ГЛАВНАЯ ЖИЗНЬ ПРОПОВЕДИ АУДИО ПРОРОЧЕСТВА БОГ БИБЛИЯ КНИГИ ВИДЕО ОЧЕВИДЦЫ ФОТО КОНТАКТЫ



Проповеди по числу   Проповеди по русскому названию

Проповедь Духовное усыновление Уилльям Бранхам произнес 56-0923 Длительность 1 час аудио нет .doc .pdf Перевод Донецк
A+ | A | A-
скачать в: .doc    .doc для печати    .pdf
Посмотреть вместе английский и русский текст
Посмотреть только английский текст

ДУХОВНОЕ УСЫНОВЛЕНИЕ

 

1  Спасибо, брат Невилл. Доброе утро, друзья. Очень рад находиться сегодня утром здесь, и что пастор сделал такое вступление. Это было просто прекрасно. О-о, вы знаете, раз речь зашла о лошадях, знаете, о том, как их обуздывают, зна­ете, когда предстоит потрудиться — ну, это... я очень рад, что Господь делает нас рабочей лошадкой, чтобы мы могли ещё потрудиться. Так что мы никогда... никогда не устаём делать что-нибудь для Господа, если нам выпадает такой жребий.

2  Однако сегодня я очень уставший, последние несколько дней для меня были просто ужасными. И... В Калифорнию мне пришлось ехать поездом на сидячем месте. И вы не пред­ставляете, как там трясло, причём всю дорогу! Дотуда доби­раться пятьдесят три часа, и приехал туда в два часа ночи. В пять мне нужно было вставать и ехать, и проповедовать на радио служении. Потом к христианским предпринимателям, мне нужно было ещё раз проповедовать на их международном собрании. А затем в тот же день после обеда я проповедовал в какой-то большой баптистской скинии, и потом они... в тот вечер. И так постоянно, выступал каждые несколько часов, по­ка, наконец, мы не оказались в понедельник вечером в "Храме Ангела". А затем сел на поезд в одиннадцать и шестьдесят че­тыре часа добирался домой. Так что вы можете представить, когда приехал позавчера, просто...

3  А вчера моя жена зафиксировала пятьдесят с чем-то звон­ков, чтобы я приехал помолиться за людей. За одно только вчерашнее утро (понимаете?) пятьдесят с чем-то звонков. Ко­нечно, не все были местными, тогда... тогда звонили со всей страны, но просто: "Не могли бы вы приехать во Флориду? Не могли бы вы приехать туда-то? Это Луисвилл. Это..." И как же выбрать из этих пятидесяти трёх, если утро только одно? [Брат Бранхам смеётся—Ред.] Так что вы можете себе представить.

4  Итак, вчера днём мне довелось повидать среди наших до­рогих, возлюбленных друзей, что такое дьявольская болезнь на самом деле. Один молодой человек, которого я уже дав­но знаю, был просто воплощением здоровья, молодой человек атлетического телосложения. А сейчас он примерно моего воз­раста, и он выглядит на девяносто лет, и он лежит при смерти в Генривилле — друг моего хорошего брата здесь, брата Невил­ла, Кермит Сперджен. Его отец — проповедник Евангелия и школьный учитель, и просто замечательный человек.

5 Я зашёл к нему домой, после того как брат Невилл рас­сказал мне, что этот парень при смерти, и вчера мы имели большую честь привести его к Господу Иисусу для спасения его души. А мы с его женой пришли к обоюдному согласию и искренно помолились за него. Ведь рак изъел его так, что, если раньше он весил сто с чем-то килограмм, то теперь я со­мневаюсь, что он весит даже тридцать. Так что мы верим и ожидаем, что Бог исцелит его. Мы не знаем, что именно про­изойдёт, но мы знаем одно — он перешёл из смерти в Жизнь. И я представляю, что подумал его бедный слепой папочка, когда ему сообщили об этом — ведь он столько лет молился за него и столько всего было. "Воспитай ребёнка при начале пути его". Видите? И я знаю, что ему подавался хороший пример.

6 Оттуда поехал в Нью-Олбани к миссис Слотер, которая здесь жила, и врачи сказали, что она проживёт до шести часов. Так что это было очень-очень трагично. И такое ожидание, и... В разных местах.

7  Один молодой парень раньше жил со мной там по сосед­ству, он жил себе как обычный парень, работал на телефонную компанию Белла. Ему примерно двадцать с чем-то лет, отец трёх или четырёх маленьких детей. На днях его дочка упала и поломала руку. У него рука начала неметь, его парализовало. Даже не знают, что с ним случилось. Теперь он лежит там — вот так.

8 То одно, то другое, и болезни со всех сторон. Я так рад, что выход есть. Я также очень рад, что нам не придётся оставаться здесь вечно, а вы? [Собрание говорит: "Аминь".—Ред.] Что бы мы делали, если бы мне пришлось жить в этом чумном бараке вечно? Я так рад, что есть открытая дверь. А земля только этим и является — просто чумным бараком. Это... Не успеешь подумать, что у нас всё хорошо идёт, как сразу ещё что-нибудь появляется, приезжаешь сюда — ещё что-нибудь наваливается. Но я так рад, что выход есть, так счастлив, что Господь Иисус пришёл и проделал для нас путь, путь спасения.

9 Итак, сегодня утром моя дорогая, возлюбленная сестра Кокс говорила мне, что кто-то придёт, поскольку мы попроси­ли местных людей прийти за молитвой, и, возможно, сможет побыть буквально несколько минут. В таком случае я, может быть, помолюсь за них, прежде чем проведу служение, а по­том... если им нужно ехать назад.

10 И потом ради всех остальных, кто хотел бы остаться, я решил в это утро как бы сократить проповедь, поскольку я охрипший, и мне сейчас нужно будет сразу же ехать на другую серию собраний. Так что я... А собрания в Чикаго начнутся в следующую субботу.

11 И притом я думаю, что пробил час, когда эта часть стра­ны должна пережить важное посещение в виде приезда нашего доблестного брата Билли Грэхама в Луисвилл на следующей неделе. Он начинает в Луисвилле в то же время, когда я на­чинаю в Чикаго. Так что... Однако я вернусь, я хочу лично встретиться с ним, пока он будет здесь. И некоторые друзья познакомят меня с ним. А заграницей я был прямо в том же самом городе, и во многих разных местах, но просто так полу­чалось, что нам не удавалось встретиться друг с другом.

12 И я... я искренно прошу эту церковь и эту группу людей, собравшуюся в это утро здесь, принять те собрания в Луисвил­ле к сердцу.

13 Между прочим, я хочу сказать вот что. Знаете ли вы о том, что восемьдесят семь процентов всех алкогольных напит­ков, выпиваемых в Соединённых Штатах, производится в Лу­исвилле, штат Кентукки? Восемьдесят семь! Вы знаете о том, что примерно девяносто процентов всего табака и прочего про­изводится в Луисвилле, штат Кентукки? Знаете ли вы о том, что это престол сатаны? Именно так, конечно, так и есть.

14 Эта наша местность — одно из таких мест в мире, которое труднее всего покорить для Господа Иисуса Христа. Сколькие уезжали со слезами, пытаясь покорить эту местность, эти горо­да у водопада, для Господа Иисуса! Посмотрите, Эриксон, все те, кто уехали даже с плачем — как они пытались, пытались и пытались. Джон Спрол вообще руки опустил в том "амбаре Славы", стараясь изо всех сил покорить местность для Господа Иисуса. Другие в этих городах приводопадного района стояли на платформе и пытались, и не могли покорить их для Господа Иисуса.

15 Так вот, я считаю, что сегодня Билли Грэхам — один из самых известных религиозных людей в мире. Я... По моему мнению... Конечно, бывали епископы и архиепископы. Но, по моему мнению, это проповедник Евангелия, муж Божий. Так что... так что я считаю, что он... Как воины-христиане, да­вайте сплотимся в единодушии и как никогда будем молиться за те собрания, и просить, чтобы Бог каким-то образом дал нам души и разбил престол сатаны, чтобы они позакрывали все спиртоводочные заводы и "спалили" табачные заводы, [Брат Бранхам посмеивается—Ред.] и наполнили церкви, и чтобы было по-настоящему старомодное излияние Святого Духа. Да бла­гословит Господь!

16 Так вот, у меня для начала есть кое-что особенное, немножко необычное. У моего брата тут есть малыш, кото­рого они хотят посвятить Господу. И я думаю, что мы это сделаем прямо перед молитвой за больных, если Бог позволит. И, сестра Герти, пожалуйста, подойди к пианино. И все те, у кого младенцы...

17 Так вот, из Библии нам здесь известно, что... Много... много... многие люди называют это их крещением, окропля­ют их водой, называют это крещением младенцев. Ну, в этом нет ничего плохого. Ведь младенцу от этого не больно, и я... я уверен, что в этом нет ничего плохого. А другие делают это другими способами. И... Но мы всегда хотим как можно тща­тельнее придерживаться того, как это делалось в Библии. А в Библии это делалось так — нет такого места в Библии, где бы с младенцами что-нибудь делали, разве только в Ветхом Завете делали обрезание.

18 Я хочу попросить пару старших братьев: пожалуйста, пе­ренесите эту сестру здесь немножечко в сторонку, пока у нас будет посвящение — эту сестру, которая здесь на носилках. Так что... Вы не против, сестра дорогая? Только на минуточку. И мы...

19 Итак, в Ветхом Завете младенцу делали обрезание. И в...  Младенцу делали обрезание.

20 А в Новом Завете они делали это только так: они прино­сили малышей к Господу Иисусу, и Он поднимал их на руки и благословлял их, и говорил: "Пустите детей приходить ко Мне и не возбраняйте им, ибо таковых есть Царствие".

21 Так вот, если здесь есть другие матери, которые хотят по­святить своего младенчика Господу, мы сейчас с радостью это сделаем. И теперь давайте... [Пианистка начинает играть. Брат Бранхам обращается к ней—Ред.] Тихонечко.

22 А как зовут малыша? [Отец говорит: "Роберт Линн".— Ред.] Мальчик Роберт Линн. Ну, просто прекрасно. Так вот, это... (Насколько мне известно, вы усыновили этого ребёнка.)

23 Это говорит о том, каково материнское сердце по отно­шению к ребёнку. И если поразмыслить над этим, что они не имели детей, но хотели воспитать ребёнка и они усыновили это­го малыша — осознаёте ли вы, что мы все усыновлённые дети? Бог так возлюбил нас, что Он усыновил нас через Своего Сы­на, Христа Иисуса, и мы все — усыновлённые дети. И имейте в виду: как эти отец и мать думают об этом малыше, у которого не было своего дома, они дали ему дом, чтобы воспитывать и кормить его — так и у нас нет дома, и Бог дал нам его.

24 Это усыновлённый ребёнок. Его зовут Роберт Линн Бранхам — очень симпатичный ребёночек.

Теперь давайте склоним головы.

25 Наш драгоценный Небесный Отец, в былые времена сколь­ко отцов и матерей поднимали своих малышей к Тебе на руки! И Ты сказал: "Пустите малышей приходить ко Мне и не воз­браняйте им, ибо таковых есть Царствие Небесное". И этот без­домный малыш был дан этой семье, и Ты вложил в их сердце любовь к этому младенцу.

26 И, Отец, мы молим, чтобы Ты благословил этих мать и отца в воспитании ребёнка. И да будет он воспитан в молит­венной семье и научен ходить в церковь, и жить для Господа Иисуса. Благослови его, дорогой Небесный Отец.

27 И если бы Ты был здесь на земле в физическом теле, как мы стоим в это утро, они передали бы этого младенца в Твои объятья. Но Ты ушёл на Небеса и поставил нас продолжать это служение до Твоего возвращения. И, Отец, когда мой род­ной брат передаёт младенца в мои руки, я отдаю его Тебе во Имя Христа. Благослови этого ребёнка и дай, чтобы он жил и был здоровым и крепким, и возрос, и стал слугой Твоим. Благослови отца и мать, и эту семью. Мы отдаём его Тебе во Имя Господа Иисуса Христа. Аминь.

28 Будь благословенна, Агнесс, будь настоящей матерью, и ты, Джесси, будь настоящим папой этому ребёнку. И пусть Бог благословит ваши старания, и да пребудет с вами Бог.

29 Здравствуйте! Как зовут младенца? [Мать говорит: "Роберт Дэррел".—Ред.] Ещё один Роберт. Ну, прекрасно. Роберт Дэррел.

30 А как тебя зовут? [Отец говорит: "Роберт".—Ред.] Так это, получается, младший. ["Да".] И фамилия у вас какая? ["Макклауд".]

Макклауд. Хорошо. [Пробел на плёнке. Брат Бранхам молится, посвящая младенцев.]

Соберём снопы, соберём снопы.

О-о, в радости великой соберём снопы.

Сей благое семя на зарнице жизни.

Для спасенья падших жертвуй и гори!

О-о, наш посев созреет, скоро все мы вместе

В радости великой соберём снопы.

Соберём снопы, соберём снопы.

В радости великой соберём снопы.

Соберём снопы, соберём снопы.

В радости великой соберём снопы.

31 Ну, прекрасно. "Принесём снопы" — это и делают отцы и матери, приносят их к Господу Иисусу.

32 Насколько мы видим, похоже, сестре, лежащей на носил­ках, хуже всего. Она на носилках. И мы... Если кто-нибудь... Она хочет несколько минут подождать, чтобы услышать про­поведь, прежде чем за неё помолятся. И я считаю, что это очень-очень хорошо. Если здесь кто-то не может ждать и хо­чет уезжать, и если вы хотите, чтобы за вас помолились сейчас, мы с радостью это сделаем, только поднимите руку. Иначе мы проведём исцелительное служение сразу после короткой про­поведи, только постараемся по времени уложиться в урок вос­кресной школы. Хорошо. Тогда мы прочитаем место Писания и скажем проповедь и... быстренько, а потом уделим время для молитвенной очереди.

33 И теперь, прежде чем мы начнём, я хочу, чтобы все те, кто сегодня здоров, вспоминали больных, потому что мы должны молиться друг за друга.

34 И я был так счастлив на днях, когда приехал в Калифор­нию, и заходил в те скинии, где была такая давка, и у "Клифто­на" очередь людей там на улице была длиннее городского квар­тала—просто хотели засвидетельствовать и говорили: "Брат Бранхам, раньше у меня был рак, ты помолился за меня. Я был слепой. У меня было то-то". И вот так шёл по улице.

35 И такое чувство! Я подумал: "Боже, что же будет, когда мы перейдём и окажемся на другой стороне? Там они соберут­ся десятками тысяч и будут стоять там". И как замечательно будет в то время! Так что наши небольшие утомляющие уси­лия мало что будут значить. Сейчас мы разъезжаем столько, что, кажется, дальше уже продолжать невозможно, и просто чуть ли не падаешь от истощения.

36 И тогда подходит сатана, говорит: "Какой от этого толк? И что тебе с этого?" Ну и ну!

37 Но когда задумываешься о вот таких вещах, тогда совсем другое дело. Тогда... тогда дело обстоит совсем иначе.

38 Теперь, прежде чем мы обратимся к Слову, давайте ещё раз минутку помолимся.

39 Наш Небесный Отец, мы приходим к Тебе с благодарным сердцем. Воистину, Господи, Ты ведаешь нутро всякого челове­ка. А какой он слабый и хрупкий, и какой же он бессильный. И человек — такой негодный Тебе слуга, но, Господи, Ты по бла­годати Своей призвал нас быть Твоими слугами. И мы сегодня осознаём свою недостойность, и мы просим, чтобы Ты принял нас сегодня, Отец, и помазал Святым Духом, и проговорил к нам утешающие Слова, Которые Ты изрёк здесь в святом Слове Своём. И мы молим, чтобы Святой Дух донёс каждое Слово прямо в сердце, где Ему и нужно быть, и дай, чтобы Оно там заякорилось, разрослось и стало большой радостью, деревьями спасения. Даруй это, Отец.

40 Исцели больных и нуждающихся. Мы знаем, что они си­дят здесь. И многие преодолели много километров, и ночевали в отелях и так далее, ожидая возможности, чтобы за них помо­лились. Мы так рады удостоиться такой огромной привилегии, Господь, что Ты находишься здесь, чтобы исцелять больных.

41 Боже, самые больные известные нам люди — это люди больные грехом. Я молю, Небесный Отец, чтобы ныне Ты особенным образом помазал сегодня и спас погибающих, каж­дого погибающего мужчину и женщину. Да придут они нежно к Престолу благодати и спасутся, ибо мы просим об этом во Имя Христа. Аминь.

42 Теперь пусть Господь добавит Своих благословений к Его прочитанному Слову, когда мы будем в Него вникать. Я всегда твёрдо верил в Слово. Ведь... Несколько дней назад я про­поведовал где-то о пророках, которые пришли пророчество­вать. Но Михей... Хотя четыреста пророков казались сплош­ной непробиваемой стеной, но Иосафат сказал: "Нет ли ещё одного?" Ещё одного, когда четыреста уже выдали слово?! Но Михей держался Слова Божьего. Он знал, что что-то не в по­рядке.

43 И если мы слышим что-то не по Слову Божьему, мы знаем, что что-то не в порядке. Оно не звучит так, как надо. Иисус сказал: "Мои овцы знают Мой голос и за чужим не пойдут".

44 Благодарю вас за молитвы о том пробуждении в "Храме Ангела". В первый вечер там... Там вмещается только пять с половиной тысяч, пять тысяч пятьсот. Они впустили шесть тысяч, и начальник пожарной охраны закрыл двери за полто­ра часа до моего приезда туда, в "Храме Ангела". А как наш дорогой Господь Иисус спасал погибающих и исцелял больных! Это было чудесно. А на следующий день...

45 И наша сестричка Хикс, которая раньше была здесь учи­телем в воскресной школе, я встретил её и её детей и мужа. И я встретил брата Бена Брайента и всех тех, кто из этой ски­нии переехал туда на Запад, чтобы иметь общение там. Когда снова смог их всех увидеть, эта встреча после такой разлуки была просто чудесной!

46 Что касается прочтения в это утро, это будет 17-я глава святого Матфея. Я хочу прочитать отсюда отрывочек для те­мы. И пусть Господь покажет нам контекст в Слове.

По прошествии дней шести, взял Иисус Пет­ра, Иакова и Иоанна, брата его, и возвёл их на гору высокую одних,

И преобразился пред ними: и просияло лицо Его, как солнце, одежды же Его сделались белы­ми, как свет.

И вот, явились Ему Моисей и Или-... Илия, с Ним беседующие.

При сём Пётр сказал Иисусу: Господи! хоро­шо нам здесь быть... хочешь... построим... если хочешь, сделаем Тебе здесь три кущи: Тебе од­ну... Моисею одну, и одну Илии.

Когда он ещё говорил, се, облако светлое осенило их; и се, глас из облака глаголющий: Сей есть Сын Мой Возлюбленный, в Котором Моё благоволение; Его слушайте.

47 Пусть Господь добавит Своих благословений к Его прочи­танному Слову.

48 Иногда Бог встречается на разных совещаниях с людьми. Бог всегда любил совещаться с людьми. И мы могли бы обра­титься к Ветхому Завету и увидеть много случаев, когда Бог встречался с людьми. И несмотря на их количество, Бог встре­чается с людьми. Однажды Он встретился с пятьюстами, а ещё Он встречался с семьюдесятью, а ещё Он встречался с двена­дцатью. Однажды Он встретился с троими. А потом Он ещё встретился только с одним. И несмотря на количество людей в совете, Бог всегда любит встречаться с людьми.

49 Поэтому, несмотря на то, что церковь в это утро может не отличаться таким большим собранием или размером, как мно­гие огромные кафедральные соборы сегодня, Богу всё равно будет угодно встречаться с нами, потому что Он сказал: "Где двое или трое собраны во Имя Моё, там и Я буду посреди них. Если двое или трое соберутся во Имя Моё, то Я буду посреди тех двоих или троих".

50 И та картина, которую можно было бы здесь сегодня на­рисовать Святым Духом, можно было бы часами углубляться в эту тему, да, я бы сказал, неделями. А в неё углублялись годами, и всё равно эта удивительная тема даже наполовину ещё не была раскрыта, и вероятно не будет раскрыта никогда.

51 Ведь Слово Божье — Оно не как слово человека. Слово че­ловека имеет определённое значение или выражение на то вре­мя, для которого оно предназначено, но Божье Слово, непре­рывно продвигаясь дальше, имеет вечное значение на протя­жении веков. Каждое поколение может применить то же са­мое Слово, потому что это вдохновенное, вечное, бесконечное, непреходящее высказывание от Бога. Даже если это... Если апостолы читали Его в свой период, Оно имело для них опре­делённое значение. Хотя Веслей читал Его в свой период, и Лютер в свой период, и в Кальвин в свой период, но сегодня Оно такое же блестящее и яркое, оказывает такое же воздей­ствие, какое Оно оказывало на людей в тот самый день, когда Оно было изречено, потому что это Слово Бога.

52 Наши слова просто такие: "Джон, заезжай ко мне домой, буду тебе рад". Это наше слово, и оно просто означает: "Джон, заезжай к нам домой".

53 Но когда Бог говорит, это вечно, это изошло из самого дыхания бессмертного, Самого предвечного Творца. Поэтому невозможно постичь полное значение какого-либо выражения Бога. Оно для каждого периода и для каждого поколения.

54 Так вот, в данном случае, в... что мы видим в это утро перед собой, Бог обращался к трём отдельным людям.

55 Так вот, во-первых, три — это избранное Богом число совершенства. Бог выбрал троих, а три — это Божье число совершенства. Семь — это Его число поклонения. Пятьдесят — это Его число юбилея. Сорок — это Его число искушения. А три — это Его число, которое Он выбрал, чтобы подняться туда в тот день.

56 Так вот, три — это число совершенства. То есть, Бог со­вершенен, один истинный, вечный Бог совершенен в трёх эпо­хах проявления Его Божества: Отец, Сын, Святой Дух. Это не означает, что есть три разных, отдельных бога, но один Бог представлен в трёх. Бога не три, Бог один. Но три проявле­ния Его Божества означают, что три эпохи времени на земле являют одного истинного и живого Бога.

57 Он явился Аврааму в горящем кусте и вёл детей Израиль­ских под Именем Бога Отца, Который был Светом, нависав­шим над скинией, Который вёл их во время их странствова­ния — Бог Отец. А затем Отец, чтобы примирить Бога с чело­веком...

58 Как я говорил тут некоторое время назад (по-моему, в про­шлый раз, когда я был в скинии) о голубе и агнце. Ведь только Бог... Никто другой не смог бы этого сделать. Бог Сам дол­жен был прийти на землю и выполнить эту задачу. И тогда Он представил Своего Сына в обличье агнца, кротчайшего из всех созданий, а Себя Он представил в обличье голубя, крот­чайшей из всех птиц, летающих по небу. И Он сделал это по той причине, чтобы показать нам, что только кротость уживётся с кротостью, смирение уживётся со смирением. Они должны совпадать.

59 Плотник или столяр знает, что значит стыковать, как мы выражаемся, "ласточкиным хвостом", делать пазы, точнее, стыковать по пазам. Чтобы получилась полноценная доска, нужно соединить по пазам. И когда они состыковываются, они плотно соединяются друг с другом. Если налить на них воду, они разбухнут до того, что даже воздух не сможет просочиться.

60 И когда верующий и Бог... Бог настолько совершенен, что через обрезку и подгонку верующего, когда они состыко­вываются... Пётр сказал: "Тогда покайтесь и креститесь во Имя Иисуса Христа для прощения грехов и вы получите дар Святого Духа". Видите? Они становятся такими полноценны­ми!

61 Когда Бог сошёл в обличье голубя и опустился на Агнца, и пребывал в Агнце, и никогда не оставлял Агнца (ведь они были одно) — это было величайшее пришествие в мире. Давай­те возьмём и немножко рассмотрим это (хотя это не по моей теме): как небеса и земля обнялись, как Бог примирился с че­ловеком, как даже создания, летающие по небу, и звери, бро­дящие по просторам, стали одно, когда человек примирился с Богом благодаря Человеку, Господу Иисусу Христу. Как это изумительно!

62 Для того, чтобы пребывать с Богом, оставайтесь нежны­ми. Бог ведь нежен. Для того, чтобы пребывать с Богом, пре­бывайте в любви. Бог и есть любовь. Оставайтесь кроткими. Оставайтесь само-... Ни в коем случае не будьте самодоволь­ными, всегда полагайтесь на Него. Никогда не пускайте в ход свой разум, примите Его мысли. Пусть Его мысли станут ва­шими мыслями, и примите их в свой плотской разум, и повто­ряйте их вновь и вновь, и говорите: "О Боже, удали всё моё сомнение, и пусть мои мысли станут Твоими мыслями". И вы, больные люди, сделайте это, пока идёт проповедь. Просто убе­рите, выбросьте мысль о болезни, примите целительные мысли Божьи — пусть они станут вашими мыслями.

63 "О том помышляйте, — сказано в Библии,— что похвала, что добродетель".

64 Трое, к ним обращается Бог. Так вот, три — это подтвер­ждение. Он взял с Собой Петра — веру, Иакова — надежду, Иоанна — любовь. "Вера, надежда и любовь — эти три". Ес­ли у вас есть вера, надежда и любовь, значит, вы близки к Царствию Небесному — три важных вещи. Бог взял их в под­тверждение, потому что "при устах двух или трёх свидетелей будет твёрдо всякое слово".

65 А ещё это представляло собой поставление сына. В Ветхом Завете, когда в семье рождался сын, ему назначали воспита­теля, который воспитывал его и заботился о нём. Отец был очень занятым человеком, управлял своим царством. А каж­дое небольшое царство называлось домом.

66 Поэтому в переводе короля Якова, в Иоанна 14 сказано: "В доме Отца Моего обителей [В англ. "дворцов"—Пер.] много". Так вот, для нас, людей на Западе, это звучит не совсем логично, для нас дворец и дом — это разные вещи. Но в те времена, когда писалась Библия, дворец находился в доме, потому что дом подразумевал собой царство.

67 И у этого отца на ферме везде было много жильцов, их были десятки. И когда рождался сын, он выбирал образован­ного, смирённого человека, отборного человека, который был одним из его приближённых, был из его царства, воспитате­лем. Только такого отец мог поставить заниматься со своим сыном.

68 А ведь Отец сегодня поставил нужного Воспитателя зани­маться со Своими сыновьями, со всеми нами — отобранный, не иначе как само сердце и душа Господа Иисуса, чтобы воспи­тать нас в наставлении Божьем.

69 Ведь этот воспитатель должен быть избранным! Он дол­жен быть блестящим человеком, избранником, любимцем отца, который будет учить ребёнка только правильным принципам.

70 И сегодня Святой Дух, когда Он пришёл, все остальные ве­щи кажутся такими второстепенными — когда приходит Свя­той Дух. Люди могут говорить: "Дни чудес прошли". Но пусть человек, рождённый заново от Святого Духа, хоть раз пред­станет пред Ним — ведь Он учит только тому, что реально, Он говорит только от имени Отца.

71 Мне лучше, чтобы моего ребёнка учил человек, не знаю­щий азбуки, но имеющий Святого Духа, чем все профессоры на свете, у которых нет Святого Духа, потому что Он говорит от Отца. Понимаете? И Святой Дух говорит от Отца. И тогда Он будет учить ребёнка "не колебаться от всякого ветра уче­ния", но принимать установленные Отцом принципы и верить в них.

72 Вот почему божественное исцеление для настоящего веру­ющего становится таким простым, потому что он научен Свя­тым Духом верить во всё. Как же мы смогли бы усомниться в Слове Творца?

73 Как появилась эта земля? Откуда Бог взял материал для её создания? Вы когда-нибудь задумывались над этим? Он просто изрёк всё это. И, в конце концов, то самое творение, ко­торое сейчас здесь — это не иначе, как проявленное Слово Бо­жье. Только представьте. Деревья, которые растут — это Слово Божье. Горы, которые простираются до неба, они побуждают нас, если мы хотим увидеть красоту, посмотреть вверх на гору. А чем дальше поднимаешься в гору, тем чище всё становится.

74 Стоял на просторах ледника в северной Британской Ко­лумбии. Если посмотреть сюда на болото, чуть выше вода те­чёт уже чище, она становится всё более голубой и чистой, дере­вья пропадают. Кажется, что вся природа говорит: "Посмотри вверх". А самая вершина того огромного ледника блестит так ярко, что она даже светит, как солнце — смотришь вверх. Если хотите увидеть полноценные и реальные вещи, и чистые вещи, то всегда смотрите вверх. Гора указывает на это. Давид ска­зал: "Я буду взирать на горы, откуда приходит помощь моя, помощь моя — от Господа".

75 Воспитатель всегда указывал ребёнку на отца, что нужно верить отцу. Причём этот воспитатель является учителем.

76 Сегодня утром я посмотрел на мою дорогую спутницу, и я увидел, что мой сыночек поднял шум за столом, за тарелкой с яичницей и прочим, хотя мама так старалась, когда готовила ему завтрак, и она хотела научить его есть ложкой, а он хотел её взять не той рукой.

77 Ну, как по мне, то я сказал: "Да пусть он ест той рукой". Но мать лучше знает. Она знает, что если она позволит ему так дальше продолжать, он станет или обоеруким, или он будет левшой, а это ненормально. Поэтому, как настоящий учитель, она заставила его воспользоваться другой рукой. Хотя ему это не нравилось, но мать знает, что лучше всего.

78 И очень часто наш Воспитатель, Святой Дух... Мы пы­таемся сделать что-то неправильно. Но... Иногда нам бывает больно. Иногда мы можем свалиться на одр болезни, иногда врач может сказать, что не осталось никакой надежды — но через это Святой Дух учит нас работать правой рукой. Он зна­ет, что лучше всего. Он знает, как Отец хочет сделать. Он — Воспитатель. И я подумал...

79 Маленький Иосиф не хотел пользоваться этой рукой, по­этому мать взяла и достала тростинку где-то вот такой длины, и стала постукивать ей по краю. Он глянул на меня. Хотя я люблю его от всего сердца, добровольно умер бы за него, но я осознаю, что мать лучше знает. Я сказал: "Она воспитывает ребёнка".

80 Нам нельзя рассчитывать на сострадание, что нам поло­жено одно только сочувствие — мы должны прислушиваться к методам воспитания нашего Отца. Он знает, что лучше все­го. Иногда мы говорим, когда проповедуется Евангелие: "Ай, я буду просто ходить в свою церковь, они не... Да ну, я просто буду верить в это по-своему". Видите? Но запомните, Святой Дух знает, что лучше всего. Он знает, как воспитать вас. Ино­гда Он постукивает тростинкой, исправляет вас. [Брат Бранхам стучит по кафедре—Ред.] И вы должны помнить, что Бог сделал Его Воспитателем Церкви. И Он любит Отца, и Он всегда бу­дет указывать на Отца.

81 И вот, когда воспитывался ребёнок, это не означало, что ребёнок... Ребёнок, конечно, является ребёнком отца. Но если это непослушный ребёнок, у воспитателя всегда будут с ним проблемы. Он вообще непостоянен, то взлёты, то падения. Ну, тогда об этом нужно было доложить отцу, когда отец спраши­вал: "Как успехи у моего ребёнка?"

82 Тогда ему приходилось отвечать: "У него дела идут не очень хорошо". Ну, тогда, конечно, от этого сердце отца огор­чалось.

83 И то же самое сегодня, когда Святому Духу приходится докладывать о нас пред Богом. Когда мы становимся детьми Божьими, мы должны жить достойно звания, мы должны жить достойно всего, что Бог велел нам делать. Ведь Святой Дух обучает нас, воспитывает. Вас когда-нибудь...

84 Когда я был маленьким, мой папа отличался от некоторых современных отцов нашего времени. Мой папа не был против порки, и он порол как надо. Мы это помним. Мне сейчас сорок семь лет, и я до сих пор это помню. Но мне это пошло на пользу. Так я был воспитан. Если бы я мог подойти сегодня к могиле и воскресить его, то я, прежде всего, пожал бы ему руку и обнял его за то, что он сделал.

85 Если у меня такое чувство к моему земному отцу, то что же будет в тот день, когда мы предстанем в Его Присутствии? Ведь мы видим, что с нами нечто происходит нам же во благо, что Он был вынужден чуть-чуть обрезать нас в чём-то и вос­питывать нас, и отнимать мирские вещи, чтобы мы жили пред Ним как смирённые дети. Вначале это может показаться труд­ным, но Бог знает, что делает. Ещё бы! Он знает, что делает. И Он... Потом, когда Святой Дух начинает докладывать...

86 А если ребёнок непослушный, но уже становится зрелым, приходит в зрелый возраст, тогда... Ребёнок всегда является сыном, конечно, но он чего-то лишается.

87 А я хочу хорошенько втолковать вот какую мысль. (Пусть Святой Дух донесёт это до сердца каждого из вас, верующих.)

Одно только то, что вы — верующий ещё не... Конечно, веч­ную Жизнь вы имеете, Бог так сказал. Но неужели вы хотели бы войти туда, как Иов говорил, еле-еле, "только с кожею около зубов"? Неужели вы просто хотели бы предстать пред Отцом с талантом, который Он дал каждому из вас, к которому вы отнеслись халатно и просто не использовали его, или вы поз­волили чему-то другому мешать у вас на пути? Вы позволяете, чтобы какие-то мелочи, которые всё равно для вас ничего не значат, мелочные ссоры, передряги, споры и церковные раз­ногласия лишали вашу жизнь кротости и смирения? Неужели вы хотели бы предстать такими пред Отцом? Я в это не верю. Я не верю, что вы захотели бы этого. Я тоже нет.

88 Как я хочу, чтобы Он сказал: "Ты молодец!" Не еле-еле, "с одной только кожею около зубов", но: "Хорошо сделал, Мой добрый и верный слуга. Войди в радость Господа, ибо ты хо­рошо поступал в том, что тебе нужно было выполнить".

89 Может быть, вы домохозяйка. Если это так, Бог сделал вас учителем ваших детей. Выполняйте эту работу хорошо. Во что бы то ни стало, делайте это хорошо.

90 Обратите внимание, если же было доказано, что ребёнок был действительно достоин всего того, что было в царстве у отца, и был очень преданным ребёнком, тогда воспитатель со­общал отцу: "О-о, твой сын..."

91 О-о, вот какое сообщение я хочу, чтобы Он принёс о нас с вами: "О-о, Твой сын, все его мысли — о Тебе. Что бы он ни делал, он во всём старается угодить Тебе. Он настолько заинтересован в Твоих делах, что его трудно удержать".

92 Я лучше буду немного переусердствовать ради Царствия Отца, нежели вообще для него не усердствовать. Я лучше буду перетруждаться. И как проповедник из церкви Христа сказал мне когда-то: "Мистер Бранхам, как... как по мне, то лучше сносить, чем сгноить". И в этом много правды. Я лучше бу­ду работать на износ и "умру в упряжке", как говорил брат Невилл, нежели откажусь от  упряжки. Хуже всего — это отказываться, даже не попробовав. Давайте делать всё, что мы можем, используя то, что у нас есть. И Святой Дух, наш Вос­питатель, доложит об этом Отцу.

93 И теперь обратите внимание, если ребёнок становился благородным, тогда об этом докладывали отцу. И в... (О-о, я просто обожаю Слово!) ... в назначенное время, установленное одним лишь отцом, ребёнок был... его слава и честь проявля­лись перед обществом. На этом празднике отец брал своего собственного ребёнка и водил его по общественным местам. Хотя его... это был его же сын, рождённый в его же доме, од­нако сын ставился в семье на позицию наследника всего, что было у отца. Вы понимаете?

94 Так вот, если мы будем хорошо себя вести, в один славный день мы унаследуем всё. Бог в назначенный Им день будет судить всех людей через Христа Иисуса. Придёт время, и Бог раздаст награды верным и отвергнет неверных.

95 Перед самым уходом Господа Иисуса... Бог был в Нём. Голубь вёл Агнца: "Он пришёл делать не Своё, но исполнить волю пославшего Его Отца". Дух побудил Его взять Петра. Иакова и Иоанна на эту очень высокую гору. Я это обожаю!

96 И ещё одна мысль (извините, что я отнимаю столько вре­мени, но я хочу показать этой аудитории в это утро, что это имело и другое значение). Когда они ушли и спустились с этой горы, был задан вопрос: "За кого люди почитают Меня, Сына Человеческого? За кого? Что говорят обо Мне люди? Посколь­ку Я с вами и уже проявился перед вами, что же сейчас люди говорят обо Мне, Сыне Человеческом?"

97 Смотрите. Какая прекрасная картина сегодняшнего дня! Когда вы приняли Христа, когда вы наполнились Духом, тогда что говорят о вас люди? Что говорят люди, когда они видят, что ваши эмоции настолько возбуждены, что вы не можете молчать, слёзы радости стекают у вас по щекам, что вам про­сто так охота поднять руки, когда поются песни Сиона, что вы не можете молчать, когда видите грех и должны говорить с людьми мирно и спокойно? Что говорят об этом люди? Что говорят люди, когда вы лежите при смерти, жалкие, несчаст­ные, в предсмертном состоянии, и вы просите чадо Божье по­молиться вместе с вами о вашем исцелении, и вы исповедуе­те свои недостатки и выкладываете дело пред Отцом, говоря: "Отец, прости мне, и теперь я принимаю Христа как своего Исцелителя", — и вы выздоравливаете?

"За кого люди почитают Меня, Сына Человеческого?"

98 Я смотрю на людей в аудитории и некоторых из вас я знаю — несколько лет назад были в жалком состоянии, умира­ли от рака последней стадии. Некоторые из вас в каком только не были состоянии и форме, слепые, и Бог по Своей благода­ти исцелил вас. И когда вы доблестно свидетельствуете перед людьми: "За кого люди почитают Меня, Сына Человеческого?" Что же они говорят об этом?

99 Однако как картина переменилась с того времени, хотя она и так была такой очернённой! Некоторые говорят, что это фанатизм. Некоторые обозвали Его веельзевулом. Некоторые говорят, что это умственная телепатия. Некоторые говорят, что это возбуждение. Некоторые говорят, что это фанатизм. Некоторые говорят, что это эмоции.

100 Но что говорите об этом вы! Что же вы скажете об этом?"

101 Импульсивный Пётр обычно говорит невпопад, но в этот раз он сказал к месту, он сказал: "Ты — Христос, Сын Бога живого. Что бы ни говорили все остальные, я это точно знаю. Ты — Христос, Сын Бога живого".

102 Послушайте. На этом можно было бы провести много вре­мени, но давайте пойдём дальше.

103 Иисус сказал: "Блажен..." Хотя люди могут проклинать, хотя люди могут насмехаться, люди могут обзывать вас свя­тошей, люди могут вас обзывать всем, что только может быть под солнцем, но Он сказал: "Блажен ты, Симон, твой отец — Иона. (Вот сейчас будет. Вы готовы?) Ибо не плоть и кровь открыли тебе это. Ты не выучил это в какой-то догматичной семинарии, и ты не выучил это из теологических утверждений какого-то человека. Не плоть и кровь открыли тебе это, но Отец Мой, сущий на Небесах, открыл это тебе". Видите, отку­да это приходит? — Через Воспитателя, Святого Духа, открыл это через откровение.

104 И Я говорю тебе, ты Пётр (камешек). Я — великий Ка­мень, Я — Краеугольный Камень, а ты — камешек, положен­ный на Меня. Тебя выбрали строители. Не ты сам себя выбрал, а строители выбрали тебя. Ангелы Божьи однажды ночью ра­ботали в каменоломне и вызвали тебя, и ты покорился Мне, и Я обтесал тебя по-своему. Я сделал тебя таким, каким Я хотел тебя видеть. Я Сам распиливал, ты просто стоял спокойно. И теперь Я положил тебя как небольшой камень и подогнал под другой камень, чтобы соединить с тем камнем, а этот камень соединён со вторым камнем, с третьим камнем. И цемент люб­ви скрепляет вас друг с другом, образуя основание, которым Я и являюсь, чтобы вы были подогнаны под каждый камень, который исповедует Моё Имя и получает это откровение".

105 "И на этой скале,— на откровении Бога, которое побудит стоять спокойно и быть обтёсанным (камень) через открове­ние, — Я построю Церковь Мою, и все врата ада не одолеют её". Это означает, конечно, что все врата ада будут против неё, но они никогда не одолеют.

106 И позволь мне уделить минутку и высказать, мой друг, вот что: вся Церковь живого Бога построена исключительно на ду­ховном откровении Господа Иисуса Христа. Неважно, какие вы образованные, какими вы можете быть умными, как хорошо, на свой взгляд, вы знаете Библию — сатана знает Её намного лучше, чем вы. Но только через откровение Бог Святым Ду­хом, вашим Воспитателем, открыл вам, что Он спасает вас по Своей благодати.

107 Если Он откроет вам в это утро через откровение, что сей­час пришёл конец вашему страданию, пришёл конец вашей бо­лезни [Брат Бранхам стучит по кафедре—Ред.], то все бесы мучения никогда не поколеблют это основание, хотя все врачи говорят, что это неправда: "Ибо на этой скале Я построю Церковь Мою, и врата ада не смогут одолеть её".

108 Хотя он будет против неё, он не сможет одолеть: "Ибо, когда враг приходит, как наводнение, Дух Божий поднимает против него знамя", — каждый раз. Вы видите? Вы понимаете? Так вот, когда Иисус открывался ученикам...

109 Посмотрите на Эдемский сад, когда Каин принёс жертву в поклонении так же, как и Авель: он поклонялся, он вклады­вал в церковь деньги, он приносил жертву — он исполнял все религиозные действия ярче, лучше, толковее, чем Авель. Он построил жертвенник получше, он сделал его красивее, он сде­лал своё поклонение шикарным. Вы видите, как эта черта до сих пор действует среди сынов Адама? Он добавил роскоши: своих плодов с поля и больших лилий. И он... Кроме того, он поклонялся: "Есть путь, который кажется человеку пра­вильным". Но что он делал? — Он поклонялся путём знания, он поклонялся не через откровение.

110 Так может и быть. (Теперь усвойте. Послушайте.) Вы мо­жете поклоняться посредством знания. Вы можете ходить в церковь, имея знание, что вы должны это делать. Но такое хождение в церковь — это тщетное поклонение. А когда у вас глубоко в сердце происходит нечто, отчего вы любите Бога настолько, что вы не можете не ходить в церковь — это откро­вение, Бог открывает.

111 В те времена у них не было Библии. Даже не было бумаги или грифельной доски, не на чем было работать, у них не бы­ло образовательных школ. Поэтому Авель по откровению, ему было открыто Богом, что не из-за красоты и не из-за плодов поля или яблок они были изгнаны из Эдемского сада, а из-за крови. И ему это было открыто, и он пошёл и взял агнца.

По откровению он предвидел Пришествие праведного Агнца. И это ему было открыто, поэтому он взял агнца и по открове­нию принёс его Богу, и был принят. Вся Церковь построена на духовном откровении. Как прекрасно!

112 Теперь будем подходить к концу. Они были на горе. И по­скольку Иисус был послушным Ребёнком (плоть, Агнец), был водим Святым Духом (Богом, действовавшим в Нём)... "Я пришёл творить не Свою волю, а волю Пославшего Меня, а Пославший Меня, Отец, пославший Меня — со Мною. И как Отец послал Меня и пошёл со Мной, так и Я посылаю вас". Он не только послал, но Он и пошёл вместе с Ним.

113 И Бог не будет просто давать человеку образование и по­сылать его разглашать какой-то семинарский опыт. Но если он снаряжён, Бог идёт вместе с ним: "Я буду с вами, даже в вас до конца века".

114 Заметьте, красота, о-о, Слово действительно настолько взаимосвязано! Святой Дух просто цементирует Его в сердце людей откровением и любовью Господа Иисуса. Смотрите внимательно.

115 И вот вследствие послушания, "при устах двух или трёх свидетелей"... На земле стояли лучшие свидетели: любовь... Пётр, Иаков и Иоанн — надежда, вера, любвеобильность. При свидетелях надежды, при свидетелях веры, при свидетеле люб­ви Бог в открытую поставил Своего Сына на позицию на виду у всех трёх величайших проявлений (надежды, веры и любви), известных этому миру.

116 И там... Как отец в былые времена выводил своего сына и надевал на него одежды и проводил церемонию, и после этого имя сына имело такой же вес, как и имя отца, сын наследо­вал всё — так и Бог привёл Христа на гору Преображения при свидетелях надежды, веры и любви и осенил Его облаком. И в Библии сказано: "Его одежды засветились, как солнце, и голос с Небес проговорил: 'Это Сын Мой возлюбленный'."

117 Так вот, Пётр, как обычно, был очень возбуждён. Это был очень ревностный человек. И было бы хорошо, чтобы мы все были ревностными — во многих случаях в своих ревностных делах можно высказать хорошие вещи. Но Пётр был чрезвы­чайно воодушевлён, увидев, что произошло на самом деле. Бог хотел, чтобы он посвидетельствовал об этом чуть позже, когда они спустятся. Но когда он увидел, что стояли...

118 Здесь было трое — надежда, вера и любовь, и там на горе тоже стояли трое. Пётр, Иаков и Иоанн здесь, а Моисей, Илия и Христос стояли там, в подтверждение этих троих здесь. Итак, они взглянули, а там стоял, во-первых, Моисей, а рядом стоял пророк Илия.

119 А некоторые нас ещё спрашивают: "Узнаем ли мы друг друга, когда туда попадём?" Ведь Илии и Моисея не было на тот момент уже много сотен лет. Мы не только узнаем друг друга, мы узнаем и тех, кого мы никогда не видели. Пётр, Иа­ков и Иоанн никогда не видели Моисея, однако узнали их во мгновение ока, когда они стояли под сенью Всемогущего. Что же будет, когда мы предстанем там? Я узнаю Сэнки, когда уви­жу его. Я узнаю его голос, хотя я никогда его не слышал. Я узнаю Веслея, я узнаю Муди, Кальвина, Нокса — мы узнаем их всех, когда попадём туда. У нас будет совсем не такой внешний вид, какой у нас сейчас. Мы будем во временном... точнее, в прославленном состоянии — с Петром, Иаковом и Иоанном так бы-... Так что в том прообразе, если они без единого прома­ха смогли узнать людей, которых они никогда не видели и не видели их фотографии, а их не стало уже сотни лет назад, но в прообразе смогли в одно мгновение узнать их без всякого сомнения, то что же будет, когда мы прославленными предста­нем в Его Присутствии? Узнаем ли мы друг друга? — Конечно, мы всех узнаем. Нас немного осенит безграничность, так как Бог безграничен.

Заметьте. Я должен заканчивать.

120 Когда они взглянули, и Пётр, как очень хороший студент из семинарии сказал бы: "Знаешь, я считаю, что все церкви правы. [Пробел на плёнке—Ред.] Если ты ортодоксальный в своём убеждении, то это не имеет значения. Так что пусть будут и магометане, и буддисты — пусть будут все вместе".

121 Пётр сказал: "Хорошо нам здесь быть, и давайте сейчас построим три кущи. Мы построим здесь семинарию для Моисея. Мы построим семинарию для Илии. И все, кто хочет покло­няться под законом и так далее, пусть поклоняются". И теперь обратите внимание. Они взглянули (Пётр с ними) и смотрели на Моисея. Моисей символизировал закон.

122 Бог дал детям Израильским закон, потому что они захо­тели закон. Бог не хотел, чтобы он у них был. Это выбор чело­века. В Исходе 19 они сказали: "Дай нам что-нибудь сделать, чтобы заслужить своё спасение. Мы будем соблюдать закон, если Ты дашь его нам", — другими словами. Но это никогда не было в Божьих планах.

123 Лучше просто перестать самому планировать и просто воспользоваться Его планом. Я нахожу, что намного легче при­нять Его план.

124 Там стоял Моисей — закон. Пётр сказал: "Ну, некоторые из нас соблюдают закон". Законом не оправдается никакая плоть.

125 Так что следующим... (после Божьего закона, стоявшего там) ... следующим стоял Илия. Именно в такой порядковой последовательности они появились. Следующим стоял Илия, который приходил после Моисея. А Илия символизировал Бо­жье правосудие, пророков. И Илия символизировал Его пра­восудие, потому что Илия свёл огонь с небес и погубил пяти­десятки. И он символизировал Божье правосудие.

Так что Пётр захотел Божьего закона и Божьего правосу­дия.

126 Законом никто не может спастись. И если вы подведёте, нарушите закон, остаётся только одно — это смерть. Таково Бо­жье правосудие. Ира-... Бог требует этого. Его праведный за­кон должен быть пра-... обладать правосудием.

127 Итак, пока Пётр говорил, желая построить свою кущу, и спросил Бога, может ли он это сделать, тогда они оглянулись назад и увидели только Иисуса.

128 Закон потерпел провал. Давайте сейчас оторвём свой взор от самоправедности или того, что сделали мы. Я не выпраши­ваю закона. Не надо меня судить по закону, ведь я беззаконник. Никто не соблюдал закон, люди не могли соблюсти закон.

129 А также и вы не можете себя спасти, и вы не можете самих себя исцелить. И если по своей человеческой воле вы захотите внедрить в план закон, тогда в случае вашего провала закон потребует только одного — правосудия. А правосудие означа­ет быть осуждённым и умереть навечно. Оно требует полного истребления, потому что нарушающий один пункт закона ви­новен во всём законе. Поэтому вы должны умереть. Но Бог, если мы посмотрим на Божий закон и посмотрим на Божье правосудие...

130 Давайте направим свой взор в другую сторону. Посмот­рите вот сюда. Там стоял Иисус, символизировавший Божью любовь. Не закон, не правосудие, но в Нём было совершено исполнение и закона, и правосудия: "Это Сын Мой возлюб­ленный". Нет больше места для самонадеянности. Послушай­те своего Воспитателя. Вот почему Пётр мог сказать: "Ты — Христос, Сын Бога живого". Закон и правосудие сошлись во Христе, а это Божья любовь к человечеству. Божья любовь! "Бог так возлюбил мир!"

131 Милостивый Боже, в это утро, когда я умоляю за этих слушателей, мы не умоляем о законе, мы не просим никакого закона. Мы не хотим быть судимыми по собственным заслугам. Я не хочу Твоего правосудия, Господь. Нет, не хочу, чтобы меня постиг Твой суд, ни за что, Господь. Но я умоляю о Твоей милости.

132 Он сказал: "Его слушайте". Зачем я должен Его слу­шать? — Спасение только у Него. Мария, Иосиф и все осталь­ные святые были великими людьми, но только Его: "Его слушайте". Он — единственный Ходатай, Он — единственный Посредник между Богом и человеком, Христос Иисус.

133 Зачем мне слушать Его? — Закон не мог дать мне мира, а Он может. Правосудие ничего не могло мне дать, одно только осуждение, а Он даёт мне мир и примирение. Закон мог осу­дить меня, потому что, если я заболеваю, закон требует, чтобы на мне исполнились законы природы и правосудие Божье, по­этому я должен заплатить сполна. Но в это утро я отвожу свои стремления и взоры как от закона, так и от правосудия и смотрю на любовь Бога, Который примирил меня с Ним по благодати, а не по закону и правосудию. Именно через прими­рение Он уплатил цену, чтобы соединить человека с Богом и сделать их одним целым.

134 Не так давно там в Швейцарии... (На этом я закончу.) Многие из школьников, наверно, вы до сих пор проходите эту старую историю, которая никогда не должна быть забытой. Хотя сегодня в нашей стране она становится неприметной, но она никогда не будет забыта в Швейцарии, где это и произо­шло. Вы помните, как в школьном учебнике вы читали об Ар­нольде фон Винкельриде, великом герое Швейцарии? Стоит сегодня упомянуть его имя в швейцарских Альпах, как у лю­дей покраснеет лицо, и слёзы потекут у них по щекам. Много лет назад...

135 Швейцарцы — это миролюбивый народ. Это немцы, кото­рые очень много столетий назад ушли в горы, где нет руды и ничего такого. Но они купили... Интеллект они переняли у немцев. Немец считает, что он — высшая раса, это правда, но он пытается изобрести оружие или бомбу, которая покорит его интеллектом весь мир. А швейцарец — миролюбивый человек, он идёт и делает себе... берёт материал и делает своему соседу часы, и мирно живёт.

136 И вот, много лет назад в высоких швейцарских горах, ко­гда они учреждали своё... своё царство или, я бы сказал, своё правительство, они не были военной страной. Это был миро­любивый народ.

137 И однажды, когда захватчики пришли в их земли, они вытаптывали всё, что у тех было. Ничего, ничего не получалось, что бы те ни строили. Те скатывали с гор камни, а этим ни­чего не было. И они прижали швейцарскую армию к полю у подножия горы.

138 А в Швейцарии такая красота, я наблюдал за ними, как они занимаются сельским хозяйством в низинах, а потом идёт скот, а если дальше в гору, там овцы, и так до самой вершины, где они разводят коз.

139 И они ещё поют йодлем, из чего эти американские гол­ливудские так называемые йодлеры сделали посмешище — они даже и в сравнение не идут. Они трубят в рог, если какая-то беда, и все соседи сбегаются на помощь, если есть какая-то нужда. А сейчас мы используем это в джаз-оркестрах, в рок-н-ролле. О-о, это такое... Какое осквернение!

140 Послушайте, друзья. Я повторю высказывание моего менеджера: "Если Бог скоро не пошлёт суд на это прелюбодейное поколение людей, то Ему придётся воскресить Содом и Гоморру и извиниться за их сожжение". Это так. Конечно. Он спра­ведлив, и не остаётся больше ничего, Бог просто должен это сделать. И пока милость распростёрла свои объятья, бегите к ней.

141 И там на горе эта небольшая армия была вооружена тем, что попалось им под руку: щитами, палками и пилами, и что у них там было, и вилами. Их прижала огромная армия чуже­странцев, которая шла, как сплошная кирпичная стена. Они все до единого были натренированы, большие копья, и они маршировали вперёд, сомкнув ряды, прижимая эту неболь­шую швейцарскую армию к горе. Они были в безвыходном по­ложении. Всё, что они перепробовали, потерпело полный про­вал, и ничто не могло их спасти.

142 Через какое-то время среди них раздался крик человека, Арнольда фон Винкельрида. И он выступил и сказал: "Братья, сегодня я умираю за Швейцарию и её свободу". Он сказал: "Мы любим свою родину и то, за что боролись наши отцы, и то, чем наши отцы хотели нас обеспечить. И сегодня наша стабильная экономика под угрозой. И сегодня я добровольно отдаю жизнь за Швейцарию". Он сказал: "Там за горой — мой родной дом и моя милая, любящая жена и мои детки, ожидающие моего воз­вращения. Но, — сказал, — на этой земле я их больше никогда не увижу". Он сказал: "Сегодня я умру за Швейцарию". Он...

Его спросили: "Что ты сделаешь, Арнольд фон Винкельрид?"

143 Он сказал: "Идите за мной. Я расстрою ряды войска, я расстрою их гарнизон, и тогда берите всё, что у вас есть, и сражайтесь изо всех сил. Как воины, сражайтесь тем, что у вас есть, изо всех сил".

144 И он вскинул руки и, медленно подходя, посмотрел, откуда приближалась самая гуща копий. И он вскинул руки и закри­чал: "Дорогу свободе!" И он побежал к той приближающейся кирпичной стене. "Дорогу свободе!"— закричал он и побежал в самую гущу копий, обхватил руками копья и собрал их себе в грудь, и умер. А швейцарцы последовали за ним с тем, что у них было под рукой. Это настолько подняло дух, что у тех расстроились ряды, у них начался полный беспорядок, они не знали, что делать. И швейцарцы напали и одержали победу, и с тех пор в Швейцарии никогда не было войны. В Швейцарии об этом ещё долго будут помнить; пока существует Швейцария. Арнольда фон Винкельрида будут помнить. Но...

145 Это замечательный героический поступок, которому нет равных, но это незначительно, совсем незначительно по срав­нению с тем, как однажды, когда сыны Адама...

146 Ведь закон подвёл, и правосудие пророков подвело, так как закон был слаб и не мог спасти через жертву агнца. Кровь животного и дух животного не могли возвратиться — это был провал. Сатана это прекрасно понимал. И хотя правосудие Бо­жье низводило огонь и сжигало пятидесятки, и пророки обру­шивали на землю суд, люди постоянно шли в погибель. Не оставалось никакой надежды. Бог послал закон, Бог послал пророков, и все они потерпели провал. Для человечества не оставалось никакой надежды.

147 Однажды из среды сфер Славы выступил Сын Божий. Он сказал: "Ныне Я пойду и освобожу сынов Адама". И когда Он там стоял, когда никакой надежды...

148 Дьявол насылал на нас болезни, он взваливал на нас грех, и нам приходилось это принимать — этого требовало правосу­дие закона. А если мы отказываемся принимать закон, а закон нас всех осуждает, то будет приведено в исполнение только правосудие. Выхода не было, мы ничего не могли поделать.

149 Но Он выступил. Ангел сказал: "Что Ты будешь делать?" Он пришёл на землю.

150 И Он сказал: "Теперь вы, каждый из вас, сынов Адама, бе­рите то, что Я даю вам для борьбы, и сражайтесь, как умеете, изо всех сил".

151 И Он нашёл слабое место вовсе не через теологию и не через строительство семинарий или воздвижение церквей, но Он направился туда, где была самая гуща копий — прошёл до­линою смертной тени. И Он собрал руками смерть и болезнь в Свою грудь, а назад послал Святого Духа в день Пятидесят­ницы и отдал Его в наши руки, и потребовал, чтобы каждый сын Адама сражался, как только умеет. Хотя вас будут высме­ивать, хотя вас будут преследовать, хотя вас будут обзывать святошей и по-всякому — сражайтесь изо всех сил, потому что победа гарантирована. И благодарение Богу [Брат Бранхам хло­пает в ладоши—Ред.], враг разгромлен, его гарнизоны разбиты, и великий Вождь нашего спасения ведёт сегодня вперёд посред­ством крещения Святым Духом.

152 О-о, сыны и дочери Адама, зачем вам сидеть здесь и ждать смерти? Давайте поднимемся и сделаем что-нибудь. Давайте возьмём то, что у нас есть, даже если это всего лишь смертные уста, которые ещё могут шевелиться. Давайте воздадим славу Богу! Давайте благодарить Его за наше спасение.

153 Если вы грешник, вы никогда не сможете вызволить себя из каменоломни этой земли, из которой Бог извлёк вас взры­вом Евангелия. Но стойте спокойно и позвольте Богу распили­вать вас, чтобы поместить вас в строение.

154 Если вы больны, запомните, Иисус победил и смерть, и ад, и болезнь, и могилу, и всё, когда Он умер за вас на Голгофе. Давайте возьмём сегодня утром то, что у нас есть, и будем сражаться, как только умеем.

155 Пока мы склоняем головы в молитве, я попрошу сестру подойти и сыграть на пианино какой-нибудь хороший гимн. Пока мы все...

156 Здравомыслящие, благоразумные люди, вы цените сего­дня смерть нашего Господа Иисуса? Ваши церкви не помогут, какими бы хорошими они ни были. Ваши школы потерпят пол­ный провал, какими бы хорошими они ни были. Ваш врач по­терпит полный провал, каким бы хорошим он ни был. Но сей­час давайте обратим свой взгляд, давайте оторвём свой взор от законов церквей и деноминаций и кабинета врача, какими бы хорошими они все ни были, и давайте услышим голос, раз­дающийся из тени, осеняющей нас в это утро: "Это Сын Мой возлюбленный, Его слушайте".

157 Дорогой Небесный Отец, приступая со всем смирением, присущим христианам, мы приходим от имени погибающих и нуждающихся. Возьми сегодня эти слова, о-о, Святой Дух, ведущий Церковь, и воспитай сегодня Своих детей для Бога. Возможно, многие упали на обочине и больше не знают пути Божьего. Они пребывали во мраке и черноте, у них не оста­лось надежды, но дай им снова узреть Голгофу, где Ты обхва­тил раскалённые стрелы вражеской смерти, вражеской болез­ни, вражеской скорби, врага всего человечества, и Ты вонзил всё это в Свою грудь, и расчистил путь. И сквозь ту мрачную тень мы видим сегодня наш Дом во Славе.

158 Как фон Винкельрид сказал: "За этой горой находится дом, они ждут моего прихода, но они меня больше не увидят".

159 Но, Иисус, Ты не сказал: "Они Меня больше не увидят". Ты сказал: "В доме Отца Моего обителей много. Я пойду и при­готовлю её и приду за вами и приму вас к Себе". Мы высоко почитаем доблестную смерть Винкельрида, но он был смерт­ным, он мог только умереть и покинуть остальных. Но Ты пришёл умереть и искупить, и не увести нас от родных, а при­вести нас к родным, не увести из нашего дома, а привести нас Домой, и прорубить в темноте смерти полосу, чтобы мы смогли заглянуть за завесу, где находятся благословения Божьи.

160 И вот сегодня, дорогой Боже, если тут есть кто-нибудь из Твоих детей, которых Ты извлёк взрывом Евангелия из ка­меноломни жизни, желая ваять из них, и обтёсывал их в это утро, и высекал их, отпиливая их привычки и их зломыслие, их сплетни и отступничество, и теперь Ты хочешь снова поме­стить их в строение и подогнать их под него, то, пожалуйста, прямо сейчас проговори к их сердцам.

161 И пока мы склонили головы, есть ли здесь сегодня чадо, которое сбилось с пути или, может быть, ещё не встало на этот путь, но вы чувствуете сегодня желание быть в этом чис­ле, желание быть камнем, подогнанным под строение Божье? Поднимите, пожалуйста, руку ко Христу, скажите: "Христос, отсеки у меня мирское".

162 Благословит Бог тебя там в конце, молодой парень. Бла­гословит Бог вас, леди. Благословит Бог вас, сэр. Благословит Бог тебя, моя сестра. Благословит Бог вас. Кто-нибудь ещё?

163 Теперь, пока вы склонили головы, и мы ожидаем Святого Духа: вы знаете, подводите вы Бога или нет. Отказались ли вы идти, когда ваш великий Победитель сказал: "Иди, следуй за Мною. Возьми свой крест, отвергни себя, иди за Мной. Я рас­строю ряды врага, Я расстрою ряды греха, Я расстрою ряды болезни. А ты следуй за Мной и сражайся изо всех сил, потому что Я пробью в них дыру, и наши семьи будут сохранены для вечной Жизни"?

164 Отчуждены ли вы от Бога? Просто поднимите руки, кто... Благословит тебя Бог, паренёк. Кто-нибудь ещё, кто пока не поднимал рук, поднимет руку, скажет: "Вспомни сегодня ме­ня, брат Бранхам. Я хочу сейчас прийти ко Христу. Я..."? Благословит тебя Бог, сестра.

165 "Я хочу сейчас прийти ко Христу, быть обтёсанным на Его станке. Что-то в это утро коснулось моего сердца. Я внутри потрясён. Я валялся там с мирскими привычками, я был отко­пан...  засыпан земной грязью и мерзостью. Но Евангелие се­годня откопало меня, и я стою пред Богом виновным, и я знаю это. И я хочу, чтобы сегодня Бог взял меня, как камень, и об­тесал меня и дал мне исповедание о Господе Иисусе и Святом Духе, и поместил меня в Своё Царствие. Я хочу, чтобы ме­ня сегодня раскопали. Поскольку меня раскопали, то я хочу, чтобы меня распилили и поместили в Его Царствие". Подни­мите, пожалуйста, руки к Нему, прежде чем мы помолимся за грешников. Хорошо.

166 Поднялось четыре или пять рук. Я помолюсь за вас. Сей­час, может быть, у нас нет возможности сделать призыв к ал­тарю, может быть, если вы только подождёте несколько минут. Я буду... После молитвы за больных я хочу, чтобы вы тоже вышли сюда вперёд. Но я помолюсь за вас сейчас, чтобы Бог в данный момент просто даровал вам нечто особенное.

167 Наш Небесный Отец, в святом Слове Твоём написано, со­гласно написанному писцом Твоим, святым Матфеем, в 5-й главе, в 24-м стихе: "Слышащий Слова Мои и верующий в По­славшего Меня имеет вечную Жизнь, на суд не придёт, но пе­решёл из смерти в Жизнь".

168 Услышь смирённую и немощную мольбу слуги Твоего о каждом из поднявших руки. Ты сказал: "Никто не может прий­ти, если Отец Мой не привлечёт его". И Ты сегодня влёк, и они услышали, и они подняли руки. "Вера — от слышания, от слы­шания Слова". И ныне я благодарю Тебя за них. И я молю, чтобы Ты освятил каждого верующего и наполнил Святым Духом тех, у кого алчущее сердце, которое опустошилось се­годня утром от мирского и желает быть распиленным, как ка­мень, подгоняемый под строение Мастера. Мы просим об этом во Имя Христа. Аминь.

169 Разве вы не чувствуете себя как-то иначе? Разве Святой Дух не берёт Божье Слово, как проволочную щётку, и не вы­чищает от мирских вещей? Тогда чувствуешь, что стал как новенький. Давайте сейчас ещё раз споём этот славный ста­рый гимн во славу Божью: "Из ран Христа Источник бьёт - для всех людей открыт". Давайте все вместе. Хорошо.

Из ран Христа Источник бьёт —

Для всех людей открыт.

И кто в святой поток войдёт —

Грехи все убелит.

Грехи все убелит.

Грехи все убелит.

И кто в святой поток войдёт —

Грехи все убелит.

170 Я хочу сейчас задать вам вопрос: кто из вас чувствует, что все ваши грехи находятся под Кровью? Просто поднимите руку: "Я сейчас верю, что Бог прощает меня, и я — Его чадо". О-о, вот это да!

Разбойник тот — он поток нашёл

И был в свой день спасён.

Он умирал. Он возрадовался, найдя в свой день этот по­ток.

Я, как и он, с виной пришёл.

И грех мой убелён.

171 Пока мы поём этот куплет, а затем захватим припев, я хочу, чтобы вы пожали руки тому, кто сидит рядом с вами. Скажите: "Благословит тебя Бог, христианин, брат, сестра", — кто бы это ни был. Теперь давайте споём Господу. Сначала давайте... давайте поднимем руки, если можно, и споём: "Разбойник тот..." А потом, во время припева, пожмём руки.

Разбойник тот поток нашёл...

Отец, сейчас мы поклоняемся Тебе.

... в свой день спасён.

Я, как и он, с виной пришёл.

И грех мой убелён.

И грех мой убелён.

И грех мой убелён.

Теперь возьмитесь за руки.

Я, как...

И грех мой убелён.

172 Как мы сегодня счастливы! Ведь мы верующие христиане, сограждане Царствия, ведь Бог смыл все наши грехи и сделал нас новыми творениями во Христе Иисусе. Ну что, Господь порадовал вас? [Собрание говорит: "Аминь".—Ред.] Чудесно!

173 Итак, не забывайте, друзья, служения ещё будут прохо­дить здесь и в этот вечер. Благословит вас Бог.

174 Сегодня утром у меня ушло чуть больше времени, чем я планировал. Сразу же после служения у меня назначена встре­ча, и я должен встретиться с некоторыми из вас, дорогие дру­зья. Интересно, может быть, мы могли бы отложить это до вечера, когда я приеду на служение сегодня вечером? А то я просто... Я думал, что закончу к одиннадцати, а теперь полу­чается... За кого из вас нужно помолиться? Поднимите руки, где бы вы ни были. Нам нужно помолиться за многих в зале.

175 И я рассказывал вам, как тот лютеранин написал мне там такое письмо и осуждал меня, написал: "Один человек про­поведовал людям, — то есть я, — и сказал, что дьявол не мо­жет исцелять", — и так далее. И я постарался ответить ему как можно мягче.

176 Он написал ответное письмо, говорит: "Я хотел бы встре­титься с тобой на съезде предпринимателей".

177 И я... и я спросил брата Моора, может ли он предоставить ему такую возможность — он ответил: "Да".

178 И меня отвезли в лютеранскую семинарию и устроили там обед, там были все студенты и учителя. А этот был деканом, он сел рядом со мной. И мы вместе пообедали. А это были немцы. И они устроили большой обед, и все леди обслужива­ли нас, и так далее. Когда закончился обед, этот лютеранский декан из лютеранского колледжа встал и сказал: "Брат Бранхам, я привёз тебя сюда с одной целью". Он сказал: "А именно, мы хотим обрести Бога в крещении Святым Духом". Я глянул на него, глянул на брата Моора, а брат Моор глянул на меня. Он сказал: "Я критиковал тебя, и я сожалею". Говорит: "Брат Бранхам, ты прав, и я прошу тебя простить меня. И теперь мы хотим крещения Святым Духом". Говорит: "Мы достаточно на­смотрелись, как опрокидывают стулья и всё вокруг разносят, но, — говорит, — мы хотим настоящего Святого Духа".

179 Я сказал: "Вы верите?" Он сказал... Я сказал: "А как же лютеранская семинария? Как же лютеранская деноминация?"

180 Говорит: "Лютеранская деноминация нас не волнует. Мы хотим Христа".

181 А Боб Шулер и другие... (редактор христианского "Вест­ника") ... и другие недавно получили Святого Духа — близкий друг Билли, и все те... те братья жаждут Святого Духа. И тогда я сказал...

Он спросил: "Это и для лютеран тоже?"

Я ответил: "Это для всякого желающего: 'Пусть прихо­дит'."

Он сказал: "Как мы можем Его получить?" Я спросил: "Вы действительно искренни?"

182 Он ответил: "Да, брат Бранхам, от глубины сердца". Я сказал: "А как насчёт ваших студентов?"

183 Все подняли руки, и слёзы катились у них по щекам: "Мы хотим Иисуса".

184 Я сказал: "Отодвиньте от себя тарелки, возьмите скамей­ки и пододвиньте их к стене. Все они отодвинули их во все стороны. Я сказал: "Теперь встаньте на колени лицом к стене и начните просить у Бога Святого Духа". И я попросил брата Моора встать и помолиться. Я ходил и возлагал на каждого руки, и все семьдесят два студента и декан получили креще­ние Святым Духом. И они встряхивают ту округу чудесами и деяниями Божьими. Они проводят исцелительные служения и всё такое — лютеранская семинария.

185 О-о, я мог бы петь, сколько душе угодно! Почему? Когда вы алчете и жаждете...

186 Эта бедная женщина, которая лежит здесь, умирая от ра­ка, конечно, она алчет и жаждет в это утро того, чтобы Бог исцелил её. И многие из вас сидят там с болезнью сердца. Ко­нечно. Вы скоро умрёте, если Бог не исцелит вас. У многих есть другие заболевания, а это очень плохо. Но, друзья, не смотрите на правосудие, с правосудием вы не сможете распла­титься. Не смотрите на закон, потому что закон невозможно исполнить. Но смотрите только на Иисуса, потому что именно Он искупил вас. И через веру во Имя Его вы можете в это утро стать здоровыми.

187 И если Бог послал семьдесят лютеранских... лютеран­ских служителей проповедовать Евангелие с крещением Святого... через возложение рук... Иисус сказал, когда Он дал нам воинствование... Как фон Винкельрид сказал: "Сра­жайтесь тем, что у вас под рукой". А Он сказал вот что: "Верующих будут сопровождать эти знамения: Именем Моим будут изгонять злых духов или демонов, будут говорить но­выми языками. И если змея укусит их, это не повредит им. Они возложат руки на больных, и те будут здоровы".

188 И посмотрите на этот огромный разрез — сейчас уже по всему миру продвигается Евангелие, и сыны Адама, которые приняли благодать Господа нашего Иисуса Христа, в боях про­бивают себе дорогу и прорывают сейчас линию врага, и мы принимаем как только можем.

189 А вы, здоровые люди, которые в это утро признательны за хорошее здоровье, вспомните их, когда будем за них молиться.

190 И я попрошу, чтобы больные выстроились с этой стороны, здесь справа от меня. И попрошу старших подойти и помочь им. И я прошу служителей Евангелия встать здесь рядом и молиться.

191 Не уходите, если только у вас есть такая возможность. Мы хотим сделать ещё один призыв к алтарю через минутку, как только сможем. На этом исцелительном служении служения ещё не закончатся.

192 Теперь постройтесь с этой стороны. И мы попросим бра­та Невилла, нашего дорогого, возлюбленного брата, чтобы он сделал так, как мы обычно делаем. Если они могут...

Благословит тебя Бог, сестра. Что-что? [Пробел на плёнке—Ред.]

Верь, только верь, верь, только верь.

Богу возможно всё, верь, только верь. Верь, только...

Смотрите куда? — На Иисуса.  Врачи не помогли, всё остальное не помогло, но: "Это Сын Мой возлюбленный, Его слушайте". Что Он сказал? — Он сказал: "Его слушайте". Что Он сказал? Что Он сказал?

Верь, только верь. (Ведь всё возможно.)

О, малое стадо, не бойся, иди.

Его... Вся сила и власть небес и земли

Христу вручена для верных Своих.

С креста на престол Он взошёл, Он один.

194 Вся власть над болезнью, над всем, была дана Ему.

Верь... (Его слушайте. Только верь.) ... только верь. Богу...

195 Когда закон не помогает, когда врач не помогает, когда ничто не помогает, что Он сказал? — Только верь. [Пробел на плёнке—Ред.]

196 Наверное, сотня. Некоторые подъезжают на инвалидных колясках. Один здесь на носилках уже на грани смерти.

197 Ваши возлюбленные врачи, как люди, разрезают тело, анатомию, смотрят и обследуют всё, что только могут, соглас­но своему знанию — они стараются спасти жизнь, но очень часто они терпят провал.

198 Мы так рады, что из того яркого облака Славы, которое нависало над Ним, было сказано: "Но это Сын Мой возлюблен­ный". Когда закон потерпел провал, и исполнение правосудия потерпело провал, тогда Бог сказал: "Его слушайте". И что Он сказал? — "Всё возможно, если ты только можешь верить".

Помоги Ты неверию нашему.

199 И как служители Евангелия мы сейчас идём помазывать больных и возлагать на них руки, в то время как посвященные люди из этой скинии объединятся в молитве. Боже, благослови наши старания и исцели больных, мы просим во Имя Иисуса.

200 Теперь склоним головы в молитве, и когда собравшиеся тихо поют "Верь, только верь", брат Невилл будет помазывать, а я буду возлагать руки на больных.

201 Дорогой Небесный Отец, сразу сойдя с платформы, где мы стоим между жизнью и смертью, между грешником и су­дом, указывая им на путь спасения, я выхожу сейчас оттуда и возлагаю руки на эту больную женщину. И когда родные стоят и смотрят на неё, ничто не может сейчас помочь, кроме Тебя. Я возлагаю на неё руки, как Ты и повелел...

НАВЕРХ