right here just a moment. When them Hebrew mothers... Let me show you a Divine Word, friends, so that your faith will be built certain in the Word of God. Every time them Hebrew mothers, when they were in labor, giving labor pains to born--birth these children, the very words that she uttered in her birth give the man (the baby that was born of her) his name, and positionally placed him in Palestine where he'll be at the coming of the Lord. The labor pains in this mother... Like, "Ephraim" means "by the sea." See? And Ephraim was given his lot by the sea. And, say, Judah meant... I don't know what the word means, but I could pick it out. Now, see, that's where I don't have time, these short things, to pick those things up. But then go back, and Judah, wherever Judah means, meant's his position placed among the children of Israel.

138 And take at Genesis 48 and 49, you'll find out there that Jacob, when he was dying, leaning on his staff, blinded, he positionally told those children where they would be at the end of the world. And they're positionally set right there now since they've went back to the homeland. Told Joseph, "Thou art a fruitful vine by the wall (See?) by the well," the water. He went over. Said, "You've trusted in the Lord God. You made your--your bough strong (United States. See?) in the Lord, but someday that vine was coming back over the wall." And there she is, right there now. Just exactly what he said pretty near three thousand years ago, turning right back. Told Ephraim he had dipped his feet in oil, and Ephraim settled right there where the big oil wells are. Just exactly.
The utterance of those people, what was on those mortals? God taking their fibers and moving in them.

140 Looked like when the Roman empire scattered them, when others scattered them, when they was hated by Hitler, tens of thousands times thousands he shot bubbles in their veins and they died; you could see their bodies hanging on fences with their babies and everything else, and bones... And took and made fertilize out of their bones. Just take them out there and give them a shot, put them in the wagon. Then get out, time they get out near the start, they was singing, "Messiah will come and we'll drink the blood of the grape again." When they went down, dying, them Jews, walking around there, knowing in a few little beats and their heart would be gone. And down they'd go, singing, "We will see the Messiah soon." Oh, my. Making fertilize out of their bones...
A lot of you soldiers in here know that; you seen it. I stood on the grounds where they burned them and everything else, there, Hitler and them. And look up at Stalin and Russia and all them done the same thing. That's right. But that Jew, what was the matter? He was forced back to his homeland. There's where they're standing.
I got that great film, "Three Minutes Before Midnight." When them Jews come in, it was asked them, said, "Why you coming back for, to die in the homeland?"
Said, "We've come to see the Messiah." Amen. Um. We're at the end time.

144 Each one of those children when they were born, they had a birthstone. And when Aaron, the high priest over each one of those children, had a breastplate on him, his dress. That's what I want to hold off just a little longer, to get into this 6th verse, because that brings in every symbol of the Old Testament right into there. Every... All the furniture and everything in the Old Testament was a pattern of that was seen in heaven, patterned back to the human being.
And here's Aaron's breastplate, he the high priest... Notice, the birthstone of each tribe was represented in there. One of the birthstones, put his stone in there, the tribe of Ephraim, the tribe of Manasses, the tribe of Gad, the tribe of Benjamin, all was represented in here. And that's how... Then they take those birthstones, them pretty gems, and hang it on the post like this. And if a prophet prophesied, and if they saw it light up... They taken him down to this Urim Thummim and let him tell his prophecy; if there's a sacred Light come on there and begin to flash these stones together, it was God speaking back. It was for the whole tribe, all of them, every tribe.

146 Now, on these, the first stone... The first, how many knows who the first child was? What was his name? Reuben. All right. Who was the last one? Benjamin. That's right. The birthstone of Reuben was jasper; the birthstone of Benjamin was sardine. He was to look upon as Reuben and Benjamin, the First and the Last, He that Was, Which Is, and Shall Come. He was Alpha (A) in the Greek alphabet, Omega (Z) in the Greek alphabet. He was the First, the Last; He was from Benjamin to Reuben, from Reuben to Benjamin. Oh, my. There He was, "Look upon as sardius stone and as jasper stone." He was setting on this throne.

147 How would you all like to see Him setting upon His glory? Let's turn over in Revelation 21:10, right quick, and just take a look at Him here. All right, 21:10 to 11.
And he carried me away in the spirit to a great and high mountain, and showed me the great city, the holy Jerusalem, descending out of heaven from God, Having the glory of God:... Having the glory of God: and her lights was like unto a stone most precious, even like jasper, as clear as crystal; Her Light... The Light. Who is the Light?
And the city had no need of the sun,... because the Lamb is the Light thereof.

149 Jasper, sardius stone: the glory of God is Jesus Christ; the glory of Jesus Christ is His church. And He was the First. What was He? He was the Beginning of time; He is the Ending of time. He was the First of the patriarchs; He is the Last of the patriarchs. He was the church that was in the... He was the--the Spirit that was in the church of Ephesus; He is the Spirit of the church in Laodicea. He is the First and the Last, A to Z: First, Last, He that Was and Shall Come, Root and Offspring of David, the Morning Star, the Lily of the Valley, the Rose of Sharon. Oh, there's four hundred and some titles in the Bible pertains to Him. Just think of it, what He was. And yet He was the lowly Lord Jesus that was born in a manger to the praises of God.
Anything that's humble, watch it, 'cause that's right. Anything that's big is a stuffed shirt, so don't pay no attention to it (See?); it's a lot of wind and not nothing to it. All right.

151 Now, "He was to look upon as jasper and sardius stone." Let's turn back. I get... We got a little time, haven't we? We got about forty minutes yet. Let's notice; let's turn back to Ezekiel 1. Go back in the Bible to the Old Testament, unto Ezekiel, and let's read here where Ezekiel saw Him too, and compare these Scriptures now and see where we're at. Ezekiel the 1st chapter, all right, now let's read for a moment. I'm going to read the first five verses, and then we're going to read, I've got marked out here, from the 26th to 28. But let's read the first verses now of the 1st chapter of Ezekiel the prophet. All right.
And it came to pass in the thirtieth year, and in the fourth month, in the fifth day of the month,... I was among the captives--among the captives by the river of Chebar,... (Is that right, Chebar? C-h-e-b-b-r, Chebar)... and the heavens were opened, and I saw a vision of God. And ... (Now, watch.)... in the fifth day of the month, which is the month that king Jehoiachin's captive, The word of the LORD came expressly unto Ezekiel the priest, the son of Buzi, in the land of... Chaldeans by the river of Chebar; and the hand of the LORD was... upon him. And I looked, and, behold, a whirlwind came out of the north,...

152 Watch this prophet here, five hundred and ninety-five years before the coming of Christ; see how his vision compares with John's.
... a whirlwind came out of the north, a great cloud,... a fire unfolding itself, and the brightness was about it, and out of the midst thereof was the colour of amber, out of the midst of the fire. Also out of the midst thereof came the likeness of four living creatures. And this was their appearance; they had a likeness of... man. Notice the color of the Spirit of God which was above the likeness of these four Creatures, was amber. Amber is yellowish green. Now, watch: yellowish green, amber... Oh, He's the same yesterday... He revealed Hisself to Ezekiel in the midst of Ezekiel's vision. This Light that he saw coming above the four living Creatures was yellowish green. When He come to John, He appeared in the emerald which is also yellowish green. He comes now to the revelator in yellowish green. He comes to us in yellowish green, the Light. Walk in the Light; He is the Light.

154 Let's go to the 26th verse now, so we can read to the 28th. The 26th verse, "And above the..." Oh, when you get home, I want you to mark that and read every bit of it. Save time...
And above the firmament that was over their heads was the likeness of stone, as the appearance of sardine stone: and upon the likeness of the throne was the likeness of the appearance of a man above... it. (That was the Son of man. See? Christ.) Now, watch how He was--how He was arrayed here.
And I saw as the colors of amber,... (Watch, around this Son of man.)... as the appearance of a fire around about within it,... about within it, in it, from the appearance of his loins...

156 Listen. Be spiritual; be understanding, and in your own hearts here, I adjure you in Jesus' Name, keep this to yourself. But just remember how blessful. "I..." Let's start again in the 27th verse. Listen, everyone. Be real understanding now.

And I saw as the colour of amber... (That's yellowish green.)... as the appearance of fire around about... it,... (fire around the amberish green),... now from the appearance of his loins even upward,... (from his loins upward)... and from the appearance of his loins... downward, I saw as it were the appearance of fire, and it had the brightness around about. (fire all around) As the appearance of a bow and the color in the days of rain, so was the appearance of the brightness around about. This was the appearance and the likeness and the glory of the LORD. And when I saw it, I fell upon my face, and I heard a voice of one that spake.

158 Watch. Are you ready? Listen. Keep this now, just remember, to let you know. (Gene, you can hold this tape.) Listen. (No, I don't have to hold it there; that's all right.) I mean just keep the tape; permit this to the church. Notice this. Now, that you might know that the color of the Light that's with the Lord, and the Lord's Light that follows the Lord, and this is the Lord, is amber, yellowish green. That's the same color of the Light that's with us today, as the scientists has took Its picture: yellowish green, amber.
When a little boy, and I seen It for my first time, you remember, the old-timers here. I always told you before the actual picture was taken, "It was yellowish green, which is amber." Now, to let you know that the Spirit of the Lord...
He said, when he seen it from the loins of the living Creature that stood in his Presence, "From his loins upward was like fire, a Light from his loins downward was covered with Light. And all around was many colors like unto a rainbow." Is that right?

161 I want you to remember, God still exists in the same colors, "from the loins upward, fire, amber color," shot with a movie camera or with a color camera, "amber from the loins up, from the loins down, and all around, many colors like is in the rainbow in the sky after a rain": Jesus Christ the same yesterday, today, and forever. The Holy Spirit's still in His power, still in His church in this last day. There you are. Not me, I was just standing there, but it was a picture that was taken. I want you to look at that, just exactly what Ezekiel saw: same colors, the same way, and acted the same way, and flushed the same way, of the living Creatures. What is it? The living Creatures represent the living church, the church that's a living by the power and the resurrection of Christ. Them same amber colors has covered it from the loins upward, from the loins downward.

162 There's no more guessing; science has took the picture. Look at their colors; just look at the colors of fire in there (See?), the rainbow. Look at this yellowish-emerald color. Now, on this camera, it was just a straight photographer's camera. On this camera was color, colored pictures, Kodachrome color. Look at the emerald color in there. If I could get it over a light somewhere where you could see it in the back. Can you see now? "Like unto a rainbow," look at the streaks coming back and forth like the rainbow, every one a different color. We're going to get into that in a few minutes, what are those colors and what do they reflect?
Oh, that just makes my poor heart jump for joy. And to know that in this day that we're living, that Christ... When all other grounds is sinking sands, all other ground... I think, "Why can't I tell that? Why can't I make the world see it?" The world wasn't meant to see it. The world won't see it; they never will see it. But the church is receiving the mightiest shaking it ever had.

164 In them days they couldn't have took a picture of It. They can now because they got the mechanical devices. The ones who are trying to take the mechanics to deny God, comes right back around and proves there is a God. That's right. Emerald... Now, you remember, I never made that up; I'm reading it to you right out of the Bible. Watch as I read, and look, and behold that It is the same Lord God; there's no difference. Watch the 27th verse.
And I saw... the colour of amber, as in the appearance of fire... (See, like blazes licking) See? Amber colors coming from a fire, you see it now? Amber, this is the amber colors coming from a fire. Down here it says.
And the appearance like a bow, or a rainbow, in the days after a rain,... rainbow, in the days after a rain,...

166 And there was a--a living Creature. What John represented, the entire church was taken up. I told you. One person here in a vision can represent the entire body of Christ...?... covered. Now, watch.
And I saw... the colour of amber, as the appearance of fire... about with it, and the appearance... from the appearance of his loins even upward, and from the appearance of his loins even downward, I saw as it were the appearance of fire,... Watch, look at the fire spray. Out of what? The rainbow, the seven colors. Now, watch, there's exactly seven colors there, and the rainbow has seven colors.
I saw as it were the appearance of fire, and it had the brightness around about. As the appearance of a bow that is in the cloud in the day of rain, so was the appearance of the brightness around about,... (round about the throne of God. See?)... This was the appearance of the likeness of the glory of the LORD... (Not the Lord now, the glory of the Lord)... The glory of the Lord covering over His church because He is in His church. Amen. Oh, it sounds foolish to the unwise, but how great it is to those who believe it. See?
This was the appearance and likeness of the glory of the LORD. And when I saw it, I fell on my face, and I heard a voice speak... Now, he goes ahead and tells what the vision meant, which we not have time to get into this morning.

170 Now, notice how the Lord in His great mercy give us these things.
Now, let's take another. Both Ezekiel and John saw Him in the mystery of His colors and Light, and called it a amber color. John later... You that puts your--putting down the Scriptures: I John 1:5 to 7. John later (and was on the Isle of Patmos about three years when he wrote the Book), when he come back, an old man in his nineties, in I John 1:5 and 7, he said, "God is Light." John had an experience; he had seen Him and he knowed that He was Light, Light, eternal Light; not cosmic light, not lamp light, electric light, sunlight, but eternal Light. Oh, how I love Him. "God is Light."

172 Notice, we're going to start back now and see where we're at. On the 3rd verse yet, aren't we? Are we going to get it? I hope. All right.
He was to look upon as jasper and sardius stone: and there was a rainbow... about the throne, in the sight like unto an emerald, yellowish green. Now, rainbow, you notice it was a rainbow. Let's go back in Genesis 9 and find out in Genesis 9:13. And we'll find back here the rainbow, when a rainbow first appeared. Genesis the 9th chapter, and we will begin at the 13th verse, Genesis 9:13. All of you like this? Oh, I love it. I just don't like it; I love it. Look.
I do set my bow in the cloud, and it shall be for a token,... (Watch.)... token of a covenant betwixt me and the earth... (What? "Betwixt Me and Noah"? No. "Betwixt Me and the earth.") And it shall come to pass, when I bring a cloud over the earth, that the bow shall be seen in the cloud: And I will remember my covenant, which--which is betwixt me and you... (Now, He come back to His covenant betwixt them, but the rainbow covenant.)... See, the covenant was life for Noah, that He spared him, but the covenant that God made with Himself was a rainbow, that He would not... Now, I'll show you what Noah's covenant was with God, in a minute. But this here was God's own covenant with Himself (Amen.), a rainbow.

175 Now, we find out that a covenant then is a token, a token. God said it was a token here, didn't He? See?
I set my... I do set my bow in the clouds,... (That's after the destruction of the world, destroyed by water; all flesh besides Noah--Noah was destroyed.)... and it shall be for a token of a covenant between me and the earth. (Not "Me and the world," the world's a cosmos. See? But this is between Me and the earth.) God said, "I made that earth. And I so evilly entreated it, that I just turned it upside down and flashed her to pieces And--and I--I--I oughtn't to have done it, maybe." He said, "I--I was even sorry; it was such a horrible thing."

177 What do you think it'll be when He comes in His anger now? Be right, sinner friend.
Oh, be watching and waiting that sight to behold, He's coming again. (You believe that?) He's coming again. (I love that, don't you?) Oh, would you be numbered as one of His foe? (I wouldn't want to be that, would you? No, sir. Be a foe of--or be a foe for Him, be with Him would be fine. But against Him...) Be spotless within, be watching and waiting that sight to behold, He's coming again. (Um.)

178 Now, a covenant, a token of what? A token of what? Of a sacrifice that has been accepted. Now, get Genesis 8:20 and 22. Now, Genesis 8:20 and 22, all right, right across the page it is.
And Noah built an altar unto the LORD; and took... every clean beast, and... every clean fowl, and offered burnt offerings on the altar. And the LORD smelled a sweet savour; and the LORD said in his heart, I will not again curse the ground... (curse the ground)... any more for man's sake; for the imagination of his heart is evil from his youth; neither will I again smite any more every thing living, as I have done. And now, read the last verse.
And while the earth remaineth, seedtime and harvest,... cold and heat,... summer and winter,... day and night shall not cease... (a covenant) Same thing that John saw... Jesus, God's accepted covenant surrounding the heavens. And around about Him was a rainbow around about the throne in the sight like a emerald, amberish, green Light around the throne. Praise be to God.

181 Watch. Noah's composed of primarily... Noah's rainbow composed primarily of seven colors. Anybody knows the rainbow's got seven colors. Now, what are the colors? Red, orange, violet... No, red--red, orange, green, blue, indigo, and violet. That's the colors of the rainbow. Now, we got a deep thing here, and I'm just going to have to hit the high spots of it, 'cause it's getting too late, Now, remember, orange--or, red, orange, yellow, green, blue, indigo, and violet.
Now, if you notice, seven... Watch. Seven rainbows... Seven colors; I mean, seven-colored rainbow. That meant seven bows. Seven bows, seven churches reflecting seven lights, each light wrapped into the other one. It started off with red, red. After red come orange, which is a reflection of red. After orange was... After--after orange come yellow, which is red and orange mixed together, makes yellow. Then green. Green and blue makes black. Then come indigo. And then from indigo comes violet, which is part of blue. Oh, oh, oh. Hallelujah. Don't you see? God, in His seven-colored rainbow, His covenant that He made, a covenant that through Seven Church Ages, the seven colors He would save the earth.

183 What would He do? Remember, He made it with the earth, His color. But now, watch. This rainbow only, horizontally, just covers (in a bow) one half the earth. That's all Noah's rainbow colored--just covered just half the earth. It was in an arch; that's all you can see. (But when John saw Him in His emerald color, He surrounded the whole throne of God.) The half has never yet been told. He colored... He just--the earth, just makes an arch, it's just a half of it; that's the church ages.
But when John saw Him in this amber color, the amber color, He surrounded and covered around like a halo. A halo... [Brother Branham taps on something--Ed.]... A halo of amber color surrounded His Being. See? One color, one God over all, through all, and in all, but there is Seven Church Ages.

185 Watch a great diamond. Used to find them... You could find them in Africa laying on the streets. You're daresn't to keep one, 'cause it isn't cut. You got one that isn't cut, they'll penitentiary you for it right now, and give you a lifetime sentence for keeping it. You got to turn it in as soon as you find it.
Now, they take this diamond... Oh, it's a hard thing. I've seen a big forty-ton grinder standing up like this, they pour--pour that blue stone in there, grind it around; it mashes that rock into just like ashes, but it won't mash the diamond. That forty-ton hanging on a swivel, up here, rolling around with them big cogs like that, just crushing that rock to pieces; but a diamond will go right through it; it'll move that forty-ton casting. Oh. When it crushes out and comes down through a sifter, sifts down through other sifters, washes down, and then finally goes out a long runway...

187 The manager of that great Kimberley Diamond Mines was one of my ushers down there in the line, real humble, sweet brother.
And then for about three feet over that water, where it flows, is--is Cosmoline put on there. (You know what... What is it you call that stuff? Meda, what is that we got in the jar in the cabinet in there?) Vaseline. And we put that Vaseline, about a inch deep, way up here on the slide that comes down, and notice, every time that that rock comes over, it'll roll right off that Vaseline; but when a diamond comes over it, it'll stick. A diamond's dry and it'll stick to that. I've seen them pick them up, even them little bitty ones, and separate them with eyeglasses. And I asked them what they was doing it for? Said they sell them to America for Victrola needles and things; don't wear out. See?

189 But those big diamonds, now, there they are, just one big ball. But when... They take them and take electrical machines and cut them, and make a cut diamond. Then when they cut it, it's to reflect the fiery colors of its carat, and it'll reflect seven colors also. Oh, how that Jesus...
Oh, you might have a lot of money; you might own a fleet of Cadillacs; you might be a pastor of some great big morgue or a cathedral of something. You might be a bishop or an archbishop, but, oh, brother, when you find that Jewel, that Diamond, a man sells all his wealth he's got, gives it away, everything else.

191 Look at the sleeping virgin. Oh, what did she do? She had to sell something in order to buy her Oil. What did she have to sell? Her old creeds and denominations and things. She sold out all she had in order to find Christ, Christ, that great Jewel. Jesus, that body...
[Blank.spot.on.tape--Ed.]...?... I have a ticket to go to heaven when the train comes by, one of these dark mornings. Oh, what blessing.
Oh, precious is that flow That makes me white as snow; No other fount I know, Nothing but the Blood of Jesus. No popularity, no big things, no nothing, no riches, no--no nothing, just give me that precious flow. That's all.
Nothing in my arms I bring, Simply to Thy Cross I cling.

193 That great Jewel. What was it? It was perfect. It was at the age of thirty-three and a half years old when God put It through the big bumping machine, when He took It over and begin to shape it up. He cut It; He mashed It; He bruised It.
... he was wounded for our transgressions,... bruised for our iniquity: the chastisement of our peace was upon him; and with His stripes we were healed. What did God do to that perfect Man? There's only One of them in the world, only One in the world, and that was Him. And God chiseled Him off here, "And He was wounded for our transgressions." Because I was a sinner, He let the rainbow Light of His seven church ages flash upon me, to know that He was wounded for my transgressions.
There's your seven-colored rainbow. "He was bruised for our iniquity; the chastisement of our peace upon Him; with His stripes we're healed." God cut Him, and bruised Him, and mashed Him, and cut Him, that He might reflect through His dying wounds, forgiveness of sins, joy, peace, long-suffering, goodness, meekness, gentleness. The seven Spirits of God are the seven fruits of the Spirit that would reflect back in His people. He was bruised, shaped, and formed, that the Light of God shining through that one Man's body might redeem the whole world; "I be lifted up from the earth, I'll draw all men unto Me." Watch those rainbow colors as they reflect.

196 But when John saw Him here, what was it? The day of redeeming was over. It was all over, so he seen Him back in His original condition, an amber color. Not only just half the world, it can only... The sun can only shines on half the world at a time (See?), as it goes around. But when John saw Him, He was setting to look upon as jasper and sardius stone, amber colors; mix the two together, you got amber. "And a amber color around the throne." Oh, my. Oh, I--I tell you, that just... We could just go on and on.
Seven Spirits, seven colors, seven church ages, seven ministers, seven lights, everything's in a seven. God's perfect in seven. God worked six days; the seventh day He rested. The world will exist six thousand years, and the seventh thousand is the millennium.

198 Notice, in a half circle, half's not yet been known. Now, surely these things represent something.
Now, in Exodus 23:13 and in Hebrews 6:12, God made a covenant with Himself and swore by Himself. Hebrews 13 tells us that, or 9:13, that He swore by Himself. There was no greater to swear by when He told Abraham and Isaac, there He told Abraham that He'd make a covenant with him, an everlasting covenant. God...
A covenant is always made by an oath, so there's nobody... You take an oath by somebody greater than you; take an oath by your mother, take an oath by your nation, take an oath by something, take an oath by God. But you can't take an oath unless it's somebody greater than you.
And there was nobody greater than God, so He took an oath Himself, by Himself (Amen.), swearing by Himself that He would confirm this covenant. Amen. Oh. Whew. Swear by it, He would preserve the Seed of Abraham. What is the Seed of Abraham to the Gentile? The baptism of the Holy Spirit, the Seed of Abraham. Swore by Himself, "I'll raise them, every one, up. I'll give them Eternal Life and place them back here on the earth." What we got to hur--to think about?

202 So we see Him in the circle bow of green, amber color. This greenish, what does green represent? Life. Green is the evergreen, always stays green, is life. What does it mean? That God has promised, as He took a oath back there in Genesis, that He would no--put the rainbow in the sky, that He would no more destroy this world by water. He also takes His oath and swears by Himself, that all the Seed of Abraham He'll raise up, and this world will stand all of its shaking judgments. The judgments we're going through on the future lessons we got coming, will show you where that this world will belch and turn into volcanics, and blow to pieces, and upside down and everything. But He swears by Himself that He'll not destroy it, but He'll smooth it off again and put His children on the earth for that millennium. Oh, my.
I'm watching for the coming of that glad millennium day, When our blessed Lord shall come and catch His waiting Bride away; Oh, my heart is longing, crying for that day of sweet release, When our Saviour shall come back to earth again. Oh, how we are longing to see that day; He promised the great millennium would come. And another thing, the reason He was surrounded, He is a covenant-keeping God. He will keep His covenant.

204 Now, let's get the next verse anyhow. My, we want to get one more, and we got just about ten, fifteen minutes to do it. Are you too tired? You want to go ahead? [Congregation says, "Amen."--Ed.]
All right, let's take the 4th verse:
And around about the throne were four and twenty seats: and upon the seats I saw four and twenty elders setting, clothed with white raiment; and they had on their heads crowns of gold. We may not get all the way through that verse, but let's start the 4th verse. Look now, when John saw Him, that emerald color around Him; we got all the colors, the rainbows, and so forth, and what it all was about. Now, on the 4th verse, first thing he speaks of here, on the 4th verse...
And around about the throne... Watch. It's such a beautiful picture here; don't miss it. The throne...

207 You know, let's go back to Moses. Moses... We ain't got time to dig it up, so you just take what I'm saying. Moses, when he was give a vision up on Mount Sinai...
I want you to notice that this was not a throne of grace no more. There the blood had been gone, and the sacrifice was back again, and they had been accepted, and the blood was off the mercy seat. And it was now a judgment seat, because thunders and lightning issued off of it. Is that right?
Remember, it was like Mount Sinai. When Moses went on Mount Sinai, what happened? Thunder, lightning. And even if a cow, or a calf, or a sheep, or anyone even touched the mountain, it must die. The Bible said, "So great was the quake that even Moses feared it." And Moses... Said, "Take off your shoes here; you're on holy ground." Joshua the great warrior, was to take the children over and divide their inheritance, could only come halfway up the mountain.
Here stood Moses up there with the colors of God, flashes from lightnings and emeralds around him, watching them commandments be written. Standing in the Presence of God, that voice speaking back out, "Moses, where are you? Take off your shoes; you're on holy ground." A judgment seat, it was now, nothing could stand there but the redeemed. Sinner could not approach it at all (It's finished.), the judgment seat. All right.

212 Now, Moses made things on earth, made the tabernacle like the things that he saw in heaven. We know that, don't we? We find Paul did the same thing. Must have... Hebrews 9:23, that Moses made things just like he did. And Paul in his vision when he went up into heaven, when he taught that great Book of Hebrews, he must have saw in his vision the same thing that Moses saw. Because he said it, he taught that wonderful Book of Hebrews... how that Christianity was--was the antetype of the Old Testament. He was a great teacher; Paul was. Now, that was His throne then. Then in the...

213 Let's just...?... If I can't... I was going to pass this up, but I just can't do it. Where's the black... Did you take it back? Is it the back, Doc? Well, maybe I can make you see it from here. I--I... Now, look, get your pencils and paper, for I want to say something here. I--I was setting this morning as something came to me. Now, I'll tell you what I did; if you notice, I got it drawed on the back of here. See? Just draw it out as the Spirit gave it to me (See?), drawed it out on here for what it'd be. But I--I want to say something right here.
Now, God, when He is enthroned, He is then Judge. Is that right? When does the judges judge? When he comes to his judgment seat, a throne. Now, I want you to watch how the Old Testament was made, how the courts approaching to His throne was made, and how John saw here. We won't get to it this morning, all of it. But how John saw the same courts of the approach to Him, and what the approach to His courts is. Now, oh, I love this.

215 Now, in the Old Testament, there was what was called the congregation, where the people gathered. First thing, 'fore they come in the congregation, to enter in there, they had to come under the shed blood: outer courts. First they come to the waters of separation, where the red heifer was killed and made a waters of separation. That's the sinner who comes and listens at the Word.
That's how this great Jewish rabbi was just brought to the Lord, heard me preach on that down in--at Tulsa. At Tulsa, it was. We was there at Tulsa, Oklahoma. And he come over there, just a bystander. And he went after the service, he said, "I know." Said... He's one of the seven outstanding rabbis of the world. And he come over there, said, "I want to see what them Christian Business Men..." They called them Pentecostals. "I want to go over and set down and listen."

217 And when the Lord had me to speak on that red heifer sacrifice, after the service he met some of the brethren back there, said, "I want to meet the man. I know that he hasn't even got an education." But said, "I'm a Jewish rabbi who knows all those different approaches and things like that," said; "I never seen that in all my life." Said, "I never seen it."
And now he's a Pentecostal rabbi, filled with the Holy Ghost, going everywhere, preaching the Gospel. "Pentecostal Rabbi," he calls himself. He went over to at the Washington Youree Hotel, the other day when we met together down at Brother Jack's, and the lady knew him, she said, "Rabbi," she said, "we got a nice room for you," but said, "we haven't got no television there."
He said, "Them things are 'hellevisions,' cast them out. I don't want them in there anyhow; if in there, I'd make you throw it out."
She said, "Rabbi."
He said, "I'm a Pentecostal rabbi." Hallelujah.
Said, "Now, when you go to Israel, Brother Branham, I want to go with you." Said, "We can take it to our people."
I said, "Not now, Rabbi, not now. Not now, not the hour yet, wait a little bit."

222 Now, notice these holy places. Now, when you come into the courts, the first was the courts, the outer court. The next was the altar where the sacrifices was offered, the brazen altar. Then outside of the brazen altar, there was a veil hung here that went into the holy of holies; in there was the mercy seat, in there was the Cherubims. That's what I wanted to get to in our next lesson, those Cherubims overshadowing the mercy seat. Oh, my. I... We could just stay all month on it (See?), on that Cherubim.

223 Now, now, notice as they entered in, the congregation could come there; the priests could stand here; but just the high priest could go in there, once a year, taking the blood with him.
And he had to be dressed a certain way, a certain garment; had to have a bell and a pomegranate, one to one another. And when he walked, he had to walk a certain way. As he walked, he played, "Holy, holy, holy, unto the Lord. Holy, holy, holy, unto the Lord," those bells and pomegranates rings together, "Holy, holy, holy..." Why? He was approaching God, having the blood of the covenant in his hand, going before Him, bearing the blood.
Anointed (Oh, my.) with certain perfumes. His clothes had to be made by Holy Ghost-filled hands, registered hands make his clothes. The rose of Sharon, the anointing oil, poured it on his head, it run all down his beard and then down over his, placing the royal perfume; a pomegranate and a bell; taking the blood of an innocent lamb; and he daresn't approach that veil outside... He'd die right where he was a-standing. So he had to go, walking a certain way, "Holy, holy, holy, unto the Lord. Holy, holy, holy," (approaching God) "unto the Lord. Holy, holy, holy..."

226 And he went there and offered the blood on the mercy seat once a year. And while he was in there, he was privileged to see the Shekinah Glory, when the Pillar of Fire, the emerald Light that come down, that led the children out of Israel. He even smoked up the temple so no one could see it. The glory of the Lord fell till it was all smoked up. And He came in Hisself, went in behind the veil and settled down on the mercy seat in the holiest of holies, most holy place, it's called, holy of holies. And he had to be dressed a certain way, walk a certain way, anointed a certain way. He was a special person to go in there. How the congregation must've envied him.
But when Jesus died, the temple veil rent. Not only a high priest, but whosoever will can have that same anointing of the Shekinah Glory and walk a holy life, "Holy, holy, holy, unto the Lord," and approach in the very Presence of God, through the Blood of Jesus Christ before him. Take him in a "Lord Jesus, here lays a sick man; he's my brother. He's on the death bed right now to die. I'm approaching You." Holy, holy, holy, unto the Lord.
"What for?"
"As a high priest."
"What for?"
"In behalf of my brother." Holy, holy, holy, unto the Lord.

228 There you are. Your daily walk, your daily talk, your daily behavior, your heart, your soul, and all: Holy, holy, holy, unto the Lord. No roots of bitterness, no nothing else: Holy, holy, holy, unto the Lord. Holy, holy, holy, unto the Lord, as we begin to approach in behalf of our brother. Whosoever will may come, anointed, Blood in front of him, the Blood going before him playing, Holy, holy, holy, unto the Lord.
Now, that was the outer courts, the holy place. And the holy of holies, that was God's sanctuary on earth. Watch, it was typed after that one of heaven. Now, we're going to come right back again to this same Scripture. Oh, long as we go through Revelations, we can come right straight on back to this again. See?

230 Now, he... John, where's John standing? At the court. Let's just read just a little farther here so you get the picture.
And out of the throne proceed lightnings... thunders... voices: and there was seven lamps of fire... (Wait till we get to that.)... burning before the throne, which are the seven Spirits of God... Reflecting the Light of God into the church, right straight from the throne of God. Not through a seminary, not through some bishop; but from the throne of God by a revelation of the power of His resurrection, making Him the same yesterday and forever. Them seven stars standing there reflecting that Light, the Shekinah Light, from the Shekinah Glory from the holiest of holy. Seven lamps on fire, setting on top of these candlesticks, reflecting His Light, His colors of His power of His resurrection, right into the church. Amen. Hm.
And before the throne... was a sea of glass liken unto crystal: and in the midst of the throne, and around about the throne, were four beasts full of eyes before and behind. And he goes ahead and he begins to give this--these beasts, the same thing Ezekiel saw: them guards, one like a man, one like a lion, and one like the eagle. What was it? Now, watch, when we bring them in and show that Lion of the tribe of Judah and all those different ones out of their tribes, that set on four walls, and they were guarding this mercy seat. Oh, what a picture. Oh, I just... There's great days ahead.

233 As we seen them... Now, that was God's throne in heaven. Moses patterned it on earth, was God's throne because His judgment seat was represented here on earth in the holy of holies. God... All Israel come to that one place to find mercy, 'cause God only met under the shed blood.
Now, listen close. Then the Shekinah glory raised from that mercy seat one day, and it settled on another Tabernacle (Amen.), this One, "The Father judges no man, but He's committed all judgment to the Son": God's Judgment Seat. "You speak against Me, it'll be forgiven you," speak another--another One coming, another Mercy Seat. Speak... You can speak against the Son of man, and I will forgive you; but someday the Holy Spirit will come to dwell in the hearts of the people, one word against It will never be forgiven."

235 It keeps getting more severe and more severe all the time, the judgment, 'cause God's continually wearing His patience out, trying to get sinners to come to Him to be reconciled. First, He was in the heavens above and shining in the stars. The second, He was on earth shining through the Shekinah Glory. Next, He come and was made flesh and dwelled among us, still wearing His patience. Then He redeemed man by His Blood, came into His church in the form of the Holy Ghost, and speak against That it's a finished thing, done.
Now, you can see where the shaking come. We're at a time they don't realize. People can't comprehend what it means.

237 Now, the first throne was in heaven, judgment seat. The second throne was in Christ; the third throne is in man.
Now, let me take this little thing that I got drawed here. We're going to make... I wished I had a blackboard, and I could make it maybe more sensible for you. We're going to take and draw the courts, only make it in a round ring, or like this, either one. Now, we're going to take... I believe, like this maybe would be the best; we're going to take and make the courts.
Now, what is a man? He's a triune being: body, soul, and spirit. How many knows that? Watch God's approach. What is his heart? You remember my message, "God Chose a Man's Heart for His Control Tower?" The Devil chose his head for his control tower. See? He makes him see things, look through his eyes. But yet God in his heart makes him believe things that he cannot see. See? See, God is on his heart; in the heart of man is the throne of God. You get it? Man... God made His throne in the heart of man.
Now, watch. What's the first part of the man? The first part of the man is body. The next part is his soul, which is the nature of his spirit that makes him what he is. He approaches now. Now, the third part of the man is his spirit, and his spirit is in the center of his heart, and in the center of the heart is where God comes for the throne.

241 You remember, recently, the--the papers give in Chicago about four years ago, when the old believer--old unbeliever, rather, used to say that God made a mistake through Solomon when He said, "As a man thinketh in his heart." Said, "There's no mental faculties in the heart to think with. How could he think with his heart? He have to--he meant his head."
If God would've meant his head, He'd have said his head.
Like Moses, what if Moses... God would've said, "Moses, take off your shoes; you're on holy ground."
He said, "Oh, well, I'll take off my hat, that's just as good"? He said shoes. He didn't say hat; He said shoes.

244 And when He said, "Repent, and be baptized in the Name of Jesus Christ," He didn't mean Father, Son, Holy Ghost. He meant just what He said.
When He said, "You must be born again," He didn't say, "You ought to be."
He said, "These signs shall follow them that believe." He never said, "Maybe they will."
He says what He means. And He's God and He can't take it back. He knows what's perfect, so He makes it that way, and that's the way He--he intends it to be, and you have to come up to that, not Him come down to your idea, you got to come up to His idea. That's the difference.

248 Now, now, on this system of body, soul... Now, if you'll get the word "soul" and look it up, it'll tell you in the--in the Bible dictionary or Webster, any of them, it is "the nature of the spirit."
Now, here's a man, we'd say, here's John Doe. All right, John Doe, and here's Sam Doe. All right. Now, John Doe is a man, body, he's a brother to Sam Doe. Now, John is a spirit, soul, body; and Sam Doe is the same thing, body, soul, spirit. You see? It's, body, soul, spirit. Now, this man is evil, mean, cheat, steal, lie, commit adultery, any evil thing that he can do; but this man is full of love, peace, joy. They both got soul, body, and spirit. Well, what's the difference? This man can go back and say, "I remember my mama. I remember things that we done when we was boys"; both of them can. They both got spirits; they both got souls; they both got bodies.
But the nature of this man's spirit is evil; the nature of this man's spirit is good. See? So the nature of the spirit is the soul of man. See? So now, God is trying to get into the what? The spirit and heart of man. Where the spirit lays is in the heart.

250 You know, and science said (as I never finished that) that man couldn't think with his heart. And science begins to find out that there's a little compartment in the human heart (not in animal heart, but in the human heart), there's not even a blood cell, nor nothing. They said, "It must be the place where the soul occupies, or the spirit." Just--just let them alone; they'll take their own silly things and prove God. That's right. God just makes the foolish testify of Him.
Now, there it is, big headlines in the paper. Brother Boze's little girl said, "Brother Branham, you know what you was saying the other day?" Said, "Look, look, science has already found out."
I said, "Well, bless God. I want that, sister; I want--I want that."
The soul of man is the nature of the spirit, and the spirit dwells in the heart of man.

255 Now, now, what is the outer courts? That's the flesh. See? That's the first thing you come to, the flesh. You've got to consume that first. You've got to pass beyond the flesh. "I--I don't feel like getting up and going to church; the roads are too slick. I--I... It's too hot. Oh, church, I don't know." That's the flesh. All right. Now, you got to consume and walk through that; God has to get through that.
The next time He come, He has to come into the soul; that's the nature. "Oh, what will the Joneses say about me? Oh, my. You know, my church will kick me out if I--if I do something like that." See? But you got to walk through that.

257 And when you walk through that, then He goes into the heart and there's where He's throned. That's the Holy Spirit in you. Jesus said, "It'd be far better that a millstone was hanged at your neck and you was drowned in the depths of the sea, than to even offend one of these little ones that believe in Me." Not do them any harm; just even to bring offense to them, just upset them about something. It'd be better that you had your own-self drowned, or had never been borned on the earth, than even to bring an offense to one. Did He mean it? Could He lie? Did the apostles say it? No. Jesus said it. Jesus said, "If you even bring an offense to one of them, these little ones that believe in Me."

258 "These signs shall follow them that believe."
Some great, big fellow say, "Oh, I believe in Him. Hallelujah."
"Have you ever spoke with tongues, interpret tongues, cast out devils, visions, and so forth, as He promised?"
"No, that days are past." He's not a believer; he's a make-believer.
Jesus said, the last words He said, "These signs shall follow them that believe into all the world and to every creature." That's right. "They shall follow the believer until I return." That's the last Words He said. How many knows that? The Bible, Mark 16.
Now, see, he's a make-believer.
But when you find a believer that really believes, with signs following, and you see the humility of their life, not an impersonator, know that they are a Christian, a real, genuine article, just keep still. Thing of it is, join right up with them, start moving along, 'cause you're moving right up the King's highway.

263 Now, what happened? Watch this. Outer courts was Luther's age, as we start in the body of the Gentile church.
Remember, they were Jewish on up till about the time of the--of the A.D. 606 when it come into Thyatira, it was nearly all Jewish converts. But after the Jewish, it dropped over in here to both Jew and Gentile (but mostly Jewish). But when it really come through to the Gentile age, come this side (See?), come Martin Luther, John Wesley, and so forth. See?
Now, watch these last three after that dark age, come up to the middle age and passed over. When it comes, watch these outer courts. See: flesh, soul, spirit. See? That outer courts, the flesh. The holy place: Nazarene, Pilgrim Holiness, Free Methodist. See? And then holiest of holy: back into Pentecostal, where it begin at the beginning (See?), back at the beginning.

266 Now, if you're drawing it out, I want to mark now there's five gates that goes into the flesh, that controls the flesh. You know that is in there, that's the five senses. How many senses control the body? Five: see, taste, feel, smell, hear. Is that right? That's the flesh, the outer courts; that's the things you can't depend on because it's flesh.
The inner courts then, we have the inner courts, which is the next altar. And the next altar comes in, and it comes in with--with conscience, imaginations, memories, passions, and affections. That's the five senses that control the inner courts. That's the soul. Senses of affections, that's the soul, love, and so forth. And then the next in this sensor in here, there would also be memory, and conscience, and mercy, and so forth, and--and imagination. You set down and imagine things, what do you do it? You don't do it with your flesh; your senses don't imagine. It's an inner court inside of you.

268 It's got three gates. What are we doing? We're breaking now; don't miss it. Coming from the flesh, the five senses; to the next, the soul, the inner courts; but now you come into the heart. See?
Now, there's where you good Pilgrim Holiness and Methodist stayed on that altar out there. See, you're in the courts, you Lutherans and so forth back in the flesh, back there with the five senses, what the eye can see and make out... See?
Here come the Pilgrim Holiness which was merely the Free Methodist, come to the next courts and believed in holiness, 'cause it was called the holy place where the sacrifice was laid.
But once a year went the high priest into the holiest of holies which was condemned. There was the Lutheran age; then the Methodist age; then this age; the church lights coming, which is like in the system of the human being.

272 Then how do--how do we get into this? Now, remember, there was a veil, a veil that hangs between the holy and the holiest of holies. In the holiest of holies is where Christ comes to set down on your heart's throne. Christ is enthroned. He comes through justification (is that right?); sanctification; "And then by one (water, by one church, by one creed) by one Spirit," from here are we all baptized into one body which is the body of Christ. By the what? Holy Spirit.
Who comes in? Methodists, Baptists, Presbyterian, Pentecostals, whosoever will. That veil, you know what that veil is that veils your heart from it? Are you ready? The veil is called "self-will." Do you get the picture now? The senses out there, the senses on the body and the senses to the soul, and the veil between that and the holy place, the holiest of holy... And the only way that you can get in there is to have self will "For whosoever..." What? Whosoever shakes hands? Whosoever is immersed? Whosoever joins the church? Whosoever passes his letter? Whosoever does? No. "Whosoever will come beyond the veil..."

274 Let Christ come to the senses; say "Well, I ought to. I don't want to go to hell; that's one thing. I'll join church." All right, Lutherans.
"Well, I will tell you what; I believe I ought to live a different life, what I can," sanctification at the altar. All right, Methodist.
All right, then whosoever will, let him pass the riven veil. Oh, glory be to God. I'm on the other side. Hallelujah to His Name. Oh, my. Whosoever will, let him tear down the curtains of his own will and let God come into his heart. There's Christ on His judgment seat in the human heart. What is to happen?

277 You say, "I got to... Oh, I--I can tell dirty jokes; it don't condemn me." Why? You ain't got nothing to condemn. No one's there to--to take it out. No one's there to--to condemn you. "Well, I'll tell you," the women say, "I can have short hair; it don't condemn me." No wonder. See? "No, I--I can wear shorts, I can do this. I..." The man said, "It don't hurt me to smoke cigars." Said, "And it don't hurt me to play some--some cards and shoot some dice," and whatever they do. "It don't hurt me." And they still belong to the church. See? "Don't hurt me to do this." Why? Why? There's nothing there to judge you.
But when Christ comes in, you've created an altar on your heart and your sins are taken daily. The great Saint Paul said, "I die daily. Nevertheless I live, but not me live, but Christ liveth in me." There's the inner veil. Oh, brother, sister.

279 Hurry, I know... Oh, no, I'm... I just can't finish it; I'm past time. Let's see. Let me just... No, I better not. See, I want to take the twenty-four elders, and I know I'm holding you all off from your dinner. We'll just... Let's see, that... How many says take the twenty-four elders? Just... [Congregation says, "Amen."--Ed.] All right, just a minute. All right, just a minute, "Twenty-four elders," then, let's get them right quick now.
... around about the throne, and were twenty... around the throne." Now, you see what... Where's the throne at now? In the heart. In the heart of who? The members of the Seven Church Ages, Christ. "Speak a word against their action, you're condemned." You'll answer for it in the day of judgment. And who will judge the earth? Saints shall judge the earth.
Who did Daniel see coming with tens of thousands times ten thousands? The Saints. The Books were opened, sinners. Another Book was opened, which was the Book of Life, the sleeping virgin. Oh, my, can't you see that? The sleeping church, them that went out to meet the Bridegroom and let the Oil go out of their lamp; never entered into This, never let Christ take control so He could work miracles and speak with tongues and do wonders and things to prove that He lived in His church.

282 What if Jesus would've come to earth and said, "I'm Jesus, I'm the Son of God," never done nothing, just say "I--I'll going up here and join the church"? Would that have been the Son of God?
What did He say? "If I do not the works of My Father, then don't believe Me."
Oh, my. Do you see? God declares Himself; He loves to. He's Jehovah. He likes to make Hisself known. Oh, I'm so glad of it. Yes, sir. He's made Hisself known to me; I know He has to you. Some of you young people just converted, yet you don't--might not know Him in the power and great things that the older Christians do, but you're coming right on into it. You're coming right up the King's highway, Don't... Just keep looking and pressing just hard as you can. Run, run and run just as hard as you can. Don't stop for nothing; just keep on going.
Like poor old Sister Snelling used to say:
I'm running, running, running, I just got over; Running, running, running, I just got over; Running, running, running, and you can't set down. (Poor old soul, she's over there today)

286 All right, now, and there were--there were thrones and there--there's twen... There were four and twenty seats. Now, how many would that be, four and twenty? Twenty-four. All right:
... four and twenty seats: and upon the seat... upon the seats I saw four and twenty elders... (one on a seat),... clothed with white raiment; and they had on their heads crowns of gold. Now, "the twenty and four elders." I want you to notice they were not angelic beings. Angels are not associated, heavenly beings are not associated with crowns and thrones. See, they're never associated; they're Angels; they never did overcome. If you notice a little later on, the songs that they sang, and things, proved that they wasn't. See? They sung the song of redemption; so Angels don't need to be redeemed. See? All right, But they're--they were redeemed men.

288 I'm... You people, I ain't going to have time to catch this. But you that's writing down, if you want to know they were redeemed men, take Matthew 19:28. All right, 19:28, Matthew. Revelations 3:21, then...?... Revelation 20:4, Revelations 2:10, I Peter 5:2 and 4, II Timothy 4:8, that'll let you know that they are redeemed. I wanted to go through that this morning. You see? And you just comb it for weeks. You see? They were not--they were not Angelic Beings; they were not heavenly Beings. They were redeemed men. See? You can consider their dress, the way they were dressed; you can consider their position, what they had; you consider their songs, what they sang; and know that they were not Angelic Beings. Hm.

289 I hate to come to this, but let's read one more Scripture. Will you? All right. Let's go back to Daniel 7, just a moment, back here, Daniel 7, and just read a Scripture here. I want... So this is going to help you a whole lot in the rest of the message this morning. I'm sure that it'll--it'll make you feel a lots better after you read this and see this, see what Daniel, the 7th chapter of Daniel, and let's begin now from the... Daniel 7, let's take the 9th chap--9th verse. Now, listen close now to these things:
And I beheld until the thrones were cast down, and the Ancient of days did sit, whose garments was white as snow, and whose hair of his head were like... pure wool: and his throne was like the fiery flames,... (You see it again come back to that emerald fire.)... and his wheels as burning fire. And a fiery stream issued and came forth from before him: thousands times thousands ministered unto him, and tens of thousands times ten thousands... (There comes your redeemed.)... stood before him: and judgment was set, and the books... (books, plural)... was opened. Now, notice, this judgment was set. See? Now, watch. Daniel, when he saw the thrones at the judgment, they were empty, he seen thrones cast down, come down from heaven, the Ancient of time came down from heaven. But when John saw it, the throne was already occupied by Jesus, and the thrones for the disciples and the patriarchs, redeemed, was already fulfilled. See? Daniel saw it five hundred years before the time of Christ. And then after Christ, makes twenty-five hundred years, and John was living over into the age that is to come, and he had done seen all this happen. Where, Daniel didn't see it. See, he just seen the Ancient of time come; he saw Him come. But when John saw Him, the throne was filled (See?); the thrones was cast down with the Ancient of time, and judgment was set. But when John saw Him, the elders had not yet been chosen in the time of John--or the time of Daniel, but they was already redeemed at the end time. Praise the Lord. Oh. my. Oh, isn't that... Isn't He wonderful?

291 So Daniel 7, he... What did Daniel--Daniel do? He foresaw the judgment, seen the seated thrones was empty. See, they was supposed to be empty. As John in his time, after the raptured church, they were occupied by the redeemed elders. Mmmm. [Brother Branham knocks on pulpit--Ed.]
What does a elder mean? If you take the word "elder"; I got about--all these definitions wrote out here; I'm just skipping down. "Elder" means "the head of a city or the head of a tribe." An elder, "the head of something." Like I--I'd be a... Brother Neville right now is an elder to this church. What is he? He's the head of this local body. See? And the--the mayor of the city would be the elder of this city (See?), the elder of the cities. You remember back in the Bible times, the elders of the city? "Elder" means "the head of a city or the head of a tribe."

293 Now, how many was they? Twenty and four, twenty-four elders. Is that right? Now... Oh, my. Who was it? The twelve apostles and the twelve tribes of Israel, the twelve patriarchs. The... Now, we're going to take it right on down as we come in the other lessons and prove that to be right, so I'm glad you're writing it down now. See? The twelve patriarchs and the twelve tribes of Israel... Now, watch. Jesus said that...
Peter asked one day, said, "What will we receive? We have left father, mother, husband, wife, children, everything else; we've left everything." Peter said, "We've left our wives; we've left our children; we've left our father and mother, our homes and lands to follow You."
He said, "Verily, verily I say unto you, that you'll set on twelve thrones judging the twelve tribes." There you are; that's the redeemed, the redeemed elders.

296 Look--look at David pro--pro--portraying Christ. See? When David was coming into power, the first thing, he had an awful time 'fore he got into power. Yet he had the anointing on him, the anointing was on him. And a lot of people thought he was just a little renegade, a little guy that was different, trying to tear up something. But there's some men knowed that he was coming king; they stayed right with him. Brother, I mean you couldn't get them away from him, as they walked on.
One day he stood up there on the mountain, looked down and seen his own little, beloved city besieged by the enemy. And he stood there and remembered when he was a little boy, he used to take the sheep out through there and drink that water, it was real water. (We've spoke of it here not long ago. The Waters of Life.) And there he is, "Think, I drank out of that."
And his least desire was a command to any man he had. Brother, two of those men grabbed their swords and fought through fifteen miles of Philistines, chopping them from right to left, to get him a drink of water out from that well. They knowed he was coming in power. Yes, sir. One time, one of them, to save him, jumped into a pit and killed a lion, single-handed. They were warriors. And when--when he come in power, you know what he done? He made each one of them a ruler over a certain city.

299 See Christ there? "He that overcomes shall rule over city." The overcomers... Today when we see that He's coming in power, Christ will rule in this world. Germany, and the United States, and all must fall; every nation must fall. The kingdoms of this world has become the kingdoms of our God and of His Christ, and He'll rule and reign over them. That's right.
We know He's coming in power, so the least of His desire is a command to us. He wants me to represent Him in a little bitty Timbuktu where there ain't fifty cents of money, where there ain't nothing, or a poor bunch of people; that's a desire. Amen.
"You don't have to get so many; He don't have to do this, just let me know He wants to go." Amen. That's all.
If He wants me to do different, act different, like these sisters and things "if He wants me to do a certain thing, bless God, it's a privilege for me to do it." There you are. We know He's coming in power, no matter what the world says. If I have to lay aside every weight and the sin does easily beset me, let me run with patience the race that's set before me. Let me look to the Author and Finisher of our faith, Jesus Christ, coming in power.

303 That "elders," the twenty and four elders... All right. Twelve... Over in Revelations we find this. In the Book of Revelation, about 21st chapter, we find that the city of Jerusalem had twelve foundations. Is that right? And he had twelve gates; that was three on each side; three fours is twelve. Just exactly the way the tabernacle set in the wilderness, for John said exactly and saw exactly the same thing that Moses saw when he was up there, same thing that Paul saw.
And now, we notice that the twelve foundations were names of the apostles. And the twelve gates has a name of each tribe on the gate. How we look at that and see those twelve elders, the twelve tribes, the twelve apostles, the twelve foundations, the twelve gates. Oh, my. Take them numerals of God and you can't miss it nowhere; she'll run right smack straight everywhere every time.

305 That's the reason (You see?), we got these six days that the world has labored in, and we're way up close to this seventh day now. The first two-thousand years God destroyed the water--the world with water. Second two-thousand years, Christ come. This is 1961, right at the door, just a little time. And look, Jesus said, "Now, it won't run all the way out," He said, "'cause I'll have to cut the work short. If I don't, the atomic bomb will destroy all flesh. (You see?) For the elect's sake I will cut the work short in righteousness, cut it off part of the time." See, then the thousand-years' millennium, the great day.
While the church has labored against sin for six thousand years, and the seventh thousand is the millennium. Like God made six thousand years to build the world, and the seventh thousand He rested from all of His works. And the church labors against sin for six thousand years, and the seventh thousand the church rests.

307 The white robes that was on the elders is the righteousness of the saints. The "white" means "righteousness." And because they were robed showed they were "priests or judges" white-robed, priests, judges, prophets, so forth (See?), what they were. They were white-robed, the twenty and four elders. There will be twenty and four elders. There'll be twelve of them for the twelve tribes of Israel, the twelve apostles for the church.
And they set in the courts of the great King. Remember, they're setting out there, these are. And here is the Bride and Christ setting on His throne, and His Wife setting by Him, the church. The twenty and four elders... The hundred and forty-four thousand eunuchs of the temple ministering to Him. Where He gets up, His Wife goes with Him. Oh, oh, my. Through that great age that's coming, when all the sin and the resemblance of sin is...
All the big, fine buildings that people are so cherishing today, all the money and lust, and all the sin and beautiful women and men, whatever they try to make their body, something or other, to be a trap for the Devil to send their souls into hell, will perish and rot, and skin worms will eat it up. And first thing, the skin worms... All that they ever was will just go into a volcanic fire to return back to nothing but fallout and now volcanic ash.

310 But one of these mornings, friend, one of these mornings, when that's all over, she'll bloom forth again. The fields with its whitening clover and the--the fragrance off of the rose will blend in with the blossom off of the Tree of Life, and Christ will return some morning. When the big birds, the doves, will set in the trees and coo, and there'll be no more death and no more sorrow. Christ and His redeemed will return to the earth, not old people, but young forever, immortal will stand in His likeness, the sun and the stars to outshine.
I'm bound for that beautiful city My Lord has prepared for His own; Where all the redeemed of all ages Will sing "Glory" around the white throne. Sometimes I get homesick for heaven And the glory yet to behold; What a joy that will be when my Saviour I see, In that beautiful city of gold! How I long to see Him. Oh, I want to see Him. I'm bound for that beautiful City. John saw it on the Isle of Patmos, coming down as a Bride adorned for her husband. The glory of it I want to behold someday.
I want to see Him, and look upon His face, There to sing forever of His saving grace; On the streets of glory let me lift my voice; Cares all past, home at last, ever to rejoice.

312 The little slipping and sliding in the snow, the little heat and toils of the day... I wish my wife and Mabel would come forth and sing that song for me, if I--I could, "The toils of the road will seem nothing, when I come to the end of the way." That's right.
I remember the night when I left the church to start in the evangelistic work, when you all crying; none of them's left, hardly, probably a few of you here. Sister and Brother Spencer, and maybe a--a few of the old-timers left, when they cried here. But when the Holy Spirit said, "You must go."...

314 And I remember my first meeting after being gone for months, Meda come down to Jonesboro, Becky was a little bitty baby, come down on the old Cottonbelt train, take them days to get there. I was standing out there when she come in that night. We tried to get to the auditorium, three blocks away, the policemen was holding the streets like that. The streets was even packed. Had to take me through the streets and wind around to get into the place. Meda said, "Did they come to hear you preach, Bill."
I said, "No." Then we sang:
They come from the east and west, They come from the land afar, To feast with our King, to dine as His guest; How blessed these pilgrims are! Beholding His hallowed face Aglow with love Divine; Blest partakers of His grace, As gems in His crown to shine.

Oh, Jesus is coming soon, Our trials will then be o'er, Oh, what if our Lord this moment should come For those who are free from sin? Oh, then would it bring you joy, Or sorrow and deep despair? When our Lord in glory comes, We'll meet Him up in the air. Amen. Oh, I love Him. Will it bring you sorrow and deep distress, or would it bring you joy? When our Lord in glory comes, we'll meet Him up in the air. With those thoughts on our mind, let's bow our heads. Lord willing, I'll finish this service some other time.

317 Our heavenly Father, oh, they'll come from the east and west; they'll come from the lands afar. I'm thinking of that great rapture. The people I've preached to in Africa, India, and around the world, how I'll see their face again. Many of them crying, going out to the airplane, and leaning across the fences and screaming and crying. I'm thinking of when they went out with Paul one time, and knelt down and they prayed. He said, "I'm sure none of you... Many of you here will see my face no more."
But they'll come from the east and west, They'll come from the lands afar, To feast with our King, to dine as His guest; How blessed these pilgrims are! Beholding His hallowed face (in the emerald glory) Aglow with Light Divine; (Not just a lamplight or a candlelight, but--but Divine Light, aglow with Light Divine) Blest partakers of His grace, As gems in His crown to shine. O God, when the coal of fire had touched the prophet, Making him as pure as pure could be, When the voice of God said, "Who will go for us?" Then he answered, "Here am I, send me."

318 Oh, send the Angel this morning, the Cherubims with six wings, as Isaiah saw them, flying through the building, crying, "Holy, holy, holy, unto the Lord." And Isaiah the young prophet said, "I'm unclean lips, and amongst unclean people, and my eyes have seen the glory of the Lord." The pillars moved from the temple. And a Angel took the tongs off the altar, and got a coal of fire, and laid it on his lips, said, "I clean your lips. Now, prophesy, son of man." Send the Angel this morning, Lord, clean our lips from any vileness. Clean our hearts and come in, Lord. Break down the self-will. Let--let my will indeed be Thy will, Lord. Oh, will Thy will in me, O God. And let me and my church and my people be thine, O Lord. We commit ourselves to Thee.

319 And as the poet went on to say, Father:
Millions now in sin and shame are dying; (Over in Africa, down in India, around the world, thousands an hour, meeting You without knowing You) Millions now in sin and shame are dying; (Yet, God, it tears my soul to pieces to think of it.) Listen to their sad and bitter cry; Hasten, brother, hasten to their refuge; Quickly answer, "Master, here am I." Grant it, Lord, grant it again. I've made all kinds of mistakes, Father, through this past year; I pray You forgive me for them. And in this new year, Lord, anoint me afresh. Let me go to those millions setting yonder in sin and shame, are dying, bring them this great revelation of Thy truth, bringing to them the anointing of the Holy Spirit; that on that day they might come from the east and west, shining as gems in Your Crown. Help me, Lord, to go down and prospect and dig them out of the ground, the dirt of the earth, the dirt and filth that they're living in. And let them see a holy God that makes them clean up and live like Christians, sanctified and pure before You; turning away from evil, from all kinds of worldly amusements, and turning to a living God, making them delegates of Thy Kingdom for that great day.

321 Sanctify this little church this morning, Lord. Sanctify every person in here with Thy Spirit, and let the Holy Ghost come into their hearts, each one of us. Freshen up the Spirit in them Who's already opened their hearts through their self-will, has denied their own will and has come to know Your will.
Those young ones, Lord, many of them just little babies, how You nurse them in Your arms. How a mother takes care of her little ones, wiping the tears from their eyes and--and giving them special things because she loves them. That's how You love Your little newborn babes, Lord. They can't walk yet; they can't even talk. Only thing they can do is cry and look to mama. O God, hold them in Your arms, tenderly, like little lambs, and lead them until they become mature that they can walk. Then lead them, Lord, down through the paths of service. Grant it.
Forgive us of our sins, as we forgive those who've sinned against us. Lead us not into temptation, but deliver us from evil. For Thine is the Kingdom, and the power, and the glory, forever, through Jesus Christ's Name. Amen.

324 God bless you. I trust that the Lord has done something for you this morning to make you start the new year upon this one thing, that you love Jesus Christ, and someday you want to see Him and love Him and live with Him forever. It's my desire that not one of you will be lost, that every one of you will be saved and filled with the Holy Spirit, and be preserved unto that day of His coming, because I believe it's soon at hand.
Now, I turn the service back to Brother Neville.

Up