Отверженный царь (кн 'Усыновление' )

Дата: 60-0515M | Длительность: 2 часа 7 минут | Перевод: VGR
doc pdf mp3
Просмотреть только русский текст Просмотреть только английский текст

Отверженный царь (кн 'Усыновление' ) / The Rejected King

ОТВЕРЖЕННЫЙ ЦАРЬ
У15.05.1960 ДЖЕФФЕРСОНВИЛЛ, ИНДИАНА, США

1 ...чтобы сошла на нас слава Господа через служение Словом. И это...

На этой неделе я как-то плохо себя чувствовал. Нет, не скажу, что плохо чувствовал, но мне надо было пройти обследование, медицинское обследование. Вот почему вы слышали, что я был в больнице. Потому что, я туда поехал для того, чтобы мне не приходилось возвращаться через реку туда-сюда. То верхнюю часть желудка, то нижнюю часть желудка. И надо, буквально проходит несколько минут, надо опять идти и снова делать рентген. Но нам полагается проходить их каждые шесть месяцев, если мы ездим в миссионерские поездки за океан. Брат Робертс и другие, я думаю, они проходят каждые шесть месяцев. Но я не проходил четыре года.

3 Беда, мне просто не нравится это касторовое масло, это единственная штука. А они говорят, что вместо этого они ничего другого предложить не могут, так что я, ох, меня просто тошнит, когда они дают мне эту штуку. Вы знаете, я рассказывал вам в истории моей жизни о том, как меня тошнит от этого. И-и я просто терпеть не могу принимать эту штуку. И я спросил своего дорогого друга доктора, если..."Есть ли что-нибудь другое?"

Он сказал: "Думаю, что нет, Брат Бранхам".

Ох, когда та леди вошла, казалось будто...Может быть, я преувеличиваю, но казалось, будто целый литр. Это-это было...Я никогда так много не видел. И я просто зажал свой нос и давился. Но, наконец, я проглотил.

5 И теперь, после всего испытания и всего, через что я прошёл, я хочу поблагодарить Господа за отличные показатели. Я прошёл, на сто процентов, и могу ехать в любое место в мире, куда захочу. Я спросил докторов, это были трое из лучших специалистов, я полагаю, в Луисвилле. И я спросил их, я сказал: "Есть хоть десять процентов непригодности?"

Он сказал: "Годен на все сто". Сказал-сказал: "У вас во всех отношениях прекрасное здоровье". И я так благодарен Богу. Откуда ещё это может прийти, как только от Небесного Отца, видите, что нахожусь в таком состоянии?

И он сказал: "Ваши...Результаты показывают, как у молодого". Он сказал: "Ваши кровяные клетки ещё даже не начали распадаться". Он сказал: "Вы в прекрасной форме, Брат Бранхам".

Я сказал: "Что ж, я очень рад".

8 У меня была возможность разговаривать, свидетельствовать каждой медсестре в той больнице и каждому доктору о Царствии Божьем. И один доктор, я думаю, что в это утро он находится здесь. И мне-мне...Мне приятно осознавать, что в этом мире ещё есть хорошие люди, настоящие люди, которые проводили моё медицинское обследование пять дней, каждый [день-Пер.] из которых обошёлся бы в двести или триста долларов. Когда я прошёл, они сказали: "Это наш вклад в тот труд, который вы совершаете для Господа". Видите? Да. Даже не...Сказали: "Что вы, вы спрашиваете, сколько нам должны, нас даже смущает этот вопрос". Сказали: "Ничего, кроме молитвы за нас!"

"Но внутри, — сказали они, — мы видим нечто эмоциональное, чего мы не можем понять". И сказал..."Даже не кажется, чтобы..." Он сказал: "Снаружи вы не нервный и не беспокойный. Но, — сказал он, — внутри какие-то эмоции, чего мы не можем понять".

10 Я сказал: "Если вы присядете на минуту, я расскажу вам". И я начал рассказывать о видениях. Для них это была другая сфера. Они ничего об этом не знали. Я рассказал им о Библии. Потом я рассказал им о том видении, которое Господь дал мне на днях, и они плакали, как малые дети. Просто сидели там и плакали. И я...Они...Я сказал: "Я надеюсь, что вы не считаете меня каким-то религиозным чудаком или кем-то".

Сказал: "Ни в коем случае, Брат Бранхам. Я всем своим сердцем верю в это". Он сказал: "Но я могу сказать только одно. Таким вещам в школе не научишься". Сказал: "Я верю, что это приходит от Всемогущего Бога". И это были трое из выдающихся врачей Луисвилла, лучшие из тех, кто у них есть. И, таким образом, я был счастлив от этого, зная, что, может быть, Господь позволил мне насадить там несколько семян.

12 Разговаривал там с каждой нянечкой. Они, однажды утром, когда выходил из кабинета рентгена, я сказал...Я взглянул на бедную пожилую женщину. Она была такая болезненная. Я продолжал идти, пока не дошёл до неё. Я подумал, что, может быть, она умирает, и я сказал: "Я хочу задать вам вопрос, сестра".

Она сказала: "Да, сэр".

Я спросил: "Вы Христианка?"

Она сказала: "Я принадлежу к такой-то церкви".

Я сказал: "Я просто хочу прояснить". Я сказал: "Я-я хочу знать, Христианка ли вы, действительно ли вы Христианка. Что, если вы уйдёте на другой Берег этого житейского моря, вы любите Его?" Я спросил: "Вы действительно были бы спасены?" Она сказала: "Да, сэр, я была бы спасена".

Я сказал: "Тогда, да благословит Бог ваше сердце. Неважно, в какую сторону дует ветер, с вами в порядке, пока это обстоит таким образом".

Если посмотреть вокруг, то ещё есть много замечательных людей в этом мире.

16 Теперь, сегодня я пришёл с видением, которое расскажу вам позднее. Но прежде я хотел бы говорить о Слове, потому что я верю, что Слово очень необходимо, сейчас это самое необходимое. Я рад видеть Чарли Кокса и брата, мои друзья стоят там вместе. Брат, не могу вспомнить...Джеффрис, не могу вспомнить его имя. Много других дорогих братьев из Джорджии, из разных мест страны. Я думаю, что в это утро здесь находится мой закадычный друг Билл. И-и многие...И там брат из Джорджии, люди, которые подарили мне этот костюм. Вы знаете, это-это один из лучших костюмов, которые я когда-либо носил. Просто в самую пору, действительно, очень хороший. И вы мне очень дороги. Если я расскажу вам, что со мной происходило в эти последние несколько дней, вы поймёте, почему вы мне так дороги.

17 Теперь, я верю, что если воля Господа, я хочу ещё сильнее включиться в битву, как никогда раньше в своей жизни. Потому что теперь я узнал...Конечно, я и сегодня могу умереть. Этого никто не знает. Электрокардиограммы и всё прочее, шестнадцать различных рентгенов, да-а, полная проверка показала, что я был...Настолько здоров, насколько может быть человек, человеческое существо на земле. Итак, я благодарен за это. Но всё это...даже за всё то, благодарен и признателен Богу, что я, я думаю, что Он всё ещё хранит меня в служении Ему, это было не то, что Он показал мне как раз перед этим, видите, и я от этого так счастлив.

18 Теперь, я думаю, сегодня вечером...Вы не против? [Брат Невилл говорит: "Конечно, сэр".-Ред.] Наш-наш дорогой брат, это-это по-настоящему бескорыстный человек, Брат Невилл. Если кто-то из вас был здесь в прошлое воскресенье и слышал ту удивительную проповедь, которую он сказал о "сосуде елея", это была...Одна из самых выдающихся проповедей, которые я слышал, Брат Невилл сказал её Духом Святым, в прошлое воскресенье, этому малому стаду овец, которых собрал Бог.

И если Брат Невилл и церковь не против, и угодно Господу, сегодня вечером я снова буду говорить и начну серию, скажем, в понедельник вечером...Я имею в виду в воскресенье вечером и в среду вечером, и в следующее воскресенье, серию того, что я изучал.

20 Я мог бы не оставаться там в той больнице. Но они были так добры ко мне, они предоставили мне комнату где-то за треть цены. Таким образом, я просто взял свои Библии, свои книги, и взвалил на кровать, сел там, поджав ноги, разложил вокруг все свои Библии. И действительно хорошо проводил время, пока они не принесли то касторовое масло. Моё славное времечко тут же закончилось. Мне-мне пришёл конец. Но, Брат Пэт, мне было действительно тошно. Я не переношу этой штуки. Но первые три или четыре дня у меня было хорошее время. Я хорошо проводил время.

Я изучал Послание к Ефесянам. О-о, это приведение Церкви в порядок. И я думаю, что это прекрасная вещь. И-и если вы...

22 Теперь, если у вас есть церковь, в которую вы ходите, так и продолжайте и стойте на вашем должном посту. Но если у вас нет церкви, и вы хотели бы вернуться сюда сегодня вечером, в среду вечером и в воскресенье вечером...

Сегодня я хотел бы взять Первую Книгу Ефесянам: а в среду вечером 2-ю главу Ефесянам; и в следующее воскресенье 3-ю главу Ефесянам; привести Церковь в порядок. Вы знаете, что я имею в виду, размещение Её позиционно. И я считаю, что это дальнейшее строительство Церкви. Я не...Я-я просто говорю это тем, которые ходят в Скинию Бранхама.

И если кто-то из дорогих братьев...Я знаю, что у некоторых из вас, я думаю, есть собрания. У наших братьев в Селлезбурге и у других есть собрания. Теперь послушайте: там собрания пробуждения. Вы их посещайте. Они слуги Христовы, молодые люди, которые стоят в проломе, которые выходят. Когда даже их собственная церковь отвергла Истину и вот такие вещи, они сразу же ушли оттуда прочь. И Бог призвал их к служению. Да, сэр. Я-я восхищаюсь таким человеком...Я даже не могу вспомнить имя этого человека. Но это молодой парень; замечательный, приятный на вид парень и милая жена и дети.

25 И-и у Брата Джуни Джексона здесь были собрания, это ещё один замечательный, значительный трофей восхитительной Божьей благодати. И когда у них в их церквях пробуждения, ходите к ним, потому что это ваше...Это надо делать. Потому что вы не знаете, может быть, грешник придёт к алтарю, и вы повлияете, чтобы привести того человека ко Христу, и это будет великой наградой для вас на том берегу.

Это просто учение и приведение Церкви в порядок, здесь в Скинии, помощь в нашем пути.

27 Так, я не захватил свои часы, так что кому-то придётся следить за меня. Док показал мне, что у него они есть. Итак, мой брат...Так что...[Брат Эдгар Док Бранхам говорит: "Тебе это недорого обойдётся", и передаёт свои часы Брату Бранхаму.-Ред.] Мне это недорого обойдётся? Ладно. Так, всё в порядке. Но, по-моему, они неправильно показывают! Итак...["Благодарю. Ещё кое-что тебе скажу".] Ну вот, о-о, чш-ш-ш. ["Я отсчитал десяток пенни в свой день рожденья, чтобы тебе было веселей".] Точно? Ну вот...Я смотрю, часы уже пошли гораздо лучше, Док. Говорит, что отсчитал десяток пенни в свой день рожденья, чтобы мне было веселей, потому что между нами где-то два-три [года-Пер.]. Так что вы видите, сколько пути я прошёл. Но, о-о, это вообще ничего не значит для меня. Так вот, я не буду долго говорить.

28 Теперь, если под нашим кровом есть незнакомые, мы, конечно, от всего сердца желаем пригласить вас. Добро пожаловать в эту маленькую скинию. У нас тут не слишком большое здание. Идёт программа по строительству, не что-то большое, но просто...Это довольно-таки обветшало. И мы собираемся построить себе здесь приятную уютную церковь, как только мы...Господь позволит нам это сделать. И многие из вас прилагают к этому усилия, и мы, конечно, ценим это.

Теперь я хочу, чтобы вы в это утро обратились вместе со мной к чтению 1-й Книги Царств, 8-я глава, и начнём где-то, давайте начнём где-то с 19-го стиха, 19-й и 20-й стихи, может быть, небольшой отрывок для нашего контекста.

30 И пока вы откроете, прежде чем мы...Мы прочтём это, и затем перейдём к молитве. Будут ли сегодня утром какие-либо просьбы, скажете: "Просто вспомни меня"? На нашей последней встрече, две недели назад, или три, когда у меня было собрание...Скажем, мы...

Между прочим, пока открываете, собрание в Чатакве начинается 6-го. Ожидаем грандиозного времени, в Мидлтауне, штат Огайо. У кого приближаются отпуска, приезжайте. Большой лагерь на берегу реки, где, ох, мы...Столько проповедования вы ещё не слышали (их очень много вдоль реки, проповедников), каждое утро, весь день и вечером. Так что все они собираются вместе. Это огромный лагерь, куда больше, чем Серебряные Холмы, во много раз. И-и потом, огромное место, куда помещаются от восьми до десяти тысяч человек. И всегда забито до отказа. Хорошее время у нас в Огайо.

32 И старина Брат Кидд, за которого однажды утром я ходил молиться. Вы все помните, как я вам рассказывал, три недели назад? Доктор сказал, что ему осталось жить двадцать четыре часа. Он поднялся и ходит. Он цитировал Писание, песню он петь не мог. И когда я вошёл и взглянул на него в то утро, и та небольшая шаль на нём. Я отправился отсюда за три или четыре часа до рассвета, чтобы добраться до него. Сказали, что в тот день он умрёт; рак простаты.

Его драгоценная жена стирала за пятьдесят центов в день: и это от рассвета до девяти часов, за пятьдесят центов, чтобы её муж трудился на поприще как проповедник. Проповедовал на двухнедельном пробуждении, собрали добровольные пожертвования, получили восемьдесят центов.

34 И в то утро я увидел их сидящих там, две старые пары, вернее, дорогую пару, сидящую там, шаль на его плече. И один из его обращённых, девяностодвухлетний, и просто ясный и сияющий, и пятидесятник до мозга костей, и сидели там, знаете. И я сказал: "Вот вы, пожилые люди, для чего вы здесь? Просто ожидаете, когда придёт лодка". Вот и всё. Их труд, всё, чего они достигли, цель, которую они достигли, и теперь они готовы отправиться за своей наградой.

И я сказал Брату Чу, что...Брату Кидсону...Кидду, в то утро: "Ты будешь на собрании в Чатакве".

Вчера он позвонил мне, сказал: "Я...я буду там, Брат Бранхам". Просто замечательно.

37 Многие из собрания приходят при моём новом служении. Один брат, брат баптист стоит здесь, его дочь, подросток, была как бы беспутной. И я сказал ему: "Я даю тебе дочь твою ради Господа Иисуса", в то утро. И когда он поехал домой, она спасена. И другие, которых здесь будут крестить в это утро, и дальше.

И один человек, мистер Сотман, мой друг из Канады, его тёща была в предсмертном состоянии, сказал: "Когда доберёшься туда, ты найдёшь свою тёщу здоровой, она будет поправляться, всё в порядке". Именно таким образом это и было. И просто...люди просто приходят. Это ещё в ранней стадии развития, продвигается. Но мы ожидаем этого в изобилии и в превосходстве. Мы живём в лукавые и последние дни, но это славный час.

39 Так, вы приготовили Библию для чтения? 8-я глава Самуила. И я обещал там сказать Джину, чтобы начал записывать всё остальное. Мы просто начинали тут наше собрание.

Но народ не согласился подчиниться голосу Самуила: и они сказали: нет, пусть царь будет над нами:

И мы...будем, как народ, как прочие народы: будет судить нас царь наш, и ходить пред нами, и вести войны наши.

...выслушал Самуил все эти слова народа, и...пересказал их в слух ГОСПОДА.

И сказал ГОСПОДЬ Самуилу: послушай голоса их, и поставь им царя. И сказал Самуил израильтянам: пойдите каждый в свой город.

Теперь, если попытаться в это утро взять отсюда, что я назвал бы темой, на несколько минут, я хотел бы взять такую тему: Отверженный Царь.

41 Это было такое время, как и во все времена, что народ никогда не хотел, чтобы ими руководил Бог. Они желали какого-то своего руководства. И эта история, сегодня утром...И когда вы пойдёте к себе домой, вам будет полезно прочитать это всё целиком. Это было во время-в дни Самуила, мужа Божьего, пророка. И он был мужем справедливым и верным, почётным, уважаемым, правильным и честным с людьми, никогда их не обманывал, и не говорил им ничего, кроме прямого ТАК ГОВОРИТ ГОСПОДЬ.

Но люди дошли до того, что пожелали поменять эту программу. Они посмотрели на филистимлян, и амаликитян, амореев, хеттеев и на другие народы мира. И они увидели, что теми народами руководили цари, и правили ими, и направляли их, и вели их войны и так далее. И казалось, что Израилю захотелось подражать подобно тем царям и подобно тем народам.

43 Но никогда такого не было, ни в какую эпоху, чтобы Бог требовал от Своего народа поступать подобно людям этого мира, или чтобы ими управляли, или контролировали их, подобно как у людей этого мира. Божий народ всегда был особенным народом, отличающимся народом, вызванным, отделённым, совсем другим в своих действиях, в своих путях, в своей манере жизни, чем люди этого мира. Их влечения к чему-то и все их устремления были всегда противоположны тому, чего желали люди этого мира.

И народ израильский пришёл к Самуилу и сказал: "Вот, ты состарился, а сыновья твои не ходят путями твоими". Потому что они не были верными, как Самуил. Они были взяточниками и брали деньги. И они сказали: "Самуил, твои сыновья не такие, как ты, поэтому мы хотим, чтобы ты пошёл и нашёл нам царя, и помазал его, чтобы мы были такими, как и остальные народы этого мира".

45 И Самуил попытался сказать им, что это не сработает. Он сказал: "Если вы так сделаете, то сразу же увидите, что он возьмёт сыновей ваших из вашего дома и сделает их солдатами, чтобы бегали перед его колесницами и таскали оружие и копья. И не только это, но он возьмёт дочерей ваших, чтобы они пекли хлеб, заберёт их от вас, чтобы они кормили армию. И," — сказал, — "кроме всего этого он будет собирать с вас налоги, от вашего урожая и от всего вашего дохода. Он всё это обложит налогом, чтобы оплачивать правительственные кредиты и так далее, которые придётся выплачивать". Он сказал: "Я думаю, что вы совершаете большую ошибку". Но когда...

Народ сказал: "Но всё равно мы хотим быть подобными остальным людям". Что-то такое есть в мужчинах и женщинах, что они стремятся быть похожими друг на друга. И только был один человек из когда-либо живших на земле, который стал нашим примером, и это был Тот, Который умер за всех нас, наш Господь и Спаситель Иисус Христос. Он был совершенным примером того, какими нам надо быть, всегда исполняя дела Отца и совершая то, что правильно.

47 И неважно, насколько упорно Самуил пытался убеждать этот народ, они постоянно ходили за ним день и ночь: "Мы хотим царя. Мы хотим человека. Мы хотим такого человека, чтобы могли сказать: 'Вот это — наш вождь'."

А это никогда не было Божьей волей. Это никогда не было Божьей волей, и никогда не будет Божьей волей, чтобы людьми правил человек. Бог управляет человеком. Бог — наш Правитель, наш Царь.

И сегодня это очень-очень большая опасность, потому что у человека, похоже, такое же самое понятие. Похоже, что они не способны уловить, что Бог всё ещё управляет человеком, а не человек управляет человеком.

Итак, они выбрали себе человека по имени Саул, который был сыном Киса. И он был человеком уважаемым, человеком почётным. Но он как раз подошёл этому народу, потому что был важным, высоким, таким видным человеком. В Писаниях сказано, что он был от плеч своих выше любого человека в Израиле. Он смотрелся по-царски, и был красив лицом. Он был блестящим и экстраординарным человеком.

51 И вот такого рода человека сегодня нравится выбирать людям. Кажется, что людей не удовлетворяет, что Бог установил, чтобы Его Церковью управлял и контролировал Святой Дух. Они кого-то желают, какого-то человека, какую-то деноминацию, каких-то определённых людей, чтобы управляли Церковью. Что они не способны целиком отдаться в руки Божьи, быть духовными, водимыми Святым Духом. Они желают, чтобы кто-то исполнял за них их религию, чтобы кто-то рассказывал им всё об этом и как это делать.

Так что этот человек, казалось, в точности подходил на это место, потому что он был очень интеллектуальным человеком.

И это очень похоже, как сегодня. Нам тоже нравится выбирать таких людей, чтобы контролировали наши церкви, контролировали Церковь Божью. Ничего не могу сказать против этого, но просто, чтобы высказать мысль, что такое никогда не было, не является и никогда не будет волей Божьей. Бог должен вести Свой народ, управлять каждым индивидуально.

54 Затем мы узнаём, что этот сын Киса, человек великий, и-и его вид, и его...Он, казалось, подходил людям, его одежда на нём выглядела величаво. И корона на его голове, и как возвышался над другими, когда он прохаживался, это было явным преимуществом для царства Израильского. Потому что другие цари из других народов подумали бы: "Посмотрите, какой человек!" Ведь они могли указать пальцем и сказать: "Взгляните, какой у нас великий царь! Взгляните, какой над нами великий человек!"

И печально признаться, но насколько точно это относится к сегодняшней церкви, им нравится говорить: "Наш пастор не какой-то ограниченный в своих взглядах. Он человек великий. У него степень, окончил Хартфорд, или какую-то известную школу богословия. У него четвёртая степень из такого-то места. И он очень хорошо ладит с людьми". Всё это, может быть, хорошо, и имеет своё место. Но Божий путь для Церкви Его — это быть управляемой Святым Духом и Духом Его.

56 Но им нравится говорить: "Мы принадлежим к этой большой деноминации. Мы начинали ещё в ранние дни первопроходцев, когда нас было меньшинство, только несколько отдельных людей и малочисленны. А теперь мы возросли до такой степени, что находимся среди самых больших деноминаций. У нас лучшие школы и самые образованные служители. Наши люди прекрасно одеты. И самые интеллектуальные люди этого города принадлежат к нашей деноминации. И мы даём на благотворительность. И мы делаем добрые дела и всё такое". И вовсе ничего, Боже упаси, чтобы я сказал против этого хоть слово, ибо всё сие — хорошо.

Но однако же это Божьей волей не является, чтобы человек правил человеком. В День Пятидесятницы Бог послал Святого Духа управлять в человеческих сердцах и управлять в его жизни. Не подразумевалось, чтобы человек правил человеком.

Но мы любим такое говорить. Это очень примечательно, когда мы можем сказать, что принадлежим к какой-нибудь великой организации.

59 "Вы Христианин?" Вот как я пришёл к этой теме, когда я был в больнице. И я спросил одну: "Вы Христианка?"

"Я принадлежу к таким-то".

"Вы Христианка?"

"Я принадлежу к таким-то".

И эта няня подошла к кровати, где я читал Библию, это была новенькая няня на этом этаже. И она сказала: "Здравствуйте". Она сказала: "Кажется, вы — пастор Бранхам, проходите здесь медицинское обследование".

Я сказал: "Да".

Она предложила: "Хотите, я натру вам спиртом спину, вы почувствуете себя лучше?"

Я сказал: "Будьте добры".

И когда она натирала мне спину, она спросила: "К какому церковному вероучению вы принадлежите?"

Я сказал: "О-о, я принадлежу к самому старому вероучению". Она спросила: "Что это за деноминация?"

Я сказал: "Это та, которая была организована ещё до того, как был организован этот мир".

"А-а, — сказала она, — что? Мне кажется, я такой не знаю". Она сказала: "Я принадлежу к такой-то церкви. Это та организация?"

Я сказал: "Нет, мадам. Эта появилась лет двести назад, эта организация. Но та организация началась, когда утренние звёзды воспевали, и сыны Божьи восклицали от радости, когда они видели Пришествие Спасителя для искупления человечества".

67 И она просто остановилась натирать мне спину. А я стоял вот так согнувшись немного, чтобы она могла натирать. А она была отсюда из-под Коридона. И мы разговорились. И она сказала: "Сэр, я всегда верила, что если Бог был Богом, то Он и сегодня такой же Бог, каким был в старые времена". Она сказала: "Хотя моя церковь начисто это отрицает, но я верю, что это Истина".

И я сказал: "Вы недалеко от Царствия Божьего, юная леди". Она сказала: "Если Он раньше был Исцелителем, разве Он не остаётся Исцелителем?"

Я сказал: "Конечно, сестра моя, Он таковой и есть".

Но человек желает править, и править людьми. И человек желает, чтобы им управлял человек. Он не желает, чтобы им управлял Бог.

Итак, этот сын Киса, по имени Саул, был просто ответом на их желание, этот величественный человек. И...Ох, ведь он мог водить их на войну, и так далее. Но всё же это не являлось Божьим путём. Бог желал, чтобы Его верный, старый пророк управлял ими и говорил им Его Слова.

71 Теперь, сегодня, в наш великий церковный век, в котором мы живём, мы, я думаю и верю этому всем своим сердцем, что мы полностью ушли в противоположную сторону от того, что Бог определил нам делать. В Марка 16 изложены последние Слова нашего Спасителя. Сказано:

Идите по всему миру и проповедуйте Евангелие всякому творению.

Кто будет веровать и будет крещён, спасён будет:...кто не будет веровать, осуждён будет.

Уверовавших же будут сопровождать сии знамения: Именем Моим они будут изгонять бесов, будут говорить новыми языками:

И если им придётся взять змей: или...выпить...смертоносное, это не повредит им: и если они...возложат свои руки на больных,...те станут здоровы.

Никакой человек, никакой сын Киса, и никто другой не сможет этого произвести вне водительства Святого Духа. Но мы сделали школы, мы сделали семинарии, и сделали организации, чтобы-чтобы удовлетворить, и чтобы быть похожими на остальной мир.

73 Вот, было так, что Святой Дух руководил этой страной. Этой страной правил, когда ещё в...когда они написали Декларацию Независимости. И там стоял дополнительный стул. У меня нет ни тени сомнения, что за тем столом сидел Сын Божий, когда эта страна была основана на принципах свободы религии и свободы для всех, и на основании Вечного Слова Божьего.

Но люди произвели разложение. Политики; избрали туда голосованием людей, при подкупах и продаже, и лживых обещаниях. До того, что...Наша страна и наши политики, и наша демократия настолько загрязнены, что-что переплелись с коммунизмом и всякого рода измами.

И на заседаниях по много раз призывали к молитве, когда встречались лиги наций, и там...или проводили дискуссии. Но недавно был один важный момент, и даже ни одного раза не призвали к молитве. Как же мы собираемся уладить разногласия без молитвы? Как же мы вообще собираемся что-либо делать без водительства Святого Духа?

76 Но позвольте сказать мне это с любовью и уважением к нашей стране и к её флагу, и к республике, которую он представляет. Мы отвергли нашего Вождя. Святого Духа, и через продажных политиков протащили людей с извращённым разумом. И если не будут начеку, они собираются совершить одну из самых роковых ошибок, прямо сейчас, это потому, что народ желает, чтобы управляли люди.

Кто нам нужен в Капитолии этих Соединённых Штатов в роли президента, кто нам нужен в конгрессе, кто нам нужен в наших залах правосудия — это люди, которые посвятили свою жизнь Богу и наполнены Святым Духом, и водимы Его Божественным управлением. Но вместо этого мы выбираем интеллектуалов, людей, "имеющих вид благочестия и отвергающих Силу Божью", атеистов, а иногда и хуже того, мы втащили в наши политические сферы этой страны.

И не только туда, но и в наши церкви. Наши церкви стали продажными на том основании, что мы, избирая наших пастырей, чтобы вели нас, мы пошли в семинарии и отобрали таких мощных интеллектуальных гигантов, людей с блестящим разумом, людей с учёностью, умеющих обращаться и ладить с людьми, уважаемых среди своего окружения, я не могу сказать ничего против этого. Люди добрые в обхождении, осторожные на жизненных путях, и как они ведут себя среди других людей, среди народа, великие мужи на своём поприще, о чём я не скажу ничего дурного. Боже упаси, чтобы мой дух когда-либо был в этом нечист. И всё-таки это не то, что избрал для нас Бог.

79 Вот руководство Святого Духа: Христос в человеческом сердце. Многие из тех интеллектуалов, что стоят у нас за кафедрами, отрицают реальное существование Святого Духа. Многие из них отрицают существование Божественного исцеления и Силу Духа.

Я читал одну статью, вроде бы вчера, выборки из газет о Джеке Ку, покойном Джеке Ку, одном из моих обращённых к Господу Иисусу, который был в свои дни сильным и доблестным мужем. И его допрашивали во Флориде за то, что он сказал ребёнку снять со своих ног крепления и пройти по платформе. И выполняя это, ребёнок нормально прошёл по платформе, но упал, когда дошёл до своей матери. Всё было подстроено врагом Христа, эта молодая женщина и её муж подали на нашего доблестного брата в местный суд.

И когда каждая церковь должна была встать за Брата Джека, когда каждому церковнику, упоминающему Имя Иисуса Христа, следовало мужественно встать на его сторону, каждый человек, который взывает к Имени Господа Иисуса, должен был пасть на колени в молитве своей. Но вместо этого, во всех газетных заголовках, одна из наших великих деноминаций заявила, что они солидарны с атеистами, чтобы осудить и запрятать в тюрьму Брата Джека Ку. Можете себе представить церковь, называющую себя Именем Христовым, и осуждающую вместе с атеистами святого мужа, который всем своим сердцем старался стоять за Библию? Но они сделали это.

И тогда Брат Гордон Линдсей пришёл на помощь.

82 И когда неверующий судья сказал: "Этот человек обманщик, потому что он снял с этого ребёнка крепления и отправил его через платформу, и сказал, что он 'исцелён'. Но он солгал, и он сделал вопреки предписаниям доктора, поэтому он обвиняется в обмане".

И мистер Ку поднялся и заявил: "Сэр, я отклоняю это обвинение. Бог исцелил этого мальчика".

И судья сказал: "Я спрашиваю любого, находящегося в суде, можно ли считать верным таковое заявление, что Бог исцелил мальчика на одной стороне платформы и позволил ему оказаться больным на другой. Если такое заявление можно подтвердить Библией, тогда я скажу, что мистер Ку имеет право на своё заявление".

И один служитель поднял руку и сказал: "Ваша честь, сэр, могу ли я изложить это?"

И судья сказал: "Излагайте".

И служитель встал на ноги и сказал: "Однажды ночью в бушующем море, когда лодка вот-вот должна была пойти ко дну: все надежды на спасение исчезли. Они увидели Иисуса, Сына Божьего, идущего по воде. И один из апостолов, по имени Пётр, сказал: 'Если это Ты, Господь, прикажи мне идти к Тебе по воде'." И он сказал: "Господь сказал тому апостолу Петру: 'Иди'. И тот шагнул из лодки, сэр, и пошёл по воде также твёрдо, как Иисус шёл по воде. Но когда он испугался, он начал тонуть, прежде чем достиг Иисуса".

Судья сказал: "Дело прекращено".

Нам нужно руководство Святого Духа, а не интеллектуальных мужей.

87 Саула, сына Киса, сделали начальником над народом, и он взял две тысячи человек, а Ионафан взял тысячу. И Ионафан отправился в гарнизон и поразил группу аммонитян, вернее, аммонитян. И когда-когда он поразил их, Саул затрубил в трубу и сказал: "Посмотрите, что совершил Саул". Он начал кичиться.

Как только человек становится каким-то известным доктором богословия, или добавляет что-то к своему имени, он становится более или менее всезнайкой.

Божьи люди — это люди смиренные. Божий народ — это народ смиренный. Когда вы видите, что кто-то утверждает, что они получили Святого Духа, но начинают отделяться, по-видимому не имея Веры, пытаются представить себя такими, какими они не являются, запомните: они не приняли Господа Иисуса.

Потом мы видим, как враг закрепился. И он собирался проникнуть в группу народа Божьего, и хотел вырвать у каждого правый глаз.

Что этот враг всегда пытается сделать, это вырвать, если сможет, оба глаза, чтобы люди не смогли видеть, что они делают. Вот что сегодня сатана пытается сделать с каждым Христианином — лишить его духовного зрения, чтобы тот мог следовать только за интеллектуальным смыслом вещей, и не чувствовать на себе водительство Святого Духа.

92 Итак, когда они сделали это, когда произошло великое поражение, тогда Саул разрубил двух больших волов и послал их ко всему народу. И я хотел, чтобы вы здесь обратили внимание, когда Саул послал куски волов ко всему Израилю и сказал: "Пусть с каждым человеком, который не последует за Самуилом и Саулом, пусть с ним будет вот так, как с этим волом". Вы видите, с какой хитростью он пытался представить себя вместе с мужем Божьим? Это было не по-христиански! Страх у людей был из-за Самуила. Но Саул заставил их всех следовать за ним, потому что народ боялся Самуила. "Пусть они следуют за Самуилом и Саулом".

И как часто мы сегодня слышим это! "Мы — великая церковь. Мы — Церковь Христа. Мы — Церковь Божья. Мы — такие-то". Это наводит на людей страх, и они думают, что там действительно Божье действие. И они не желают руководства Святого Духа. Они лучше последуют за такими людьми, потому что им нравится жить их собственной, индивидуальной жизнью. Им нравится верить в то, во что им хочется верить.

94 Вы видите? Святой Дух — наш Судья. Бог не давал нам в качестве Судьи ни папу, ни епископа или кого-то ещё. Святой Дух, Личность Божья в форме Святого Духа — это наш Судья и наш Проводник. Но почему же так?

Пожалуйста, простите это грубое и наигрубейшее выражение. Я не подразумеваю чего-то дурного. Я говорю это из любви.

Но Святой Дух говорит, что дурно нашим женщинам постригаться. И дурно нашим женщинам носить шорты и брючки, и подкрашивать губы и лица краской. Святой Дух говорит, что это дурно.

Но нам хочется, чтобы люди говорили нам, что это всё нормально: "До тех пор пока вы следуете за мной и Самуилом". Им нравится шесть дней жить, как они пожелают, а в воскресенье утром пойти в церковь. И интеллектуальный, закончивший колледж со множеством степеней, расскажет им небольшую проповедь, которая...несколько шуток, которые пощекочут их уши, они поразвлекаются, как в каком-то кино или от телепрограммы. И произнесёт над ними молитву, и отправит их домой с таким успокаивающим удовлетворением, что они совершили свою религию. Это не является волей Святого Духа.

98 Святой Дух хочет, чтобы вы каждый день недели и каждый вечер жили благочестиво, отделяя себя от того, что в мире.

Но церковь этого не хочет. Они желают какого-то человека, который может-который может истолковать Библию таким образом, как им хочется Её услышать. Они не послушают голос Святого Духа, говорящий через Библию. Многие из них говорят: "Дни чудес прошли". Вот что льстит слуху людей. Им угодно говорить: "Нет крещения Святым Духом". Люди не желают поступать иначе, чем поступает остальной мир. Они не хотят показываться на улице с вымытыми лицами, а-а мужчины с чистым выражением лица и без сигарет во рту, и-и сигар, и трубок, и-и всего, что делают мужчины. А женщины желают короткие стрижки и короткую одежонку, показывающую их формы и то, чего они желают. Они-они желают таких людей, которые скажут им: "Это всё нормально".

100 Однажды вечером сюда пришёл человек сказать мне, что из-за того, что я проповедовал против такого (из одной большой деноминации, около пяти человек), сказали: "Мы отстраним Брата Бранхама, не будем иметь с ним ничего общего. Или вы востребуете назад те ленты и принесёте за них извинение, или мы отстраним вас".

Я сказал: "Я буду стоять со Словом Божьим. Чего бы это ни стоило в моей жизни, я останусь со Словом. И я..."

Сказал: "Что ж, так вы не востребуете назад такую-то ленту?"

Я сказал: "Я никогда в своей жизни не проповедовал ничего такого, за что мне было бы стыдно. Я не востребую назад ни лент, ни записей. Я останусь с тем, что говорит Святой Дух. Этим буду жить и с этим умру". Я не рассказываю вам тут о себе. Но я хочу вам проиллюстрировать, что происходит, чтобы вы увидели и поняли. Это люди желают быть управляемыми человеком.

103 Они не захотели Самуила. Тогда перед тем, как помазали царём Самуила...то есть Саула царём, извините меня, Самуил снова пришёл к ним. И я просто скажу таким языком, как он сказал бы это сегодня. Вы можете это прочитать. Он сказал: "А как же Бог, как ваш Царь?"

"Ну, мы не видим Бога".

"Так я Его представитель". Самуил сказал: "Говорил ли я когда-либо вам что-то неверное? Пророчествовал ли я когда что-нибудь, что не сбылось бы точно так, как я о том говорил? Не рассказывал ли я вам Слово Господне? И вот что я спрошу у вас. Приходил ли я к вам просить у вас ваши деньги? Брал я от вас когда-нибудь что-нибудь? Передавал ли я вам что-нибудь кроме прямого ТАК ГОВОРИТ ГОСПОДЬ? И Бог каждый раз подтверждал, что это была Истина". И Он послал гром и дождь (вы знаете Писание, вот, как раз там) доказать, что Самуил был Божьими устами.

И как Самуил в точности представлял собой, на сегодняшний день, Святого Духа. Святой Дух — это Божьи уста, которые говорят точно, что говорит Библия, которые верят тому, что сказано в Библии и от этого ничуть не отклоняются.

106 Но они захотели такого, который рассказал бы им иное. И люди не могли сказать, что пророчество Самуила не было совершенным. Они отвечали и сказали: "Самуил, всё что ты говорил во Имя Господа, Господь осуществил это точно, как ты говорил. Без единой ошибки. Ты никогда не приходил к нам просить у нас денег. Ты сам себя обеспечивал. Ты никогда не просил нас сделать для тебя что-то великое, выдающееся. Ты доверялся твоему Богу, и Он избавлял тебя от всего. И слова твои верные. Всё, что ты говорил во Имя Господа, произошло точно, как ты говорил. Но всё равно мы желаем царя".

Вы видите это разногласие? Вы-вы видите ту хитрость, с какой дьявол трудится над человеческим существом? Вместо того, чтобы он или она отдались Духу Святому и слушали то, что ТАК ГОВОРИТ ГОСПОДЬ для чистой жизни, для неиспорченного характера, для совсем иной жизни, людям особенным, народу святому, людям со странными действиями: вместо этого они сливаются с этим миром, действуют подобно этому миру, ходят в какую-нибудь церковь и говорят: "Это всё в порядке, можете так поступать и жить дальше".

108 Вы можете увидеть, что это такое? Они говорят: "Нет такой штуки как исцеление. Ах, крещение Святым Духом — это было подмостками для церкви". Другими словами, затем "Бог взял мужей, забрал из Церкви Святого Духа и позволил деноминации строить Это". Никогда, никогда. Ничего подобного. Святой Дух, Слово Истины, должно вас вести до тех пор, пока не придёт Иисус. Но вот таким путём это-это пошло.

Саул пришёл к власти. У него было много последователей. Ох, у него было прекрасное вооружение. У него были певцы. У него были щиты, и у него были копья. Ох, он затмил все остальные народы. И он привёл их к такой демократии, о какой никто никогда и не слышал.

И это в точности то, что сегодня сделали наши деноминации и церкви. У нас самые большие церковные здания в мире. У нас самые прекрасно одетые люди в мире. У нас самая высокая учёность, какой можно достичь.

Подобно, как тренированные мужи у Саула, которые могли так обращаться с копьём, что другие народы их боялись. Они были натренированными людьми, во всём. Но однажды наступил такой час, когда вышел тот, кто бросил вызов. И это до того взволновало всю израильскую армию, что они стояли там и у них дрожали коленки. Голиаф бросил им вызов: "Если ваш Бог такой, каким вы Его описываете! Вы самые натренированные". И он бросил им вызов. Они не знали, что делать. Их замечательное, отполированное вооружение не сработало. Копья им не помогли. Происходило нечто такое, о чём они никогда раньше не слышали.

112 И со всем уважением и благочестивым почтением, и честью, и достоинством, и любовью, и христианским сотрудничеством, я скажу вот что. Я однажды прочёл в африканской газете, где тот наш сын Киса, наш претендент от имени евангелизма, когда какой-то мусульманин бросил ему вызов, Билли Грэхаму. Сказал: "Если твой Бог — это Бог, то пусть Он исцелит больного, как Он обещал сделать". И сын Киса, с остальной армией затихли и с поражением покинули ту страну. Это позор. Наш Бог есть Бог.

У нас замечательные церкви. У нас замечательный евангелизм. У нас есть оплачиваемые певцы. У нас наилучшие хоры; самые высокие в стране шпили. У нас самые замечательные мужи, некоторые — из самых богатых. У нас интеллектуалы. У нас теология разработана до запятой; мы можем её проповедовать; мы можем её рассказывать. Мы можем евангелизировать и приводить людей, и делать для церкви по миллиону новообращённых каждый год. [Пробел на ленте.-Ред.] Наши оплаченные певцы, наш интеллектуальный евангелизм не знает, как ответить на подобный вызов. Они ничего об этом не знают. Они ничего не знают о Его исцеляющей силе, о крещении Святым Духом, о той силе, которая может снять смертную тень с человека, умирающего от рака, и освободить его. Они ничего об этом не знают. В этой области их не тренировали, подобно Саулу, и какой была его, человеком созданная, группа.

114 Но позвольте мне сказать народу Божьему и вам, дети, чтобы вы знали, что Бог никогда не оставит вас без свидетельства.

Саулу не было известно. Саул ничего не знал об этом. Но у Бога там, где-то за горой, был Давид, который не кормил овец церковно-научными сорняками. Он водил их к водам тихим и на зелёные пастбища. Он заботился об овцах отца своего. И если кто-то вбегал, какой-то враг, вырвать одну из овец его отца, он знал силу Божью, чтобы спасти ту овцу.

И у Бога до сего часа есть где-нибудь Давид, который знает, что значит освободить Силой Божьей одну из Божьих овец. Он всё ещё знает об этом.

Он доверялся. Он ничего не знал о Сауловом оружии, да и не хотел он ничего из этого. Он не хотел никакого из их деноминаций. Он не хотел, чтобы на нём висело то вооружение. Он сказал: "Я понятия не имею об этом. Но дайте я пойду в той Силе, о которой я знаю". Он кормил овец отца своего. Он заботился о пастбищах. Он давал им правильную пищу, и они жили и процветали.

"Не хлебом единым будет жив человек, но каждым Словом, исходящим из уст Божьих, будет жив человек". Настоящий пастух кормит их: "Иисус Христос вчера, сегодня и вовеки Тот же". И если враг хватает кого-то болезнью, он знает Силу Божью.

119 Взгляните на вставшего там Давида. Сказали: "Но этот парень — боец с самого рождения. От юности своей он ничего не знал кроме копья и оружия. Он хорошо натренирован. Он — теолог. А ты ничего этого не знаешь".

Он сказал: "Это верно, сэр. Я ничего не знаю о его теологическом обучении. Но одно я знаю, что когда приходил враг, чтобы забрать овцу моего отца, я выходил с Силой Божьей. Я освобождал её. Я благополучно возвращал её в полное здравие. Я возвращал её на тенистые, зелёные пастбища и к тихим водам. И Бог, который предал льва в руки мои, и я поражал его, когда он хватал одного из ягнят, и Он давал заколоть медведя, так же Бог Небес пойдёт со мною заколоть этого необрезанного филистимлянина".

Нам нужно руководство Святого Духа. Я не знаю своих дней; и никто не знает.

121 Однажды утром я лежал в кровати. И я был...я спал и мне приснилось, что Иосиф болен, и я взял его, чтобы помолиться за него. И когда я проснулся, я был очень расстроен. Я сказал: "Вот, может быть, Иосиф заболеет".

И я взглянул, и передо мной проходила такая тёмная тень, вернее, коричневатого цвета. Казалось, будто это был я. И я наблюдал за этим. И за ней шло Нечто белое, и это был Он. Я посмотрел на свою жену, проснулась ли она, чтобы я мог показать ей, чтобы она могла увидеть видение. Но она спала.

Я сказал: "Ох, я сожалею, Господь. Но такой была моя жизнь, Тебе приходилось подталкивать меня на всё, что я делал. Каждый раз, когда что-то должно было произойти, я думал, что Ты это сделаешь. И я осознаю, что сатана пытался удержать меня от этого". Я сказал: "Если бы только Ты мог вести меня". И когда я взглянул, то увидел самое красивое лицо мужчины, из всех, которые я когда-либо видел. Он был спереди меня и смотрел назад. Он поднял Свою руку и взял меня за руку, и начал вот так двигаться. Видение оставило меня. В прошлое воскресенье утром, я был, проснулся рано. А то было в субботу, то видение. В...

124 Всегда уставал, я всегда задумывался о смерти. Мне пятьдесят, моё время не...думал, что не так уж долго осталось. Мне было интересно, как я буду в этой теофании, в небесном теле. "Будет ли это так, что я увижу моих дорогих друзей и увижу, как проплывает белое облачко, и скажу: 'Вот это Брат Невилл', или он не сможет сказать: 'Привет, Брат Бранхам'? А когда придёт Иисус, тогда я снова буду человеком". Я часто так думал.

Мне снилось, что я на западе. И я шёл через невысокий кустарник, и со мной была моя жена, и мы были на ловле форели. Я остановился и открыл калитку. И небо было таким красивым. Оно не выглядело, как здесь в долине. Оно было голубым и красивые белые облака. И я сказал жене, я сказал: "Дорогая, нам уже давно нужно было здесь быть". Она сказала: "Мы должны были ради детей, Билли". Я сказал: "Это..." И я проснулся.

Я подумал: "Мне так много снится! Интересно, почему?" Я взглянул, она лежала рядом со мной.

127 Я приподнялся на подушке, как многие из вас это делали, откинул голову на спинку кровати, и сложил руки сзади. И я вот так лежал там. И я сказал: "Да, интересно, как же это будет, на другой стороне. Мне уже пятьдесят, а я ещё ничего не сделал. Если б я только мог сделать что-нибудь, чтобы помочь Господу, ибо, я знаю, что больше не буду смертным. Половина моего времени прошла, по крайней мере, или больше половины. Если я проживу до старости, как мои родственники, всё равно половина моего времени прошла". И я огляделся. Я лежал там, собираясь вставать. Было около семи часов. Я сказал: "Думаю, сегодня утром я пойду в церковь. Если я охрипший, то я хотел бы услышать проповедь Брата Невилла".

Итак, я сказал: "Ты проснулась, дорогая?" Но она очень крепко спала.

И я не хочу, чтобы вы это пропустили. Это меня переменило. Я не могу быть тем же самым Братом Бранхамом, которым я был.

И я посмотрел. И я услышал, как Что-то всё говорило: "Ты только начинаешь. Продолжай вести битву. Просто продолжай бороться".

Я на мгновенье встряхнул головой. Я подумал: "Ну, по-видимому, я просто так думаю". Вы знаете, человек может что-то вообразить. И я сказал: "Возможно, я просто вообразил это".

Но услышал: "Продолжай вести битву. Давай же, продолжай".

Я сказал: "Может быть, я это сказал". И я зажал зубами свои губы, и закрыл рот рукой.

Но Это снова пришло, сказало: "Просто продолжай двигаться. Если бы ты только знал, что будет в конце дороги!"

134 И казалось, будто я слышу Грэйема Снеллинга или кого-то ещё, кто пел вот так эту песню. Они пели её здесь, Анна Мэй и все вы.

Хочу домой, так хочу на Иисуса взглянуть,

В порту услышать приветственный звон.

Это страх удалит и светлей станет путь;

Позволь взглянуть за завесу времён.

Вы слышали, как её пели здесь в церкви.

И я услышал, Нечто сказало: "Ты желал бы взглянуть за завесу?"

Я сказал: "Это очень сильно помогло бы мне".

И я взглянул. И просто в одно мгновение, я...Один вздох, я оказался на какой-то наклонной плоскости. Я оглянулся, и вот я лежал там на кровати. И я сказал: "Странно это".

137 Теперь, я не хотел бы, чтобы вы это повторяли. Это перед моей церковью, то есть моими овцами, где я пасторствую. Было ли это так, что я был в этом теле или вне, или это было перемещение, это не было похоже ни на одно видение, которые я видел. Я мог смотреть вниз, и я мог смотреть сюда.

И когда я попал в то Местечко, я никогда не видел так много людей, которые бежали и кричали: "Ах, наш дорогой брат!"

И я взглянул. И вот молодые женщины, может быть, лет двадцати, от восемнадцати до двадцати, они протягивали ко мне свои руки, восклицая: "Наш дорогой брат!"

И вот пришли молодые мужчины, в расцвете своей молодости. Их глаза сверкали и выглядели, как звёзды в тёмную ночь. Их зубы белые, как жемчуг. И они кричали и хватали меня, и кричали: "Ах, наш дорогой брат!"

И я остановился и взглянул. И я был молодым. И я посмотрел назад на своё старое тело, лежащее там с руками за головой, и я сказал: "Я этого не понимаю".

142 А эти молодые женщины обнимали меня своими руками. Так вот, я понимаю, что это смешанная аудитория, и я говорю это с мягкостью и нежностью Духа. Мужчины не могут обнимать женщин, не испытывая ощущения: но Там этого не было. Там не было ни вчера, ни завтра. Они не уставали. Они были...Я никогда в своей жизни не видел таких приятных женщин. Их волосы были до пояса: длинные юбки до ступней ног. И они просто обнимали меня. И это не было похоже даже на то, как меня может обнять моя собственная сестра, сидящая здесь. Они не целовали меня, и я их не целовал. Это было нечто такое, что просто слов не подберёшь, у меня не хватает слов, чтобы выразить. "Совершенство" вряд ли подойдёт. "Превосходство", этим словом тоже не выразишь. Это было нечто такое, чего я никогда...Просто нужно побывать Там.

И я посмотрел сюда, и посмотрел туда. И они шли тысячами. И я сказал: "Я не понимаю этого". Я сказал: "Что ж, они..."

144 И вот подходит Хоуп. Это была моя первая жена. Она подбежала, но не сказала: "Мой муж". Она сказала: "Мой дорогой брат", когда она меня обняла. Там стояла другая женщина, которая меня обняла, и потом Хоуп обняла ту женщину; и каждую. И я подумал: "О-о, это совершенно другое. Это не будет...Это нечто..." Я подумал: "О, будет ли у меня ещё желание опять вернуться в тот старый труп?"

Тогда я осмотрелся. Я подумал: "Что это такое?" И я хорошенько взглянул. И я-я сказал: "Я-я не могу этого понять". Но Хоуп выглядела будто какая-то почётная гостья. Она не отличалась, но просто как почётная гостья.

И тогда я услышал Голос, который проговорил мне, это было в комнате, сказал: "То, что ты проповедовал, было Святым Духом. Это совершенная Любовь. И без Этого ничто не может войти Сюда".

И я убеждён больше, чем когда-либо в своей жизни: чтобы войти Туда, нужна совершенная Любовь. Там не было никакой ревности. Там не было никакой усталости. Там не было смерти. Туда не могла войти болезнь. Смертность: не-не могла состарить тебя. И...Они не могли плакать. Это была только радость.

148 "Ох, мой дорогой брат!" И они взяли меня и поместили на какое-то возвышенное место.

Я подумал: "Это мне не снится. Я смотрю на своё-на своё тело, лежащее там внизу на кровати".

И они поместили меня туда. И я сказал: "О, не нужно, чтобы я здесь высоко сидел".

И вот, с обеих сторон, восклицая, подошли мужчины и женщины в расцвете юности. И одна женщина стояла там и воскликнула: "О-о, мой дорогой брат! О, как мы счастливы увидеть тебя Здесь."

Я сказал: "Я этого не понимаю".

И тогда тот Голос, который обращался ко мне сверху, сказал: "Ты знаешь, это написано в Библии, что 'Пророки соберутся с народом своим'."

И я сказал: "Да. Я помню, что это в Писаниях".

Сказал: "Но, это когда ты соберёшься с народом твоим".

Я сказал: "Тогда они будут реальными, и я смогу их почувствовать".

"О, да".

Я сказал: "Но тут миллионы. Ведь Бранхамов не так много".

И тот Голос сказал: "Они — не Бранхамы. Это твои обращённые. Это те, которых ты привёл к Господу". И добавил: "Некоторым из тех женщин, о которых ты подумал, что они так прекрасны, было лет девяносто, когда ты привёл их к Господу. Не удивительно, что они восклицают: 'Наш драгоценный брат!'"

155 И они закричали, все сразу, сказали: "Если бы ты не пошёл, то нас не было бы Здесь".

Я огляделся. Я подумал: "Ну как, я этого не понимаю".

Я сказал: "А где же Иисус? Я так сильно хочу Его увидеть".

Они сказали: "Сейчас Он немного выше, вот там выше". Сказали: "Однажды Он придёт к тебе. Понимаешь?" Сказали: "Ты был послан как вождь. И Бог придёт. И когда Он придёт, Он будет судить тебя согласно тому, чему ты их учил, во-первых, войдут они или нет. Мы войдём согласно твоим наставлениям".

Я сказал: "О, я так рад. А Павел, и ему придётся так же предстать? И Петру придётся так же предстать?"

"Да".

Я сказал: "Тогда я проповедовал каждое Слово, как они проповедовали. Я никогда не отступал от Этого ни в одну, ни в другую сторону. Где они крестили во Имя Иисуса Христа, и я делал так же. Где они учили о крещении Святым Духом, и я делал так же. Всё, чему они учили, и я учил так же".

159 И те люди восклицали и говорили: "Мы знаем это. И мы знаем, что однажды мы вернёмся с тобой на землю". Сказали: "Иисус придёт, и тебя рассудят согласно Слову, которое ты проповедовал нам. И тогда, если ты будешь принят в то время, а так и будет, — и сказали, — тогда ты представишь нас Ему как свой трофей своего служения". Сказали: "Ты поведёшь нас к Нему, и вместе мы вернёмся на землю, чтобы жить вечно".

Я спросил: "Мне теперь надо возвращаться?"

"Да, но продолжай двигаться дальше".

Я взглянул. И я видел людей, настолько далеко, насколько мог видеть, всё ещё приходили, желая обнять меня, восклицали: "Наш драгоценный брат!"

Как раз тогда Голос сказал: "Всех, кого ты любил, и все, кто любили тебя, Бог дал тебе здесь". И я взглянул. И вот ко мне подходит моя собака. Вот пришла моя лошадь и положила голову мне на плечо и заржала. Сказал: "Всех, кого ты любил, и все, кто любили тебя, Бог дал их в руки твои через твоё служение".

И я почувствовал, как удаляюсь из того прекрасного Места.

И я осмотрелся вокруг. Я сказал: "Ты проснулась, дорогая?" Она всё ещё спала.

И я подумал: "О Боже! О помоги мне, о Боже. Не дай мне идти на компромисс ни с одним Словом. Дай мне прямо стоять на Слове и проповедовать Его. Меня не беспокоит, что бы ни происходило, что делает кто-то другой, сколько поднимается Саулов из сыновей Киса, сколько того, другого и третьего. Дай мне, Господь, двигаться к тому Месту". Всякий страх смерти...

164 Я говорю это сегодня утром перед лежащей здесь Библией. Вот у меня маленький мальчик, четырёх лет, его надо растить. У меня есть девятилетняя девочка; и девочка-подросток, за которых я благодарен, что обратились на путь Господа. Боже, позволь мне жить и вырастить их в страхе Божьем.

Кроме того, кажется будто весь мир взывает ко мне, девяностолетние женщины и мужчины, и разные люди. "Если бы ты не пошёл, то нас здесь не было бы".

Боже, позволь мне вести эту битву. Но если настанет час смерти, то я больше...Это будет радостью, это будет удовольствием: уйти от этого разложения и бесчестия.

Если бы я мог там образовать куб высотой в сто миллиардов миль, и это была бы совершенная Любовь: с каждым шагом сюда он всё уменьшался бы, до тех пор, пока не дошли бы сюда, где мы сейчас. В нём не было бы никакой тени разложения. Это то нечто едва уловимое, что мы ощущаем и чувствуем, что где-то что-то есть. Мы не знаем, что это такое.

168 О, мои дорогие друзья, возлюбленные, мои сокровища Благовестия, дети мои, рождённые для Бога, послушайте меня, вашего пастора. Вы, я хотел бы каким-нибудь образом объяснить это вам. Но нет слов: я не смог их найти: их нигде не найдёшь. Но за этим последним вздохом находится нечто преславное, чего вы никогда...Этого невозможно объяснить. Никоим образом. Я просто не могу. Но чтобы ты ни делал, друг, отложи в сторону всё остальное, пока ты не обретёшь совершенную Любовь. Приди в такое состояние, чтобы ты смог любить каждого, любого врага, всех остальных.

Одно посещение того Места сделало меня другим человеком. Я никогда, никогда, никогда уже не смогу остаться тем Братом Бранхамом, каким я был. Или крушение самолёта, или удар молнии, или шпион направит на меня винтовку. Что бы там ни было, не имеет значения. Я собираюсь вести бой благодатью Божьей. Ибо я проповедовал Евангелие всякому творению и кому только мог, настойчиво убеждая их стремиться к той прекрасной Земле.

170 Это может быть трудным. Это может отнять много сил. Я не знаю, сколько ещё. Мы не знаем, с физической стороны. Это...Что касается медицинского обследования, мне сказали: "У вас ещё двадцать пять лет полновесной, добротной жизни. Вы крепкий". Это мне помогло. Но нет, дело не в этом. Это не то. Это нечто вот здесь внутри. Этому тленному надлежит облечься в нетление. Этому смертному надлежит облечься в бессмертие.

Сыны Киса могут подниматься. Я...Всё то хорошее, что они делают, против этого не могу сказать ничего плохого, давать бедным и благотворительность. И помните, ещё бы, Самуил сказал Саулу: "Ты тоже будешь пророчествовать". И многие из тех мужей, великие, сильные проповедники, могут проповедовать это Слово подобно архангелам. Но однако же, это не было Божьей волей. Бог должен быть их царём. Брат, сестра, дай Духу Святому вести тебя.

Давайте склоним на минуту наши головы.

Хочу домой, так хочу на Иисуса взглянуть,

В порту услышать приветственный звон.

Это страх удалит и светлей станет путь;

Позволь взглянуть за завесу времён.

Господь, позволь мне узреть за завесой скорбей

Тот край, что светом всегда озарён;

Это страх удалит, вера станет сильней;

Позволь взглянуть за завесу времён.

172 Я уверен, Господь, если бы только эта маленькая церковь сегодня утром могла бы заглянуть за ту завесу! Среди них нет никакого недуга: и быть не может. Ни болезни: ничего, кроме совершенства. И между этим и Тем только один вдох, из старости в юность, из времени в Вечность: от завтрашних забот и вчерашних печалей в Вечность настоящего времени, в совершенство.

Я молю, Боже, чтобы Ты благословил здесь каждого человека, если здесь есть те, Господь, которые не знают Тебя в этой Любви. И действительно, Отец, ничто не может войти в то святое Место без такой Любви, новое Рождение, быть рождённым свыше. Дух Святой, Бог есть Любовь, и мы знаем, что это истина. Неважно, если мы передвигаем даже горы своей верой, если совершаем великие вещи, но без Этого мы не смогли бы забраться по той великой лестнице. Но с Этим, Это поднимет нас над земными заботами. Я молю, Отец, чтобы Ты благословил этих людей.

174 И пусть каждый человек, который слышал в это утро, как я говорил эту Истину, чтобы Ты был моим свидетелем. Господь, как Самуил когда-то; "Говорил ли я им когда-нибудь во Имя Твоё что-нибудь кроме истины?" Они — судьи. И я говорю им сейчас, Господь, что Ты брал меня на ту Землю. Ты знаешь, что это правда.

И теперь, Отец, если есть такие, кто не знает Тебя, пусть это будет тем часом, когда они скажут: "Господь, помести в меня желание исполнить волю Твою". Даруй это, Отец.

И теперь со склонённой головой, не поднимите ли вы свои руки и не скажете: "Помолись за меня, Брат Бранхам: да будет со мною Бог".

Теперь, оставайтесь там, где вы есть, почему бы вам просто и нежно не сказать Отцу: "Боже, всем своим сердцем сегодня я отказываюсь от того, что в мире. Я отказываюсь от всего, чтобы любить Тебя и служить Тебе всю свою жизнь. И я желаю, отныне и впредь, следовать за Тобой в соответствии с каждым местом Писания, Библии Твоей"? Если ты не был крещён Христианским крещением: "Я сделаю, Господь".

178 "Если я ещё не принял Святого Духа..." Ты узнаешь, когда получишь Его. Он даст тебе, Он даст необходимую тебе уверенность и Любовь. О, может быть, ты исполнил разные...у тебя были ощущения, может, ты восклицал или говорил на языках, это хорошо. Но если там нет этой Божественной Любви, поверьте мне сейчас, скажи: "Господь, вложи в сердце моё и в душу мою стремление к Духу Твоему, чтобы я мог любить и чтить, и иметь в сердце моём сегодня ту Божественную Любовь, которая повела бы меня на ту Землю, когда последнее дыхание оставит меня", пока будем молиться. Ты сам молись. Молись по-своему, как можешь, проси Бога сделать это для тебя.

Я люблю вас. Я люблю вас. Вы, драгоценные седые головы, сидящие здесь, вы тяжко трудились и растили детей! Вы бедные, постаревшие мамы, проплакавшие свои глаза! Позволь уверить тебя, дорогая сестра: там, за последним вздохом, всё совершенно иначе. Я верю, что Это несомненно есть в этом помещении. Просто дело в этом измерении, в котором мы живём. Это тленный мир, в котором мы живём теперь.

"Пусть во мне, Господь, будет воля Твоя". Молитесь, когда мы будем молиться вместе.

181 В благоговении, Господь, на основании Слова Твоего и Твоего Святого Духа, мы так рады, что мы знаем, откуда происходит рождение наше. Мы рады, что были "рождены не от желания мужа, не от желания плоти, но по воле Божьей".

И мы молим сегодня, Отец, чтобы те, которые просят сегодня пощады и милости, чтобы Твой Дух совершил этот труд, Господь. Я никак не могу этого сделать: я просто человек, ещё один сын Киса. Но нам нужен Ты, Дух Святой.

Боже, дай мне быть, как Самуил, говорящим Истину Слова. И Ты до сих пор Это доказывал, и я верю, что Ты продолжишь, доколе остаюсь верен Тебе.

Отец, пусть все они сейчас примут Вечную Жизнь. Пусть этот день не уйдёт от них. И в тот час, когда они будут покидать этот мир, пусть то, что я только что им сказал, откроется реальностью. И когда мы сидим здесь сегодня, смертные, поглядывая на часы, думая о своём обеде, о завтрашней работе, о жизненных заботах и труде. Там этого не будет. Всё это исчезнет. Там не будет забот: лишь великая радость Вечности. Дай им вот такую Жизнь, Отец, каждому. И, может...

185 Я прошу Тебя, Отец, о том, чтобы Ты на той стороне дал мне встретиться с каждым человеком, который здесь в это утро слышал, как я говорю об этом видении: хотя, здесь могут быть мужчины или женщины, которые со мной не согласятся. Но, Отец, пусть это не стоит на нашем пути. Дай нам встретить их Там, когда они тоже побегут, и мы обнимем друг друга, восклицая: "Наш дорогой брат". Господь, пусть с каждым будет так, как было Там показано, все, кого я любил, и все, кто любили меня. Я молю, чтобы это было таким образом, Господь. И я люблю их всех. Пусть они явятся, Отец. Я предлагаю им теперь Вечную Жизнь. Пусть они, в свою очередь, примут Это. Ибо я прошу это во Имя Иисуса. Аминь.

У нас есть несколько минут для молитвы за больных. Я вижу у нас здесь есть маленькая больная девочка и женщина в коляске.

187 Теперь, моим самым драгоценным братьям и сёстрам, пожалуйста, не поймите меня неправильно. Я-я не знаю, что произошло. Я не знаю, что произошло. Но Боже, когда я умру, позволь мне отправиться Туда. Дай мне вернуться на то Место, где я желаю быть, где бы это ни было. Я не стараюсь быть Павлом, который был взят на третье небо. Я этого не говорю. Я верю, что Он просто хотел ободрить меня, желая дать мне нечто такое, чтобы подтолкнуть меня, в начале моего нового служения.

Не покажется непочтительным, если я тут прочту кое-что? Будет нормально? [Собрание говорит: "Аминь".-Ред.]

Один из ведущих журналов страны, Билли Грэхам. [Брат Бранхам читает из статьи следующее.-Ред.]

189 '"Ислам вызывает доктора Билли Грэхама.' На первой странице "Африканс Таймс", 15-е февраля, 1960. Автор статьи, мусульманин (магометанин) считает, что чудеса должны сопровождать проповедование Благовестия Христа, Который вчера, сегодня и вовеки Тот же. Мы цитируем: 'Это вот что: Христос обещал Своим ученикам, когда Он сказал: "Верующий в Меня, дела, что Я делаю, и он совершит так же; и даже более великие он совершит".' Совершала ли Церковь когда-либо такие дела, те-те библейские качества Христа? Может ли она это сегодня? Может ли какая-нибудь конкретная церковь совершить хотя бы половину, совершённых Христом, чудес, не говоря о "более великих делах"? Можете ли вы, как такая известная личность, защитник христианства, поднять, вернуть мёртвого к физической жизни? Можете ли вы ходить по морю? Можете ли вы исцелить больного и дать зрение слепому? Разве не это утверждается в вышеуказанном заблуждении мусульманина? Или ставят...или это испытание Христа, как утверждают некоторые последователи вашей веры?'"

Многое из статьи этого мусульманина было просто неправильно преподнесено. Они дискредитируют этого мусульманина, однако, он был прав. Но вот что им пришлось ответить. [Брат Бранхам читает из статьи следующее.-Ред.]

191 "Самый лучший ответ на это — читать Библию и ознакомиться с Кораном. Коран не выдерживает...не выдерживает сравнения. Невыполнимые претензии магометанства, выходящие за рамки христианства, — это всего лишь вы-со-ко-пар-но-е, высокопарное, — по-моему, — воображение. Однако, автор статьи коснулся жизненно-важного момента относительно чудес, принадлежащих Церкви. Но здесь мы снова вынуждены усомниться в искренности этого автора, ибо кто смог бы указать и смог бы оспаривать чудеса, совершённые служителем Уилльямом Бранхамом перед мусульманами в Южной Африке, когда десять тысяч приняли Христа Спасителя? При служении Уилльяма Бранхама в Дурбане, в Южной Африке, и в других местах по всему миру, или Т. Л. Осборна в Восточной Африке. Конечно, мы полностью поддерживаем Билли Грэхама. Разбираться в этом вопросе не имеет...Нет никакого смысла об этом спорить".

192 Но при всём при этом, он говорил мне, сказал, что мы "фанатики", что мы "не знаем", что делаем. Но в своей собственной газете им всё равно пришлось засвидетельствовать, что Бог это сделал. Бог сегодня такой же Бог, каким Он был всегда. Не думайте, что они не верят этому и не видят этого. Это не скрытно; это не делается где-то в углу. Там сидели сотни тысяч людей и наблюдали это. Когда они увидели, как тот хромой, поражённый парень пришёл туда, и Святой Дух рассказал ему о его жизни и о разном, и о том, что произошло. И видеть, как десять тысяч мусульман легли на землю и приняли Иисуса Христа как личного Спасителя.

У нас ещё есть Т. Л. Осборны и другие, которые ещё кормят овец овечьей Пищей. Кажется, Брату Осборну ещё не приходилось бывать среди мусульман. Они заявляют, что они преобладают. Но у нас есть Бог, Который может избавить овцу от льва, может избавить овцу от медведя.

194 И мне было приятно узнать, что им пришлось это написать и признать это. Нет, они думают, что не признают: они уходят прочь и отворачиваются, и говорят: "Ох, те дни прошли".

Тот мусульманин сказал: "Прошли? Тогда прошла вся Библия. Вы все ошибаетесь. Вы поклоняетесь Человеку, умершему Человеку, Имя Которого Иисус. И Он умер, много лет тому назад, и нет никакого Его воскресения".

Но они не смогли этого сказать на собрании в Дурбане. Там Он стоял, делая те же самые вещи, которые Он делал, и доказал им. Вот, даже деноминациям пришлось обратиться, тот самый человек, который написал и говорил мне, что я должен исправить своё учение о Библии, именно ему пришлось написать об этом в их газете. Невзирая ни на что, Бог заставит их прославить Его. Это верно. Он в любом случае заставит их прославить Его.

197 У нас тут сидит больная девочка. Это ваш ребёнок? В чём её беда, сестра? [Сестра говорит: "Кровоизлияние в мозг".-Ред.] Мадам? ["Кровоизлияние в мозг".] Кровоизлияние в мозг. ["Я писала вам несколько лет назад о её кровоизлиянии в мозг".] О, да. ["Она больна теперь, в августе будет четыре года".] Четыре года, в августе. ["Брат Невилл видел её".] О, это из Маренго или где-то рядом? ["Паоли".] Паоли. Вот эта девочка? Есть только одно, мать, что может спасти девочку: это Бог, Который знает её. ["Ей стало намного лучше, чем с ней было".] Я очень рад этому.

Вы ходили и молились за неё, Брат Невилл? [Брат Невилл говорит: "Да, сэр".-Ред.] После того, как Брат Невилл сходил и помолился за неё, ей стало лучше. Ещё есть пастыри, знающие Пищу для овец.

199 Какая у вас беда, дорогая сестра, сидящая в той коляске, ваша? [Сестра говорит: "У неё рак".-Ред.] Рак.

Так, если я спрошу вас кое о чём, может быть, прямо сейчас. Сколько из сидящих здесь были исцелены...от рака, поднимите свои руки? Взгляните туда, сестра. ["Она почти глухая и не может слышать, что вы говорите".-Ред.]

Бог есть Исцелитель. Мы это знаем. Если бы я сказал вам, что могу пойти туда и убрать это кровоизлияние из этой девушки и сделать её здоровой, я вам сказал бы неправильно; или, что я мог бы убрать из этой женщины рак. Но я знаю одну вещь: там был медведь: рак, опухоль, слепота, и даже однажды смерть схватила некоторых из Божьих овец. И я выходил с Силой Божьей, и я поражал его и приводил ту овцу назад. Это верно. Сегодня мы выходим, не с чем-нибудь таким великим. Я выхожу с простою пращой молитвы. Он вернёт её назад.

Вы верите в это, не так ли, сестра? Вы верите тоже, да, сестра? Кто из вас верит всем своим сердцем? [Собрание говорит: "Аминь".-Ред.]

Теперь склоните головы, когда я буду молиться. [Брат Бранхам отходит от микрофона за кафедрой и молится за больных, в это время пианист исполняет "Только верь".-Ред.]

204 Дорогой Отец, вот здесь лежит прекрасная молодая женщина, которая не сможет больше ходить, если Ты не поможешь ей. Враг ухватился за неё. Никакой доктор уже не может помочь. Враг так далеко загнал её, что никакой доктор уже ничего не сможет сделать. Но она во власти Твоей, Господь. И Ты можешь коснуться её рукою Своей. На основании Слова Божьего, я возлагаю руки на эту молодую женщину, и выношу приговор этому кровоизлиянию. Во Имя Иисуса Христа призываю эту женщину в нормальное состояние. Пусть живёт она во славу Божью. Да будет она здорова, ходит в эту церковь, подобно другим приходящим, и так же воздаёт Богу хвалу. Да будет так, чрез Иисуса Христа.

Её посеребрённые волосы, ещё несколько заходов, и она будет на той Земле, где я уже не видел старых, но только молодых. Но её близкие сидят здесь, рыдая, они любят её. Сильный враг вцепился в неё и тащит туда, где доктора не смогут ей помочь, этот рак, пугающий, как лев. Боже, я вступаюсь за неё. Я выхожу, чтобы вернуть её. Я поражаю этого льва, этот рак, во Имя непобедимого Христа, посланником Которого я являюсь. Пусть это оставит её, и да будет она здорова, и проживёт ещё много лет, во славу Божью и честь, Именем Господа нашего Иисуса Христа.

206 Вот, Небесный Отец, это не какие-то крепкие доспехи, не блестящее копьё, речь и словарный запас какого-то оратора, но с такой простой пращой веры. Я выхожу за этой душой, и за этим телом, этот вражеский рак утащил её туда, где доктор уже не может помочь. Но я выхожу за ней, в это утро, Господь, возвращая её обратно на тенистое, сочное пастбище и к тихой воде. Во Имя побеждающего Иисуса, посланником Которого я являюсь. С искренней верой, я верю, что она будет возвращена, силою этой, совершённой нами, молитвы. Да будет так.

[Брат Бранхам с кем-то разговаривает, затем возвращается к микрофону за кафедру.-Ред.]

[Брат Бранхам говорит Брату Невиллу: "Я думаю, что ещё будет служение водного крещения?" Брат Невилл говорит: "Да. Ещё два проповедника хотят крестить людей".-Ред.]

Не могли бы вы поднять на минуту свои головы? Пастор только что сказал мне...

Эти люди очень, очень больны. С ними будет всё хорошо. Просто не...Всё в порядке. Божьи обетования нерушимы. Мы идём их взять.

211 Здесь будет служение водного крещения. Некоторым людям нужно уходить. Сегодня вечером у нас снова будет служение.

Есть здесь кто-нибудь, кто не сможет прийти сегодня вечером, и желает, чтобы за вас сейчас помолились, кого не будет здесь вечером? Тогда подойдите прямо сюда, те, кто не сможет прийти вечером. Сегодня вечером у меня будет больше времени для молитвенного ряда. Нужно крестить тех людей.

Там у вас маленький мальчик? Всё в порядке. [Брат выходит вперёд и говорит Брату Бранхаму: "Я передам вам это, хорошо?"-Ред.] Да, брат. Большое спасибо. Прочитать это немного позже, или прямо сейчас? Благодарю вас, сэр.

Теперь, если вы сейчас предоставите нам ещё одну или две минуты, затем у нас будет служение водного крещения. Я знаю, что вы захотите это увидеть. А те, кто желает в это утро принять крещение, хорошо, вы, женщины, проходите туда, там вы переоденетесь, а мужчины проходите на эту сторону. И тогда, пока я буду молиться за этих больных людей, тогда вы приготовитесь к служению водного крещения. А теперь те, кто...

215 Теперь, сегодня вечером, я постараюсь сегодня вечером провести молитвенный ряд, сразу же, как только они придут. И сегодня вечером мы собираемся начать из 1-й Книги Ефесянам. И мы будем очень счастливы, если вы придёте, если у вас нет церкви, куда пойти. Но если у вас есть ваш собственный пастор и церковь, тогда вы-вы посещайте вашу драгоценную церковь, которую вы поддерживаете.

Если те, которым надо уйти, собираются теперь уходить, да благословит вас Бог. Приходите к нам опять, когда сможете. Мы будем рады вас видеть.

Вы тоже хотите, чтобы за вас помолились, брат? Что вас беспокоит? [Брат говорит: "Моя спина".-Ред.] Высокое кровяное давление.

Теперь, остальные, склоните на минуту свои головы, мы хотим помолиться.

219 Отец, я благодарю Тебя сегодня за небольшую пастушью пращу, за молитву, которая повергает льва на колени, и ягнёнок выскочил от него и вернулся к своей маме и к папе. Я молю за нашего брата. Я прошу, чтобы Ты его так же безопасно привёл, Господь. Пусть снизится давление крови и прекратятся беспокойства в его теле. Я иду за ним, Господь, возвращаю его обратно, во Имя Иисуса Христа. Да будет так. Аминь.

Благословит тебя Бог, брат.

Спускаясь, я вижу вы держите маленького слепого мальчика.

220 Хотел бы сказать ещё одну вещь. У меня было...очень плохо, меня рвало. И я подумал...я хочу, чтобы вы это уловили, если сможете. Я подумал: "Боже, что бы я отдал, если бы услышал, что кто-то стоит у двери? Моя жена сказала бы: 'Билли, пожилой джентльмен желает тебя видеть'.

И вот входит невысокий, лысый человек с седыми висками. Он зашёл бы, сказал: 'Ты — Брат Бранхам?'

Я сказал бы: 'Да, сэр, это я'.

"Меня зовут Симон". Положил бы на меня свою руку и минуту смотрел на меня. Сказал: 'Ты верующий, Брат Бранхам'.

"Да".

"Всё будет в порядке". Симон Пётр, из Библии. Как я оценил бы это! Ему не пришлось бы много говорить. Просто положил на меня свою руку. И всё было бы в порядке".

224 И потом, что касается меня, с Божьей помощью, и по Божьей благодати, десятки тысяч людей верят в то же самое, если бы я пришёл к ним. И я подумал: "Господь, тогда дай мне пойти к каждому, к кому я смогу. Дай мне только-только..."

Я подумал: "Если Симон, или Павел, кто-то из них, просто вошёл бы и сказал: 'Ты — Брат Бранхам?'

'Да'.

Положили на меня свои руки, и посмотрели на меня, и сказали: 'Всё в порядке, Брат Бранхам', просто вышли.

Я бы поправился. Я был бы в порядке. Конечно. Я сказал...Ух ты, тут же подскочила бы моя храбрость. Я сказал бы: "Со мной будет всё в порядке". Да, сэр.

И есть люди, которые сегодня верят в то же самое. Именно это я собираюсь сейчас делать, возложить на вас руки, просить Бога.

[Брат Бранхам выходит из-за кафедры и молится за больных.-Ред.]

230 Я хочу подойти к этому мальчику, посмотрю, доберусь ли до него. Маленький, слепой мальчик. Сколько уже времени как он слепой? [Сестра говорит: "От рождения".-Ред.] От рождения. Привет, малыш! О, ты замечательный мальчуган. [Брат Бранхам с кем-то разговаривает.]

О благодатный Бог! Где доктора бессильны, от самого рождения этот малыш, родившийся слепым, он не может видеть: этот прелестный, милый мальчик. И враг, прежде чем этот человечек получил шанс на жизнь, швырнул его туда, где доктора бессильны. И я выхожу за ним в это утро, Господь. С этой простой пращой молитвы, чтобы возвратить его, Боже. Я выхожу против врага, против дьявола, во Имя Иисуса Христа, и я требую этого мальчика для Бога. Я требую его зрение, для Бога, возвращая ему то, что сатана украл от него. Пусть он получит это. Во Имя Иисуса Христа да будет так. Я произнёс это.

232 Теперь, дорогая сестра, пусть не будет у тебя ни капли сомненья, с малышом всё будет в порядке. Я хочу, чтобы ты привела его обратно сюда в церковь, и показала людям, что он видит. Даю ему зрение, во Имя Иисуса Христа.

[Брат Бранхам с кем-то разговаривает.-Ред.]

Господь Иисус, возлагаю...Мы так много молились за эту маленькую! Но в это утро, я выхожу во Имя Иисуса Христа, с этой пращой, которую Ты дал мне. И Ты помог мне этим, Господь, Силою Твоей, вырвать...из пасти рака, из пасти самой смерти, воскресить мёртвого после того, как объявили мёртвым, и лежал застывший и холодный. Я выхожу против этого врага, во Имя Иисуса Христа. Верни ей полное здоровье, Господь. Даруй это. Да свершится это для славы Божьей.

234 Вы больны, леди? [Сестра разговаривает с Братом Бранхамом.-Ред.] Вы верующая? ["Да!...?..."] Господь, я привожу её в пределы досягаемости этой пращи. Во Имя Иисуса Христа, пусть это оставит её и никогда не вернётся.

[Сестра разговаривает с Братом Бранхамом.-Ред.] Что ж, та же самая праща, что достигла и взяла Брата Харли, и за твою дочь и за тебя.

Теперь, Небесный Отец, я выхожу против врага, применяя эту пращу, которую Ты дал мне, ибо Ты сказал: "Если сделаешь так, что люди поверят, и будешь искренним, когда молишься", то этот камешек поразит цель. Пусть он летит, Господь, я посылаю по её просьбе. Во Имя Иисуса Христа да будет так. Аминь.

[Эта сестра говорит: "Я почувствовала, с моими пальцами стало лучше".-Ред.]

[Другая сестра разговаривает с Братом Бранхамом.-Ред.] Хорошо, сестра. Теперь мы...Нервы за пределами возможного для докторов. Они могут дать вам какое-нибудь успокоительное, но после этого вам будет ещё хуже. Да. Теперь смотрите. Мы идём за этим, в это утро. Выходим; возвращаем тебя. [Пробел на ленте.]

238 Господь Иисус,...[Пробел на ленте.-Ред.]...пять камушков, в-е-р-а, и праща молитвы. И я возвращаю сестру мою из когтей той нервной...?...оттуда. Я возвращаю её в мир и на сочные пастбища и к тихим водам. Я делаю это во Имя Иисуса Христа. Аминь.

[Другая сестра разговаривает с Братом Бранхамом.-Ред.]

Отец Бог, эта девочка, мы так рады, что это не атрофия мышц. Но что бы там ни было, это в пределах досягаемости для Тебя, Господь. И я выхожу с пращой веры и с этим камнем. И я посылаю этот камень, бросаю его изо всех сил. Во Имя Иисуса Христа, пусть он попадёт в цель. Пусть наша сестра будет здорова. Я делаю это во Имя Иисуса Христа.

[Другая сестра разговаривает с Братом Бранхамом.-Ред.]

Эта молодая мать, и её маленький отпрыск, этот малыш, с которым она желает встретиться там, на другой стороне, на той славной Земле, о которой я говорил. И пусть...Эта мать не проживёт, чтобы вырастить мальчика, и этот малыш не может жить без Твоей помощи. Но я выхожу с пращой, со всею силой, и прицеливаюсь как могу в этого врага. И во Имя Иисуса Христа я запускаю это. Они будут здоровы, для славы Божьей. Во Имя Иисуса. Аминь.

[Другая сестра разговаривает с Братом Бранхамом.-Ред.]

О-о, это так замечательно. Я рад. Что ж, то служение, тогда, было великим служением, вызывая людей. Показывало на дела...?...

242 Наш Небесный Отец, сатана загнал эту бедную мать за пределы досягаемости докторов. Они напичкали её лекарствами, Господь, это только бросает её из стороны в сторону, едва осознаёт, что с ней происходит. А когда приходит в себя, то ей ещё хуже. Но я выхожу с этой пращой веры, точно нацеливая камень, прямо в цель, в десятку. Во Имя Иисуса Христа я убираю с неё эту нервозность, для славы Божьей. Аминь.

[Кто-то разговаривает с Братом Бранхамом.-Ред.]

Дорогой Бог, там лежал недавно Брат Джордж и умирал. Я видел, что для него совершила вера. Теперь у него ревматизм, Господь. Мы понимаем, что они могли бы дать ему какой-нибудь кортизон, что-нибудь болепонижающее, но полностью это не убрало бы. Итак, мы нацеливаем эту молитву, во Имя Иисуса Христа!...?...Пусть он отправляется домой здоровым.

Благодарю тебя, брат.

Здравствуйте, голубушка. [Сестра разговаривает с Братом Бранхамом.-Ред.] Ой-ой! Потеря слуха. Вы все слышали? Ага. Там, за пределами всего смертного! Вы верующая в Господа Иисуса? [Сестра говорит: "Аминь".] В один из дней я увижу Там прекрасную женщину. Вы снова и навсегда станете молодой. Я знаю, что теперь вы хотите жить для Его славы. Проходя...

245 [Сестра говорит: "Нет, я в тоске о своём сыне".-Ред.] Ваш сын. ["Уже больше двух лет, как он ушёл".] Вы не можете найти его? ["Он в Божьей руке".] А-а, он-он ушёл? ["Ага. Через долину смерти".] А-а, это. ["Моя печаль".] Убитая горем. Да-а. ["Я в горе...Я убита горем. И я чувствую, если Божья воля, я хотела бы, чтобы Он взял меня. В Нём нет никакой печали".]

Сестра дорогая, я хочу, чтобы вы почувствовали себя хорошо. Она слышала это видение сегодня утром? [Другая сестра говорит: "Она может слышать".-Ред.] Что ж, расскажите ей.

Вот, она расскажет вам, что произошло. Всего лишь за пределом одного вдоха, тот дорогой мальчик ожидает вас. Вы будете юная, как и он. Любовь, просто любовь...[Сестра говорит: "Я не хочу оставаться. Я хочу уйти к нему, если Божья воля".-Ред.]

Дорогой Небесный Отец, жизненный путь пройден. Осталось немного. И её дорогой мальчик, там за рекою, если бы он смог оглянуться, он сказал бы: "Только несколько дней". Она ожидает ту ладью, Господь, которая перевезёт её сквозь туман на ту славную Землю. Благослови её. Отец, дай утешение её сердцу. Пусть там за рекой произойдёт эта славная встреча.

The Rejected King

1-1 For the glory of the Lord to be brought upon us today through the ministering of the Word... And it's a... This last week I've kinda been just a little under the weather, not exactly say under the weather; it was a test I had to take, a physical test; and that's what you heard that I was in the hospital. It was because that I went there so I wouldn't have to come back and forth across the river. You take a upper gastronomic and a lower gastronomic and they have to--every few minutes they have to come back and x-ray again.
But the--we're supposed to take them (if we do overseas missions) every six months. Brother Roberts and them, I think, gets theirs every six months, but I hadn't had one for four years.

1-3 The trouble--I just don't like that castor oil. That's the only thing. And they say there's nothing else they can give instead, so I... Oh, I got so sick when they give me that stuff. You know, I've told you in my life story how that stuff makes me so sick, and--and I just hate to take the stuff. And I said to my gracious doctor friend, "If... Isn't there something else?"
And he said. "I don't think so, Brother Branham."

1-4 Oh, when that lady come in there with, looked like... Maybe I'm exaggerating, but it looked like a quart. It--it was a... I never seen so much; and I'd just hold my nose and gag, but I finally got it down.
But now, in all of the trial and all that I went through, I want to thank the Lord for a perfect examination. And I passed one hundred percent; can go anywhere in the world that I want to go. I asked the doctors, which was three of the best specialists that, I--I guess, in Louisville, and I asked them, I said, "Am I at least ten percent disability?"
He said, "You're not one speck disability." He said--said, "You are in perfect health every way." And I am so grateful to God. Who else could it come from but our heavenly Father (see?), of being that way. And he said, "Your--all your flow shows in there you'd be young." He said, "Your blood cells hasn't even started breaking or anything." He said, "You are in very good shape, Brother Branham."
And I said, "Well, I am so glad."

2-2 And I had the privilege of talking, witnessing to every nurse in that hospital and every doctor to the Kingdom of God. And one certain doctor, I think he's supposed to be here this morning... And I--I'm glad to know that there's still good men in this world, real men, men who would take me for five days through a physical examination, which would probably run two or three hundred dollars for each one; when I got through, they said, "It's our contribution to the work of the Lord that you're doing." Not even... Said, "Why, you embarrass us to even ask us if you owe us." Said, "Just your prayers for us."
"And inside," they said, "we find an emotional something that we can't understand." And they said, "We, it--it doesn't seem to be..." He said, "Outwardly, you're not nervous or disturbed," but said, "inwardly, there's an emotion that we can't understand."
I said, "If you'll just set down here just a moment, I'll tell you." And I went to talking about visions. It was another field to them. They knew nothing of it. I told them about the Bible. Then I told them of the vision that the Lord just gave me the other day, and they wept like babies--just set there and wept. And I--and they... I said, "I hope that you don't consider me some religious crank or some..."

2-6 Said, "By no means, Brother Branham. I believe that with all my heart." He said, "But just one thing I want to say; you don't go to school to learn those things"; said, "I believe that they come from the Almighty God." And that was three of the outstanding physicians in Louisville, the best that they had. And so, I was so happy for that and to know that maybe the Lord let me plant some seed along there.

2-7 Each nurse, talked to me... One morning, when coming out of the x-ray room, I said to the... I looked at a poor old woman; she was so sickly. And I kept moving down, moving down, till I got to her. I thought she might be dying, and I said, "I want to ask you a question, sister."
She said, "Yes, sir?"
I said, "Are you a Christian?"
And she said, "I belong to (a certain) church."
And I said, "I just want to make that a little clearer." I said, "I--I want to know if you're a Christian, really a Christian, that if you should pass over this sea of life into the other land, do you love Him?" I said, "Would you really be saved?"
And she said, "Yes, sir, I would."
And I said, "God bless your heart then. No matter which way the wind blows, you're all right then. As long as it goes like that." And if we just get around, there's lots of fine people yet left in the world.

3-2 Now, today I have come in with a vision that I will tell you a little later, and I'd like to speak first on some of the Word, 'cause I believe the Word is very essential, the most essential now.

3-3 Now, I'm glad to see Charlie Cox and Brother, my friends standing there together--Brother... I can't think... Jefferies (I can't think of his name.), many of you other precious brethren from Georgia, from different parts of the country. My old buddy, Bill's setting here (I believe it is.) this morning and--and many... The brother from Georgia there, the people who give me this suit. You know, that's--that's one of the best suits I ever wore. It feels just so good. It's really very fine and... You mean so much to me. When I tell you what has happened this last few days to me, you'll see why I think it means so much to me.

3-4 Now, I believe if the Lord is willing, I want to press the battle harder than ever before in my life, 'cause I find out now as--of course, I could die today. That's... You don't know. Electrical cardiograms and everything, sixteen different types of x-rays, a complete physical showed that I was as normally as any person could be, a human being on earth. So I'm thankful for that. But all things, even all of that, and as thankful and grateful to God that I am that I believe He still keeps me in His service, it wasn't what He showed me just a little bit before that. See? It just made me so happy.

3-5 Now, I think tonight... It's all right, isn't it? Our--our precious brother is--is one unselfish man, is--is Brother Neville. And if any of you was here last Sunday and heard that marvelous message that he brought on, "The Cruse of Oil," it was out--one of the most outstanding messages I'd ever heard, was what Brother Neville brought by the Holy Spirit last Sunday to this little herd of sheep that God has gathered together. And if it be all right, pleasing to the Lord, and with Brother Neville and the church, I want to speak again tonight, and start a series of--of say Monday night, I mean Sunday night, and Wednesday night and next Sunday, a series that what I studied...

4-1 I wouldn't have not had to have stayed over there to the hospital, but they was so good to me. They give me the room for about one-third the price, and so I just took my Bibles, my books, and wound up the bed, and set all a-hunkered up there, and got all of my Bibles and things laying around, and I really had a time until they brought that castor oil in. My good time ceased right there; I--I was finished then. But, Brother Pat, I was really sick. That stuff I just can't stand. And... But I was having a good time up for the first three or four days.
I was having a good time, and I was studying on the Book of Ephesians. Oh, that setting together of the church, and I think it's a beautiful thing.

4-3 And--and if you... Now, if you have a church that you go to, you go right ahead and stand at your post of duty, but if you do not have a church, and you'd like to come back tonight, and Wednesday night, and Sunday night, I'd like to take tonight, the 1st Book of Ephesus, and the--Wednesday night the 2nd chapter of Ephesus, and next Sunday, the 3rd chapter of Ephesus to set the church in order. You know what I mean, it's--it's placing, positionally, and I think it's an up-build to the church.
Now, I'm not... I'm--I'm just speaking this to the comers of the Branham Tabernacle. And if any of you dear brethren... I know some of you, I think, has got meetings. Our little brothers up at Sellersburg and--and different ones had meetings. Now, look, them's revival meetings. You attend those. They are servants of Christ, young men who are standing in the breach that's come out. When even their own church denied the truth and things like that, they walked right away from it, and God called them to the ministry.

4-5 Yes, sir, I--I admire a man... I can't even think of the man's name. But he's a young fellow: fine, handsome-looking fellow and a lovely wife and children.
And--and Brother Junie Jackson's been having some meetings down here, which is another wonderful, remarkable trophy of God's amazing grace.
And when they're having revivals in your churches, you go right on to them, because that's your--that's the thing to do 'cause you don't know--might be a sinner come to the altar, and you might be influenced to lead that person to Christ, which will be your great reward across the other side. This is just teaching and setting the church in order here at the Tabernacle, helping along as we go.

5-1 Now, I didn't bring my watch, so somebody will have to watch for me. Doc's done showed me he has one, so... My brother... So now... [Brother Branham has a conversation with his brother, Edgar "Doc" Branham--Ed.] You won't charge me too much it? All right. Well now, that's all right. Well now, I just--I don't believe the thing's right to begin with, so... Now, oh, oh, sh, sh, sh. Did you? Now, that's... This clock just moved up a whole lot better then, Doc. Said he held ten pennies back on his birthday to make me feel better. 'Cause there's two or three between he and I. So you can see where I am down the road. But oh, that doesn't matter one speck to me.

5-2 Now, I won't speak very long. Now, if there's strangers in our gates, we sure want to welcome you with all of our hearts. You are so welcome here at this little tabernacle. We haven't got much of a building. It's in a program now to build a, not a big place, but just a... This one's just pretty dilapidated, and we're going to try to build us a nice little comfortable church here soon as we--the Lord will permit us to do it. And a lot of you all are making efforts toward this, and we sure do appreciate that.

5-3 Now, I want you to turn with me this morning in reading to I Samuel the 8th chapter and begin about the... Let's begin about the 19th verse, the 19th and 20th verses, maybe, for a little text for a context. And now, as you get it, and before... We want--we'll read it, and then we want to go to prayer; and would there be any requests this morning, and say, "Just remember me?"

5-4 In our last meet--two weeks ago, or three, when I had the meeting... Say, by the way, while you're turning, the meeting starts in the Chatauqua the sixth now. We're expecting a great time, Middletown, Ohio. You that's got your vacations coming up, come on--and a big camp right on the river where all the--all the preaching you ever heard. They're all up and down the river, preachers every morning, all through the day and night. So they all congregate together. It's a big camp grounds, far bigger than Silver Hills--many times--and then a big place there where we can put between eight and ten thousand people, and it's always packed out. We have great times in--in Ohio.

5-5 And old Brother Kidd, that I went to pray for the other morning... You all remember me telling you three weeks ago; the doctor gave him twenty-four hours to live; he's up and walking around. He quoted a Scripture; a song he couldn't sing. And when I went in and looked at him the other morning and that little shawl over him (I left here about three or four hours 'fore day so I could get to him, they said he'd die that day: cancer in the prostate.)

5-6 And his precious little old wife washed for fifty cents a day. And that's before daybreak until after night for fifty cents to keep her husband on the field as a preacher. Preached a two-weeks revival and took up an offering and got eighty cents. But I seen them setting there the other morning, them two little old couples--a little couple, rather, setting there, and his little shawl over his shoulder; and one of his converts, ninety-two years old just as brilliant and bright, and Pentecost to the core, and setting there, you know...
And I said, "You know, what you old people setting out here for?"
"Just waiting for the boat to come." That's all.
Their work, all they have achieved; purpose they have achieved, and they're ready now to go to their reward. And I said to Brother Cheive that--to Brother Kiddson--Kidd that morning, "You will be at the Chatauqua meeting."
He called me yesterday, said, "I'm all--I'll be there, Brother Branham. I'll be..." Well just fine.

6-3 Many of the meeting from my new ministry coming in... A brother, Baptist brother standing here, his daughter, teen-age, had been kind of a little wayward, and I told him, "I give you your daughter for the Lord Jesus," the other morning, and when he went home she's saved, and the other one here this morning to be baptized, and going on.
And a man, Mr. Sothmann, a friend of mine from Canada, his mother-in-law in a dying condition, said, "You'll find your mother-in-law when you get there, well, on her road to recovery, all right." That's just the way it was. And just--people just coming in. It's just in its infancy now, moving. But oh, we're expecting the exceedingly, abundantly above all. We're in the evil and last days, but in a glorious hour.

6-5 Now, have you got your Bible for the reading? 8th chapter of Samuel. And I promised Gene to stay back there at the record, the rest of this... We were just beginning to, in our meeting.
Nevertheless the people refused to obey the voice of Samuel, and they said, Nay; but we will have a king over us; That we may be like the nation... all nations; and that our king may judge us, and go out before us, and fight our battles. Samuel heard all these words of the people, and rehearsed them in the ears of the Lord. And the Lord said to Samuel, Hearken unto their voice, and make them a king. And Samuel said unto the men of Israel, Go ye every man to his city. Now, if I should try to choose from this this morning what I would call a text for the next few minutes, I would like to choose the text of: "The Rejected King."

7-2 It was a time that as, in all times, that people has never wanted God to lead them. They want their own way of leadership. And this story this morning... And when you go to your home, it would be good for you to read it all the way through. It was during the time of the--the days of Samuel, the man of God, the prophet. And he'd been a just man and a good man: honorable, reputable, true, and honest with the people, never deceiving them, and telling them nothing but straight, THUS SAITH THE LORD.

7-3 But the people had come to a place where they wanted to change this program. They had looked upon the Philistines, and the Amalekites, Amorites, Hittites, and the other nations of the world, and they had seen that they had kings that ruled them, and governed them, and guided them, and fought their battles, and so forth. And this seemed to be that Israel wanted to pattern themselves like these kings and like these people.
But it has never been, in any age, God's intention for His people to act like the people of the world, or to be governed or controlled like the people of the world. God's people is, always has been, a--a peculiar people, a different people, a called-out, a separated, an altogether different in their action, in their ways, in their manner of living, than what the peoples of the world has. Their appetites for things and all that their makeup is, has been always contrary to the things that the people of the world desire.

7-5 And the people of Israel came to Samuel and said, "Now, you're getting old, and your sons do not walk in your way. (Because they wasn't true like Samuel; they were bribers and takers of money.)" And they said, "Samuel, your boys is not like you, so we want you to go out and to find us a king, and anoint him, and make us a people like the rest of the peoples of the world."
And Samuel tried to tell them that that would not work. He said, "If you do that, the first thing you know, you'll find that he will call all your sons from your home and make soldiers out of them to run before his chariots and bear armors and spears. Not only that, but he will call your daughters to make bakers of bread and take them away from you to feed the army." And said, "Besides all that, he will take a certain taxes off of you of your grain, and all your income. He will tax all of that to make certain government debts and so forth that'll have to be paid." He said, "I think you are altogether making a mistake."
But when the people said, "But we still want to be like the rest of the people."...

8-2 There's something about men and women that they long to be like one another. And there's only been one Man ever lived on earth that was our Example, and that was the One that died for us all, our Lord and Saviour, Jesus Christ. He was the perfect example of what we should be: always about the Father's business and doing that which is right.

8-3 And no matter how much that Samuel tried to persuade the people, continually they went after him day and night, "We want a king. We want a man. We want a man that we can say, "This is our guide." And that has never been the will of God. It never was the will of God, or it never will be the will of God for man to rule over one another. God rules over man. God is our Ruler, our King. And it's a very very much of a parallel of today, because that man seems to have that same idea. They don't seem to be able to grasp that God still rules man, instead of man ruling man.
So they chose themselves a man named Saul, which was the son of Kish. And he was a reputable man, an honorable man. But he suited the people just right, because he was a great, tall, noble statue of a man. The Scriptures said he was head and shoulders above any man in Israel. He was kingly looking, and he was handsome in the face. He was a brilliant and an extraordinary man.

8-5 Now, that's the kind of man that the people like to choose today. The people does not seem to be satisfied with the way that God placed His church to be governed and controlled by the Holy Spirit. They want somebody, some man, some denomination, some certain people to govern the church that they're not able to throw themselves completely into God's hand to be spiritual to be led by the Holy Spirit. They want somebody to do their religion for them, somebody that will tell them just how to do it and all about it. So this man seemed to suit the place exactly, because he was a very intellectual man.
And it's a whole lot like today. We like to choose such people too, to control our churches, to control the church of God. Nothing that I have to say against it, but just merely to make a point, that it is not, it was not, and it will never be the will of God for such to be. God is to rule His people, to govern each individual.

9-2 Then we find that this son of Kish, great man, and--and his statue, and his... He seemed to suit the people that his robe upon him would look great and the crown on his head, way and above all the other people as he walked, would be a--a real asset to the kingdom of Israel. For the other kings would--of the other nations would think, "Look what a man."
How they could point their finger and say, "Looky here what a great king we got. Look what a great man that's over us."
And sad to say, but how true it is today with the church. They love to say, "Our pastor is not a narrow-minded man; he is a great man. He is a graduate from Hartford or some great school of theology. He has four degrees out of so-and-such a place, and he's a very good mixer amongst the people." All that may be all right and have its place, but God's way for His church is to be led by the Holy Ghost and by His Spirit. But they like to say that, "We have this great denomination that we belong to. We have started back in the early pioneer days when we were in the minority, just a very few people and small. And now we have grown until the place that we are among the largest denominations there is. We have the best schools and the best educated ministers. We have the best-dressed crowds, and the most intellectual people of the city attends our denomination. And we give to charity, and we do good deeds and all such"; and nothing at all, God forbid that I should speak one word against that, for that is all good; but still it isn't the will of God that man should rule over man.

9-4 God sent, on the day of Pentecost, the Holy Ghost to rule in man's hearts and rule in his lives. It was not meant for man to rule over man, but we love to say that.
It's a very outstanding thing when we can say we belong to such a great organization: "Are you a Christian?"--that's how I fell upon this text. When I was at the hospital, and I would ask one, "Are you a Christian?"
"I belong to such-and-such."
"Are you a Christian?"
"I belong to such-and-such."
And the little nurse came in to the bedside where I was reading the Bible, and she was a new nurse on the floor, and she said, "How do you do?" She said, "I believe that you're Rev. Branham here for a--a physical checkup."
I said, "I am."
And she said, "May I rub your back, a--a make you feel a little better, with the alcohol?"
And I said, "You may do it."
And while she was rubbing on my back, she said, "What denomination of church do you belong to?"
And I said, "Oh, I belong to the oldest denomination that there is."
And she said, "What denomination is that?"
I said, "It's the one that was organized before the world was ever organized."
"Oh," she said, "what... I don't believe I know just that..." She said, "I belong to a certain church. Is it that organization?"
I said, "No, ma'am. That was only about two hundred years ago, that organization. But this organization started when the morning stars sang together and the sons of God shouted for joy, "When they seen the coming of a Saviour to redeem mankind."

10-1 And she just stopped rubbing my back, and I was stooped a little over this way so the lady could rub (And she was from near Corydon down here.) and we got to talking, and she said, "Sir, I've always believed that if God ever was God, He's still God today just like He was in the old days." She said, "Though my church flatly denies that, but I believe that it is the truth."
And I said, "You're not far from the Kingdom of God, young woman."
She said, "If He ever was a Healer, isn't He still a Healer?"
I said, "He most certainly is, my sister."

10-2 But man wants to rule, and rule over man; and man wants man to rule over him. He doesn't want to have God to rule.
So this son of Kish (Saul, by name) was just an answer to what they had wanted. The great stately man and the... Oh, he could just lead them to their battles and so forth. But still it wasn't God's way of doing things. God wanted His faithful old prophet to direct them and speak His words to them.

11-1 Now, today, in our great church age that we live in, we--I think and believe this with all my heart, that we have exactly gone vice versa from what God ordained us to do. The last words of our Saviour was in Mark 16, said:
Go ye into all the world, and preach the Gospel to every, creature. He that believeth and is baptized shall be saved; he that believeth not shall be damned. And these signs shall follow them that believe; In my name they shall cast out devils; they shall speak with the new tongue; And if they should take up serpents; or drink deadly things, it would not harm them; and if they lay their hands on the sick, they shall recover.

11-2 There is not a man; there's no son of Kish, or no one else can produce that outside of the leadership of the Holy Spirit. But we have made schools; we have made seminaries, and made organizations to--to satisfy and to look like the rest of the world.
Now, the Holy Spirit used to be the Leader in this nation. This nation used to be governed when back in--when they wrote up the Declaration of Independence, and there was an extra chair setting there. There is not one speck of doubt in my mind but what the Son of God set at that table when this nation was founded upon the principles of freedom of religion, and freedom to all, and upon the basis of God's eternal Word. But we have corrupted that. Politics, we have voted man in there under buying and selling and promises of falsehood until our nation, and our politics, and our democracy is so polluted until it's--it's interwoven with Communism and all kinds of isms.

11-4 And many times we call into the sessions for prayer when leagues of nations meet in there or to have discussions. And in one certain great time recently, there was not even one time called for prayer. How are we ever going to settle differences without prayer? How can we ever expect in all the world to ever do anything without the leadership of the Holy Spirit?
But let me say this with love and respects to our nation, and to its flag, and to the republic for which it stands: we have rejected our Leader the Holy Spirit, and through corrupt politics have brought in men of perversed mind. And if you don't watch, they're going to make one of the most fatal mistakes they've ever made right now: is because that the people are desiring man to rule.

12-2 What we need in the capital of this United States as a President, what we need in Congress, what we need in our halls of justice, is men who have consecrated their lives to God, and are filled with the Holy Ghost, and are led by His Divine direction. But instead of that, we choose men of intellectual, men who have forms of godliness and deny the power of God, men who are atheists and sometimes even worse than that we've brought into our political realms of our nation, not only that but in our churches.
Our churches have become corrupt upon the basis that we, in choosing our shepherds to lead us, we have gone to the seminaries and have selected men that's great intellectual giants, men who are very brilliant in mind, men who have scholarships, and are great mixers amongst the people, and are great men in the neighborhood (which I have nothing to say against), men who are kind in their ways of walk, careful in their ways of life, and how they conduct themselves among other men and among people; great men in their fields... Which I do not speak evil of; God forbid that my spirit would ever be that evil. But still, that isn't what God chose for us. It's the leadership of the Holy Spirit: Christ in the heart of man.

12-4 Many of those intellectual men that stands in our pulpit deny the real existence of the Holy Ghost. Many of them deny the existence of Divine healing and the power of the Spirit.

12-5 I was reading an article yesterday (I believe it was), a series of newspaper clippings from Jack Coe, the late Jack Coe, one of my converts to the Lord Jesus, who was a mighty man of valor in his day, and was called to question down in Florida, because of asking a young child to remove its braces from its legs and to walk across the platform. And upon doing so, the child walked across the platform normally and fell when it got to its mother, all being a setup of the enemy of Christ.
This young woman and her husband brought our gallant brother into the courts of the land. And when every church ought to have stood by Brother Jack, when every churchman that mentions the Name of Jesus Christ should've stood by his side gallantly, every man that calls on the Name of the Lord Jesus should've fell to their knees in prayer; but instead of that, across the headlines of the papers, one of our great denominations said they joined hands with the atheists to condemn and prison Brother Jack Coe. Could you imagine a church calling themselves the Name of Christ, would join hands with an atheist to condemn a godly man, who was trying with all of his heart to stand for the Bible? But they did it.

13-1 And then Brother Gordon Lindsay was at the rescue, and when the unbelieving judge said, "This man is a fraud, because he taken the braces from that child and sent him across the platform, and said he was healed, and he lied, and he did something contrary to the doctor's orders; therefore, he has a defraud case against him."
And Mr. Coe raised up, and he said, "Sir, I defy that statement. God healed the boy."
And the judge said, "I will ask any man in this court if that statement could be true that God could heal that boy on one end of the platform, and let him be sick on the other end. If that statement can be proved by the Bible, then I say Mr. Coe has a right for his statement."
And a minister raised his hand and he said, "Your Honor, sir, may I state it?"
And the judge said, "State on."

13-2 And the minister stood to his feet and said, "One night on a rocking sea, when a little ship was about to go to the bottom; all hopes of being saved was gone. They saw Jesus, the Son of God, come walking on water. And one of the apostles by the name of Peter, said, 'If that be You, Lord, bid me come to You on the water.'"
And He said, "The Lord said to the apostle, Peter, 'Come on.' And he stepped out of the boat, sir, walking just as good as Jesus was walking on the water. But when he got scared, he begin to sink before he got to Jesus."
The judge said, "The case is dismissed."

13-3 We need Holy Spirit leadership, not intellectual men. Saul, the son of Kish, was then made captain over the people. And he taken two thousand men, and Jonathan taken a thousand, and Jonathan went down to a garrison and smote a bunch of Amorites, Ammonites rather. And when--when he had smote them, Saul sounded a trumpet and said, "You see what Saul has done." He begin to get puffed up.
Just as soon as a man gets to be some great Doctor of Divinity, or gets a little something behind his name, he becomes more or less a know-it-all. God's men are humble men. God's people are humble people.
When you see someone who says they have received the Holy Spirit and begins to separate themselves, seemingly not having the faith, going about trying to be something that they're not, just remember, they haven't received the Lord Jesus.

14-3 Then we find that the enemy set in, and he was going to come into a little bunch of God's people and was going to pluck out the right eye of every man. That's what the enemy always tries to do, is pluck out both eyes if he can, so that the people cannot see what they're doing. That's what Satan tries to do today to every Christian: pluck out his spiritual sight, that he can only follow the intellectual sense of things and not the sense of the Holy Spirit leading him.
So then when they did that, when the great defeat come, then Saul cut up two great ox and sent them to all the people. And I wished you would notice here. When Saul sent the pieces of the ox to all Israel and said, "Let every man that will not follow Samuel and Saul, let him, this ox be as this." Do you see how deceitful he tried to represent Himself with the man of God? How--how unchristian it was. The fear of the people was because of Samuel. But Saul got them all to follow him, because that the people feared Samuel. "Let them come after Samuel and Saul."

14-5 And how many times today have we heard it: "We are the great church"; "We are the Church of Christ"; "We are the Church of God"; "We are the--the so-and-so." It makes the people get a fear and think that that really is where God's a-working. And they don't want the leadership of the Holy Spirit; they'd rather follow men like that, because they like to live their own individual life. They like to believe what they want to believe.
Do you see the Holy Spirit is our Judge? God never give us a pope, or a bishop, or anybody to be a judge. The Holy Spirit, the Person of God in the form of the Holy Spirit is our Judge and our Guide.

14-7 Now, why is that? Please pardon this rude and most rude expression. I do not mean it to be mean; I say it from love. But the Holy Spirit says it's wrong for our women to cut their hair, and it's wrong for our women to wear little shorts and slacks and to make up their lips and face with paint; the Holy Spirit says it's wrong. But we want men to tell us that it's all right.
"As long as we follow me and Samuel..." They like to live through six days any way they want to, and go to church on Sunday morning--and are fine intellectual, college graduate with plenty of degrees can speak to them a little sermon that will--a few jokes in it that would tickle their ears and cause them to be entertained like some movie or television program, and say a little prayer over them, and send them home with kind of a--a self-satisfied security that they've done their religion.
That is not the will of the Holy Spirit. The Holy Spirit wants you to live godly every day in the week and every night, separating yourselves from the things of the world. But the church don't want that. They want some man who can--who can interpret the Bible the way that they want to hear It. They won't listen to the voice of the Holy Spirit speaking through the Bible.

15-3 Many of them want to say the days of miracles has passed. That's what tickles the people. They want to say there's no baptism of the Holy Spirit. The people don't want to act any different than what the rest of the world acts. They don't want to get on the street and to have their face washed, and--and men with clean countenance and not cigarettes in their mouth, and--and cigars, and pipes, and--and the things that men do; and women wants their hair cut up real short, and--and little dresses on, and showing their forms and things that they want. They--they want men who'll tell them that's all right.

15-4 Then the other night here come a man to tell me that because that I'd preached against such, that a great denomination, about five of them, said, "We'll drop Brother Branham and have nothing else to do with him. You'll either call those tapes back and apologize for them or we'll drop you."
I said, "I'll stand with God's Word though it takes everything that's in my life. I'll remain with the Word and I..."
Said, "Well, shouldn't you not call back such-and-such a tape?"
I said, "I have never preached anything in my life that I was ashamed of. I'll call back no tapes or no records. I'll remain with what the Holy Spirit says; that I'll live by and die by." I'm not trying to say about myself now, but I'm just trying to give you an illustration of what's going on so you will see and understand. It's people wants to be led by man.

16-1 They didn't want Samuel. Then before they anointed Samuel king--or Saul king (Pardon me.), Samuel came to them again. And I'm going to speak just in language like he would've said it today. You may read it.
He said, "What is the matter with God being your King?"
"Well, we don't see God."
"Well, I am His representative." Samuel said, "Have I ever told you anything wrong? Have I ever prophesied anything that didn't come to pass just as I said it would do? Have not I told you the Word of the Lord? And I will ask you this: Have I ever come to you and begged any of your money? Have I ever took anything from you? Have I ever brought you anything but straight THUS SAITH THE LORD? And God has vindicated it every time that it was the truth, and He sent a thunderstorm and rains." You know the Scripture you--right there to prove that Samuel was God's mouthpiece.
And as Samuel perfectly represented today, the Holy Spirit. The Holy Spirit is God's Mouthpiece, that speaks just exactly what the Bible said, that believes just what the Bible said and won't vary from it one bit. But they wanted somebody who could tell them different.

16-4 And the people could not say that Samuel's prophecy wasn't perfect. They answered and said, "Samuel, all that you have spoke in the Name of the Lord, the Lord has brought it to pass just as you said. There is not one flaw. You never did come to us and beg us for our money. You have supported yourself. You've never asked us to do any great outstanding thing for you. You've trusted in your God, and He has delivered you from all things. And your words are true; everything you spoke in the Name of the Lord has been just as you said; but still we want a king."

16-5 Can you see the discrepancy? Can you--you see the--the cunningness of the devil can work on a human being? Instead of yielding himself, or herself, to the Holy Spirit and listen to what THUS SAITH THE LORD is for a pure life, a undefiled character, for a different life, a peculiar people, a holy nation, a odd acting people, they had rather coincide with the world, and act like the world, and go to some church that says, "That's all right; just act like that and go on."
Can you see what it is? They say, "There's no such a thing as healing. Oh, the baptism of the Holy Spirit was a framework to the church." In other words, then God taken men, took the Holy Spirit out of the church and let the denomination build it up. Never, never. There's no such a thing. The Holy Spirit, the Word of Truth, was to guide you until Jesus comes. But that's the way it--it went.

17-2 Saul come into power. He grea--he got a great following. Oh, he had beautiful armors; he had singers; he had shields; and he had spears. Oh, he outshined all the rest of the nations. And he brought them into a democracy that was beyond anything that anybody had ever heard of.
And that's exactly what our denominations and churches has done today. We have the biggest church buildings in the world. We have the prettiest dressed people in the world. We have the highest scholarships that can be brought. Like Saul's trained men who could take that spear, and they could move it and maneuver it, till nations feared them. They were a trained people and all.
But one day, there come a time that there was a challenger come out. And it so excited the--the whole Israelite army till they stood trembling in their shoes. Goliath made them a challenge: "If your God is what you say he is, you are the best trained." And he challenged them. And they didn't know what to do. Their fine polished armors wouldn't work. Their spears wouldn't work. There was something they hadn't heard of before was taking place.

17-4 And with all reverence, and godly respects, and honor, and dignity, and love, and Christian fellowship, I say this: I read the other day in a African paper where that our son of Kish, our challenger of evangelism, when a Mohammedan challenged him: Billy Graham... Said, "If your god is God, let Him heal the sick like He said He'd do." And the son of Kish, with the rest of the army, quietened themselves and left the country defeated. It's a disgrace. Our God is God.
We have our good churches; we have our fine evangelism; we have our paid singers; we have the best choirs, the highest spires in the country; we have the finest men, some of the most money. We have the intellectual; we have theology down to the point; we can preach it; we can tell it; we can evangelize, and bring people in, and make millions each year of converts into the church. Our paid singers, our intellectual evangelism doesn't know how to meet a challenge like that. They know nothing of it. They know nothing of His healing power, of the baptism of the Holy Ghost, of a power that can take a shadow of a man dying with a cancer and set him free. They know nothing of it. They haven't been trained in that field, as Saul and his manmade group was.

18-1 But let me say to the people of God and to you children, that you might know that God never leaves you without a witness. Not knowing to Saul: Saul knowed nothing about it; God had a little David back over behind the hill somewhere that wasn't feeding sheep on ecclesiastical weeds. He was leading them beside still waters and in green pastures. He was mindful of his father's sheep, and if something run in, an enemy, to grab one of his father's sheep, he knowed the power of God to deliver that sheep.
God's still got a David somewhere that knows what it means to deliver one of God's sheep by the power of God. He still knows all about it. He had trusted... He didn't know nothing about Saul's armor, and neither did he want any of it. He didn't want any of their denominations; he didn't want the old armor upon him. He said, "I don't know nothing about it. But let me go in the power that I know of."

18-3 He had fed his father's sheep. He had took care of the pastures. He'd given them the right kind of food, and they live and thrive. "Man shall not live by bread alone, but by every word that proceedeth out of the mouth of God man shall live." The true shepherd feeds them Jesus Christ, the same yesterday, today, and forever. And if the enemy grabs one in sickness, he knows the power of God.
Look at, little David stood there, said, "That guy is a warrior from his birth. And from his youth he's knowed nothing but a spear and a armor. He's well trained. He's a theologian. And you know nothing about it?"
He said, "That is true, sir. I don't know nothing about his theological training, but there's one thing I do know: that when an enemy come in to take one of my father's sheep, I went with the power of God. I delivered him. I brought him safely back to good health again. I brought him back to the shady green pastures and the still waters. And the God that delivered the lion into my hands, and I slew him when he took one of the--the lambs, and He let me slay the bear; so will God of the heaven go with me to slay this uncircumcised Philistine." We need leadership of the Holy Spirit.

19-1 I don't know my days. No one does. The other morning I was laying in my bed. And I was--had been asleep, and I dreamed that Joseph was sick, and I'd picked him up to pray for him. And when I woke up I was very upset. I said, "Well, maybe Joseph is going to be sick." And I looked going before me in a little dark shadow, rather, of a brownish color, and it seemed like it was me. And I watched it and coming behind it was someone white, and it was Him. I looked over to my wife to see if she was awake that I could show her, if she could see the vision, but she was sleeping. I said, "Oh, I'm sorry, Lord, but that's been my life. You've had to drive me to everything that I done. Every time anything would happen, I'd think it was You doing it, and I realize it was Satan trying to keep me away from it." I said, "If You could only lead me." And as I looked I seen the prettiest face I ever saw on a Man. He was in front of me looking back. He raised His hand and got ahold of mine and started moving this a-way. The vision left me.

19-2 Last Sunday morning I was--had wakened up early. That was on Saturday, this vision. On S... I've always wearied. I've always thought of dying that me, being fifty, it's--my time is not--didn't think was too long. And I wondered what I would be in this theophany, celestial body. Would it be that I'd see my precious friends and say a little white fog going by and say, "There goes Brother Neville," or he couldn't say, "Hello, Brother Branham." And when Jesus come, then I'd be man again. I often thought that.
I was dreaming that I was out west and I--coming down through a little sagebrush place, and my wife was with me, and we'd been trout fishing, and I stopped and--and opened up the gate, and the skies were so pretty. They didn't look like they do over the valley here. They were blue and the pretty white clouds. And I said to wife; I said, "We ought to have been out here a long time ago, honey."
She said, "For the children's sake, we should've been, Billy."
I said, "That's right..."

19-5 And I woke up; I thought, "I'm dreaming so much. I wonder why." And I looked down and she was laying by me. And I raised up on my pillow, as many of you people have done, put my head upon the--the headboard of the bed, and put my hands behind me. I was laying there like this, and I said, "Well, I just wonder what it will be the other side. I am already fifty, and I haven't done nothing yet. If I could only do something to help the Lord. For I know I won't be mortal. Half of my time is gone, at least, or more than half. If I live to be as old as my people, still half my time is gone. And I looked around and I was laying there fixing to get up. It was about seven o'clock. I said, "I believe I'll go down to church this morning if I am hoarse. I'd like to hear Brother Neville preach." So I--I said, "Are you awake, honey?" And she was sleeping very soundly.
And I don't want you to miss this. It has changed me. I can't be the same Brother Branham that I was.

20-2 And I looked, and I heard something kept saying, "You're just starting. Press the battle. Just keep pressing."
I shook my head a minute and then I thought, "Well, I probably just thinking like this, you know, a person can get some imaginations." and I said, "I just probably imagined that."
It said, "Press the battle. Keep going. Keep going."
And I said, "Maybe I said it."
And I put my lips within my teeth, and put my hand over my mouth, and there it come again; said, "Just keep pressing. If you only knew what was at the end of the road." And seemed like I could hear Graham Snelling, or somebody that sing that song like this; they sings it here, Anna Mae and all of you all:
I am homesick and blue, and I want to see Jesus; I would like to hear those sweet harbor bells chime; It would brighten my path and would vanish all fears; Lord, let me look past the curtain of time. You've heard it sang here at the church.
And I heard something say, "Would you like to see just beyond the curtain?"
I said, "It would help me so much." And I looked, and in just a moment, I--one breath, I'd come into a little place that's slanted. I looked back, and there I was laying on the bed. And I said, "This is a strange thing."

20-4 Now, I would not want you to repeat this. This is before my church, or my sheep that I am pastoring. Whether it was I was in this body or out, whether it was a translation... It wasn't like any vision I ever had. I could look there, and I could look here. And when I hit that little place, I never seen so many people come running, screaming, "Oh, our precious brother." And I looked, and young women, maybe in their early twenties (eighteen to twenty), they were throwing their arms around me and screaming, "Our precious brother."
Here come young men in the brilliance of young manhood, and their eyes glistening and looking like stars on a darkened night, their teeth as white as pearl, and they were screaming, and grabbing me, and screaming, "Oh, our precious brother." And I stopped and I looked, and I was young. I looked back at my old body laying there with my hands behind my head. I said, "I don't understand this." And these young women throwing their arms around me...

21-2 Now, I do realize this is a mixed audience, and I say this with the sweetness and with the mellowness of the Spirit. Men cannot put your arm around women without a human sensation. But it wasn't there. There was no yesterday nor tomorrow. They didn't get tired. They were... I never seen such pretty women in all my life. They had hair way down to their waistline, long skirts to their feet, and they were just a hugging me. It wasn't a hug like even my own sister setting there would hug me. They were not kissing me, and I was not kissing them. It was something that I--I have not got the--the vocabulary; I haven't got the words to say. Perfection wouldn't touch it. Superb wouldn't even touch it nowhere. It was something that I never... You just have to be there.

21-3 And I looked this a way and that way, and they were coming by the thousands. And I said, "Now, I don't understand this." I said, "Why, they..."
And here come Hope; that was my first wife. She run and never said, "My husband." She said, "My precious brother." And when she hugged me, there was another woman standing there that'd hugged me, and then Hope hugged this woman, and each one...
And I thought, "Oh, wh--this has to be something different; it--it can't be. There's something..." I thought, "Oh, would I ever want to go back to that old carcass again?" I looked around there and I thought, "What is this?" And I looked real good, and I--I said, "I--I can't understand this." But Hope seemed to be like a--oh a guest of honor. She was no different but just like a guest of honor.

21-4 And I heard a voice then that spoke to me that was in the room, said, "This is what you preached was the Holy Ghost. This is perfect love. And nothing can enter here without it." I am more determined than ever in my life that it takes perfect love to enter there. There was no jealousy. There was no tiredness. There was no death. Sickness could never in there. Mortality could never make you old, and the--they could not cry. It was just one joy, "Oh, my precious brother."
And they took me up and set me up on a great big high place. And I thought, "I am not dreaming. I'm looking back at my--my body laying down there on the bed." And they set me up there, and I said, "Oh, I shouldn't set up here."
And here come women and men from both sides just in the bloom of youth, screaming. And one woman was standing there, and she screamed, "Oh, my precious brother. Oh, we are so happy to see you here."
I said, "I don't understand this."
And then that voice that was speaking from above me, said, "You know it is written in the Bible that the prophets were gathered with their people."
And I said, "Yes, I remember that in the Scriptures."
Said, "Why, this is when you will gather with your people."
I said, "Then they'll be real, and I can feel them."
"Oh, yes."
I said, "But I... There's millions. There's not that many Branhams."
And that voice said, "They're not Branhams; them's your converts. That's the ones that you've led to the Lord." And said, "Some of them women there that you think are so beautiful were better than ninety years old when you led them to the Lord. No wonder they're screaming, 'Our precious brother.'"
And they screamed all at once, "If you hadn't have went, we wouldn't be here."

22-4 I looked around and I thought, "Well, I don't get it." I said, "Oh, where is Jesus? I want to see Him so bad."
They said, "Now, He's just a little higher, right up that way." Said, "Someday He will come to you." You see? Said, "You were sent for a leader. And God will come, and when He does, He'll judge you according to what you taught them, first; whether they go in or not. We'll go in according to your teaching."
I said, "Oh, I'm so glad. Did Paul, does he have to stand like this? Does Peter have to stand like this?"
"Yes."
I said, "Then I've preached every word that they preached. I never divvied from it one side to the other. Where they baptized in the Name of Jesus Christ, I did too. Where they taught the baptism of the Holy Ghost, I did too. Whatever they taught, I did too."
And them people screamed and said, "We know that, and we know we're going with you someday back to earth." Said, "Jesus will come, and you'll be judged according to the Word that you preached us. And then, if you are accepted at that time, which you will be," and said, "then you will present us to Him as your trophies of your ministry." Said, "You will guide us to Him, and all together we'll go back to the earth to live forever."
I said, "Do I have to return back now?"
"Yes, but keep pressing on."

23-3 I looked, and I could see the people, just as far as I could see, still coming, wanting to hug me, screaming, "Our precious brother."
Just then a voice said, "All that you ever loved, and all that ever loved you, God has given you here." And I looked and here come my old dog come walking up. Here come my horse and laid his head up over my shoulder and nickered.
Said, "All that you ever loved and all that ever loved you, God has given them into your hands through your ministry."
And I felt myself move from that beautiful place. And I looked around. I said, "Are you awake, honey?" She was still asleep and I thought, "O God, oh, help me, O God. Never let me compromise with one word. Let me stay right straight on that Word and preach It. I don't care what comes or goes, what anybody does, how many Sauls of--sons of Kish rise, how many this, that, or the other, let me, Lord, press to that place.

23-6 All fear of death... I say this with my Bible before me this morning. I've got a little boy there four years old, to be raised. I've got a nine year old girl and a teen-ager that I'm thankful for, that's turned the way of the Lord. God, let me live to bring them up in the admonition of God. Above that, the whole world seems to scream to me. Ninety year old women and men and all kinds, "If you hadn't have went, we wouldn't been here." And, God, let me press the battle. But if it comes to dying, I am no more... It would be a joy; it would be a pleasure to enter from this corruption and disgrace.
If I could make up yonder, one hundred billion miles high, a square block, and that's perfect love. Each step this way, it narrows until we get down to where we are now. It would be just merely a shadow of corruption. That little something that we can sense and feel that there's something somewhere, we don't know what it is.
Oh, my precious friend, my beloved, my darlings of the Gospel, my begotten children unto God, listen to me, your pastor. You... I wish there was some way I could explain it to you. There's no words. I couldn't find it. It's not found anywhere. But just beyond this last breath is the most glorious thing that you ever... There is no way to explain it. There's no way; I just can't do it. But whatever you do, friends, lay aside everything else till you get perfect love. Get to a spot that you can love everybody, every enemy, everything else. That one visit there to me has made me a different man. I can never, never, never be the same Brother Branham that I was.

24-2 Whether the planes are rocking, whether lightning's a-flashing, whether the spies has a gun on me, whatever it is, it doesn't matter. I'm going to press the battle by the grace of God while I preach the Gospel to every creature and every person that I can, persuading them to that beautiful land yonder. It may seem hard; it may take a lot of strength.
I don't know how much longer. We don't know. Physically speaking the--from my examination the other day, said, "You've got twenty-five years of hard, good life. You're solid." That helped me. But, oh, that wasn't it. That isn't it. It's something within here. This corruption has got to put on incorruption; this mortal's got to put on immortality.

24-4 Sons of Kish may rise. I have... All the good things they do, I have nothing evil to say against it: giving to the poor and to charity. And you remember, why, Samuel told Saul, "You'll also prophesy." And many of those men are great mighty preachers, can preach the Word like archangels, but still it wasn't God's will. God was to be their King. And brother, sister, you let the Holy Spirit lead you. Let us bow our heads just a moment.
I'm so homesick and blue, and I want to see Jesus, I would like to hear those sweet harbor bells chime. It would brighten my path and would vanish all fear; Lord, let us look a-past the curtain of time. Lord, let me look a-past the curtain of sorrows and fear; Let me view that sunny bright clime. It would strengthen our faith and would vanish all fear; Lord, let them look a-past the curtain of time.

25-1 I am sure, Lord, if this little church this morning could just look a-past the curtain: not an affliction among them, nor never could be, not a sickness, nothing but perfection, and it's just one breath between here and there, from old age to youth, from time to eternity, from a weary of tomorrow and a sorrow of yesterday till a present time of eternity in perfection.
I pray, God, that You will bless every person here. If there be those here, Lord, who does not know You in that way of love... And truly, Father, nothing could enter that holy place without that type of love, the new birth to be borned again. The Holy Spirit, God is love. And we know that that is true. No matter if we move mountains by our faith, if we did great things, still without that there we could never climb that great ladder yonder. But with that, it'll lift us beyond this earthly cares.
I pray, Father, that You will bless the people here, and may that every person that has heard me this morning tell this truth, that You be my Witness, Lord, as Samuel of old, "Have I ever told them anything in Your Name but what was true?" They're the judges. And I tell them now, Lord, that You taken me to that land. And Thou knowest that it's true.
And now, Father, if there be some that doesn't know You, may this be the hour that they say, "Lord, place within me the will to be Thy will." Grant it, Father.

25-4 And--and now you with your heads bowed, would you raise your hands and say, "Pray for me, Brother Branham. God will within me."
Now, while you're right where you are, just real sweetly, why don't you just say to Father, "God, within my heart, today I renounce all things of the world; I renounce everything to love You and serve You all my life. And I will, from this day henceforth, follow You in every Scripture of Your Bible." If you have not been baptized in the Christian baptism, "I will, Lord. If I have not yet received the Holy Ghost..." you'll know when you received It. It'll give to you; It'll give to you the assurance and love that you need. Oh, you might've done different--had sensations, like you might've shouted or spoke with tongues, which is fine, but if that Divine Love isn't there... Believe me now.
Say, "Lord, place within my heart and in my soul the reaching of Your Spirit, that I might love, and honor, and have that Divine Love in my heart today that would take me to that land when my final breath leaves me." While we pray, you pray yourself now. In your own way, you pray. Ask God to do that for you.
I love you. I love you. You precious gray-headed men setting here, who's worked hard and fed little children. You poor old mamas who stroked the tears from their eyes, let me assure you this, sister dear, it isn't that way across the other breath yonder. I believe that it is absolutely in the room. It's just a dimension that we live into; this is just a corruption that we live in now. "Will in me, Lord, Thy will to be." You pray while we pray together.

26-2 Reverently, Lord, upon the basis of Thy Word and Thy Holy Spirit, we are so glad that we know where our birth comes from. We are glad that we were born, not of the will of man, nor of the will of flesh, but of the will of God. And we pray today, Father, that these who are now asking for pardoning grace, that Your Spirit will do that work, Lord. There's no way for me to do it. I'm just a man, another son of Kish. But we need You, the Holy Spirit. God, let me be as Samuel, one who tells the truth of the Word. And you have vindicated It so far, and I believe that You will continue as long as I stay true to You.
May they all now receive Eternal Life, Father. May this day never depart from them. In the hour when they come to leave this world, may this, what I have just said to them, open to a reality. And as we set here mortal today, looking at our watch, thinking of our dinner, of work tomorrow, of the cares and toils of life, they'll not be then. They'd all fade away. There will be no cares: one great joy of eternity. Give them that type of Life, Father, everyone. And may... I ask you this, Father, that every person that's here this morning, that's heard me say this vision, may I meet every one of them on the other side. Though there may be men here that would disagree with me, and women too, but Father, never let that stand in our way. May we meet them over there when they run too, and we grab each other, screaming, "Our precious brother." Let it be like it was shown there, Lord, to everyone. All that I loved and all that loved me. I pray that it'll be that way, Lord. And I love them all. Let them appear, Father. I offer them Eternal Life now. May they do their part to accept it. For I ask it in Jesus' Name. Amen

27-1 We have just a few moments to pray for the sick. I see we got a little sick girl here and a lady in the chair. Now, to my most precious brethren, sisters, please do not misunderstand me. I--I don't know what happened. I don't know what happened. But God, when I die, let me go back there...?... Just let me go to that place, is where I want to be, wherever it was. I'm not trying to be a Paul that was caught up in the third heavens. I'm not saying that. I believe that He was just trying to encourage me, trying to give me a little something to push me on in my new ministry coming up.

27-2 Would it seem irreverent if I read something here just a minute? Would it be all right? One of the nations leading magazines... Billy Graham: "Dr. Billy Graham Invited To The Islams." On the front page of the "Afrikaans Times," February 15, 1960. The writer of the article, who was a Moslem (Mohammedan) thinks that miracles should follow the preaching of the Gospel of Christ, the same, yesterday, today, and forever. We quote:
It is this Christ promised His followers when He said, "He that believeth on Me, the works that I do shall he do also; even greater than these shall he do." Has the church ever done the works that... the--the attributes of Christ in the Bible; can it today? Can any of the church distinguished...?... perform even half the miracles performed by Christ? Not to say greater works. Can you as an individual renown, advocate of the Christian rise to the--raise the dead to physical life? Can you walk on the seas? Can you heal the sick and give sight to the blind? Is not this according to the above-mentioned error set forth of the Mohammedan? Or set... Or the test by Christ which follows as the statements of somewhere in your belief?

27-3 Much to the Moslem article is plainly one misstatement after another. They discredit this Moslem, but he was right. But here's what they had to say.
The best answer to which to read the Bible and to know the Koran. The Koran suffers that the--by--suffered by the comparison. The claim of Mohammedism is outstanding and out-pacing Christianity, is pure b-o-m-b-a-s-t-i-c (bombastic I suppose) imagination. The writer nevertheless has touched a vital point regarding miracles belonging to the church. But here again we doubt the writer's sincerity. For who could point out and could dispute the miracles done by Reverend William Branham before the Moslems in South Africa, when ten thousand received it, Christ the Saviour, under the ministry of William Branham at Durban, South Africa, and elsewhere throughout the world, or to T. L. Osborn in East Africa. Of course we stand one hundred percent for Billy Graham. We've talked the point of question is of no value--this point of question is of no value."

28-1 But in the midst of every bit of it, he told me--said we was fanatics; we didn't know what we were doing. They had to witness in their own paper that God did do it anyhow. God's just as much God today as He ever was. You might not think that they don't believe it; they don't see it. It isn't hid; it isn't done in a corner. And hundreds of thousands of people setting there watched that. When they seen that crippled afflicted boy come there, the Holy Spirit tell him about his life and things, and what took place, and there, and see ten thousand Moslems lay themselves on the ground flat, and accept Jesus Christ as personal Saviour...
We still got T. L. Osborns, and so forth, that still feed sheep food. I guess Brother Osborn hasn't had--been down amongst the Moslems yet. They claim they're so predominant. But we still have a God Who can deliver the sheep from the lion; can deliver the sheep from the bear.

28-3 And it done me good to know that they'd have to write it and recognize it. When they think they don't. They'd walk away and turn their back and said, "All them days are past." The Moslems said, "Are--they, the whole Bible then is past. You're all wrong. You're worshipping a man. A man that died, and his name was Jesus, and He died long years ago, and there's no such a thing as Him being a-resurrected." But they couldn't say that at the Durban meeting.
There He stood doing the same thing that He did and proved to them. Now, even the--the denominations has to come back... The very person that wrote and told me that I'd have to with-trace my teaching on the Bible was the one that had to write that in their paper. God will make them praise Him anyhow there regardless. That's right. He will make them praise Him anyhow.

28-4 We got a little sick girl setting here. That your child? What's her trouble, sister? Ma'am? Brain hemorrhage, [Brother Branham has conversation with mother of afflicted child--Ed.] No, they are... Four years in all? Oh, he's from Maringo or somewhere down there? Peoria. Is this the girl you just...?... There's only one thing, mother, can...?...shall save the girl. That's God. You know that. Oh, I'm so glad of that. Have you been down and prayed for her, Brother Neville? Since Brother Neville went down and prayed for her she's gotten better. Still have shepherds that know sheep food.

29-1 What's your trouble, sister dear, setting in the chair there? Yours. Cancer, well, if I just ask you something, maybe right here. How many in here has been healed by--of cancer, raise up your hand? Look here, sister.
God is the Healer. We know that. If I told you, I could go down there and take that hemorrhage off of the girl and make her well, I'd tell you wrong. Or I could take the cancer off the woman... But I know one thing: there was a bear, a cancer, a tumor, a blindness, and even death grabbed some of God's sheep one day. And I went forth with the power of God; I slew him and brought that sheep back. That's right. And we go forth today, not with any great something so-and-so. I go forth with a plain little slingshot of prayer. It'll bring her back. You believe that, don't you, sister? You believe too, don't you, sister?

29-2 How many of you believe with your heart now? Now, you bow your heads while I go to pray. [Brother Branham leaves the platform to pray for the sick--Ed.] All right.
Dear Father, a beautiful young woman lays here that can never walk no more or get around, except You help her. The enemy has caught her; she's beyond the reach of any doctors. The enemy has jerked her so far out yonder in space till the doctor couldn't even do a thing. But she's not out of Your reach, Lord. She's right where You can put Your hand on her. On the basis of the Word of God I lay my hands upon the--the young woman and condemn this brain hemorrhage; in the Name Jesus Christ, call her back to a normal woman again. She'll live to the glory of God. May she be well, walk in and out of this church like others do after coming to know you. Give praise to God. So be it through Jesus Christ...

29-3 As the softening of her hair, just a few more rounds and she would be in that land yonder where I saw...?... not old no more, but young, but her loved ones set here weeping, and they love her. A great enemy has grabbed her and jerked her out of the reach of the doctor, a fearful lion of cancer. God, I come after her. And I--and I come to bring her back. I slay the lion...?... in the Name of the unseen Christ to Who I'm an ambassador to. May it leave her, and may she be well and live many years yet to the honor and glory of God, through Jesus Christ our Lord. Amen.
Our heavenly Father, as just not in great armor, not with a polished spear, like You said...?... come forward here. But with a common little slingshot of faith I come for this soul and this body, that the enemy of cancer has grabbed her beyond the reach of the doctors, but I come forward this morning, Lord, getting her back to shady green pastures and still waters. In the Name of the triumphing Jesus to which I am His ambassador with unfailing faith I believe she shall be brought back by the power of this prayer. And may so be it, in the Name of Jesus...?...
I believe there is a baptismal service just now?
Would you raise your head just a moment. The pastor has just told me these people were very, very sick. They'll be all right. Just don't... It's okay. God's promise never fails. We go after them.

29-4 They've got a baptismal service this... There's some people that must go. We're going to have service again tonight. Is there anyone here that could not come tonight, would want us to offer prayer for you now, that cannot be here tonight? Would you come right here then? You that cannot come tonight, I'll have more time; form a prayer line tonight. They got to baptize these people.
You got a little boy there... All right. Yes, brother. Thank you very much. Is it all right if I read it after a bit, or... Thank you, sir.
Now, if you just give us just a minute or two longer, we--then we'll have the--the service for the--for the baptismal. I know you want to see it. And those who are wishing baptism this morning, well, you--the ladies go over here to change their garments, and the men go over on this side. And then, while I'm praying for these sick people, then you may be making ready for the baptismal service. And those now that...

29-6 Now, tonight I'll try to run a--a little prayer line tonight, right away, as soon as I come in. And we're going to start in the first Book of Ephesians tonight. And we'll be very happy now to have you in if you have no church to go to. But if you have your own pastor and church, then you--you attend your precious church to where you support. If you, that have to go, and are going to leave at this time, God bless you. Be with us again when you can. We'd be happy to have you.
Are you to be prayed for through here?...?... Now, the rest of you while you bow your head a minute, we want to pray.
Father, I thank Thee today for the little shepherd's sling, the prayer that brought the lion to his knees, and the little lamb was jerked away from him, and took back to its mama and daddy. I pray for our brother. I ask that You'll bring him safely in too, Lord. May the blood pressure and troubles of his body cease. I go after him, Lord, bring him back. In the Name of Jesus Christ, so be it. Amen. God bless you, brother.

30-2 Going down I see another little blind boy. One more thing I'd like to say. I was having, very sick, was vomiting, and I thought... I don't want you to miss this if you can. I thought, "God, what would I give if I could hear somebody stop outside."
My wife would say, "Billy, there's an old gentleman here to see you." And here come in a little bald-headed fellow with the gray whiskers hanging around his face.
He'd walk in and say, "You're Brother Branham?"
I'd say, "Yes, sir, I am."
"My name is Simon." Put his hand over on me and look at me a minute, say, "You're a believer, Brother Branham?"
"Yes."
"It'll be all right." Simon Peter of the Bible... How I would appreciate that. He wouldn't have to say much, just put his hand on me. It'd be all right.
And then what come to me: "By God's help and by God's grace, there's tens of thousands of the people believe the same thing if I come to them." And I thought, "Lord, let me get to everyone I can then. Let me just--just..." I thought if Simon would or just Paul, some of them just come in and say, "You Brother Branham?"
"Yes."
Put their hands over on me and look at me and say, "All right, Brother Branham," just walk out. I'd get well. I'd be all right, Sure. I said... "Boy, my courage would pick up right then." I'd say, "I'm going to be all right." Yes, sir. And there's people believe that same thing today. And that's what I'm coming down here to do: lay hands on you, ask God.

30-6 I want to go to this little boy, sis, in just a minute, this little blind boy. How long has he been blind, sister? Ever since birth. Hi, little boy. Oh, you're not...?... Now, just a minute.
O gracious God, beyond the reach of doctors, at the birth of this little boy, being born blind, and he can't see, this beautiful, lovely, little boy... And the enemy, before the little fellow had a chance in life, jerked him beyond the reach of the doctors. But I'm coming right after him this morning, Lord. This simple little slingshot of prayer...?... let me bring him back, God. And I meet the enemy, the devil, in the Name of Jesus Christ, and I claim this boy for God. I claim his sight for God, giving him back this what Satan robbed him from. May he have it in the Name of Jesus Christ, it will be. Now, so be it.
Now, sister, dear, now don't you have one speck of doubt, for this little boy is going to be all right. I want you bring him back here at the church and show the people that he can see...?... give him his sight in the Name of Jesus Christ...?...

30-7 Yes...?... Lord Jesus...?... this little one that we have offered so much prayer for, but this morning I come again in the Name of Jesus Christ, packing this little slingshot that You gave me; You've helped me with this, Lord, by Your power to take the... out of the mouth of...?... out of the mouth of death itself, raised up the dead after they'd been pronounced dead, and laying stiff and cold. I come after this enemy, in the Name of Jesus Christ. So bring her back to good health again. Grant it; so be it done for the glory of God.
And you're to prayed for... You are a believer? Lord, I bring her in the reach of this little sling. In the Name of Jesus Christ may it leave her and never come back. Amen...?...
Well, that same little slingshot that went and got for that heart, and for your daughter, and...?... Dear heavenly Father, I come after the enemy, using this little sling that You give me, for You said if you get the people to believe and be sincere when you pray...?... go now, as I send it to her request. In the Name of Jesus Christ may it be so. Amen.

30-8 All right, sister. Now, we're... Nerves is beyond the reach of doctors. They could give you something to kind of quieten you, but it'd make you worse after...?... Now look, we're going out after it this morning. We're going out, bringing it back. [Blank.spot.on.tape--Ed.]
Lord Jesus. [Blank.spot.on.tape--Ed.] I... [Blank.spot.on.tape--Ed.] five [Blank.spot.on.tape--Ed.] little stones, f-a-i-t-h, in the slingshot of prayer, and I'm bringing back my sister from the clutches of that nervousness...?... doctors...?... I'm bringing her back to peace and shady green pastures and still waters; and I do this in the Name of Jesus Christ. Amen...?...
All right. It isn't muscular dystrophy. Father God, this little girl, we're so glad that it wasn't muscular dystrophy; but regardless of what it is, it's still in Your reach, Lord, and I come with a little sling of faith in this sling...?... And I press this stone with all the strength that I can throw it, in the Name of Jesus Christ may it hit the mark. May our little sister be well. I do this in the Name of Jesus Christ...?...

30-9 As this young mother and her little offspring, a little one that she wants to meet over yonder on the other side, in that glorious land that I just spoke of. And they... The mother won't live to raise the little fellow. And neither can the little fellow live long without Your help, but I'm coming with this sling, with all of the strength in that aim that I can take at the enemy. In the Name of Jesus Christ, I sling this at him. They shall be well for the glory of God, in the Name of Jesus. Amen...?...
Oh, well that's so nice. I'm just glad, for that ministry then was a great ministry pointing them to...?... She is going to be worse? Our heavenly Father, Satan has jerked this little mother beyond the reach of the doctors yonder. They can only sling a drug out that way, Lord, that'll only tear around and around and hardly make her know where she's at, and then when she gets through, she's worse. But I'm coming with this slingshot of faith with a stone directed with direct aim, to zero in on the target. In the Name of Jesus Christ, I take this nervousness from her for the glory of God.

30-9 Dear God, Brother George laying yonder dying not long ago, see what a faith did for him. Now he's got rheumatism, Lord. He realizes they could give him some cortisone or something that would be kinda ease the pain but it won't take the thing away; so we aim this prayer in the Name of Jesus Christ, may the rheumatism go. May he go home and be well. Thank you very much...?...
How do you do. Oh, my. Yes, ma'am. Did you hear it all? Just beyond the reach of mortal kin. You a believer in the Lord Jesus? I see a beautiful woman over there...?... You'll be young again forever. I know you want to live now to His glory. Going fast to the--the other...?... Your son... Can't you find him? Oh, he can't be...?... grief strickened, I see.
Sister dear, I want you to get...?... here. Is she here to...?... All right, you tell her. Well, she's going to tell you what happens just beyond your breath here that precious boy is waiting for you. You'll be young like him...?... just...?...
Dear heavenly Father, life's race has been run. There's not much more left, and her precious boy's just across the river. He can only look back...?... just...?... She's waiting for the boat...

Up