ГЛАВНАЯ ЖИЗНЬ ПРОПОВЕДИ АУДИО ПРОРОЧЕСТВА БОГ БИБЛИЯ КНИГИ ВИДЕО ОЧЕВИДЦЫ ФОТО КОНТАКТЫ



Проповеди по числу   Проповеди по русскому названию

Перевод VGR
Проповедь Подержанная Одежда Уилльям Бранхам произнес 56-1125 Продолжительность 1 час аудио нет .pdf
скачать в: .doc    .doc для печати    .pdf
Посмотреть только русский текст

Подержанная одежда

 Мы только что разговаривали с пастором. Я сказал...
Я попросил его вчера позвонить мне. И оказалось, что у меня просто... Целый день не было звонков, и я подумал: "Ну, интересно, что случилось? Что-то... Что-то слишком тихо". А немного погодя пришла сестра Вуд с кучей звонков. Мой телефон молчал, вот, если кто звонил. Телефон звонил, но звонок не доходил, так что проблема была на коммутаторе. Это устранили вчера вечером в районе восьми часов, или, может, немного раньше, и сейчас телефон, звонки доходят.
2     Мы рады быть на служении сегодня утром. Я очень простудился, что обычно, когда приезжаю домой. Брожу в снегу по пояс и сплю ночью на улице. Когда я не здесь это вообще не появляется, но только проеду тот холм в Нью-Олбани, нужно просто приехать в эту долину и я очень сильно простуживаюсь. И это... Я не знаю, в этой долине есть нечто давящее. И здесь низко, и это совсем не для меня.
3     И вот, мы рады находиться в церкви, как я сказал, и слушать, как наш хороший добрый пастор вознёс короткое прошение о нас Господу Иисусу. И—и услышать, грустно услышать, что столько больных и нуждающихся, и как неистовствует дьявол, чтобы сделать каждого больным.
4     И одна леди там сзади недавно вставала из-за своей сестры, и я знаю, что сестра Зауэр была у неё. Сейчас врач отослал её домой умирать. А она по-прежнему верит, что получит исцеление. И она в серьёзном, очень серьёзном состоянии. Моя тёща в подобном состоянии, ей сейчас семьдесят. Ей очень плохо. И конечно, по всей местности много болеют. И ещё в округе есть Святой Дух, понимаете, исцеляющий наши болезни, если только получится добиться Его благосклонности.
5     И сейчас, из-за того, что у меня болит горло, не болит, но оно чувствительное. И я не буду стараться проповедовать, но просто немного поговорю с вами по Слову, и потом перейду к молитве за больных, что я пообещал сделать. Но прямо перед тем, как сделаем это, мне хотелось бы объявить о других собраниях. Я...
6     Насчёт моих собраний существует некоторая оппозиция... не оппозиция, но небольшое непонимание. И зачастую я—у меня нет такой сети для продвижения служения, как—как у многих других братьев на поприще, например, радио и телевидение, и журналы, и так далее. И из-за этого кто-нибудь говорит: "Брат Бранхам должен быть здесь". Сейчас на этой неделе обо мне объявляли в трёх местах, как раз сегодня, в трёх разных местах. Одно в Кентукки, два в Калифорнии, это о которых мне известно. И ничего с этим не поделать, ведь у меня нет официальной сети, из-за чего и возникают некоторые трудности.
7     И, да, если здесь кто-нибудь из окрестностей Мэдисонвилла, Кентукки. Было объявлено, что я туда приеду на прошлой неделе, а я ничего об этом не знал. И я приехал домой, и—а они объявили об этом, и это сделал брат по имени Эппли. Или, кажется, так его зовут. Он это сделал со всей искренностью. Он позвонил мне и спросил, не могли бы мы просто заглянуть, чтобы стать благословением и получить благословение от его людей. И он позвонил. Я ему сказал спросить у брата Моора. Ну, тогда я должен был уезжать. Я сказал ему, что мне нужно в этот день уезжать. А брат Моор не смог никого оповестить. И тогда как, или хотя бы сообщить мне, или сообщить моей жене. Так что я был в Айдахо, и только что вернулся, а собрание было назначено.
8     Так что, и вот, я понял, из этого стало понятно, что из Луизианы не получается планировать здешние мероприятия. Поэтому, я просто всю организацию взял на себя, буду сам составлять список собраний, пока мои собрания не станут... Я просто в некотором смысле... О, я не знаю, я думаю, что исповедание приносит пользу душе. Правда? [Собравшиеся говорят: "Аминь".—Ред.] Я просто очень долго выжидаю в этих вещах. И просто позволял каждому, везде, поступать по-своему. И оказалось, что это не оправдывает себя. Спустя столько времени приходится устанавливать... Здесь необходима некоторая система. И теперь я буду стараться вести организацию.
9     И я—и я встречусь с миссис Арнольд. Я... В Луисвилле есть человек, который был очень добр, когда я проводил здесь собрания, и его зовут брат Бургум. И он захотел устроить служение на вечер или два. Я встречусь с её юным Тедди, кажется, Тедди Арнольдом. Когда-нибудь на этой неделе.
10    И потом в следующую субботу и воскресенье, если получится, если Господу угодно, я хочу поехать в Мэдисонвилл. У них там собралось двадцать пять, тридцать служителей. Они все там были, приехали за... Кто-то был за девятьсот, тысячу сто километров. Ну, и приехать не получилось, меня там не было, и не по моей вине, но я просто... но только из-за непонимания или из-за того, что не позвонили ему. И я постараюсь быть там на следующие выходные, если Господу угодно.
11   Потом, с пятого по шестое я буду в Бруклине, Нью-Йорк. И потом, после этого, четырнадцатого, пятнадцатого и шестнадцатого в Паркерзбурге, Западная Вирджиния. Только вчера вечером запланировал эти два мероприятия, и сегодняшним утром. Теперь, Шарлотта, Южная Каролина, это просто в списке, но я не знаю. Потом начнутся праздники.
12    Потом мы поедем на Западное побережье, где устраивают собрание в большом зале. Так вот эти собрания — небольшие, наподобие как в средних школах и так далее. А на Западном побережье, будет от двух городов, совместное собрание городов Окленда и Сан-Франциско.
13    И дальше — представители из Финикса, из-за того, что брат Робертс не сможет приехать туда в этом году. Я, как будто, должен буду приехать вместо него в Финикс на собрание для всего Марикопского региона. Это совместный проект.
14    И вы молитесь за меня, потому что я—мне это необходимо. И я понимаю, что каждый раз, когда вера поднимается, дьявол тут же направляет на неё всё оружие ада, вот так, понимаете, так что приходится очень нелегко.
15    Так что, сегодня утром буду молиться о больных. Я хочу прочитать немного из Вечного Слова Божьего и поговорить всего несколько минут по Писаниям, и потом провести молитву за больных. О, как мне нравится говорить о Нём! А вам? Я так люблю говорить о Нём.
16    Сейчас я хочу прочесть из Библии, Четвёртая книга царств, 2-я глава, 12-й стих, часть из него.
Илия же смотрел и... воскликнул: отец мой, отец мой, колесница Израиля и конница его!
17    И сейчас как отрывок или тема, на которую хочу говорить, это Подержанная одежда. Так что пусть Господь прибавит Своих благословений, во время нашего с вами разговора сегодня утром. А вы пребывайте в молитве обо мне.
18    Этот промежуток времени правления Израиля на этой территории. Израиль был народом, и это был могущественный народ, и с военной точки зрения всё было тихо. Но с духовной точки зрения это было время подражания. И если оглянуться на Ветхий Завет, всегда можно обнаружить примеры того, что происходит сегодня. У сегодняшних событий всегда будет в Библии прототип, который произошёл в начале.
19    Теперь, в книге Бытие рождается всё, имеющееся в мире сегодня. Всё в этом мире вышло из Бытия, потому что это начало. Оттуда вышел каждый изм. Из Бытия вышло всё имеющееся. И истинная Церковь вышла из Бытия. И ложный верующий вышел из Бытия. И безразличие вышло из Бытия. Бытие представляет начало.
20   И сейчас это время правления Илии, то есть, скитаний Илии здесь, на земле, Божьего пророка на тот час.
21    И Бог никогда не оставлял Себя на этой земле без свидетеля. У Бога всегда где-то, в каком-то месте, был человек, которого Он мог взять в Свои руки и представить в качестве свидетеля. Так что, если Он это делал со времени Бытия, начала, конечно, где-то у Бога есть человек, которого Он может взять в Свои руки сейчас. Ибо Он—у Него сейчас не один человек, у Него есть много людей, которых Он может взять в Свои руки, потому что мы подходим ко времени сбора, времени жатвы.
22    Бытие представляло засев семени, а эти шесть тысяч лет приводили урожай к зрелости. И сейчас это семя само стало семенем. Оно прошло в прошлом через цветение, а от цветения — до плода. И сейчас время сбора, жатвы всех этих начавшихся значительных вещей. Истинная Церковь, начавшаяся в Бытии, пришла к времени плода, плода Духа. И антихрист, начавшийся в Бытии, пришёл к времени своего плода. И мы как раз во время завершения всего отрезка времени для этого мира, этого... смертного существа. И мы... Это нынешнее время — лучшее из всех эпох и времён, в которые довелось жить человеку или кому угодно. Это время потрясений. Это неспокойное время для грешников, но это чудесное время для христиан, потому что мы понимаем, что мы собираем вещи, или вместе копим последние немощные старания для ухода Домой и встречи с Господом.
23    Сейчас люди, сегодня, если оглянуться вокруг и заметить сильное беспокойство и бедствие, грозящее этой стране. Вот, несколько вечеров назад я разговаривал с одним человеком, это один из наблюдающих агентов, которые следят. И они сказали: "Брат Бранхам, только что нас проинструктировало правительство, вообще не поощрять людей ложиться у... в стороне от окна на полу, если упадёт бомба, и вообще не идти в подвал, потому что эта новая бомба, которую они по радио могут направить с Москвы на Четвёртую улицу в Луисвилле, и упадёт точно на улице. Выстрелят её. У неё есть наве-... в ней устройство, взрывчатка, и несёт столько-то тысяч этого, столько-то тысяч. Ориентируется по звёздам и радару, и сбросит её точно на Четвёртой улице в Луисвилле, из Москвы, Россия. И когда она там упадёт... Не нужен самолёт, ничего. Просто запустить её здесь, и она точно приземлится там. И она сделает воронку в земле глубиной в пятьдесят три метра на площади тридцать восемь квадратных километров, в любом соотношении, тридцать восемь квадратных километров. Ничего не остаётся, как только приготовится к отлёту с верхнего этажа, это единственное, что останется, когда придут такие времена.
24    Только подумайте, они могут запустить пятьдесят таких, или сто таких за один раз, если захотят. Всё закончится через... Кажется, это было шестьдесят или восемьдесят минут, или что-то в этом роде, или секунд—секунд, вернее, оттуда сюда, до наступления всеобщего истребления. Не останется ничего между Луисвиллом и Генривиллом, и между Луисвиллом и—и Бардстауном, или где-то под землёй, только одна воронка в земле с кучей праха в ней. Вот и всё, что останется, не считая территорий, куда это пойдёт и сожжёт на километры и километры, и километры помимо этого. И пока одна падает там, другая падает в другом месте в ответ на эту.
25    Я так рад, что у нас есть Убежище. "Имя Господа — крепкая Башня, убегает в Неё праведный и в безопасности". Не имеет значения, сколько бомб, или сколько ещё чего, что... Мы Там в безопасности. Поэтому, для этого мира и грешника, не имеющих этого Убежища, или этого безопасного Места, это время потрясения. Я думаю, если бы я не был христианином, я сошёл бы с ума, от мысли, что это может наступить в любой момент. И с домом, полным маленьких детей и всем остальным, я не знал бы, что делать. Но я так рад, что я могу стоять у себя в доме и показывать им Убежище, которое не затронет никакая бомба и ничто другое, под защищающими Крыльями Господа Иисуса. "Не воинством, не силой, но Духом Моим", — говорит Господь. Видите? Это наша защита.
26    И какой сейчас замечательный, славный момент, понимать, что весь грех и трудности и жизненные испытания вскоре закончатся. Это всё однажды закончится, и мы пойдём Домой пребывать с Господом. Так вот, осталось только время проповедовать Евангелие и приводить в эту большую Башню столько, сколько сможем.
27    И потом, насколько видно из образца нашего сегодняшнего урока, Илия, во время своего правления, он... то есть, своего скитания на земле, ну, это был великий, могучий человек. Бог использовал его могущественно, с могущественной силой. И оказывается, в тот период была группа подражающих, старавшихся изображать Илию, старавшихся совершать то же, что делал Илия.
28    И точно то же самое наблюдается сегодня: изображение христианства, люди, стараются вести себя как христиане, пытаются сделаться христианами. Этого нельзя делать. Это должен сделать Бог. Он — Единственный, Кому позволено это делать.
29    И вот, организовали школу и назвали её "школой пророков". И они все пошли в школу пророков, и получали образование. И представляю, что там проповедники носили такие же пиджаки, как Илия. Я представляю, как старались подражать его голосу, его стилю разговора. И—и как он вёл себя, все старались делать то же самое, потому что Илия был великим человеком, применённым Богом.
30   И сегодня, оказывается, то же самое. Недавно слушал программу по радио. По всей этой местности стало полно Билли Грейемов, потому что Билли побывал в Луисвилле. Каждый старается изобразить то же самое: даже волосы зачёсывать так же, и—и носить то же самое, и тот же самый голос, и так далее. Но так нельзя поступать. Нужно просто быть тем, кем ты есть, и каким тебя создал Бог. Это правильно. И вот, оказывается, в те дни, наверное, происходило то же самое.
31    Теперь, Бог, видел, предвидел, что дни Илии сочтены, что ему осталось некоторое время на земле, как и каждому. Поэтому, Он должен был найти смену Илии. А поскольку это делал Он, Бог и призвал этого человека. Он не находился в какой-то семинарии, когда Он призвал его. Он пахал в поле на упряжке волов, служил, то есть, заботился о своём отце с матерью. А Бог призвал его на смену Елисею, то есть, Илии.
32    Вероятно, многие из школы считали, что они точно станут его сменой, они наденут его одеяние, как только ему оно станет не нужно.
33    Но Бог призывает. Бог выбирает. Бог избирает. Бог устанавливает порядок. "Бог поставил в Церкви апостолов, пророков, учителей, евангелистов и пасторов". Бог это делает Сам. Мы не можем и волоса сделать белым или чёрным, точно так же не можем ничего прибавить к росту, пожелав. Бог, в Своей безграничной благодати и через Своё избрание и Своё предузнание устанавливает порядок всему этому, и каждое колесо действует так, как надо. Мне это нравится.
34    Я был бы отчаявшимся человеком сегодня утром, если бы я не верил в избрание и призвание Божье. Если бы думал, что этот мир оставлен на произвол силы человека и мудрости человека, и "большой четвёрки" и ООН, и тех, кто даже на словах не произнесёт Имя Божье. Я был бы отчаявшимся человеком. Но я ожидаю не этого результата.
35    Я опускаю взгляд на страницы этой старой Книги здесь, где Бог в Ней детально описал, и всё произойдёт именно так, как Он сказал, вот и всё. Поэтому, единственное, что мне делать, это не подравниваться под одну линию с ними, но равняться на Голгофу. Равняться на Бога, равняться на Его Слово, оставаться в Его Слове. Как бы ни казалось, что всё будет вот так, всё будет так, как задумал Бог. По-другому быть не может. Ибо Он, будучи безграничным, знал конец от начала, и Он сделает, чтобы всё содействовало Его похвале. Это верно.
36    "Всё содействует ко благу". Всё должно прийти точно на своё место. Ещё бы! Это должно бы ободрить христианина! Всё идёт как надо. В конце концов, это не наша битва, это Его. Это не наша мудрость, это Его. Единственное, что нам нужно сделать, это приложить свою веру и доверять, и пребывать в спокойствии, и наблюдать славу Божью, видеть, как Оно занимает Своё место, и движется каждое колесо. Это может быть разбросанным по сторонам, но Оно встанет точно на Своё правильное место, когда Бог произнесёт Слово.
37    Он знал конец от начала. Он знал, что он это изберёт. Он ещё до создания этого мира знал, что Елисей займёт место Илии. Всё должно действовать в совершенном порядке.
38    И мы беспокоимся о своих близких и так далее: "Придут ли они когда-нибудь?" Их имена, если они записаны в Книге Жизни Агнца прежде основания мира, они проложат себе путь туда. По-другому быть не может. Мы свидетельствуем и светим Светом. Бог светит, Он представляет Его им.
39    Сейчас обратите внимание на Илию, после того, как он набросил на него своё одеяние и примерил его на нём. Другими словами, Илия пророк, у которого была милоть Божья на плечах, он пришёл и приложил её на Елисея, крестьянина, чтобы посмотреть, впору ли она ему. И на перемену потребовалось около десяти лет, чтобы эта милоть стала впору.
40   Знаете, Бог обычно берёт нас в мастерскую и подгоняет нас. Так вот, Он не изменил его одеяние под Елисея, Он назначил Елисею стать по размеру одеяния. И вот что Он совершает сегодня. Он изменяет нас под размер одеяния, а не одеяние под нас. Иногда мы хотим подогнать одеяние под себя, но этого делать нельзя. Необходимо (позволить) изменить себя под одеяние. Это Божье одеяние, и Он сделал его совершенным. И мы должны... Он должен привести нас в такую сферу, когда это одеяние станет нам впору.
41    Так что нам самим не стать совершенными. Мы знаем, что это невозможно. Нам совершенно невозможно стать, и, однако, Он сказал, что мы должны стать. Так что, но, что Он сделал, Он принёс за нас умилостивление: Господа Иисуса Христа и Его праведность. Вот откуда приходит совершенство: от игнорирования своей святости, которой у нас нет, и своих мнений, которых не должно быть. Но мы основываемся исключительно на завершённом труде Господа Иисуса. Бог послал Его на землю, и мы должны закрепиться только в Нём.
42    Обратите внимание, все эти годы, насколько мы знаем, он испытал только одно крещение тем одеянием, накинутым на него. Но за эти годы Бог сформировал характер этого человека до состояния, когда, после призвания, это одеяние придётся ему впору и он станет слугой Господа.
43    И тогда, когда Илия проходил мимо и набросил его на него, и они пошли в Галгал, и прошли многие другие места, школу пророков, на своём пути, двигаясь вперёд. И, наконец, Илия стал пытаться заставить Елисея повернуть назад. Вы заметили это? Старался заставить его повернуть назад. Сказал: "Я..." Другими словами: "Вдруг дорога окажется для тебя слишком крутой, сынок. Может, она слишком узка для тебя".
44    Вы знаете, чем характеризовался Илия, это прямота. И истинный слуга Божий, когда бы ни проповедовал Евангелие, это будет прямое, незапятнанное Евангелие, где бы Оно ни проповедовалось.
45    Конечно, однажды он пошёл в школу пророков, чтобы навестить их, и его попросили уйти. Они сказали: "Оно слишком прямолинейное для нас здесь".
46    А сегодня, нам и нужно ещё прямолинейной проповеди Евангелия, отделяющую пшеницу от шелухи, правду от неправды. Правильное назовёт "правильным", а неправильное — "неправильным".
47    И такие люди со всеми их навыками и остальным! Послали за пищей, а кто-то из них наткнулся на дикорастущее плетущееся растение, и собрал немного диких тыкв, и наварил смерти в церковном котле. И тут же они закричали: "Смерть в котле!"
48    Но Илия, с двойным уделом, знал, что делать, поэтому он бросил в котёл горсть муки. Сказал: "Сейчас идите и ешьте это". Другими словами, они...
49    Вот прообраз, который я отнёс бы к этому дню, что у нас получилась смесь из кучи методистов, баптистов, пресвитериан, лютеран, пятидесятников и всех остальных и воюющих друг с другом. И это всё не нужно изгонять и избавляться. Нам нужна ещё одна горсть Муки. Чтобы церковь осталась той же.
50   Эта мука была из тамошней школы, это было хлебное приношение, принесённое людьми, и первые плоды урожая, смолотые на особых жерновах, которые каждую крупицу муки делали одного размера. И потом, когда...
51    Эта мука, потому что одного размера, в прообразе представляла Христа. Мука это жизнь. И поскольку это прообраз Христа, мука, смолотая одинаково, означает "Иисус Христос вчера, сегодня и вовеки тот же". И мука была в хлебном приношении, и когда эту муку туда положили, Христос, помещённый в смерть, произвёл Жизнь. Вот что изменит наш застывший облик, наши различия, наши церковные споры и всё остальное. Если мы просто туда внесём Христа, Жизнь сменит смерть и разделение, если мы просто сделаем это.
52    В Америке девятнадцать миллионов баптистов. В Америке тринадцать миллионов методистов. В Америке одиннадцать миллионов лютеран. И в Америке десять миллионов пресвитериан. И только Бог знает, сколько католиков, превосходящих любую деноминацию. Но во всём этом, что нам нужно? Горсть Муки. Нам нужно в церковь принести Жизнь. И Жизнью является Христос. Он пришёл, чтобы дать нам Жизнь.
53    Таким образом, у них были свои диспуты и школы, и теоло-... теологии и так далее.
54    И тогда Илия сказал Елисею: "Ты лучше поверни назад, потому что путь может оказаться трудноватым". Но мужа Божьего, однажды встретившего это или почувствовавшего на своём плече накинутое одеяние Божьей праведности и силы, не так легко вернуть назад.
55    Когда я услышал, как пастор сказал сегодня утром, что наша… "Многие приходят в уныние". Что нам нужно, брат, это взбодриться! Что нам нужно, это воодушевиться. Это верно. Испытания могут приходить. Нам никогда не обещали, что будем неподвластны им, но Он даст благодати пройти их. Если гора окажется слишком высокой для перехода, слишком глубокой, чтобы обойти снизу, слишком широкой, чтобы обойти вокруг неё, Он даст благодати пройти через неё. Это верно. Просто не беспокойтесь, но держите свой взгляд на Христе, потому что Он Единственный способный провести нас до конца.
56    Теперь, мы видим, как они идут дальше, приходят в школу. И он говорит: "Ты останься сейчас здесь. Будь здесь и обоснуйся, и будь хорошим учителем теологии, и так далее. И ты, наверное, однажды здесь, в колледже, станешь деканом. Но мне надо ещё дальше идти".
57    Вы можете представить, чтобы муж Божий удовлетворился стать деканом колледжа, когда Сила Божья находится прямо там, где он стоит? Никак нет. Он сказал: "Жив Господь, и жива душа твоя, не оставлю тебя". Мне это нравится.
58    Оставайтесь с этим, не имеет значения, сколько уныния, даже если оно приходит от вашей мамы, вашего папы, или от вашего пастора. Оставайтесь с Ним.
59    Они пошли дальше к Иордану. Они перешли. И Илия сказал: "Сейчас, что ты хочешь от меня?"
60   Он сказал: "Чтобы дух твой вдвойне сошёл на меня". Он знал, что ему предстоит труд. Он сказал: "Вдвойне". Не просто хорошее тёплое переживание, не просто хорошее рукопожатие, или хорошее общение с остальными в церкви. Но: "Что я хочу, это вдвойне самого лучшего сейчас".
61    Я вам говорю, когда Бог ставит человека для всемирного задания, у него должно быть нечто лучшее, чем у этого мира. У него должно быть нечто лучшее, чем у церкви. Он должен отправиться за удвоенным количеством.
62    И если когда и было нужно удвоенное количество среди людей, это сегодня, нечто лучшее, нечто высшее. Я не могу... Я считаю, что бобы и кукурузный хлеб это очень вкусно, но, бывает, приходится тянуться выше. И мы это делаем, мы должны. Мы должны продолжать взбираться вверх. Израиль приходил в отступничество, если оставался на том же месте. Он должен был двигаться вперёд, или двигался назад. И вот так с церковью.
63    Так что, когда они шли вместе, не прошло и нескольких минут, как он сказал: "Ты просишь великого, но, всё равно, если ты увидишь, как я уйду, ты получишь просимое".
64    Так вот, должна быть сосредоточенность в мотиве, сосредоточенность  в сердце, сосредоточенность во взгляде, держать свой взгляд на обещании. Гм! Если вы сегодня утром больны, если вы страдаете, есть одно замечательное обещание, не от Илии, а от Самого Бога. "Если сможешь поверить, когда молишься, поверить, что получишь просимое, ты примешь это". Неважно, что говорит врач, как движется это или то движется, сосредоточься на обещании.
65    Илия дал ему повеление: "Если увидишь, как я уйду, это сойдёт на тебя".
66    А вот обещание: "Если веруешь, всё возможно верующему".
67    Иногда я смотрю на себя и думаю: "Какой я тюфяк по жизни. Я ждал и недосчитался многих тысяч душ в Царстве, потому что ждал и говорил: 'Боже...' Слишком зависел от духовного дара. И говорил: 'Господи, если Ты просто покажешь мне, если Ты дашь мне видение, что делать'". И Бог даёт видение, а я беру и позволяю, кому-то себя на что-то уговорить.
68    И, ох, я не достиг этого состояния, пока не... как у меня сейчас, что считаю, что нужно сделать шаг по вере, потому что есть обещание. И при всех Его делах, и совершённых Им исцелениях, и чудесах, даже сошёл и позволил сфотографировать Себя рядом с нами и так далее, чего никогда не бывало с начала мира. И после этого топтаться как тюфяк? Я даже сам от этого огорчаюсь. Наступило время держать взгляд на обещании.
69    И вот что, по благодати Божьей, я намереваюсь делать. И я понимаю, что каждый бес ада будет в это стрелять. Но, по благодати Божьей, я намереваюсь держать свой взгляд на обещании.
70   Илия сказал: "Если ты..." Илия сказал: "Если ты увидишь, как я уйду, ты получишь просимое". Это верно. Вы должны держать свой взгляд на этом, наблюдать за обещанием. Например, что если бы кто-то из школы, взял бы обернулся и сказал: "Эй, парни, ну как я сейчас выгляжу, когда следую сразу за пророком?" Возможно, его ждала бы неудача. Но ему было всё равно, чему учит школа, или что думают все учителя. Ему было всё равно, что думают соседи или в домах, или кто смотрит на него. Он хранил свою веру в обещание.
71    Что нам сегодня нужно, это вера в обещание Бога и не обращать внимания, что этот говорит, или тот говорит.
72    Как сказал брат, служитель, две дочери которого были немыми, о критике Божественного исцеления, что "дети не могут получить исцеление".
73    Не обращайте внимания на критику. Держите свою веру в обещание. Бог так сказал! "Молитва веры исцелит болящего, и Бог восставит их". Если Он мог сделать так, что один глухонемой стал слышать, Он может сделать так, что ещё один глухонемой будет слышать. Нам известно по неопровержимым доказательствам, что Он это совершает. Храните свою веру в обещание. Храните взгляд, слух, сердце сосредоточенными и только на Иисусе Христе, и Он способен исполнить Своё обещание. О, если думать вот так, всё станет другим, если это понять. Бог дал обещание. Его сказал Сам Бог.
74    Теперь, здесь его произнёс представитель Бога, а сейчас его сказал Сам Бог. Что делать потом? Ничего, просто не выпускать это из своего разума. Сказал: "Если ты увидишь, как я уйду, ты сможешь получить обещание". Елисей не отводил взгляда от Илии. Не имело значения, что кричали с каждой стороны, что происходило с каждой стороны, что происходит перед этим, он даже не смотрел на это. Он держал свой взгляд на обещании. Вот, пожалуйста: взгляд — на обещании.
75    Вспоминаю женщину, которую мы однажды вечером навестили, сестру Зауэр. И врач ей сказал, в каком она плохом состоянии. А я вообще не говорил ей, рассказал её родственнику. И насколько ей невозможно вообще поправиться. Сейчас, брат, её зять, спросил меня об этом. Я сказал: "Если она сможет держать свой взгляд на обещании". Не имеет значения, что происходит, держите взгляд на обещании.
76    Несколько недель назад сестра Вуд, которая вот здесь, и брат Вуд, два наших близких друга здесь, в церкви. Я был в Мичигане со своими друзьями Лео и Джином. Мы уехали с собрания в Чикаго и отправились с несколькими их людьми на... на два дня поохотиться на оленя с луками и стрелами. И на моём пути обратно моя жена связалась со мной, и она сказала: "Молитесь за маму миссис Вуд. Рак полностью уничтожил покровы лица". И сказала: "Я никогда не видела сестру Вуд такой встревоженной. Она плачет". Сестра Вуд всегда была героиней веры с момента, когда Бог исцелил искалеченную ногу её сына, и исцелил её от туберкулёза, и так далее. Но она сдалась.
77    Там, в номере тем вечером мы помолились. Когда приехали, миссис Вуд сказала: "Брат Бранхам, давай съездим". И мы отправились к её матери, которая была в Луисвилле. И у неё был рак сбоку от носа, и врач неумело обошёлся с ним, рассеял его, что за исключением небольшого участка у носа и около трёх миллиметров от глаза, была просто голая кость. Поглотил это невозможно быстро.
78    Вошли в комнату, и я преклонил колени. Я сказал: "Я хочу поговорить с ней наедине". И я пошёл в комнату помолиться с женщиной. И, пока был в комнате, я подумал: "О, Боже, если Ты просто покажешь мне видение, что будет с этой женщиной". Мистер и миссис Вуд сидели снаружи, ожидали, что скажет видение.
79    Но, пока я был там, я получил осуждение. Я получил осуждение из-за того, что ждал видения. Как будто Нечто кое-что напомнило, не произнесло. "Для чего тебе нужно видение, тогда как обещание уже сказано?" И вот я встал на колени и помолился. И, когда молился, нечто просто закрепилось внутри, вера обещания.
80   Вышел назад. И миссис Вуд, когда я рассказывал ей об этом, она сказала: "Брат Бранхам, ты увидел что-нибудь?"
81    Я сказал: "Не то, чтобы я увидел, но я ощутил, как Нечто мне сказало, что Его обещание истинно и Он его исполнит. И я верю, что Он исполнит его".
82    И меньше чем за двадцать четыре часа край этого рака стал отслаиваться, и сверху этого стала образовываться корка. Рак не затягивается коркой, как вы знаете, если только он не мёртвый. Так что вот он был мертвый теперь. И женщина исцелилась, и дома. Какой чудесный Христос! Благодаря тому, что держишь взгляд на обещании! Бог сказал так!
83    Но когда за нас помолятся, бывает, мы сходим в сторону и говорим: "Ну, это не произошло сразу, поэтому, наверное, лучше ещё раз прийти". О, нет.
84    Держите свой взгляд на обещании. Бог так сказал, на этом точка. Вот и всё. Если Бог это сказал, Бог способен сдержать Своё обещание, или Он никогда не давал бы его.
85    Авраам называл несуществующее существующим. И двадцать пять лет стоял на невозможном, потому что он считал, что Бог способен совершить то, что Он пообещал. Аминь. И мы — дети Авраама, по вере.
86    Конечно, Илия не отрывал взгляда от... то есть, Елисей, от Илии, и когда они шли дальше. И вскоре прилетела колесница и разлучила их, одного на одну сторону, а другого — на другую, и тогда забрала Илию. На... Он сел в колесницу и вознёсся, и снял своё одеяние со своих плеч, и бросил его вниз Елисею. Потому что Елисей дорос до него, вы понимаете, поэтому, оно пришлось ему как раз впору. И вы могли бы представить...
87    О, пожалуйста, не отвлекайтесь, потому что я ощущаю, что в горле першит. Я хочу спросить у вас кое-что.
88    Вы можете представить, что ощутил Елисей, когда подобрал это одеяние, надел его на свои собственные плечи? О, какое это было ощущение!
89    Не хочу говорить о себе, но лет десять назад из-за вот этой кафедры, я проповедовал проповедь, о Давиде, воине с пращой в руке, и Голиафе перед ним. Насколько мы знаем, в тот момент на поприще нигде не было никаких кампаний исцеления. И, о, какой критике подвергалось Божественное исцеление! Но после встречи с неким Существом нечто произошло. И пасторы мне говорили, что я схожу с ума, что этого не может быть. Но из-за этой самой кафедры здесь я говорил о Давиде. Сказал: "Неужели оно, воинство живого Бога, позволит этому необрезанному филистимлянину поносить это воинство?"
90   И какой-то невысокий парень с покатыми плечами, вьющиеся волосы, в куртке из овечьей шкуры и пращой в руке, а вся израильская армия, сжавшись, стоит позади. И он один вышел. К человеку, с—с копьем метров пяти с половиной длиной, и наконечником, весившим несколько сиклей, может, девять килограмм стали, острое шестиметровое копьё. Пальцы в тридцать шесть сантиметров. А Давид, вероятно, весил сорок килограмм и стоял, подпрыгивая вверх-вниз, как задиристый петушок-недомерок, говоря—говорил: "Вы что, серьёзно, только подумайте, вы будете позволять тому необрезанному филистимлянину..." [Брат Бранхам четыре раза постучал по кафедре—Ред.] "Если он стоит на своём месте, пусть стоит. Но он поносит воинство живого Бога". О, вот это да, какой герой! "И вы все боитесь с этим сразиться?" Сказал: "Давайте я встречусь с ним". Только подумать! Он сказал: "Бог Небес дал мне убить льва пращой. Он дал мне убить медведя пращой. И тем более Он предаст того необрезанного филистимлянина в мои руки!" Конечно.
91    И когда одержали первую победу и Голиаф был повержен, всё войско Израиля последовало Давиду. И они отсекали головы, и били Израиль... то есть, загнали филистимлян на их территорию. Они загнали их в угол и поразили их, и захватили их города и всё остальное, и одержали победу.
92    Брат и сестра, то же самое произошло в сфере сверхъестественного, когда они говорили: "Божественное исцеление ничего не даст. Дни чудес прошли". Если дни чудес прошли, дни Бога прошли. Церковь, не верующая в сверхъестественное, в конце концов, умрет, и Бог уйдёт из церкви. Обязательно! И Бог дал обещание, а обещание Бога Вечно.
93    Вот, не так давно, когда одна молодая женщина экспериментировала с радием и обмакивала в него, и покрывала радием стрелки на часах. У меня есть кое-что об этом. И эта женщина заблуждалась и взяла и кисточкой нанесла себе в рот. Из-за этого она умерла. И впоследствии, много лет спустя взяли микроскоп и поставили его на череп той женщины, и по-прежнему было слышно, как тот радий звучал: "Бр-бр-бр". Он не прекращался. Он до сих пор воздействует. Он не прекратится.
94    И, о, брат, если радий так воздействует на нас, тем более бесконечный, Вечный, сверхъестественный, всесильный, всебезграничный, Всемогущий Бог! У Него должно быть то же воздействие, какое у Него было в начале. У него оно должно быть всё время, или Он не Всемогущий, всесильный Бог. Он по-прежнему ждёт кого-то с крепкой верой, которая выйдет и бросит вызов врагу на основании Его Слова и скажет, что Оно право.
95    И вот, что произошло с началом больших кампаний исцеления? Тогда тысячи солдат, мужей Божьих, никому не известных из небольших церквей, как Орал Роберте, Томми Хикс, и многие другие выдающиеся мужи на поприще, вытащили свой Меч и ринулись вперёд. Этот Меч, который отсекает приходящее и уходящее, вверх и вниз, внутри и снаружи, "распознающее помыслы, даже до разделения составов и мозгов". Они вытащили свои Библии, свой Меч, и вышли, когда увидели, что это возможно сделать. И мы разбили врага по благодати Божьей, что по всему миру пошло пробуждение исцеления. Это возможно сделать. Незаметные пасторы, у которых были маленькие церкви из бруса и так далее, воспламенились и поняли суть, выхватили Меч и выступили вперёд, и бросили вызов врагу.
96    Откуда узнать, что это существует? Вот великие люди: конгрессмен Апшоу, король Англии Георг, и многие великие люди, лежавшие в болезни и страдавшие, исцелены Силой Всемогущего Бога. Так что сейчас об этом ничего не скажут. Это свершилось. Конечно! Он шёл...
97    Тогда Илия, он от всего сердца желал получить то обетование. Он жаждал обещание. Это были его мотивы. Это было для него всем. Это была его жизнь. Это была его цель, всё. Получение этого обещания для него значило всё.
98    Я склонен считать, что мы неискренние в своих словах. Если весь ваш мотив сегодня утром основан на "воздать Богу хвалу за моё исцеление. Я твёрдо намерен исцелиться от Силы Бога. Я твёрдо намерен жить христианской жизнью. Я твёрдо намерен идти в мире с Богом. Я твёрдо намерен это сделать. Мне всё равно, что скажет мама, что скажет церковь, что скажет пастор, что скажет кто угодно ещё, что скажет этот мир. Я твёрдо намерен. Вот сосредоточенность моего сердца". Тогда вы что-то получите.
99    Следовательно, когда Илия увидел, что он твёрдо намерен это получить. Илия, Илия увидел, что Елисей был твёрдо намерен, он дал ему обещание. Теперь, обещание было: "Если ты увидишь, как я уйду! Если ты сможешь увидеть, как я уеду!" Сейчас дело было за Елисеем. Он хотел услышать обещание, поэтому он получил обещание. И в нём было "если". "Если ты увидишь, как я уйду".
100  Теперь, если ты болен сегодня утром и хочешь исцелиться, я могу доказать тебе, что Христос дал тебе обещание. Обещание твоё: "Если сможешь веровать! Если сможешь веровать!" Не будь поражённым.
101   И вот Елисей облёкся в одеяние Илии, пророка. Это был марш победителя! Он шёл, словно по направлению к Небесам, как победитель! Он услышал обещание. Он ощутил силу. Он шёл как воин прямо к Иордану.
102  Хвала Богу, друг! Каждый верующий сегодня утром, облечённый в одеяние праведности Христа, идёт по дороге к Иордану. Это верно.
103 Пусть прилетают атомные бомбы, пусть они, как угодно. Мы облечены и идём как победители. Аминь. Я... "Не бойтесь. Я победил мир". Так точно! Что помнить? "Я победил мир". [Брат Бранхам два раза хлопает в ладоши—Ред.] Христос сказал это. [Брат Бранхам два раза стучит по кафедре—Ред.]
104  Илия шёл, надев подержанную одежду, совсем как победитель, точно, направляясь к Иордану.
105  Брат, позволь я это скажу с уважением к тебе. Не надевай чью-то одежду, всю подточенную молью сомнений, где повсюду из прорех поражений и суеверий, и взлётов, и падений просвечивает голое тело. Ты надень одеяние Победителя, Христа. Не доверяй своей церкви, которая когда-то учила спасению через крещение, Святому Духу, которая однажды учила Божественному исцелению, а сейчас отвергает Его, вся изъедена молью сомнения и всем остальным. Надень одеяние Того, кто не проиграл ни одной битвы, потому что ты направляешься к Иордану. Аминь.
106  Так вот, на нём была подержанная одежда, это правда. И сегодня утром на многих надета подержанная одежда. Но когда он подошёл к Иордану, он понял, что одной одежды мало для этого дела. Верно. И церковь, методистская, баптистская, пятидесятническая, пресвитерианская: "О, у нас есть школы! Чтобы... У нас есть вся этика Библии, выученная назубок. У нас есть вся вытканная правильно одежда, обещания. У нас всё это есть. О, мы крещены, идём вперёд. И мы очень апостольские. На нас надета апостольская вера. Мы верим в Божественное исцеление. Мы верим в Бога. Мы верим в Силы Бога. Мы крещены по Библии, так, как сказано в Библии. Мы приняли Святого Духа. Мы говорили на языках. Мы всё это делаем". Но, брат, если тебе нужно только это, когда подойдёшь к Иордану обнаружишь, что тебе, всё-таки, кое-чего недостаёт.
107  О, можно быть наученным. Можно быть умным. Можно иметь степень доктора богословия, доктор богословия. Можно иметь степень доктора философских наук, доктор философии. Можно иметь степень доктора юридических наук, доктора латыни. Можно иметь всевозможные степени. На тебе может быть надето одеяние методистской церкви. На тебе может быть надето одеяние пятидесятнической церкви. На тебе может быть надето одеяние Ассамблей, или единственников, или триединственников, или какое угодно. Это лишь подержанная одежда, во-первых, верно, каких-нибудь человеческих догм, придуманных, и так далее, и даже если ты христианин, и церковь христианская, и правильно одет.
108  Но когда там появился Илия, на виду у целого берега выстроившихся пророков и критиков, смотревших, что он будет делать. И вот он приближается, идя в одеянии Илии. Только подумайте! Аллилуйя! Он получил образование, иными словами. Он образован. Он подвергнут рассмотрению. Он верит. У него всё правильно. Он подходит к Иордану. Мир наблюдает за ним.
109  О, Боже, как нам сегодня это нужно! При множестве обученных и образованных учёных, при множестве людей, способных разобрать Библию и сложить Её обратно в математике, множестве людей, способных совершать великие дела в области обучения, знающих историю Библии до последнего момента, способных тебе сказать, в какой час зажглась свеча и в какой час она погасла. Они могут рассказать тебе всё это. И они... У них есть водное крещение. У них есть духовное крещение, как они называют его, одеяние. У них всё в полном порядке.
110   Таким был Илия. Но когда он подошёл к Иордану, столкнулся с миром критиков, что он воскликнул? "Где Бог Илии?" Это произошло не из-за одежды Илии. Это произошло из-за Силы Бога Илии.
111   И в чём нуждается мир сегодня утром, это в Силе Бога Илии. Ты, может, говорил на языках и восклицал, и бегал по полу. Но что нам нужно, это Сила Бога Пятидесятницы, чтобы произвести жизнь и дела, которыми жили в тот день, в апостольской силе.
112   Подержанная одежда была в полном порядке, но ему был нужен свежий отклик в сердце от Бога. Ему было нужно свежее помазание от Бога. На нём была подержанная одежда, когда он подошёл к реке, но ему был нужен абсолютно новый, из первых рук, отклик от Бога, Сила Бога из первых рук для совершения чуда.
113   И, мой брат, не бойся просить у Бога что-нибудь. Ты должен требовать от Бога, то есть, просить у Бога всё, что Он пообещал. Ибо если я представляю Бога, всемогущего и всесильного, и если я слуга Бога, я должен творить дела Божьи. И если я должен творить дело Божье, я должен требовать от Бога осуществления этого, потому что Он требует от меня невозможного. Я должен просить Его. Я должен призывать Его и стоять там, и говорить: "Боже, Ты пообещал это". Так и вы, каждый.
114   "Вы примете силу, — Деяния 1:8, — после того, как сойдёт на вас Дух Святый". После того, как сойдёт на вас Дух Святый! Когда ты уже облечён как христианин, твоя вера во Христа уже установилась, тогда ты получишь силу. Вот, пожалуйста. Да.
115   И, брат, сестра, каждый из вас сегодня утром, я скажу это перед молитвой за больных! Я скажу это! С помощью Божьей, молитесь обо мне. Когда я стоял десять лет назад на этой сцене, проповедовал о Давиде и Голиафе. Так вот, не Голиаф мне мешал. Бог поразил его передо мной. Но то, что мне мешало, это недостаток веры, недостаток того, о существовании чего я уже знал.
116   И сегодня утром снова перед этой небольшой церковью я кричу: где этот Бог, давший обещание? Где Бог, ткнувший тогда меня в это? Выйди вперёд, Боже, и придай мне смелости. Придай мне силы. Придай мне твёрдости решения, что бы ни приходило или уходило. Встретится ли темнота или что бы ни встретилось... Что бы ни встретилось, двигаться дальше. Обещание истинно.
117   Брат, сестра, в один из этих дней, вам, друзья-грешники здесь сегодня утром, и вам, люди, старающиеся изображать христианство. Можно принадлежать к церкви. Это очень хорошо. Я ничего не могу сказать против этого. Ничего против вашего хорошего гуманитарного образования или вашей теологии. Я ничего не имею против этого. Но, о, где Бог?
118   В конце концов, это был не Илия. Это не Илия разделил ту реку. Это было не его одеяние. Елисей снял его со своих плеч. Он сложил его точно так же, как делал Илия. Но когда он собрался взмахнуть им, там не оказалось Силы. Тогда он возопил, понимая, что этот Бог должен где-то быть: "Где этот Бог? Где Он?" Тогда нечто, должно быть, коснулось этого пророка, потому что он взмахнул тем одеянием и ударил по воде, и она разошлась туда и сюда. И перед служителями того дня, перед критиками того дня он перешёл Иордан, точно как сделал Илия до него.
119   Нам не нужны учения, у нас это есть. Но нам нужен Бог Илии. Нам нужно возвращение Силы Бога Илии в нашу церковь. Сила, от которой она будет стоять и называть Слово Бога "правильным", несмотря ни на что.
120  И мы, каждый здесь сегодня утром, как человеческие существа, направляясь к Иордану. "И когда он пришёл к Иордану". Вы прибудете туда когда-нибудь утром или вечером.
121   Пока он шёл к Иордану, он шёл как победитель. Но когда он подошёл к Иордану, там всё оказалось иначе. На нём была надета подержанная одежда. Её носил другой человек. Но это была хорошая одежда, и он знал, что за человек носил эту одежду.
122   Брат, сестра, однажды утром я должен буду подойти к Иордану.
123   Размышлял. Сегодня после обеда мы поедем к брату и сестре Райтам. Не забудьте о них. У них "золотая" свадьба. Я думаю, церковь, они проведут с ними обед. Я однажды размышлял: пятьдесят лет! И я вижу их обоих в весьма преклонных летах и побитых жизнью. Я подумал: "Да, мне сорок семь лет". Они женились за три года до того, как я родился.
124   Сорок семь! Я иду к Иордану. Мне придётся подойти. Я должен буду прийти туда. Я должен буду туда прибыть. Это может быть несчастный случай на дороге. Я могу упасть вместе с самолётом. Меня могут прострелить стрелой дьявола где-нибудь, и умру. Я не знаю, как я отойду. Но я знаю одно — я иду, и я подхожу к Иордану.
125   Но когда я туда приду, я хочу знать одно, что на мне тоже надета подержанная одежда. Я не доверяю своей, потому что она никудышная. Потому что как только Илия подобрал одежду Елисея, он разодрал на части свою и отбросил её. И вот что произошло, когда я нашёл Христа. Я разорвал себя, свои собственные идеи, свою собственную глупость, свои несерьёзные мелочи. Я думал, когда был незаметным баптистским проповедником, что я практически такой, как... что я кто-то. Но я разорвал это, я надел Его одеяние. И когда я подойду к Иордану, я хочу оказаться облечённым в Его одеяние. Он будет его сопровождать. И мы однажды туда прибудем.
Но давайте немного помолимся.
126   Небесный Отец, мы сегодня утром двигаемся колонной к Иордану, как победители, и однажды мы должны будем кое-что показать Иордану, то есть, смерти. И, о, как ужасно стать отделённым от Бога. Нам не по силам перейти на другую сторону. Нет. Но Илия, когда он пришёл туда, на нём было одеяние Елисея... одеяние Илии. И когда он снял одеяние... Илии, человека, который был очень угоден в Твоих глазах, и Ты принял его и вознёс его на Небеса к Себе. А Елисей носил его одеяние, поэтому он показал Иордану, смерти, одеяние Илии. И оно было принято, и Иордан расступился, и он перешёл на другую сторону.
127   Дорогой Боже, однажды мы должны будем подойти. Мы не сможем показать свои хорошие поступки, у нас их нет. Мы не покажем ничего в этом мире. Я ничего и не хочу показать, но я полностью полагаюсь на заслуги Иисуса. Ты принял Его и воскресил Его из мёртвых, и Он пришёл в Присутствие Бога, и там будет пребывать навсегда. И, Боже, вот что я хочу показать Тебе — что верю в Него и люблю Его. И по Его благодати Он облёк нас в Своё одеяние. И я прошу, Отец, Ты помоги нам сейчас в дни битвы. И там, где мужи Божьи должны творить дела Божьи, я прошу, чтобы Ты дал нам взять одеяние Христа, силу Святого Духа, и позвать Бога, который жил в Нём. Даруй этого. Во Имя Христа мы просим этого.
128   Пока не поднимайте головы. Не окажется ли здесь сегодня утром кого-нибудь, старающегося идти к Иордану не одевшись в это одеяние. Нет ли здесь человека без одеяния Иисуса Христа, и, однако, его однажды носил Сын Бога. Если оно на вас не надето сегодня утром, чтобы вы подняли руку к Богу и сказали: "Дорогой Боже, в данный момент я сейчас хочу его получить".
129   Пусть Бог благословит вас, леди. Может, ещё кто-нибудь хочет поднять руку? Пусть Бог благословит тебя, сынок. Не хочет ли ещё кто-нибудь просто поднять руку? Пусть Бог благословит тебя, мальчик. Пусть Бог благословит тебя, юноша. Ещё кто-нибудь поднимет свою руку? Пусть Бог благословит вас, там сзади, сэр.
130  Просто скажите так: "С помощью Божьей сегодня я хочу оставить свою самоправедность, свои собственные идеи и мысли об удовольствиях и разгул, и грех, в котором я жил. И я хочу, чтобы Христос облёк меня в Своё одеяние сегодня утром, чтобы я воспользовался Его одеянием. Я знаю, что Оно совершенное". Пусть Бог благословит тебя, сынок. Ещё кто-нибудь скажет: "И я просто подниму..."
131   Вы поднимете свою руку, скажете: "Я сейчас хочу принять Святого Духа в свою жизнь. Я хочу облечься в Его праведность. Когда я приду туда в тот день, я не покажу себя и не скажу: 'Ну, вот, Ты понимаешь, я купил кому-то немного угля. Я сделал это'". Это прекрасно, это очень хорошо, но это... Чему-то пришлось умереть, чтобы ты жил, и лишь благодаря этому событию ты сможешь стать спасённым. Ты хочешь поднять свою руку? Скажешь: "Христос, я сейчас оставляю свой путь. Я принимаю Твой путь. Я хочу, чтобы Ты смилостивился надо мной, когда я подойду к концу пути"? Хорошо. Пусть Бог благословит вас, леди. Пусть Бог благословит вас. Хорошо.
Сейчас мы помолимся.
132   Теперь, Праведник, Небесный Отец, около семи, восьми, десяти рук поднялось. Я не знаю их состояние. Ты знаешь о них всё. Я не знаю. Но они сегодня нуждаются. И они осознают, что они в нужде, и они хотят прийти и принять помощь во время нужды, видя, что сейчас приблизился важный час, когда атомные бомбы, серьёзные события ожидают нас.
133   И я молю, Небесный Отец, чтобы Ты благословил этих людей, и сегодня положил Свою руку на них и забрал всё их беззаконие и сомнение. И пусть они отбросят свою старую, подточенную молью одежду самоправедности, в прорехах от гусениц и сверчков и моли суеверий и церковности, и (они) она разваливается. Пусть они просто отбросят её и протянут руку и возьмут одеяние Господа Иисуса. Скажут: "Я верю в Него. Я облекаюсь ни в свою праведность, ни в свои собственные мысли. Но с этого часа я верю Тебе". Даруй, чтобы они приняли это, Отец, ибо мы просим этого во Имя Христа. Аминь.

Посмотреть только английский текст
A+ | A | A-

A Secondhanded Robe

1 I was talking with the pastor. I said... I asked him yesterday to call me; and I come to find out, I just... All day long there was no calls, and I thought, "Well, wonder what's wrong? Something's... Everything's so peaceful." And after while Sister Wood come up with a handful of calls; my phone had went out. So if any of you had called... The phone rings, but it wouldn't echo in there; so the trouble was down at the switchboard. They fixed it about eight o'clock last night, or maybe a little before that, and the phone... The calls are coming through now.
2 We're happy to be in this service this morning. I got an awful cold, that usually I get when I come home. Wade around in snow up to your waist, and sleep out at night, never think of it away from here, but just cross that hill there at New Albany is all you have to do is get in this valley, then I got a bad cold. And it's... I don't know; there's something right in the valley here that keeps us down, and as low, and it just don't agree with me at all.
Now, we're happy to be at the church, as I said, and to be hearing our dear good pastor offer his word of petition for us, and--to the Lord Jesus. And--and to hear... Sad to hear so many sick and needy, and how the devil is on the rampage making everybody sick.
And--and a little lady raised up about her sister back there. And I know Sister Sires down there, was with her. The doctor sent her home to die now. And she still believes she's going to be healed. And she's in a serious, very serious condition, my mother-in-law, the same way. Seventy years old now, she's in very bad condition. And certainly a lot of sickness around the country. And then there is a Holy Spirit around the country (You see?) that heals our sickness, if we can only find favor with Him.
3 And now, being that my throat is sore, not sore, but it's raw, and I'm not going to try to preach but just speak to you awhile from the Word, and then go into praying for the sick, which I'd promised to do. But just before doing this, I would like to announce some more meetings. I... In my services I have had kind of a little opposition of, not opposition, but just a little misunderstandings. And many times I--I don't have that outlet to my service as--as many of the other brothers on the field has, such as radio, and television, and magazines, and so forth. And in doing so, why, someone'd say, "Brother Branham's to be here."... Now, I'm advertised in three places for this week, just today, three different places: One down in Kentucky, two in California, that I know of. And there's nothing you can do about it, 'cause I haven't got any other official outlet; so it makes it kinda hard.
4 And if there happened to be someone from down around Madisonville, Kentucky, here, I was announced to be down there last week, and I didn't know nothing about it. And I come home, and--and they had announced it, and the brother that did it by the name of Ethings, I believe that was his name, with all good faith he did it. He called me and asked if we could just drop down to--to be a blessing and get a blessing from his people. And he called; I told him to ask Brother Moore. Well then, I had to leave. I told him I had to leave the same day. Well, Brother Moore failed to let anyone know. And when... Or let me know or let my wife know. So I was up in Idaho and just come back and the meeting was on. So--so I seen during that... It can't make arrangements from Louisiana for things that's going on here. So I just took over the arrangements myself, to make my own arrangements for the meetings until my meetings has... I just kindly...
Oh, I don't know, I think confession's good for the soul, don't you think so? I just been too dilatory about these things. And just letting anyone anywhere just haphazardly let it go. And I find out it doesn't pay. After a long time you put... You have to have some system to it.
5 And now I am trying to make the arrangements, and I--and I'm going to see Mrs. Arnold. I... There's a man here in Louisville that's been very good when I was having meetings here. And his name is Brother Durvan. And he wanted a--a night or two service. I'm going to see her little Teddy, I believe Teddy Arnold, for some time this week.
And then the coming Saturday and Sunday, if I can, the Lord willing, I want to be down at Madisonville. They had twenty-five, thirty ministers out there, all of them setting there, come for some, one of them just six, seven hundred miles. Well, no one there, so... wasn't there... And no fault of my own, but I just-- it just through misunderstanding or neglecting to call him. I'll try to be down there next weekend, the Lord willing.
Then on the fifth to the sixth, I'm in Brooklyn, New York. And then from... Then on the 14th, 15th, and 16th in Parkersburg, West Virginia, just made those two arrangements last night and this morning. Now, Charlotte, South Carolina, is just on the list, but I don't know. Then the holidays come on and we go over to the west coast, which they're fixing a--a big auditorium meeting. Now, these are--are little meetings like in high schools and things like that. The one over there on the west coast is going to be two cities, a joint city, a meeting of Oakland and San Francisco.
And then, the Phoenix delegation, being that Brother Roberts can't be there this year, I'm to kinda take his place down at Phoenix in the--in the whole Maricopa region meetings. That's a union effort. And pray for me, because I--I need it. And I realize that every time faith sets itself up, the devil turns every gun in hell right on it like that. You see? So it makes it pretty hard.
6 So this morning to pray for the sick... Now, we want to read some of God's eternal Word, and speak just a few moments from the Scriptures, and then have prayer for the sick.
Oh, how I love to talk about Him, don't you? I just love to talk about Him. Now, I want to read out of the Bible: II Kings the 2nd chapter, the 12th verse, a portion of it.
And Elijah saw it, and... cried, My father, my father, the chariots of Israel, and the horsemen thereof.

And now, for a way of text or subject, I want to speak on "A Secondhanded Robe." So may the Lord add His blessings as we talk to you this morning. And you be in prayer for us. 
7 During this time of the reign of Israel in the land, Israel was a nation. And it was a mighty nation, and it was kind of a peaceful time among the military part of it, but in the--the spiritual part of it, it was kinda a--a time of--of impersonation. And if we look back into the Old Testament, we can always find examples of what's going on today. Always in the Bible the things that are now are just the antitypes of what was at the beginning.
Now, the book of Genesis produces everything that's in the world today. There's nothing in the world but what didn't begin in Genesis, for it is the beginning. In there started every ism. In Genesis started everything that started. And the true Church started in Genesis. And the false believers started in Genesis. And the indifference started in Genesis. Genesis was the beginning.
8 And now, during the reign of Elijah, or the pilgrimage of Elijah here on earth, which was God's prophet for the hour... And God has never left Hisself on the earth without a witness. God has always, somewhere, some place, had a person that He could put His hands on and would stand for a witness. So if He's did that down since Genesis, the beginning, surely somewhere God has a man that He can lay His hand now. For He--He's... It's more than one man now; He has many men that He can lay His hand on, because we're coming down to the--the gathering time, the harvest time.
Genesis was a planting of the seed, and these six thousand years has been the maturing of the harvest; and now the seed has become a seed itself. It's went back to the blossom and from the blossom to the--to the fruit. And it's the gathering time now, harvest time, all the great things that started. The true Church that started in Genesis has come down to the fruit time, the fruit of the Spirit. And the antichrist that started in Genesis is come down to its fruit. And we're just in the closing time of this world's entire dispensation, the--of the mortal being.
And we're... It's the greatest time that anyone, or that any age ever lived, is this time. It's a shaking time. It's a troublesome time for sinners. But it's a marvelous time for Christians, because we know that we are--are packing up, or gathering the last little efforts together to go home and meet the Lord. Now, people today as you look around and see the great trouble and distress facing the nation, where...
9 A few nights ago I was talking to someone, was one of these here lookout agents that watches, and they said, "Brother Branham, we were just instructed by the government never to advise people any more to lay down by... away from the window on the floor if the bomb hits, or never to go into a basement, because this new bomb that they could radio guide from Moscow to Fourth Street in Louisville and hit right on the street; shoot it up, it's got target things in it, that explodes it, takes it so many thousands, so many thousands, guided it by the stars and radar, and drop it exactly on Fourth Street in Louisville from Moscow, Russia. And when it would hit there, don't have to...?... and use the plane nor nothing, just shoot it off here and it'll land right there. And it will blow a hole in the ground of the area... the depth of a hundred and seventy-five feet for fifteen square miles either way it goes: fifteen square miles."
There ain't nothing to do but get ready to take a flight upstairs, is the only thing to do when them times come. Just think, they can shoot fifty of them or a hundred of them at one time if they wanted to. It'd all be over within the space of, I believe it's a sixty or eighty minutes, or sec--seconds, rather, from there to here, to the entire annihilation of the whole thing would take place. There wouldn't be nothing left between Louisville and Henryville, and between Louisville and--and Bardstown, or down in there, but one hole in the ground with a bunch of dust laying in it; that is all would be left, besides the areas it would go out and burn for miles and miles and miles beyond that. And while one's a dropping there, another one's dropping over somewhere else to meet with it.
10 I'm so glad that we have a shelter. "The Name of the LORD is a mighty tower: the righteous run into it, and are safe." No matter how many bombs, or how many anything else, we're safe there. So the world and the sinner not having this shelter, or this safety place, it's a shaking time. I believe if I wasn't a Christian, I'd go crazy, to thinking of what might happen at any time. And with a house full of little kiddies and everything, I wouldn't know what to do. But I'm so glad that I can stand in my house and introduce to them a shelter that no bomb could ever touch, or nothing else. Under the protecting wings of the Lord Jesus. "Not by power, not by might, but by My Spirit, saith the LORD." See? That is our protection.
And what a great, glorious time it is to know that all sin and struggles and trials of life will soon be over. It'll all finish one of these days, and we'll go home to be with the Lord. Now, what's left is a time to preach the Gospel and to bring in to this great tower as much, as many as we can.
11 And then, as we see the pattern of our lesson today, of Elijah during his reign, he--or his pilgrimage on earth, why, he was a great, mighty man. God was using him in mighty ways, with mighty power. And we find out that during this time, there was a group of impersonators who tried to impersonate Elijah, who tried to do the same things Elijah done. And so we find the same thing today: impersonation of Christianity, people who try to act like Christians, who try to make themselves Christians. You can't do that. God has to do that. See? He's the only One Who can do it.
So they formed a school and called it the school of the prophets. And they all went up to the school of the prophets and they educated them. And I could imagine all those preachers up there wearing the same kind of coat that Elijah wore. I can imagine trying to impersonate him on his voice, the way he spoke, and--and way he presented himself, everyone trying to do the same thing, because Elijah was a great man used of God.
And we find the same thing today. I was listening to the radio broadcast not long ago; they got Billy Grahams all over this country since Billy was in Louisville, everybody trying to impersonate the same thing almost: comb their hair the same way, and--and wear the same thing, and same kind of voice and so forth. But you can't do that. You just got to be who you are and what God made you to be. That's right. And so we find how that perhaps in them days the same things took place.
12 Now, God seeing, foreseeing that Elijah's days were numbered, that he had so long he could stay here on earth (as everyone has), so He was going to have a successor to Elijah. And when He did, God called this man. He wasn't in no seminary when He called him. He was plowing in a field with a yoke of ox, doing the service, or taking care of his mother and father. And God called him to be the successor of Elisha, or Elijah. Perhaps many up at the school thought they was sure to do, going to be his successor, they was going to wear his robe as soon as he was finished with it. But God does the calling. God does the choosing. God does the electing. God does the setting in order.
God has set in the church, some apostles, some prophets, some teachers, some evangelists, and pastors. God does that Himself. We cannot make one hair black or white; neither can we add one thing to our statue by taking thought. God in His infinite grace, and by His election, and His foreknowledge sets these things in order, and every wheel works just right. I like that. I would be a discouraged man this morning if I didn't believe in the election and calling of God.
13 If I thought that this world was left to the outcome of it, by the power of man, and by the wisdom of man, and by the big fours and the U.N.'s, and who never even mention God's Name, I'd be a discouraged person. But I'm not looking to that for the outcome. I look down in the pages of this old book here, where God wrote it out, and everything will come just exactly the way He said it, and that's all. So the only thing for me to do is not line up with them, but line up with Calvary, line up with God, line up with His Word, stay in His Word. No matter how much it looks like it's going to be that way, it's going to be the way God intends it to be. It can't be nothing else. For Him, being infinite, knowed the end from the beginning, and He makes everything come to His praises. That's right. All things will have to work together. Everything will have to shape right up to its place.
My, if that wouldn't make the courage in a Christian. Nothing can go wrong. After all, it's not our Bible; it's His. It's not our wisdom; it's His. And the only one thing we have to do is put our faith and trust there, and set still and see the glory of God. See how it moves around to its place, and every wheel move in it. It may be scattered from side to side, but it'll move right into its right place when God speaks the Word. He knew the end from the beginning. He knew who He was going to choose. He knew Elisha would take Elijah's place before the world was ever formed. Everything has to work just exactly right.
And we're worried about our loved ones and so forth, will they ever come in? Their names, if they were written in the Lamb's Book of Life before the foundation of the world, they'll work right in there; that's the only thing it could do. We give witness and shine the light; God does the one that brings it to them.
14 Now, notice in Elijah. Then after he threw his robe on him and tried it on him... In other words, Elijah the prophet, who had the mantle of God on his shoulders, he came down and laid it across Elisha, the farmer, to see if it would fit him. And it taken about ten years to get altered to fit that mantle. You know, God usually puts us in the shop and trims us up. Now, He didn't alter His robe to fit Elisha; He altered Elisha to fit the robe. And that's what He does today. He alters us to fit the robe, not the robe to fit us. Sometimes we want to make the robe fit us. But we can't do that. You've got to let--be altered yourself for the robe. It's God's robe and He made it perfect. And we've got... He's got to bring us into that realm to make the robe fit us.
So we can't be perfect ourself; we know we can't. There's no way for us to be, and yet He said for us to be. So, but what He did, He made appropriation for us, the Lord Jesus Christ and His righteousness. That's where the perfection comes of ignoring our own holiness, of which we have none, and our own thoughts which ought not to be, but we rest solemnly upon the finished work of the Lord Jesus. God sent Him to the earth, and it was in Him that we rest.
15 Notice, all these years, as far as we know, he just had that one baptism of the robe going over him. But through the years God had molded the man's character into a place to where, after he was called, that he would fit into the robe and be the servant of the Lord. And then when Elijah passed through and throwed it on him, and they started up towards Gilgal, and many of the other places, they went on to the school of prophets, on their road, journeying on. And finally Elijah was trying to get Elisha to turn back. Did you notice it? Trying to get him to turn back, said, "I... Otherwise maybe the road's a little too steep for you, son. Maybe it's a little too narrow for you to walk." You know where Elijah was, was straightness. And wherever God's true servant preaches the Gospel, it's a straight, unadulterated Gospel, where it's preached.
16 Well, one day he went up there to the school of the prophets to visit them, and they asked him to leave. They said, "It's too straight around here for us." What we need today is some more straight Gospel preaching that'll separate the wheat from the chaff or the right from the wrong. Make what's right right and what's wrong is wrong. All these fellows with their experience, and all that they were, they sent out to get something to eat, and one of them got a wild vine, and gathered some wild gourds and cooked up some death in their ecclesiastical pot. And the first thing you know, they cried out, "There's death in the pot." But Elijah, with a double portion knowed what to do, so he put a handful of meal in the pot, said, "Now, go right ahead and eat it." In other words, they'd...
17 Today in a type I would think that we've got a lot of Methodist, Baptist, Presbyterian, Lutheran, Pentecostals, and everything else, all mixed together; one's fighting against the other. And we don't need to oust the whole thing and do away with it; we need another handful of meal. Keep the same church. The meal was from the house, or the school there, which was the meal offering that the people had brought in; and the firstfruits of the harvest which was grounded a certain burr that made every grain of meal the same.
And then, when this meal being the same, was a type of Christ. Meal is life. And when the type of Christ, the meal, being ground up, the same meaning, Jesus Christ the same yesterday, today and forever... And the meal and the meal offering... And when they put this meal into there, putting Christ into death brought life. That's what makes the difference. In our dead form, in our differences, in our ecclesiastical arguments and everything, if we would just bring Christ into it, it would change death and separation into life, if we would just do it.
There's nineteen million Baptists in America. There's thirteen million Methodists in America. There's eleven million Lutherans in America, and ten million Presbyterians in America, and God only knows, how many Catholics, which outdo any of the denominations. But in all of it, what do we need? A handful of meal. We need to bring Life to the church. And Christ is the Life. He came to bring us Life. 
18 So they had their disputes and their schools and their theo--theologies and so forth. And then Elijah told Elisha, "You better turn back, because the way may be a little hard." But a man of God who's once faced it, or been throwed across His shoulder, the robe of God's righteousness and power, it's not too easy to turn back.
When I heard the pastor say this morning that our... Many are becoming discouraged. What we need brother is take courage. What we need is to be encouraged. And it's right. Trials may come; we never was promised to be immune from them; but He will give grace to go through them. If the mountain's too high to go over, too deep to go under it, too wide to go around it, He will give grace to go through it. That's right. Just don't worry, but keep your eyes on Christ, for He's the only one that can take us through.
19 Now, we see him as they journey on, come to the school. And he said, "You stay here now. Be here and settle down and be a good teacher of theology, and so forth. And you probably someday may become the dean of the college here. But I've got to go on down a little farther." Could you imagine a man of God being satisfied to be a dean of a college when the power of God laid right around where he was standing? No, sir. He said, "As the Lord liveth, and your soul liveth, I'll not leave you." I like that. Stay with it no matter how much discouragement comes from your mother, your papa, or from your pastor, stay with him. 
20 On to the Jordan they went. They crossed over and Elijah said, "Now, what will you that I do for you?"
He said, "A double portion of your spirit to come upon me." He knowed he had a work to do. He said, "A double portion," not just a good warm experience, not just a good handshake, or a good fellowship with the rest of the church; but what I want is a double portion of what's the best now.
I tell you when God sets a man for a world task, he's got to have something better than the world's got. He's got to have something better than the church has got. He's got to go for a double portion. And if there ever was a time that a double portion is needed, it's today in the realms of the people. Something better, something higher... I...?... I think beans and corn bread is very good, but sometimes I have to reach up a little higher. And we do that. We've got to. We got to keep climbing. Israel was backsliding if they kept staying on the same grounds. He's got to be moving on or moving back. That's the way the church is.
21 So as they went along, it wasn't but a few minutes until he said, "You've asked a great thing; but nevertheless, if you see me when I go, you can have what you ask for."
Now, that has to be singleness of motive, singleness of heart, singleness of eye, keeping your eye on the promise. If you're sick this morning, if you're afflicted, there's one great promise, not by Elisha, but by God Himself. "If thou canst believe... When you pray, believe that you get what you ask for and you shall receive it." No matter what the doctor says, how much this goes or that goes, keep single on the promise.
Elijah give him a condition. "If you see me when I go, it'll come on you." There's a promise. "If thou canst believe, all things are possible to them that believe." 
22 Sometimes I look at myself and think I've been such a jellyfish in my life. I have waited and missed many thousands of souls into the Kingdom, because I've waited and said, "God..." depending too much on a spiritual gift, and said, "Lord, if You'll just show me, and if You'll give me a vision what to do." And God give the vision, then I'll turn around let somebody talk me into something else. And, oh, I have never come to the spot yet, until I--like I have at this time, that I feel it's a faith, that we must step out there, because it's a promise. And the things that He has done, and the healings that He has performed, and the miracles, even so much as come down and have His picture taken by the side of us, and so forth, which has never been known since the world began. And then stand around like a jellyfish, it even makes me discouraged with myself. It's time to keep your eye on the promise. And that's what, by God's grace, I aim to do. And I realize that every devil of hell will shoot at it. But by God's grace, I aim to keep my eye on the promise.
23 Elisha said, "If you..." Elijah said, "If you see me when I go, you'll have what you ask for." That's right. You got to keep your eye on it, watch the promise. Now if...
What if from the school, did he turn back and say, "Hey, boys, how am I doing now, following right along behind the prophet?" He'd have failed maybe. But he didn't care what the school thought, or what all the teachers thought. He didn't care what the neighbors thought, or the houses, or who looked at him. He kept his faith in the promise.
What we need today is faith in the promise of God, and don't pay no attention to what this one says or that one says. As a brother said, "A minister had two girls that were mutes. And that their... criticism on Divine healing. That the children could not be healed." Don't pay no attention to the critics. Keep your faith on the promise. God said so. "The prayer of faith shall save the sick, and God shall raise them up." If He can make one deaf mute to hear He can make another deaf mute to hear. We know by infallible proof that He does that. Keep our faith on the promise, our eye single, our ear single, our heart single, and one thing on Jesus Christ; and He's able to perform that which He has promised. Oh, when we think of that, it changes the whole scene, when we get that.
God made the promise. God was the one that said it. Now, here was God's representative said it. And now God Himself has said it. Then what can we do? Nothing but keep our mind on that.
Said, "If you see me when I go away, you can have the promise." Elisha kept his eyes on Elijah. No matter what hollered from each side, what taken place on each side, what taken a place before, back, he never even looked at it; he kept his eyes on the promise. There you are. Your eyes on the promise...
I think of the lady that we visited the other night, Sister Styler, and the doctor telling her how bad she was. And never told her, told the loved ones, and how impossible it be for her to ever get well. Now, brother... Her son-in-law asked me about it. I said, "If she can keep her eyes on the promise..." No matter what takes place, keep your eyes on the promise.
24 A few weeks ago, Sister Wood here, and Brother Wood, two bosom friends of ours here at the church. I was in Michigan with my friends Leo and Gene. We left the Chicago meetings and went to some of their people to--for two days to go deer hunting with bows and arrows. And on my road back, my wife had got a hold of me, and she said, "Pray for Mrs. Wood's mother. A cancer that is eating off her face." And said, "I have never seen Sister Wood so alarmed; she's weeping."
Sister Wood has always been a hero of faith since God healed her boy with a crippled leg, and healed her with TB, and so forth. But she'd given down. There at the room that night we prayed. Coming in Mrs. Wood said, "Brother Branham, we'll go over..." And we went to her mother, which was in Louisville. And she'd had a cancer on the side of her nose. And the doctor had tampered with it, scattered it to just a little ring the side of her nose and up just about a eighth of an inch from her eye, just the bone laying there, just eating it just as fast as it could eat away.
25 Go into the room and I knelt down; I said, "I want to speak to her alone." And I goes into the room to pray with the woman. And while in the room, I thought, "O God, if You'll just show me a vision of what's going to happen to the woman."
Mr. and Mrs. Wood setting on the outside waiting to see what the vision would say... But while I was there, I got condemned. I was condemned by waiting for a vision; seemed like something referred back, "Wasn't the calling. What do you need a vision when the promise is already been said." So I knelt down and prayed. And while praying something just answered on the inside, the faith of the promise.
Come back out and Mrs. Wood, when I told her about it, she said, "Did you see anything, Brother Branham?"
I said, "I never exactly seen anything, but I felt something that told me that His promise was true, and He was going to do it. And I believe that He's going to do it."
And in less than twenty-four hours the end of that cancer begin to break away and a scab form over it. Cancers don't scab as you know, less it's dead. So there it was now, and the woman is healed and home. What a wonderful Christ. By keeping our eyes on the promise, God said so...
26 But when we are prayed for sometimes, we go off and say, "Well, it wasn't done just immediately, so maybe we'd better go back again." Oh, no. Keep your eye on the promise. God said so; that settles it. That's all of it. If God said so, God's able to keep His promise or He'd never make it.
Abraham called those things which were not as though they were, and for twenty-five years stood on the impossible, because he counted God was able to perform what He had promised. Amen. And we are the children of Abraham by faith. Certainly Elijah kept his eyes on--or Elisha on Elijah.
27 And as they went on... And after while the chariot come and parted them, one to one side and the other. And then the... He picked up Elijah upon... He stepped on the chariot and went up and put his robe off his shoulders, and threw it back to Elisha, because Elisha had growed into it (You know?), so it'd fit him right. And could you imagine...
Oh, I want you to give me your undivided attention, as I feel my throat tickling. I want to ask you something. Could you imagine how Elisha felt when he picked up this robe, placed it upon his own shoulders. Oh, what a feeling.
28 I don't mean this to be personal, but about ten years ago from the pulpit here, I preached on a sermon, "David, the warrior, with a sling in his hand and Goliath before him." In them days there were no healing campaigns on the field, nowhere as we knew of. And, oh, how critical people were on Divine healing. But there was something, after meeting with a Being.
And the pastor told me that I was losing my mind, that it couldn't be so, But from this same box here, I spoke on David said, "Do you mean to tell me that this, the armies of the living God, will let that uncircumcised Philistine defy this army?"
A little old stoop shouldered, curly haired boy with a sheepskin coat on and a slingshot in his hand, with the whole army of Israel standing backed up, and he alone walked out, with a man with a--with a spear some nineteen feet long and a... And the--the thing on the end of it weighed several shekels, maybe twenty pounds of steel sharpened, a nineteen foot spear; with fingers fourteen inches long. And David probably weighed ninety pounds, and stood bouncing up and down like a little bandy rooster... "And then you mean to tell me (Oh, my.) that you'll let that uncircumcised Philistine, if he stays in his place let him stay, but he's defying the armies of the living God. Oh, my, what a hero. 
29 "And all of you are afraid to go fight?" Said, "Let me have him." Oh, my. He said, "The God of heaven let me kill a lion with this slingshot. He let me kill a bear with this slingshot. And how much more will He deliver that uncircumcised Philistine into my hand." Certainly. And when the first victory was won and Goliath was downed, the whole armies of Israel followed David. And they chopped heads, and beat Israel--or beat the Philistines plumb into their own land. They backed them into the corners, and slaughtered them, and took their cities, and everything. They had the victory.
Brother and sister, the same thing has been done in the realms of the nat--supernatural when they said, "Divine healing cannot work. The days of miracles is past." If the days of miracles is past, the days of God is past. The church that don't believe in supernatural will finally die and God will leave the church, have to. And God gave a promise and God's promises is eternal. 
30 Here some time ago when some girls was fooling with radium, and would dip it and paint the radium hands on--on--on the watches... I have some on this one. And a girl made a mistake and took the brush and stuck it in her mouth. It killed her. And years and years later they took a microscope and put it on the skull of that girl, and they could still hear that radium going on, "Burr, rrr, rrrr." It's endless. It keeps working on and on. There's no stopping to it.
And, oh, brother, if radium has that kind of an effect, endless, how much more will the endless, eternal, supernatural, all powerful, all infinite, almighty God. He has to have the same effect as He started, He has to have it all through, or He's not the almighty, all powerful God. He's still waiting for somebody with a burly faith that'll step out and challenge the enemy on the basis of His Word and say that it's so.
31 And now, what happened? As soon as the great healing campaigns started, then thousands of soldiers of God's men, who laid back in little churches, like Oral Roberts, Tommy Hicks, and many of the other outstanding men on the field, pulled their swords and away they went: this Sword that cuts both coming and going, up and down, in and out, a discerner of the thoughts, even to the marrow of the bone. They pulled their Bibles (their swords), walked out when they seen that it could be done, and we beat the enemy by the grace of God, till the whole world's had a healing revival. Be done...
Little pastors, who had little two by four churches and so forth, caught fire and seen the vision, jerked the sword and went forth and defied the enemy. How do you know it'll work? There's great men, Congressman Upshaw, King George of England, and many great men who lay sick and afflicted are healed by the power of Almighty God. So they can't say nothing about it now...?... Certainly. He was...
32 Then when Elijah, after his whole heart's desire was to get that promise. He wanted the promise. That was his motive. That was his all. That was his life. That was his intent. Everything, all, everything hung on getting that promise. I'm persuaded to believe that we're not sincere about this thing that we're talking about. If your whole motives this morning rests upon giving God praise for my healing... "I'm determined to be healed by the power of God. I'm determined to live a Christian life. I'm determined to walk in peace with God. I'm determined to do it. I don't care what mother says, what church says, what pastor says, what anybody else says, what the world says, I'm determined. That's the singleness of my heart." You're going to get somewhere then.
Then when Elijah saw that he was determined, to get... Elijah--Elijah saw that Elisha was determined; he gave him the promise. Now, the promise was, "If thou can see me when I go, if you can see me when I leave..." Now, it's left up to Elisha. He wanted to hear the promise, so he's got the promise. Now, there's an if in it. "If you can see me when I go."
Now, if you're sick this morning and you want to be healed, I can prove to you Christ gave you the promise. The promise is yours if thou canst believe, if thou canst believe. Don't be defeated. 
33 Now, Elisha wrapped in the robe of Elijah, the prophet... What a conqueror's march, how he walked treading ahead as a conqueror. He had heard the promise. He felt the power. He was walking like a warrior right down to Jordan. Praise be to God, friends. Every believer this morning that's robed in the righteousness of Christ is walking towards the Jordan road. That's right. Let atomic bombs come. Let it...?... You're robed and walking as a conqueror. Amen. I... "Fear not, I have overcome the world." Yes, sir. Remember, what? "I have overcome the world." Christ said that.
Elisha was walking with a secondhanded robe on, feeling like a conqueror (Correctly.), coming through the Jordan. Brother, let me say this in respects to you. Don't you put on somebody else's robe that's all moth-eaten with doubts, where all these defeats, and superstitions, and ups-and-downs has put holes in it, and it leaking all through. You put on the robe of the Conqueror, Christ. Don't trust in your church who once taught salvation by the baptism of the Holy Spirit, who once taught Divine healing, and now deny it, all eat up with the moths of doubt and everything else. Put on the robe of Him that never lost a battle, for you're on your road to Jordan. Amen. 
34 Now, he had on a secondhanded robe; that's true. And many of the people this morning has secondhanded robes on. But when he come to the Jordan, he realized that the robe alone wouldn't do the work. That's right. And the church, the Methodists, the Baptists, the Pentecostals, the Presbyterian, oh, we have schools, and, my, we have all the ethics of the Bible down pat. We've got all the woven robe all right, the promises. We've got it all. Oh, we're baptized, go down, and we're very apostolic. We have on the apostolic faith. We believe in Divine healing. We believe in God. We believe in the powers of God. We baptize, in the Bible, the way the Bible says. We've received the Holy Ghost. We've spoke in tongues. We do all of that.
But, brother, if that's the only thing you need, you'll find your lack too when you come to Jordan. Oh, you may be taught; you may be smart; you may have a D.D., Doctor of Divinity. You may have a Ph.D., Doctor of Philosophy. You may have L.L.D., Doctor of Latin. You may have all kinds of degrees. You may have the robe of Methodist church on you. You may have robe of Pentecostal church on you. You may have the robe of Assemblies on you, or the Oneness, or the Trinitarians, or whatever it might be. It's only a secondhanded robe to begin with (That's right.), some man-made dogmas been thought up, so forth like that.
35 And even if you have been a Christian, and the Church has been a Christian, and robed correctly... But when Elisha, standing out, conspicuous to a whole bank line full of prophets and critics, seeing what he would do... And here he come walking with Elijah's robe on. Oh, my. He's schooled otherwise; he's educated; he's submitted; he believes. There's nothing wrong with him. He's coming down to the Jordan. The world's a watching him.
O God, how we need that today. With many schooled and educated scholars, with many men who can tear that Bible apart and set it together in mathematics... Many men who can do great things in the ways of teaching, who knows Bible history to the very moment, Who could tell you the hour that hell was lit and the hour it went out. They can tell you all these things. And they're--they got the water baptism. They've got the spiritual baptism, as they call it, the robe. They got everything just set in order. So did Elijah.
36 But when he come down to the Jordan to face the critical world, what did he cry? "Where is the God of Elijah?" It wasn't the robe of Elijah that done it. It was the power of the God of Elijah that done it. And the thing the world needs this morning is the power of the God of Elijah. You might have spoke with tongues and shouted and run over the floor, but what we need is the power of the God of Pentecost to produce the lives and things that was lived in that day in the apostolic hour. A secondhanded robe was all right, but he needed a fresh call in his heart from God. He needed a fresh anointing from God. He wore a secondhanded robe when he come to the river, but he needed a brand new, first-handed call from God. And a first-handed power from God to perform the miracle.
37 And my brother, don't you be afraid to ask God anything. You must demand God, or ask God for anything that He has promised. For if I am introducing a God that's omnipotent and all powerful, and if I be a servant of God, I must do the works of God. And if I do the works of God, I must be man of God to bring these things to pass, because He's demanding of me to produce the impossible. I have to ask Him. I have to call upon Him and stand there and say, "God, You promised it"; so do you, every person.
"You shall receive power (Acts 1:8) after the Holy Spirit is come upon you." After the Holy Spirit is come upon you, after you're robed as a Christian, after your faith is set in Christ, then you shall receive power. There you are. Yes.
And, brother, sister, every one at that morning... May I say this before praying for the sick, may I say this, by God's help, you pray for me as I stood ten years ago at this platform preaching on David and Goliath. Now, it isn't that Goliath that's hindered me. God has slayed him before me. But the thing that's hindering me is the lack of faith, the lack of something that I knowed was around. And this morning before this little tabernacle again, I'm screaming, "Where is the God Who gave this promise? Where is the God Who met with us yonder? Come forward, God, and give me a courage, give me a strength, and give me a determined mind, regardless of what comes or goes, whether it looks dark, or whether it looks, whatever it looks like, move on; the promise is true." 
38 Brother, sister, one of these days... To you sinner friends here this morning, and to you people who are trying to impersonate Christianity, you may belong to church. That's very fine. I have nothing to say against that, nothing against your fine, scholarly education, or against your theology. I have nothing against that. But, oh, where is the God?
It wasn't Elijah after all. It wasn't Elijah who opened up that river. It wasn't his robe. Elisha took it from his shoulder; he folded it just the same way that Elijah did. But when he begin to kind of wave it, there was no power there. Then he cried, knowing that God was somewhere, "Where is that God. Where is He?" Then something must have struck the prophet, for he waved that robe and struck the waters, and she opened hither to thither. And before the clergy of that day, before the critics of that day, he walked across the Jordan just like Elijah did before him.
39 We don't need the teaching; we have that. But we need the God of Elijah. We need the power of the God of Elijah back in our church, the power to make us hold there, and call God's Word right, regardless. And we're every one here this morning, that's human beings, on our road to Jordan. And when he came to Jordan... You're going to arrive there one of these mornings, or one of these nights. When he came to Jordan, he was walking as a conqueror. But when he came to Jordan, that was a difference. He had a secondhanded robe on; another man had wore it. But it was a good robe, and he knew what the man was that wore the robe.
40 Brother, sister, one of these mornings I got to come down to Jordan. I was thinking this afternoon. We're going down to Brother and Sister Wright's. Don't forget that; this is their golden wedding anniversary. I'm to leave the church here, going to have a--a dinner with them. I was thinking the other day, fifty years. And I see them both well aged and stricken down. I thought, "Yes, I'm forty-seven years old; they was just married three years before I was born." Forty-seven, I'm marching towards Jordan. I've got to come down. I've got to get there. I'm going to arrive there. It may be an accident on the road. I may drop from the air in a plane. I may be shot through with a devil's dart somewhere and die. I don't know how I'm going, but there's one thing I know: I'm going. But I'm walking towards Jordan. But when I get there, I want to know one thing, that I've got a secondhanded robe on too. I ain't trusting in mine, 'cause it's no good.
For as soon as Elisha picked up Elijah's robe, he tore his into pieces and threw it down. And that's the way it was when I found Christ. I tore my own self up, my own ideas, my own nonsense, my little petty things. And I thought when I was a little Baptist preacher I was just about as--I was somebody. But I tore it out. I put on His robe. And when I come to Jordan, I want to find myself wrapped in His robe. He will follow that. And we'll arrive there one day. So let us pray just a moment.
41 Heavenly Father, as we're on our Jordan march this morning as conquerors, and someday we got to present something to the Jordan; that's to death. And, oh, what a horrible thing it'll be, a separation from God. We can't cross over. No. But Elijah when he got there, he had on Elisha's robe--Elijah's robe. And when he took off the robe, the... Elijah, the man who had been well pleasing in Your sight, and You had accepted him and brought him up into heaven with You. And Elisha was wearing his robe, so he presented to the Jordan, death, the robe of Elijah. And it was accepted, and the Jordan opened, and he walked across.
Dear God, someday we got to come down. We can't present our good works; we have none. We can't present anything in the world. I don't even desire anything to try to present, but I trust wholly in the merits of Jesus. You accepted Him and raised Him from the dead. And He was brought into the Presence of God and there it will abide forever. And, God, I want to present that to You, that I believe on Him. And I love Him. And by grace He has clothed us with His robe.
And I pray, Father, that You'll help us now in the days of battle. And where the man of God must do the works of God, I pray that You'll let us take the robe of Christ, the power of the Holy Spirit, and call for the God Who lived in Him. Grant it. In Christ's Name we ask it.
42 And while we have our heads bowed, I just wondering here this morning if there's a person who's trying to walk down to Jordan without this robe on. If there's a person who has not the robe of Jesus Christ on you, and though it was wore one time by the Son of God, I wonder if you don't have that on this morning, if you'd raise your hands to God and say, "Dear God, this hour I now want to accept it." God bless you, lady. Would someone else would raise your... God bless you, son. Someone else will just raise up your hand? God bless you, little boy. God bless you, young man. Someone else to raise your hand? God bless you back there, sir.
43 Just say it, "By God's help this morning, I want to forsake my self-righteousness, my own ideas, and my thoughts of pleasures and big time and sin that I've lived in. And I want Christ to put His robe on me this morning, that I'll use His robe. I know it's a perfect one." God bless you, son. Someone else, saying, "I'll just raise..." You raise your hand, say, "I now want to accept the Holy Spirit in my life. I want to be robed in His righteousness. When I get there that day, I won't present myself and say, 'Well now, you know, I bought somebody some coal. I did this.'" That's nice, that's very nice. For that, something had to die for you to live. And only through the act of that can you be saved. Will you raise your hand, say, "Christ, I now forsake my own ways; I accept Your ways. I want You had mercy on me when I come to the end of the road"? God bless you, lady. God bless you. All right. Now, we're going to have prayer.
44 Now, righteous heavenly Father, some seven, eight, ten hands has went up. I do not know their status. Thou knowest all about them. I do not know. But they're in need today, and they realize that they're in need, and they're willing to come and accept help in a time of trouble, to see the--the great hour that's at hand now, the atomic bombs, the great things that's waiting for us.
And I pray, Heavenly Father, that You will bless these people, and today lay Your hand upon them and take away all their iniquity and doubt. And may they throw away their old moth-eaten robe of self-righteousness where the cankerworms, and the crickets, and the moths of superstitions and churchanity has eat holes through it and they... It won't hold any longer. May they just throw it away and reach over and get the robe of the Lord Jesus, say, "I trust in Him. I wrap myself, not in my righteousness or on my own thoughts, but from this hour on I'm trusting You." Grant that they'll receive it, Father. For we ask it Christ's Name. Amen.

НАВЕРХ