ГЛАВНАЯ ЖИЗНЬ ПРОПОВЕДИ АУДИО ПРОРОЧЕСТВА БОГ БИБЛИЯ КНИГИ ВИДЕО ОЧЕВИДЦЫ ФОТО КОНТАКТЫ



Розелла Гриффит Мартин

Я родилась 22 сентября 1924 года в центральной части штата Иллинойс. Я была единственным ребенком, и хотя они не утверждали, что в то время были христианами, мои родители верили в следование инструкциям Притч, 22:

Наставь юношу при начале пути его: он не уклонится от него, когда и состарится.
Поэтому меня отправили в Свободную методистскую церковь, и когда мне было шесть лет, я отдала свое сердце Христу.

Все свои юные годы я продолжала вести активную жизнь в своей церкви и даже пела в хоре. Все мои друзья были добропорядочными молодыми людьми, и мы все свое время проводили в хороших, чистых забавах. Однако я осознавала, что чего-то не хватало в моей жизни, пустоту, которую я не могла постичь. Насколько я могу припомнить, я всегда искала радости или чего-то, что сделало бы меня счастливой. В воскресной школе я читала истории об Иисусе, однако у меня всегда оставались сомнения: «Где же Иисус?» Я знала Писания, но я не знала Его.

После окончания средней школы мы переехали в Джолит, и я стала работать в офисе. В свободные вечера я стала встречаться с некоторыми девушками с работы, и мы отправлялись в расположенный неподалеку Чикаго, чтобы перекусить и потанцевать. Мы считали, что мы очень весело проводили время, и в скором времени мы стали заказывать перед едой алкогольные напитки.

Это, казалось, никогда не доставляло проблем другим девушкам, по крайней мере, казалось, что они всегда могли прекратить пить, когда захотят. Однако этого не происходило со мной. Я вскоре обнаружила, что если я оказывалась у стола первой, то я могла начать раньше других, употребляя некоторое количество спиртного, прежде чем они там оказывались. Таким образом, я всегда опережала их в количестве употребляемого алкоголя, однако они никогда об этом не знали. В Писаниях нам говорится, что «вино – глумливо, сикера – буйна; и всякий, увлекающийся ими, неразумен» (Притчи, 20:1). О-о, как истинно!

Я не знаю, почему алкоголь для меня стал такой навязчивой идеей. никогда моя мать и мой отец не пили. Папа обычно говорил: «Я не выпил бы и с президентом!» Я знала, что он был прав, а я была неправа, но я надела на себя розовые очки и начала путь к своему собственному аду.
Я никогда не жила безнравственно, даже когда я перебарщивала с выпивкой, однако я действительно признала, что что-то овладело моей жизнью. Я негодовала на факт, что я была вынуждена что-то делать вне своей собственной воли, и хотя я не понимала, чем все это являлось, я действительно знала, что это было настоящим... И это было ужасно.

В 1949 году, в возрасте 25 лет я знала, что я была хронической алкоголичкой. Я не хотела признаваться в этом даже себе самой, однако моя жизнь свелась к бесконечным часам отчаяния и к постоянной жестокой жажде, от которой я была неспособна освободиться.
Я начала терять в весе, потому что у меня почти не было аппетита. Доктор дал мне дозы витаминов, чтобы поддержать меня в эти дни, но даже при этом я находилась в больницах так часто, что, я уверена, они все больше и больше уставали, видя меня. В своем сердце я желала быть свободной, и я испробовала все, чтобы отвлечь мои мысли от пьянства, однако это не убирало тягу прочь… жестокую тягу.

Моя мать стала христианкой и посещала назарянскую церковь. Она и мой отец пытались помочь мне всеми путями, которые они знали. Они жертвовали ради меня финансами, чтобы направить в специализированный госпиталь для алкоголиков, однако пять докторов полносью от меня отказались, говоря, что в течение шести месяцев, как они полагали, я окажусь в психиатрической больнице. Один служитель пришел ко мне домой и попытался урезонить меня по Писанию, но в чем я нуждалась – это в ком-то, кто мог поступить как ученики: взять и приказать бесу алкоголя покинуть меня во Имя Иисуса Христа.

Однако моя мать не бросила меня. Каждый день она проводила обеденное на работе время в близлежащей церкви, постясь и молясь, прося Бога сделать меня здоровой. Мой папа, в конце концов, сказал ей сдаться, потому что я никогда не изменюсь. «Возможно, что она не может измениться, – сказала она, – однако я знаю Бога, Который способен ее изменить».
Мать купила мне меховое пальто, чтобы держать меня в тепле, думая, что если я упаду пьяной где-нибудь на улице, по крайней мере, я не замерзну до смерти в холодные чикагские зимы. Я припоминаю, что я разрезала карманы пальто и клала бутылки с алкоголем под подкладку, чтобы скрыть их от нее и моего отца.

Я работала до тех пор, пока не ослабела настолько, что больше не могла работать, и я потеряла свою работу. Однажды я выскочила перед автомобилем, мчавшимся со скоростью примерно 80 миль в час, надеясь покончить со всем этим, и в своем разуме я до сих пор могу слышать визжание шин, когда автомобиль меня объезжал. Соседи насмехались надо мной, потому что тряска и тремор, сопровождающие алкоголизм, не поддаются контролю и выглядят смешно. Я тряслась так сильно, что я была неспособна поднести стакан ко рту, чтобы выпить, и я должна была лакать из стакана как собачка.

Я решила проверить на опыте, смогут ли мне помочь «Анонимные алкоголики», и по их программе я смогла оставаться трезвой девять месяцев. Однако каждое утро в течение тех девяти долгих месяцев я становилась на колени у подножия своей кровати и молилась: «Боже, пожалуйста, сохрани меня сегодня трезвой».

Он действительно сохранял меня трезвой, однако я не была счастлива, и я, несомненно, не была свободной. Тяга все еще оставалась. Я не против «Анонимных алкоголиков», потому что они – хорошая группа людей, пытающихся помочь себе и другим, однако, единственное, что они действительно допускают – то, что у них будет тяга всю оставшуюся жизнь. Это битва для них, и они всегда должны быть начеку, чтобы противостоять тяге. Они останутся алкоголиками даже при том, что они не пьют, потому что тяга всегда находится там. Только Христос может исцелить алкоголика.

Я так рада оттого, что моя мать поддерживала меня и цеплялась за слово Божье даже при том, что я опозорила ее. Она не понимала, почему я так делала, но тем не менее, она поддерживала меня. Когда я была в самом худшем состоянии, моя мать видела меня в видении, и в ее видении я была спасена, и у меня в руках была Библия. Она цеплялась за это и верила.
В июле 1952 года я ехала домой в городском автобусе, когда водитель автобуса, друг моей матери, сказал мне: «Розелла, в Хаммонде, Индиана идут собрания, где человек по имени Уильям Бранхам молится за больных. Хромые ходят, слепые видят, и исцеляются даже раковые опухоли».

Даже при том, что я никогда не слышала о таких вещах, я уцепилась за его слова, потому что я думала: «Если могли быть исцеленными те люди, то, конечно, и я также могу быть исцелена». Это был луч света в самый темный час моей жизни.
Это та часть, которую я люблю рассказывать. Точно также как Павлу, который продолжал говорить о своем переживании на дороге в Дамаск, мне нравится говорить о том, что для меня сделал Иисус.
Спустя три дня после того как я впервые услышала об Уильяме Бранхаме, моя мать, ее подруга и я поехали в муниципальный центр Хаммонда, Индиана (граница штата находится всего лишь в 40 милях от Джолит), чтобы посетить дневное служение. Дата была 11 июля 1952 года.

Собрание было в самом разгаре, когда я входила в дверь, и люди пели и восхваляли Бога. Я подумала: «Они, конечно, – шумная компания», однако я решила, что если это было то, что требуется, тогда я соглашусь с ними. Во время проповеди я исподтишка смотрела на людей вокруг себя, чтобы видеть, как они себя вели, и я вынуждена была признать, что они были самой счастливой группой людей, которых я когда-либо видела. По моему мнению, их лица, казалось, пылали.
Во время служения много раз подчеркивалось: «Иисус Христос вчера, сегодня и вовеки тот же». Я не знала ни одного места из Писания об исцелении, однако я думала, что если Бог соделал вселенную и все ее чудеса, и Он соделал меня, тогда для Него было пустяком исцелить мое тело. Я склонила свою голову и попросила у Бога, если Ему угодно исцеление, чтобы Он соблаговолил найти для меня путь. Я не знала того, что в Библии говорится: «Ранами Его мы исцелились».
После того как собрание было объявлено закрытым, Билли Пол Бранхам, сын брата Уильяма Бранхама, пришел с молитвенными карточками для молитвенной очереди на тот вечер. Он спросил, не хотела ли бы я одну, и я ответила: «Да». Затем он спросил, что было не в порядке, и я сказала: «Я алкоголичка».
Он записал это в карточку и протянул ее мне. Номер карточки был J-27. В мой разум принеслась мысль: «Ты же не хочешь стоять перед всем этим собранием и делать так, чтобы они знали, что с тобой не в порядке? Ты будешь поставлена в неудобное положение и высмеяна публично». Я быстренько это отвергла, потому что я была готова стать свободной, и я верила, что Бог мог исцелить меня.

В тот вечер брат Бранхам проповедовал проповедь, озаглавленную «Придите посмотрите на Человека», и никогда прежде в своей жизни я не слышала, чтобы кто-то сам так рассказывал об Иисусе. Когда он проповедовал, я знала, что если бы я могла встать перед этим человеком, то я была бы исцелена.
После проповеди брат Бранхам начал вызывать молитвенные карточки. Он начал с J-25, что означало, что я была третьей в очереди. Когда я пришла к нему, он сразу же сказал, что он видел меня в темноте. Он спросил: «Вы верите, что я Божий пророк?» Я ответила: «Да, сэр». Тогда он спросил у меня: «Если Бог откроет мне, в чем с вами дело, и если Иисус исцелит вас, будете ли вы служить Иисусу всю оставшуюся жизнь?»
Я снова сказала: «Да, сэр».
Он взглянул на меня на мгновение, затем сказал: «Вы алкоголичка».
Я призналась, что это было правдой, и брат Бранхам попросил аудиторию склонить свои головы. Он возложил руки на мою голову и изгнал беса алкоголя из моей жизни во Имя Господа Иисуса Христа.
Для всех медицинских докторов я была проблемой. Для всех служителей нашей церкви я была проблемой. Но только одна минута перед человеком Божьим, который знал, на чем стоял, и я была мгновенно исцелена, и я это знала. Я впервые за всю свою жизнь была свободна, моя зависимость закончилась. «Если Сын освободит вас, то истинно свободны будете». (Иоанна, 8:36.) Хвала Его Святому Имени!
У меня была встреча со всем тем, что было со мной, когда я оставила ту платформу. О-о, как я была счастлива, потому что у меня было нечто, чего я жаждала всю свою жизнь во Христе.

Ко мне подошла леди, и я могла сказать, что она плакала. Она начала мне говорить, какую жалость она испытывала ко мне, но я быстренько ей сказала, что ей больше нет необходимости чувствовать жалость, потому что Иисус только что исцелил мое тело, и я была в прекрасном состоянии. Затем она спросила у меня, не могу ли я позвонить ее дочери и поговорить с ней по телефону. Я спросила у нее, в чем была проблема, и она, в конце концов, мне призналась, что ее дочь была наркоманкой и в то время работала танцовщицей в ночном клубе. Мать была в отчаянии, и она дала мне имя своей дочери и телефонный номер и попросила, чтобы я позвала ее на следующий день.

По дороге с собрания домой я рассказала своей матери о телефонном номере, который мне был дан, и просьбе, о которой попросила женщина. Мать взволновалась по поводу того, что я сделаю тот звонок, испугалась, что я снова могу впутаться в ситуацию, с которой бы у меня не хватало сил справиться. Я решила подождать до утра, чтобы принять решение по этому вопросу.

В ту ночь, лежа в своей кровати, я пришла к Богу, попросила Его простить мне всякий грех, который я когда-либо совершила против него, потому что я сожалела об этом. Я знала, что я была исцелена, но я также желала быть спасенной, и Господь в ту ночь чудесно открыл мне Свою спасающую благодать.

На следующее утро я была в состоянии нормально съесть свой завтрак, и я впервые за долгое время испытывала желание поесть. Весь мир для меня выглядел по-другому, даже трава казалась более зеленой. Я сказала матери, что я чувствовала сильное желание позвонить Хэлен Проктор, девушке, номер которой мне дали. Я пошла в телефону и 45 минут поговорила с этой девушкой, и пригласила ее посетить служения в Хаммонде. Она находила всяческие отговорки, чтобы не идти на собрания, и она спросила меня: «Откуда ты знаешь, что ты была исцелена?»
Это было то, чего я не могла объяснить, однако я сказала: «Хэлен, мы пробовали все остальное, так давай опробуем Господа Иисуса».

В тот вечер я пошла на собрание и впервые встретилась с Хэлен. Она получила молитвенную карточку, и точно так же, как это случилось со мной в предыдущий вечер, ее номер был назван. Она спросила меня, не пойду ли я с ней в очередь, потому что ей было страшно, и она спросила меня, что она должна сделать. Я сказала ей: «Забудь все остальное и просто верь Иисусу».

Представьте себе, я только что в предыдущий вечер была спасена и исцелена, а я уже вела себя так, как будто я об этом все знала!

Она была последней в очереди, и брат Бранхам помолился за нее. Иисус ее также исцелил, и какими счастливыми мы обе были, слезы стекали по нашим щекам, зная, что это была сила Божья, освободившая нас. Как замечательно служить Христу! Господь чудный!
Хэлен позже вышла замуж за евангелиста, и они с мужем путешествовали по всей стране, свидетельствуя и приводя души к Иисусу Христу.
Нет ничего слишком трудного для Бога. У меня есть печать новой жизни во Христе.

Итак, кто во Христе, тот новая тварь; древнее прошло, теперь все новое. (2 Коринфянам, 5:17)

Позвольте мне вам сказать одну вещь, я никогда не испытывала потребности в алкоголе с того вечера, 11 июля 1952 года. Вскоре после того как я была спасена и исцелена, я была в Скинии Бранхама в Джефферсонвилле, Индиана, во время служения причастия. Я приняла решение, что я возьму хлеб и пропущу вино. Но когда я приблизилась к алтарю, где брат Бранхам и брат Невилл служили причастие, я взглянула на брата Бранхама, и он сказал: «Все будет в порядке, сестра Розелла». Поэтому я приняла хлеб и вино и с тех пор принимала вино каждое причастие. Это доказывает, что я была исцелена, потому что я способна выпить вино и не жаждать.

Иисус сказал: «Но вы примете силу, когда сойдет на вас Дух Святый, и будете Мне свидетелями… до края земли». Я не смогла бы дать такое свидетельство, если бы я была в себе старой. Но я не в себе, я во Христе Иисусе, и я люблю свидетельствовать о благодати Божьей, которая была продемонстрирована мне во время моих темных дней уныния и отчаяния во власти алкоголизма. 40 последующих лет я свидетельствовала в тюремных служениях, миссиях в «городском дне», церквях, больницах, своим соседям и людям, которых я встречаю на улицах, о том, что Иисус сделал для меня. Часто я думаю о муниципальном центре Хаммонда, где началась моя жизнь во Христе, и в моем сердце воздвигнут памятник, что там я перешла от смерти в жизнь. Я никогда не забуду то место, и я никогда не забуду брата Бранхама за то, что он принес мне Иисуса.


Распечатать в .doc

вернуться назад